В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Майдан, рік по тому

Прочитать вступление на русском языке

Через рік після виборів президента України, після протистояння на Майдані й „помаранчевої революції”, після ейфорії від зміни влади і розчарування від влади нової, можна поглянути на те, що відбулося, з вершин нового досвіду та знань.

Події, які сьогодні увесь світ називає „помаранчевою революцією”, відбувалися без барикад та застосування зброї. Захід у захваті аплодував Майдану, адже досі вважалося, що мирні акції протесту та непокори – найбільш ефективний тип революції, оскільки, на відміну від збройних конфліктів, не приховують справжні причини та мету революційних перетворень. Однак прихований від очей громадськості підтекст подій, що відбулися, суперечливі і навіть протилежні інтереси лідерів революції, які об`єдналися проти режиму Кучми, далися взнаки навіть раніше, ніж сподівалися найбільш песимістично налаштовані експерти.

Як добре все починалося! Лозунги свободи зробили чудо: у Києві знизилася злочинність, зменшилася кількість п`яних. Люди приводили у свої домівки десятки незнайомих людей – погрітися та випити чаю. Такої масової рішучості та ентузіазму в Україні годі було побачити навіть за часів народження незалежності.

Протистояння на виборах 2004 року носило принциповий характер – країна дійсно вибирала свій шлях у майбутнє, але не всі бачили його однаково. Різниця у сприйнятті подій, що відбувалися, у влади і народу почала виявлятися одразу після інавгурації нового президента.

Лідери й ініціатори „помаранчевої революції” виявилися більш слабкими, ніж той вир народної ініціативи, який ніс країну до свободи. Дехто з тих, хто виступав перед учасниками акцій непокори на Майдані, з часом розкрилися з несподіваних і не завжди привабливих сторін. Але звинувачення у корупції й відкрите протистояння між найпомітнішими постатями у „команді Віктора Ющенка” – лише верхівка айсберга тих протиріч, які приховувалися за яскравими прапорами та лозунгами Майдану. Всього через рік після помаранчевої революції запитань до її лідерів накопичилось у суспільстві набагато більше, ніж було одержано відповідей.

Чому ж ініціативи і лозунги Майдану виявилися несумісними з прагненнями лідерів „помаранчевої революції”? Коли на початку 1980-х років свої акції непокори проводила польська „Солідарність”, такої організованості й порядку у неї не було й поготів. Тим більш прикро, що ідеали Майдану поступово перетворюються уже новою владою у абстрактні символи. Виявилося, що величезний зловісний механізм корупційно-олігархічного правління нашою країною надзвичайно слабкий. Він не витримав випробування на міцність під час помаранчевої революції. Але його вади, ніби тяжка генетична хвороба передалася новій владі. Якби те, що відбувалося в 2004, сталося в Україні в 1991 році, – ми були б сьогодні далеко попереду. Але і тоді отриманий імпульс незалежності не зміг активізувати практичну діяльність мас, і сьогодні не все гаразд з реалізацією прагнень громадян до свободи.

Чому ж одне з головних досягнень Майдану, яким численні політологи вважають народження громадянського суспільства, не було збережене і підсилене новою владою? Іноді навіть складається враження, що команда, яку Майдан привів до влади, злякалася власного народу і свідомо почала „гасити” хвилю “помаранчевої” демократії.

Після виборів 2004 року пов`язані з ними революційні настрої в Україні змінилися етапом консервативного перерозподілу влади. Представники радянської номенклатури одержали останній шанс перевтілитися в модернову правлячу еліту, подібну до тих, які правлять ринковим суспільством на Заході. Але чи скористаються вони цим історичним шансом, що вже втягнув Україну в болісний процес, який переживає все наше суспільство напередодні нових, тепер вже парламентських виборів? Питання залишається відкритим.

Свернуть

Через рік після виборів президента України, після протистояння на Майдані й „помаранчевої революції”, після ейфорії від зміни влади і розчарування від влади нової, можна поглянути на те, що відбулося, з вершин нового досвіду та знань.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Пятнадцать лет олигархической демократии опустошили страну

Пятнадцать лет олигархической демократии опустошили страну : Пятнадцать лет олигархической демократии опустошили страну

Владимир Богданов, социолог

Владимир Дмитриевич, простите за нескромный вопрос - а где вы были год назад, в разгар «помаранча»? Под оранжевым флагом ходили или больше под бело-голубым?

Я простоял на Майдане 17 дней, и убежден, что события тех дней невозможно было понять, прочувствовать, не побывав на Майдане. Причем я был на Майдане не как простой наблюдатель – у меня был к нему особый интерес. Такие события – это как вспышка сверхновой звезды, редкостное, величественное зрелище, но если просто наблюдать его с самого начала, не делая замеров, расчетов и выводов, не обращая внимания на детали, то к пониманию не приблизишься. Тем более что сегодня, спустя всего лишь год, политический пейзаж страны настолько изменился, что Оранжевая революция кажется далеким ностальгическим сном, а всем ее идеалам придан прямо противоположный характер.

Сама революция уже претерпела три этапа метаморфоз: первый этап, с первого октября по первое декабря прошлого года носил революционный характер , темп событий нарастал, и все чаще требования народа приобретали жесткий политический оттенок; второй этап, с первого декабря по первое мая текущего года имел бюрократический характер. Проходило назначение министров, губернаторов. При чем р аздача ответственных постов проводилась по принципу кумовства, клиентелизма и личного патронажа. Как следствие второго, бюрократического этапа, лето и первая декада осени прошли под знаком реакции или отката назад, река революции повернула вспять, поводырь нации - не состоялся.

В западной политологии такой порядок круговой и семейной поруки носит название непотизма и является государственным преступлением. Это начало кадровой коррупции, ранее демонстрировал кучмизм.

С первого мая «помаранчевая» революция повернула назад к кучмовским берегам. Получилось так, что декларации о демократии оказались пустыми, идеи революции преданы и проданы, а слова о свободе бросили народу как кость, чтобы он ею подавился. Машина демагогии при новом президенте работает на полных оборотах и, наконец, пришла пора понять, кто он, новый президент, без маски и мантии.

На Ющенко свет клином не сошелся – Майдан стоял не за него, а против искажения результатов выборов. С ним была и его команда. Не переоцениваем ли мы его роль?

Всякая революция неоднородна - в ней всегда наблюдаются различные тенденции, переплетаются интересы и мотивы. Она указывает на колоссальные проблемы в экономике, политика их просто усиливает и приводит в движение массы. «Помаранчевая» революция именно в этом аспекте не была оригинальной: в ней было три тенденции - демократическое лево-революционное, наиболее решительное и бескомпромиссное, в нем сосредоточились люди идейные, культурная и интеллектуальная элита. Эти люди имели высокий индивидуальный статус, т.е. это были не люди толпы. Без них не было ни Оранжевой революции, не было бы такого морального подъема в массах. Именно эти люди полнее всего отражают мнение народа, и, в целом, национальные интересы страны. Естественно, что это крыло революции возглавляла Юлия Тимошенко. Конечно, некоторые интеллектуально ограниченные депутаты называли марши людей «улицей» - они просто не понимали того, что происходит, да и не могли понять .

Ющенко стал лидером в среде центристов или соглашателей, это лавочники, менялы, банкиры. Для этих людей политика всего лишь разновидность бизнеса . В толпе они становятся смелыми, а в одиночестве дрожат от страха, с читают каждую внесенную в революцию копейку и заранее вымогают дивиденды. Их главное свойство – эластичная, как каучук, совесть, которая позволяет им играть на два лагеря. Ющенко полностью отражает ментальность этой публики.

Но есть еще и революционная реакция. Порошенко типичный ее представитель - олигарх и депутат в революции это нонсенс, но у него были свои мотивы: он желал свою относительную финансовую власть сделать абсолютной. Парадокс состоит в том, что Порошенко стоял на Майдане там же, где люди просили прибавки зарплаты и пенсий, работы и законности. Я бы сказал, что он стал «Портосом Оранжевой революции». Позже он, Порошенко, проявил бешеную активность в борьбе за второй государственный пост. И когда этого не случилось, он обратил все свое мелочное, подозрительное внимание на премьера. Так действуют только те, кто вбил себе в голову мысль, что он оказывает государству и обществу великое «благодеяние». Однако его порывы кто-то поощрял или видел в этом политическую выгоду...

Теперь дошло до того, что выплыл и политический карась Кучма. С обычным кислым выражением лица стал распространять советы « дайте человеку поработать президентом». Здесь интересы Кучмы и Ющенко совпали, а кто сказал, что они и раньше сильно отличались? Решающий момент в жизни Виктора Андреевича произошел, когда «папа» обратил свой кислый взор на «сына» и поволок его на свой затхлый «Олимп». Если добавить сюда американскую линию - влияние бывшей сотрудницы администрации Рональда Рейгана пани Чумаченко, то становится понятна истинная роль Ющенко в политике. Он не шел к власти – его тащили, как вещь . Он всегда искал компромисс . Он – имитатор.

Есть и еще один важный момент - власть изменяет людей, но редко в лучшую сторону. Весь вопрос в том, какова скорость этих изменений.

Уже на Майдане Ющенко играл три роли, именно играл, поскольку Ющенко имеет политическую форму соглашателя и в силу этого не имеет политической сущности . Он использовал трибуну для импровизации на тему Мессии, Миротворца и Мыслителя. Ющенко-мессия читал библейско-бухгалтерские проповеди достаточно трафаретные, но красочно-эмоциональные: «Вы – абсолютно уникальные!», «слава героям, слава Украине, слава Господу Богу!» Однако идолом Ющенко не стал, здесь его подвел внутренний голос, который сплошь состоит из собственного эгоцентризма, нелепых исторических аналогий и демонстрационного типа поведения.

Но если революция покатилась вспять, что мы имеем в сухом остатке?

О, мы многое узнали. Самое важное и самое главное состояло в том, что Оранжевая революция напугала всех представителей власти, больше, чем клептократия кучмизма – оказывается, в Украине есть народ, и этот народ готов действовать . Прежний «г арант» развел такое количество чиновников, фискалов, менеджеров и подхалимов, что от них нельзя было не спрятаться, не скрыться. Такое количество бюрократии скапливается только перед экономическим крахом.

Все они понимали, что в случае естественного хода событий будет прямой захват власти, прямое правление народа и все они, все без исключения пойдут под суд, тогда на поверхность вышли бы сенсационные и убийственные факты. Больше всех старались те, кто больше всех «замазан» и менее всего об этом знают остальные.

А народ усиливал давление и в пик политического накала был готов штурмом брать Кабмин, Администрацию и Раду. Рада капитулировала бы безоговорочно, достаточно вспомнить как ораторы бежали по тайным ходам. Все эти жалкие персонажи и помыслить не могли себе, что народ идет на смену формации, а не ищет замену Кучме. Государственный механизм прогнил полностью и народ это знал лучше всех.

Вообще уже не актуален тезис «два украинца - три гетмана», после «помаранча» стало понятно, что два украинских политика — это три кретина.

Все это политика. А что мы имеем в экономике за этот год? Так ли у нас все плохо – или наоборот, так ли все хорошо?

Этот феномен украинской жизни, лишь по недоразумению можно назвать «экономикой». Н а самом деле это хозяйственный фантом, с цифрами, фактами, бюджетом и прочими «кажимостями». Власть проявляет относительную компетентность только тогда, когда использует западный юридический плагиат для нужд собственного правового крючкотворства. В о- первых, у краинское государство являет собой пример тотальной коррупции. Однако м ашину тотальной коррупции очень трудно остановить. История показывает, что ее можно только уничтожить. Тотальная коррупция не имеет экономики, она развивается только как азиатская форма производства. Краткая суть этого явления сводится к тому, что развитие получают те сферы производства, которые «крышуются» наиболее сильными кланами, они же и диктуют правила игры, идет монополизация сбыта и вместо конкуренции идет активное устранение соперников.

В о-вторых, строго говоря «государства» в общепринятом экономическом значении в Украине не существует. И дело даже не в том, что государственность страны несет на себе печать тяжелой наследственности кучмизма. Пятнадцать лет олигархической демократии опустошили страну, как в смысле деградации человеческих ресурсов, так и в смысле полного расстройства экономики. Если сюда добавить мировые экономические тенденции, то перспектива становится угрожающей. Как и следовало ожидать, Юлия Тимошенко пошла на электрическое кресло премьера. По мысли Ющенко премьер и Кабмин должны были сотворить экономическое «чудо» наподобие того, которое произошло в недрах японской экономики в 60-е годы прошлого столетия.

Однако экономика это не политика, где можно поработать языком и создать некую видимость успеха. В экономике скачок возможен только при долгой, кропотливой работе, очень часто при смене экономической парадигмы. Вообще это самый сложный момент, который определяет либо будущий прогресс, либо регресс. Китай только структурную перестройку готовил около трех лет. Он привлек экономических светил со всего света, которые готовили стратегию развития в длительной перспективе , а не «чудо» за один год.

Но мы же не можем готовить «большой скачок три года». Китай существует уже 6000 лет, а Республика Украина всего 14, у нас само время идет быстрее!

Я коснусь этого вопроса чуть позже, хорошо? Который год Украина выпрашивает себе статус страны с рыночной экономикой. Однако в стране рынка не существует, если только не иметь в виду грязные базары. Нет фондового и финансового рынков, неизвестно состояние амортизационных фондов, нет учета рабочей силы, нет анализа производственных отношений, нет защиты от внешнеэкономической экспансии, нет учета миграции, нет индекса человеческого развития… Профсоюзов тоже нет, есть только его желтокрылый призрак, а значит, и нет механизма социального партнерства между рабочими и работодателями. В такой экономике невозможно найти пять миллионов рабочих мест, это абсурд.

Но самое поразительное состоит в том, что не существует даже концепции экономической формации, ее социальных параметров и политических перспектив. Это понятие в обществе просто не обсуждается. Не имея даже понятия в какой системе экономических координат он живет, парламент печатает пустые бумажки и называет их законами, устная же речь звучит в зале и потрясает своей безысходностью. Творчество Верховной Рады наиболее яркий пример рассогласования законной и беззаконной жизни, полной безответственности перед народом и убожеством лоббистского существования.

Вся пятизвездная система власти, весь коррумпированный «истеблишмент» требует от Кабмина «экономического эффекта» де юре и продолжает поощрять теневую финансовую систему де факто. После нескольких месяцев работы с «экономической коровы» снимают «вето» и торжественно закалывают, слышатся речи, спичи, монологи... Политические бездельники говорят о валовом продукте, инфляции, имитируют интеллект. Но больше всего о «профессионализме» и менеджменте .

Азиатская форма производства не может не срываться в колею коррупции, поскольку она обслуживает не общество, а группу лиц, чья задача максимальная прибыль и вывод денег из страны. Тем самым печальный круг замыкается – и где тут взяться эффективно работающей экономике и нормальной государственной машине? Тимошенко использовала свой единственный шанс, но она з атронула интересы сразу всех старых и новых кланов, которые и вышвырнули ее из власти, мол, «за непрофессионализм» .

Вообще есть тут и забавный момент. Смешно, когда в стране полной экономической стагнации ищут «профессионала» - и даже «находят» его, в стране сплошной торговли дипломами разыскивают «специалистов». Вспомните, как советские врачи работали на Западе медсестрами, а советские экономисты были уборщиками отхожих мест. Как могут быть экономистами люди в обществе внеэкономических отношений?

В старом анекдоте сын спрашивает отца: кто такой Карл Маркс? — Экономист, отвечает отец. Тогда кто такая наша тетя Роза? — Запомни, наша тетя Роза — старший экономист. Кстати, в коррупционном обществе мифология тоже часть общественного сознания и играет роль «базиса» и достоверности, преобразуясь во всеобщую мистификацию. Такая себе коррумпированная «Матрица», с безликим и слепым Архитектором, одержимым манией величия, и окруженным толпой «абсолютно уникальных» зятей, кумовьев и подхалимов.

Весной у нас пройдут парламентские выборы. Партии блокируются, расходятся, кучкуются. Чего нам ждать дальше?

В психологическом плане Ющенко породил у общества апатию и на время ослабил веру в торжество справедливости. Возникла еще большая пропасть между властью и обществом . Если меморандум с Януковичем подписывают лидеры партий это одно, если президент и бывший претендент, личность которого вызвала волну неприятия - это уже другое.

В статусе президента нет места партийным пристрастиям, для этой цели есть люди из политики. Доктрина Ющенко преследует, кроме всеобщего экстаза единения, еще две тактические цели и одну стратегическую. Пока народ муссирует меморандум и думает идут другие политические процессы, которые должны усилить власть. Меморандум Ющенко — Янукович реальной силы под собой не имеет. «Оранжевые» точно Януковича не поддержат. Скорее они уйдут от Ющенко, у этого слоя весьма высок уровень политического самосознания.

Гораздо хитрее и опаснее договорённости Ющенко – Литвин, причем конечная цель вообще избавиться от БЮТ и ее лидера. Здесь зреет новый синтез политической олигархии по линии Ющенко – Литвин, особенно в свете грядущей политреформы.

То, что объединенная «Наша Украина» и «Регионы» превратятся в «их Украину» нет сомнения, но именно в этом дуэте партия Ющенко будет раскалываться и расползаться по швам. Тогда останется «Народная партия» имени Литвина, перспективы ее туманны и неопределенны. В Украине столько народных партий, что все не перечислишь. Из этих комбинаций только Янукович имеет реальные шансы, если снова не воспользуется пиарщиками-халтурщиками и сохранит самостоятельность, игнорируя обещания, которые в политике ничего не стоят. В общем, коалиция должна захватить всю полноту власти, цель ясна, но средства воздействия на умы ограниченны.

В целом олигархия в базисе должна повториться в качестве олигархии в надстройке, одни других будут кормить из теневой экономики, а те лоббировать их и патронировать. Кланы экономической олигархии будут иметь политические касты, т.е. свое лицо во власти. Это и есть теория меритократии в ее украинской версии , своеобразная идея внутренней конвергенции.

Это идиллия, но есть сила, которая может воспрепятствовать этим радостям. Какая – я думаю, вы можете догадаться и сами.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Кирило Стеценко, заслужений артист України, професор Київського національного університету культури і мистецтв

Помаранчева революція – це початок шляху до нової єдності українців

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Здобутою свободою треба вміти користуватися

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

„Майдан не переміг”

Владимир Бревнов, экономист

Регионы будут определять будущее Украины

Николай Пааль, член Международной группы экспертов

Оранжевая революция стала катализатором перемен к лучшему

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Майдан показал – силу этого народа нельзя недооценивать!

Светлана Солонская, психотехнолог

«Майдан стал продуктом тотального использования психотехнологий»

Наталя Погоріла, соціолог

„Я не спостерігаю обвального падіння довіри до Ющенка”

Олександр Дергачов, політолог

„Нам потрібна еволюція, яка отримала поштовх завдяки Майдану”

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

„Майдан став новим символом в українській політиці”

Павел Фролов, заведующий лабораторией социально-психологических технологий Института социальной и политической психологии

Возникновение гражданского общества – не заслуга новой власти

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Майдан – це буржуазна революція

Антоніна Колодій, доктор політологічних наук, завідувач кафедри політичних наук і філософії Львівського регіонального інституту державного управління НАДУ

Нетерплячка як синдром

Ігор Попов, голова правління Комітету виборців України

„Не можна говорити, що Майдан є заслугою лише киян”

Юрий Павленко, доктор философских наук, доцент (Институт Мировой экономики и международных отношений НАН Украины)

Майдан – це школа розчарування

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Це була не помаранчева, а психологічна революція

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

У «помаранчевой» команды радужного будущего не будет

Сергей Макеев, доктор социологических наук, старший научный сотрудник Института социологии НАН Украины

Когда власть просто надоела!

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Революція очікувань

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

«Оказалось, что у команды Ющенко не было стратегии развития страны»

Владимир Малинкович, политолог

Майдан был для нас ценен, но не удовлетворил никого

Юрій Макаров, журналіст, літератор

„Вперше за багато років мені не соромно за главу держави”

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Місія України Майданом не вичерпалась

Ігор Лосєв, кандидат філософських наук, доцент Національного університету „Києво-Могилянська академія”

„Маємо зараз помаранчеві настрої в суспільстві й кумівську систему в управлінні”

Лесь Герасимчук, культуролог

Україна здатна продукувати казки про світлу мрію

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

„Зміни в українському суспільстві стали по-справжньому революційними”

Сергей Борисович Крымский, философ

Это была не «Оранжевая», а Революция духа

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,174