В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Проведення у 2006 році виборів до парламенту на пропорційній основі, концентрує увагу суспільства та ЗМІ на діяльності політичних партій. Нажаль, виборча кампанія 2006 року є вкрай персоніфікованою. Виборці, як і під час президентських виборів, продовжують орієнтуватись не стільки на партії та їх програми, скільки на фотогенічність та ораторські якості політичних лідерів.

Водночас, політична монополія, яку авансом отримали політичні партії, спонукає нас поставити питання про громадський аудит політико-програмного забезпечення політичних сил, що претендують на входження до вищого законодавчого органу країни. Попри всю декларативність та кон'юнктурність політичних програм вони містять в собі багато цікавої фактичної, а інколи і концептуальної інформації. Відтак, ми пропонуємо Вам прийняти участь у обговоренні наступної теми „Яку Україну пропонують Україні?”.

Ми переконані, що в будь-якому випадку, аналіз, оцінка та узагальнення інтелектуального багажу представленого в передвиборчих програмах українських політичних партій є необхідним та корисним кроком для розвитку політичної свідомості, культури та демократії в Україні. Зокрема було б цікаво з'ясувати низку питань.

Оцінити стиль мислення, масштаб та рівень амбіцій політичних еліт. Визначити горизонт цілей та запропоновані образи майбутнього, які пропонують своїм виборцям політичні партії.

Визначити наскільки ідеологічно ангажованими є програми політичних партій. В рамках яких політико-ідеологічних парадигм (соціалізм, лібералізм, солідаризм, консерватизм та інші „ізми”.) продовжують жити та планувати свої стратегії партійно-політичні еліти України? Зі свого боку, для кращої орієнтації, ми запропонуємо вам огляди ідеологій, які панують нині в світі.

Президентські вибори 2004 року стали виборами цінностей та морально-етичних установок. Очевидно зміст передвиборчих програм дозволить дати відповідь на питання про те, чи готові політичні партії, хоча б на рівні політичних декларацій, зробити крок від „війни цінностей та стереотипів” до конкуренції ідей та програм політичної та економічної модернізації країни.

Ми пропонуємо оцінити „програмні документи” з точки зору їх креативності та наявності „проривних” ідей. Іншими словами, наскільки далекоглядними та глибокими є партійні оцінки, щодо стану та перспектив соціально-політичного розвитку України. Чи може претендувати хоча б одна з 45 програм, на статус політичного «хіта сезону» на виборах 2006 (незалежно від проходження партії в Парламент)?

Нарешті, варто оприлюднити оцінку ступеню популізму та рівень цинізму тих, хто сподівається отримати в березні 2006 року доступ до важелів влади та депутатську недоторканість. Зокрема, важливо показати український політичний ландшафт не лише у формі еклектичного набору оцінок, обіцянок та гасел, а й у вигляді реконструкції реальних політичних намірів, практик та пріоритетів провідних політичних сил?

Отже, шановні читачі, пропонуємо вам впритул подивитись на ті програми, що нам пропонують політичні партії, та зробити адекватний вибір нової української п'ятирічки.

Свернуть

Проведення у 2006 році виборів до парламенту на пропорційній основі, концентрує увагу суспільства та ЗМІ на діяльності політичних партій. Нажаль, виборча кампанія 2006 року є вкрай персоніфікованою. Виборці, як і під час президентських виборів, продовжують орієнтуватись не стільки на партії та їх програми, скільки на фотогенічність та ораторські якості політичних лідерів.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Идеологические партии сегодня переживают кризис

Владимир Вячеславович, насколько важен в избирательной гонке такой документ как программа партии? Можно ли сказать, что на нынешних выборах партии предложили в своих программах целостные проекты развития страны?

Дело в том, что программы партий зачастую пишутся совсем не для того, чтобы их выполнять, а для того, чтобы использовать их элементы в агитационных целях. Тем более, что объем избирательной программы ограничен законодательно 7800 печатными знаками (примерно тремя страницами текста) – вряд ли партии могут так коротко охарактеризовать все свои действия в случае избрания в Верховную Раду.

Но что стоит отдельно отметить, так это появление в дополнение к стандартным предвыборным программам неких стратегических документов. Целый ряд партий попытались представить кроме обязательной предвыборной программы более объемные документы, в которых сформулировали свое видение либо экономической политики, либо целого ряда направлений политического развития страны. Здесь можно назвать крупноформатные документы, претендующие на роль экономических стратегий (их представили Партия регионов, Республиканская партия, входящая в блок «Не так!», «Наша Украина»). Отдельно следует отметить стратегию, ориентированную на развитие всего общества, как это сделала партия «Вече» в своем Плане развития страны. Это говорит о том, что ведущие политические силы все сильнее осознают необходимость идти на выборы с солидным программным багажом.

Но как свидетельствует практика, предвыборные программные документы представляют интерес только для экспертов и конкурентов, но не для рядовых избирателей. То есть, подобные обширные программы являются элементом работы с экспертным сообществом. Таким образом, партия (блок) демонстрирует, что она в состоянии предложить серьезный документ, который может стать основой для государственной политики. В то же время, жизнь показывает, что подобный документ может быть весьма состоятельным, а реальные действия оказываются совсем другими.

А вы считаете, что это нормальная практика – отход от предвыборных обещаний?

С точки зрения обычного здравого смысла, конечно же, нет. Но на самом деле, предвыборные обещания – это неотъемлемый элемент предвыборной агитации, они используются как некая приманка для избирателей, как технологический ход, который позволяет удержать партию на плаву в ходе избирательной кампании. Это становится особенно важным тогда, когда обещания звучат буквально отовсюду, от всех участников выборов. На ярмарке предвыборных посулов нельзя потеряться. Поэтому всегда есть соблазн пообещать больше, чем твои конкуренты. А невыполнение обещаний впоследствии можно объяснить и объективными причинами: например, изменением политической или экономической ситуации.

Кстати, могу привести пример выполнения предвыборных обещаний. Как ни странно это может звучать в нынешних условиях, но таким примером является выполнение предвыборной программы Ющенко по многим пунктам. Он обещал сократить срок службы в армии – выполнил; обещал существенно повысить пособия по рождению ребенка – выполнил; обещал повысить пенсии и зарплаты – выполнил. По ряду позиций в отчетах о выполнении предвыборной программы В. Ющенко, конечно же, есть некие натяжки, присутствует игра со статистикой (как в случае с якобы созданным миллионом рабочих мест). Но в целом, многие пункты его программы либо выполнены, либо есть реальные действия, направленные на выполнение этих обещаний – и все это уже в первый год его правления. А у всех складывается впечатление, что он нарушает свои предвыборные обещания! Причем это впечатление создается именно у части его сторонников. Этот парадокс объясняется тем, что Ющенко обвиняют в отходе от тех лозунгов, которые звучали на Майдане и которые отпечатались в общественном сознании. Реализацию этих требований очень сложно оценить объективно и конкретно – в первую очередь, речь идет о преодолении такого феномена как «кучмизм», о броской фразе «бандиты должны сидеть в тюрьмах» и т. д. Но как мы определим феномен «кучмизма»? А кого мы будем считать бандитами? Такая же проблема существует и вокруг борьбы с коррупцией. Все, кто понимают суть этой проблемы, ясно себе представляют, что искоренить это явление невозможно – его можно только минимизировать, причем это не краткосрочная задача.

А насколько программы партий идеологически ангажированы? Насколько вообще популярным является обращение к идеологиям, как к классическим, так и более современным?

Здесь бы я отметил даже не столько присутствие идеологических компонентов в программах, сколько их использование в политической рекламе. Сама по себе предвыборная программа - это лишь обязательный элемент «игры в выборы». Но ведь партиям нужно не только участвовать, но и побеждать на выборах – и делается это с помощью агитационной кампании. Как раз в предвыборной агитации идеологические компоненты и используются для привлечения избирателей, их мобилизации. И здесь мы видим ситуацию, которая была характерна и для предыдущих кампаний – идеологию используют, в основном, левые партии и партии, которые можно отнести к национал-демократическим и националистическим. В полной мере это касается Коммунистической партии, несколько меньше – социалистов, поскольку последние находятся в стадии перехода от идей украинского социализма к классической социал-демократии. Достаточно яркая идеологическая позиция присутствует у блока Витренко – но там мы видим не столько идеологию левого популизма, сколько идеологию славянского единства.

Когда мы говорим о правом фланге политических партий Украины, видим желание реанимировать национал-демократическую идеологию. Но здесь есть существенный нюанс: сторонники этой идеологи в основном ушли в электорат персонифицированных политических сил – Блока Юлии Тимошенко и НСНУ (который ассоциируется с В. Ющенко). В то же время, Блок Костенко-Плюща пытается воссоздать классическую национал-демократическую идеологию образца начала 90-х годов. Еще есть ряд партий, которые играют на идеологии украинского национализма, но без особого успеха.

В то же время, у некоторых политических сил есть желание предложить новый, искусственно сконструированный идеологический продукт. Наиболее яркий пример такого продукта – идеология солидаризма, представленная БЮТ. Но я думаю, что эта идеологическая доктрина – не столько инновационный программный продукт, сколько всего лишь попытка защититься от обвинений в социальном популизме, т.е. некий идеологический камуфляж.

Должен отметить, что новая идеология – это ведь не то интеллектуальное «блюдо», которое можно печь под каждые выборы. Как свидетельствует политическая практика, появление качественно новых идеологических парадигм вообще никак не связано с выборами. Идеология – штучный товар. И, как правило, новые идеологические доктрины появляются в периоды социальных и политических переломов, на рубеже эпох. За последние десятилетия появились только три значимые идеологические парадигмы – идеология зеленых, неоконсерватизм и антиглобализм.

А насколько эффективны подобного рода идеологемы в агитационной кампании?

Эффективность политической рекламы на этих выборах достаточно низкая – в этом можно будет убедиться после выборов, когда представиться возможность сопоставить затраты на рекламу и результаты голосования. Да и сейчас мои слова косвенно подтверждаются динамикой роста рейтинга Партии регионов. Наибольший рост рейтинга у них был тогда, когда они вообще не вели рекламной кампании – в сентябре-октябре. Более-менее серьезную рекламную кампанию ПРУ начала где-то в середине ноября – рост рейтинга продолжал увеличиваться, но не столь значительно.

Эффективность идеологической предвыборной рекламы также не очень высока. Можно с полной уверенностью утверждать, что идеологические маркеры в определении политических симпатий избирателей сейчас не настолько важны, как лет 5-8 назад, а идеологические партии в целом переживают кризисный период. Мы наблюдаем постепенное угасание классического левого фланга и кризис классической национальной демократии. При этом, сама идеология отходит на второй план в ходе предвыборных кампаний. Кстати, это – общемировая тенденция.

Если у кого-то убавилось, то у другого прибавилось – куда уходят голоса от идеологических партий?

Подъем наблюдается у партий и блоков, которые ассоциируются с известными и популярными политическими лидерами. Эта тенденция возникла еще лет пять назад – и уже в 2002 году именные блоки задавали тон на выборах. Идеологические партии, вроде Руха, заменили их персонифицированные наследники – либо более умеренные, как блок Ющенко, либо более радикально-популистские, как блок Тимошенко. После президентских выборов эта тенденция стала еще более явной – большинство лидеров сегодняшней избирательной гонки строят свою кампанию на ассоциациях со своим политическим лидером.

Отмечаете ли Вы в ходе избирательной кампании появление каких-нибудь интересных, привлекательных идей, которые, возможно, понравились бы избирателям?

Ярких, прорывных идей не наблюдается. Скажу откровенно: чтение предвыборных программ – занятие скучное и утомительное даже для политолога. Что уж тогда говорить о простых избирателях. Мне кажется, что и сами партии уделяют программным документам все меньше внимания. Могу констатировать, что качество предвыборных программ с каждыми выборами падает. Я помню, что в середине и второй половине 90-х годов к программам партий относились более серьезно. Например, в 1998 году ПРП предложила пускай и калькированную с американских источников, но все же достаточно нестандартную программу в форме контракта с избирателями. В 2002 году нестандартной по форме и содержанию была предвыборная программа КОПа. В 2006 году эту традицию продолжила, пожалуй, только партия «Вече». Вообще занятная проявляется тенденция – большую изобретательность и оригинальность в «творении программ» проявляют не фавориты выборов, а новички, не имеющие серьезных шансов на преодоление избирательного барьера. Но как видите, все это мало влияет на исход выборов. Оригинальность программного продукта особого отклика у избирателей не получает – может быть просто потому, что подобного рода тексты выглядят очень «заумно».

А какова роль программы партии в условиях формирования парламентских и правительственных коалиций?

При создании коалиций значимость предвыборных программ не очень велика. Тут большую роль будет играть политическая риторика. Например, тот факт, что НСНУ, БЮТ и «ПРП-Пора» используют риторику революционного Майдана и заявляют, что не будут создавать коалицию с Партией регионов, жестко ограничивает поле для маневра – они сами себя загоняют в политическую резервацию.

Что касается самих программных продуктов, то они вряд ли будут приниматься во внимание при формировании коалиции – большую роль будет играть личная и политическая совместимость лидеров партий (блоков) и способность договориться о более-менее согласованной политике. Например, я теоретически допускаю возможность формирования коалиции с участием Партии регионов, коммунистов и блока Витренко, но какую социально-экономическую политику будет проводить правительство, созданное такой коалицией? Как можно совместить рыночные подходы Партии регионов и жесткую риторику социального равенства КПУ и Витренко? Мне сложно представить плодотворную законодательную деятельность такой коалиции, особенно в социально-экономической сфере.

Чем же тогда важны предвыборные программы для процесса создания коалиций? Они дают возможность политикам и экспертам определить степень совместимости (или противоположности) программных позиций различных политических сил.

Еще большую значимость эти документы представляют для влиятельных внешних наблюдателей. С оглядкой на эти внешние силы, «Наша Украина», например, в 2002 году попыталась максимально обойти все острые геополитические углы. Сейчас они от этого отошли и стараются максимально жестко демонстрировать свою роль как защитника национальных интересов – особенно это заметно по отношению к России.

А вот Партия регионов, например, заявляет о защите интересов русскоязычного населения. Этот пункт программы рассчитан не только на русскоязычных избирателей, но и на наблюдателей из Кремля, явных и потенциальных союзников в среде российской политической элиты. При этом реальных действий по законодательному продвижению официального статуса русского языка со стороны этой партии практически не было. Вот коммунисты выступали с подобными инициативами, так же как и социалисты, а «регионалы» в своей парламентской деятельности все-таки больше внимания уделяли экономическим вопросам. Но как предвыборная приманка, русский язык все равно используется.

Для привлечения внимания российской верхушки у Партии регионов есть еще один важный элемент – тезис о приоритетных отношениях с Россией, о реализации проекта Единого экономического пространства. Но при этом в экономической стратегии Партии регионов вскользь сказано и о европейском выборе, и даже о евроатлантической интеграции. Тем самым «регионалы» посылают сигнал и на Запад, что они готовы к конструктивным дискуссиям по поводу европейского будущего Украины. Кроме того, по тексту экономической стратегии Партии регионов разбросаны пассажи о готовности сотрудничать со своими идеологическими оппонентами, с новой властью. И это очень показательный момент. Критика неэффективности новой власти – это для рядовых избирателей, а тезисы о готовности сотрудничества с новой властью – это для Президента и политических сил, поддерживающих В. Ющенко.

Беседовал Юрий Таран

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

„З цих парламентських виборів буде винесено якнайсерйозніші уроки”

Игорь Алексеев, народный депутат Украины, член фракции КПУ

«Коммунисты не будут в стороне от политического процесса»

Михайло Погребинський, директор Центру політичних досліджень та конфліктології

Нинішні парламентські вибори є виборами довіри

Юрій Якименко, директор політико-правових програм Українського центру економічних та політичних досліджень ім..А.Разумкова

„Цілісні концепції – „не формат” для передвиборчих програм”

Ігор Попов, голова правління Комітету виборців України

„Нам варто очікувати політичної та економічної кризи”

Лесь Доній, політолог, кандидат в народні депутати від Соціалістичної партії

Всевладдя партійної бюрократії загрожує нечуваною корупцією

Ігор Жданов, президент Аналітичного центру «Відкрита політика»

Наш блок іде в парламент щоби допомогти президентові виконати свої програмні обіцянки

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Будущее, которое предлагают нам партии – модернизированный кучмизм

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

Наші партії формуються не за ідеологічним принципом

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

«В Украине растет запрос на политическое планирование»

Володимир Полохало, політолог, кандидат у народні депутати

Боротьба цінностей, а не ідеологій

Костянтин Матвієнко, корпорація „Гардарика”

„Цей політикум вичерпав себе”

Владимир Малинкович, политолог

Настоящих партий у нас пока нет, но появиться они еще могут

Алексей Плотников, доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом международных валютно-финансовых отношений Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины

Явных глупостей в программах партий нет

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

„Партійна система не відповідає потребам сучасного українського соціуму”

Ігор Лосєв, кандидат філософських наук, доцент Національного університету „Києво-Могилянська академія”

„У нашій країні лідер є концентрованим виразом ідеологічної суті партії”

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

«Программа оппонентов оранжевой команды показывает серьезность их намерений на взятие власти»

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Восени нас можуть чекати нові зміни до Конституції

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Реалістичне розв’язання проблем у більшості програм замінено обіцянками

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,061