В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Через полтора года после оглашения новых ориентиров во внешней политике, Украина все еще остается на перепутье в выборе своей внешнеполитической стратегии. В стране так и не появилось четко сформулированной стратегии внешней политики, направленной на защиту интересов всех граждан, а не только правящей бюрократии. Сохраняется неадекватность проводимой Украиной внешней политики изменениям на геополитической и геоэкономической карте мира. Страна все еще остается объектом чужих геополитических игр без выхода на уровень полноценного игрока (или субъекта) собственной геополитической игры. Более того, сохраняющийся раскол внутри украинской политической элиты прочно консервирует слабые внешнеполитические позиции нашей страны. Разыгрывание внешней карты на только что прошедших парламентских выборах в очередной раз засвидетельствовало, что ключевыми партиями и блоками так и не была предложена новая, конструктивная внешняя парадигма, способная объединить страну.

По сути, до сих пор Украина может эффективно реагировать на внешние угрозы своей безопасности (территориальные, экономические, военные и др.) только находясь в фарватере сильных союзников (или союзника). До сегодняшнего дня Украина мечется в треугольнике «РФ – ЕС – США» и принципиально новых форматов в обозримом будущем не предвидится, вследствие неспособности нашей страны принимать в них равноправное участие.

Украине необходимы средства для преодоления технологического отставания от ведущих стран. Перед Украиной вплотную встал выбор – каким путем проводить давно назревшую и перезревшую модернизацию экономического потенциала и предотвратить неминуемый крах предприятий и ряда отраслей. Именно на решение такого рода задач и должна быть направлена наша геополитическая игра. Стране необходим экономический потенциал, достаточный для паритетного диалога с кем бы то ни было (РФ, ЕС, США) и другими странами. В противном случае, Украина и дальше будет безропотно соглашаться на «торговлю собою» (ресурсами, территорией и даже суверенитетом) – если не Россией, то Европейским сообществом или США.

И если для РФ геополитика – это цель, она стремится вернуть и удержать свое мировое лидерство, то для Украины – это лишь средство для модернизации страны, сохранения ее единства и территориальной целостности.

Предлагая данную тему для обсуждения, мы хотели бы сконцентрировать внимание на оценках перспектив и начертании контуров будущих тенденций во внешней политике Украины. И, конечно же, на тех ресурсах, которые имеются в стране для реализации внешнеполитической доктрины нашего государства.

Украина в своей внешней политике по-прежнему находится в поиске. Переход от пресловутой многовекторности к одновекторности (выбор более тесной интеграции с ЕС) не исключает, что уже в ближайшем будущем состоится очередной пересмотр «Основных направлений внешней политики» и отбрасывание мифологемы, связанной с форсированным вступлением в ЕС и НАТО. На повестке дня украинской дипломатии также выстраивание новых, конструктивных отношений с РФ, отвечающих национальным интересам обеих стран..

«Диалог. UA » приглашает читателей и экспертов присоединиться к обсуждению этих и многих других вопросов, связанных с непростой темой внешней политики Украины.

Свернуть

Украина в своей внешней политике по-прежнему находится в поиске. Переход от пресловутой многовекторности к одновекторности (выбор более тесной интеграции с ЕС) не исключает, что уже в ближайшем будущем состоится очередной пересмотр «Основных направлений внешней политики» и отбрасывание мифологемы, связанной с форсированным вступлением в ЕС и НАТО. На повестке дня украинской дипломатии также выстраивание новых, конструктивных отношений с РФ, отвечающих национальным интересам обеих стран. Предлагая данную тему для обсуждения, мы хотели бы сконцентрировать внимание на оценках перспектив и начертании контуров будущих тенденций во внешней политике Украины. И, конечно же, на тех ресурсах, которые имеются в стране для реализации внешнеполитической доктрины нашего государства.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Приходится «крутиться»

Приходится «крутиться»: Приходится «крутиться»

Вадим Гречанинов, президент Атлантического Совета Украины

— Как вы оцениваете внешнеполитический курс Украины?

За прошедший год политика не стала более солидной и аргументированной. Сам президент оказался крайне слабо подготовленным к формированию внешнеполитического курса. Судя по многим моментам, Виктор Андреевич по-прежнему пребывает в состоянии эйфории от своих прошлогодних зарубежных поездок, а между тем, они мало напоминали деловые встречи. Уровень владения внешнеполитическим предметом не позволяет ему корректировать политику МИДа и его руководителя, который механически подчинил всю внешнеполитическую деятельность двум задачам: быстрейшей интеграции в евроатлантические, а затем и европейские структуры и недопущение установления, по возможности, близких к равноправным, отношений с Россией.

— Каков промежуточный итог пресловутой «многовекторности» украинской политики?

Если государство фактически поддерживает внеблоковой статус (как Украина в течение 15 лет) , то основная внешнеполитическая деятельность связана с многовекторностью: ничего не поделаешь — приходится «крутиться». Но все должно иметь разумные пределы. Ведь многовекторность содержит не только направление, но и вектор, который должен быть наполнен содержанием – частью политического, экономического и т.п. потенциала страны. Однако потенциал Украины не беспределен.

То, что при Кучме страна была стратегическим партнером более чем 20 государств – чистейшей воды чушь, ведь в таком случае каждому такому партнеру нужно было бы выделить «стратегическую» часть потенциала страны.

Реально Украина может быть стратегическим партнером Польши, имея близкие по сути потенциалы и политические государственные идеалы/цели. Ни США, ни Россия не являются стратегическими партнерами для Украины: различные потенциалы и центры силы по отношению к Украине работают на разрыв страны. В политическом плане Украина стратегически зависит от США; в экономическом — в стратегических масштабах - от России.

Сегодня мы остаемся внеблоковым государством и вынуждены вести многовекторную политику. Слава богу, хотя бы она становится все более упорядоченной в западном направлении, со странами ЕС и НАТО.

— Возможны ли кардинальные изменения во внешней политике Украины после выборов?

— Думаю нет, но многое будет зависеть от того, какой окажется коалиция — «оранжевой» (НУ, БЮТ, СПУ) или смешанной (НУ, ПР,..).

Очевидно, что и во втором случае в ЕЭП Украина не пойдет. Просто мы будем медленно продвигаться в сторону Запада. Вступление в НАТО и ЕС останется в качестве перспективы на будущее.

— В каких геополитических играх «задействована» Украина?

— В двух неформальных «проектах». Один, главный ослабление и разрушение России как единого Евро-Азиатского государства. Превращение ее в региональное европейское — до Урала и без Кавказа среднее по величине государство с населением менее ста миллионов человек, которое постоянно будет сокращаться. Руководство проектом осуществляет США, вторит им Великобритания и отдельные старые и новые члены НАТО, а также ЕС. На разрушение России активно работают и Япония, и Китай. Украина играет роль проводника разрушительных идей и форпоста Запада.

Второй проект политически противоположен: содействие обеспечению роста мирового имиджа России в масштабах конфедерации в границах СНГ, вступление Украины в Организацию договора о коллективной безопасности. Эти два «проекта» противоречат друг другу и являются основной причиной внешнеполитической неустойчивости Украины.

Проблема в том, что ни сегодня, ни в ближайшем будущем Украина не способна не участвовать в этих двух проектах, и даже в одном из них.

— Могут ли появиться новые форматы взаимодействия Украины с «треугольником РФ-ЕС-США»?

«Политический «треугольник РФ—ЕС—США» достаточно неустойчив в многосторонних договоренностях. Кроме того, между ЕС и США существуют значительные противоречия, используемые Россией. Договоренности же четырех сторон (РФ—ЕС—США + Украина) в настоящее время вряд ли возможны. Однако это касается высокого уровня договоренности между этими государствами и блоками. Украине следует усиливать взаимные отношения с отдельными государствами, входящими в ЕС, а также в НАТО, учитывая руководящую роль США в Альянсе. Такой подход не будет иметь вид противоречивости по отношению к России, хотя, по сути, это так. С западными странами следует развивать отношения, не вызывающие опасения со стороны России. Россия – наш пожизненный и родной сосед, но это не означает, что жить мы должны с ним в коммунальной квартире. 

— Как вы оцениваете вопросы взаимодействия с НАТО и перспективы евроатлантической интеграции?

Видимо, Украина сможет вступить в НАТО. Однако, исходя из объективных условий, это не может произойти в ближайшие годы. Причин тому несколько:

— население «дремуче» неграмотно относительно НАТО. Повысить уровень информированности населения о НАТО можно в течение двух-трех лет. Тут, кроме прочего, должна быть встречная заинтересованность людей. Поэтому, если в государстве Украина вызрела идея интеграции в НАТО, то должны быть сформулированы аргументы в защиту этой идеи. Каждый гражданин должен знать, что он приобретет от вступления в НАТО: именно приобретет, а не теряет;

— за два-три года уровень социальных условий жизни людей в стране не сможет подняться, хотя бы до уровня Румынии;

— влияние России: основное давление будет связано с экономическими действиями против Украины. Косвенное давление будет осуществляться за счет нахождения в Крыму ЧФ и развития сепаратизма (хотя ЧФ РФ на территории Украины не является причиной для нахождения в НАТО. ЧФ из Севастополя и в 2017 году не уйдет потому что ему просто некуда уходить – Россия для этого ничего не предпринимает. Это понимают и в России, и в НАТО, но, к сожалению, не понимают власти в Украине). Кроме того, затруднения в евроатлантический интеграции Украина будет испытывать в связи с отсутствием оборудованных государственных границ с Россией и Беларусью (а это более 4 тысяч километров). Однако в 2008 году на соответствующем саммите НАТО Украина может получить приглашение присоединиться к плану ПДЧ (план подготовки к вступлению в НАТО). Трудно сказать, сколько будет длиться этот период, поэтому очень важно, в каком состоянии мы подойдем к 2008 году.

— Не приведет ли дистанцирование от Украины как ЕС, так и от РФ к тому, что страна «выпадет» из геополитических игр и геоэкономических потоков?

И да, и нет. В отношениях ЕС и «старых» членов союза дистанцирование возможно — здесь преобладают интересы России. Тем более, в ЕС прекрасно информированы об уровне развития Украины и популизме ее руководителей. Кроме того, существуют существенные противоречия между ЕС и США, а Украина рассматривается старыми членами ЕС как кандидат от США и определенный противовес России. Необходимо помнить и о такой возможной ситуации: Украина вступила в НАТО а в ЕС ее не берут — как быть в одиночку в таких условиях в восточно-европейском регионе?

Дистанцирование России от Украины происходит, но пока только в производственно-экономической сфере: автономное производство техники и вооружения, торговля, газ, и т.д. В политической сфере подобного дистанцирования пока нет, однако очевидна неприязнь, как на уровне власти (говорят даже о свержении «оранжевого» руководства), так и среди политологов, и части населения. В СМИ идет достаточно злобная антиукраинская пропаганда. На парламентских выборах в России были поддержаны партии и блоки, беспардонно выступающие против руководства Украины. Вместе с тем, пропагандируемый ими «черный пиар» уже не воспринимается населением: большинство жителей и центра, и регионов уже научились отличить правду от вымысла.

Украинская власть после выборов в парламент попала в исключительно сложную для себя ситуацию и только начнет приобретать определенный опыт, соответствующий ее нахождению на Банковой. Власть видит опасность «выпадения» страны из большой мировой и европейской политики. Это все, в значительной степени влияет на формат будущей политической коалиции, над чем и думает президент Ющенко.

— Каковы перспективы Украины как субъекта на карте мира, а также регионального лидера?

Украина своим «Майданом 2004» приятно и неожиданно удивила подавляющее большинство стран мира и их жителей. Не «радовались» только ближайшие соседи, опасаясь подобного развития событий у себя. Можно было ожидать, что страна будет закреплять свою популярность в мире новыми неординарными действиями, в первую очередь как региональный лидер. Произошла некая активизация действий Украины в отношении замедления распада ГУАМа, хотя Узбекистан еще до оранжевой революции принял решение покинуть эту организацию.

Киев проявляет настойчивость и пытается навести порядок на границе с Молдовой (Приднестровьем) преследуя благородную геостратегическую задачу — воссоединения двух частей и восстановление целостного молдавского государства. Такие действия Киева поддерживают международные организации: ООН, ОБСЕ, ЕС, но это противоречит политике России, которая путем поддержки сепаратизма в Приднестровье сохраняет свое влияние, направленное на дестабилизацию обстановки в регионе. Конфликт продолжает тлеть. Неизвестно, выдержат ли Киев и Кишинев свою линию поведения до конца? вопрос. Такие противоречия плюс обстановка в Крыму и Севастополе, связанная с нахождением там ЧФ РФ, не дает возможности (нет достаточного влияния на обстановку) занять Украине роль регионального лидера в Черноморском регионе. Хотя желание и амбиции есть. Видимо, и в дальнейшем обстановка не изменится: боевые и экономические потенциалы, а следовательно и влияние Турции и России значительно превосходят украинский.

— Ваше видение реальных угроз безопасности Украины и варианты реакции на них.

Сегодня в Европе не принято говорить о прямых военных угрозах. Прямые военные действия против Украины вряд ли возможны. Но необходимо учитывать, что хотя Украина придерживается внеблокового статуса, армию под натовские стандарты изменяет и сокращает столь уверенно, будто уже в 2010—2011 годах будет членом НАТО, имея в вооруженных силах 120—140 тыс. военнослужащих. Северный же сосед при этом сохраняет армию в количестве более одного миллиона, при численности населения в стране 143 млн. человек. Стоит задаться вопросом, а не торопимся ли мы с сокращением?

Энергетическая безопасность сегодня также подвергается испытаниям. В таких условиях может возрасти роль атомной энергетики. Однако, для этого необходимо иметь достаточное количество ядерного топлива, между тем оно в Украине есть, но нет цикла его обогащения. Топливо для АЕС мы получаем из России – это зависимость. Свой ядерный цикл обогащения создать способны, но это вызовет сильное сопротивление со стороны всех ядерных держав, в первую очередь России и США.

Территориальная безопасность. У Украины практически отсутствуют договорно оформленные оборудованные границы с Россией и Беларусью. Для независимой, тем более, фактически внеблоковой страны — это государственный прокол, не предполагающий гарантий государственной целостности. Следует учитывать и следующее обстоятельство. Украина граничит с семью государствами, но только с тремя – Польшей, Словакией, Венгрией — она решила все пограничные проблемы. Проблемы существуют с Румынией (остров Змеиный и шельф Черного моря) и Молдовой (Приднестровьем на участке 285 км .), не определены границы на местности (не выполнена демаркация границ) с Россией, не проведена делимитация (определение границ на схемах и картах) и демаркация границ с Беларусью.

Обеспечение транспортной безопасности связано с наличием охраняемой и исправной системой транспортирования, как трубопроводной, так и средствами транспорта: дорожно-автомобильного, воздушного, морского (речного). Здесь должны внедряться общемировые стандарты. Следует также учитывать, что при вступлении в определенные блоки и союзы, Украина может испытывать большую опасность от террористических действий в транспортной системе, однако не использовать транзитные возможности геостратегического положения Украины было бы не по-государственному.

Беседовала Татьяна Хорунжая

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Украине нужен новый национальный проект

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

„Ми можемо стати поважною складовою Євросоюзу”

Сергій Максименко, директор Інституту регіональних та євроінтеграційних досліджень „ЄвроРегіо Україна”

„Орієнтуватися треба перш за все на себе”

Світлана Мітряєва, кандидат історичних наук, політичний аналітик, президент Фонду „Європейський Дім” (м. Ужгород)

„Україні ще потрібно стати частиною Центральної Європи, а не Євразією”

Сергій Герасимчук, незалежний експерт у галузі зовнішньої безпеки

„З геополітичної гри на виживання Україна не випаде”

Ігор Семиволос, директор Центру близькосхідних досліджень “Амес”

Україна не є легким об’єктом для маніпуляцій

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

“Українці надто інертні для свого географічного становища”

Ігор Тодоров, заступник директора Науково-інформаційного Центру міжнародної безпеки та євроатлантичної співпраці

„Ускладнення відносин РФ та США значною мірою пов’язано з Україною”

Ярослава Базилюк, завідувач сектору зовнішньоекономічної стратегії Національного інституту стратегічних досліджень, кандидат економічних наук

Україна має потенціал аби стати потужним світовим економічним гравцем

Вячеслав Седнев, Институт мировой экономики

Интересы Украины в Азии должны быть не только представлены, но и защищены

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Проблемы новая власть не откладывает, а усугубляет

Валерий Вакарюк, вице-президент Фонда Виктора Пинчука

„Євросоюз нам абсолютно не потрібен”

Олексій Коломієць, президент Центру європейських та трансатлантичних студій

„Україні треба обирати за пріоритет євроатлантичну інтеграцію”

Галина Зеленько, експерт Інституту політичних та етнонаціональних досліджень НАН України, кандидат політичних наук

„Україна іще не стала суб’єктною країною”

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Україна природно посідає впливові позиції у визначенні регіональних пріоритетів

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

Категория адекватности

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,075