В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Какая Россия нужна Украине?

«Какая Россия нужна Украине?» – сформулированный таким образом вопрос для нового Диалога на нашем сайте заставляет задуматься над парадоксальным явлением. На первую часть этого вроде бы простого вопроса легко отвечают все, к кому мы с ним обращались. Россию наши сограждане знают не понаслышке, а трансляция российских каналов, свободная продажа российской прессы, доступ к Интернет дают возможность постоянно получать информацию о соседней стране. Какая Россия? – «Россия такая-то», «а в России то-то…».

Что же касается требований к соседней стране (соседей не выбирают, но ожидают от них всегда многого), то, несмотря на актуальность вопроса, найти на него ответ пока не удалось. Эта тема не заинтересовала или была проигнорирована большинством политиков, к которым мы обращались – Д.Табачник, А.Клюев (еще до назначения его вице-премьером), Ю.Тимошенко, А.Турчинов, А.Кинах, В.Пинзеник, А.Деркач, П.Порошенко, Б.Губский и многие другие – не нашли времени для нашего интернет-издания.

В тоже время, мы гораздо чаще слышим, какая Украина нужна России и этим гордимся или возмущаемся, но своего видения России в Украине нет! Или почти нет…

Однако нам меньше всего хотелось бы превратить данную тему Диалога в очередное обсуждение того, что происходит в России. Украине давно пора прийти к осознанию того, что она не «территория для экспериментов» ближних и дальних соседей, а субъект, способный самостоятельно вырабатывать позицию по отношению к этим соседям. Ведь в течение прошедшего года, кстати, Года России в Украине, поступали такие характерные сигналы:

- книга Л.Кучмы «Украина – не Россия»,

- конфликт вокруг Тузлы,

- стремление переписать российскую историю без Киева и Киевской Руси,

- принципиально разная трактовка событий Переяславской Рады и исторической роли Б.Хмельницкого.

Это и многое другое свидетельствует о том, что начался двусторонний процесс вычленения каждой из сторон из совместного прошлого. Идет переосмысление не только истории, но даже и прошедших 12 лет. Идет отказ от ряда ценностей и приоритетов, которые еще недавно казались очевидными. И если России выгодно отчленять прагматичные интересы от ценностных ориентаций, то Украине очень важно, для сохранения своего же будущего, отстаивать и закладывать в отношения с Россией те ценностные предпочтения, которые сводятся не только к языку и территориальной целостности, но и к ценностям демократии, гражданского общества, правового государства, всего того, что связано с принципиально иным уровнем организации общества и государства.

Ожидают своих ответов ряд весьма важных вопросов:

Какая модель государственного устройства (федеральная/унитарная, президентская/думская, партийная/региональная), экономики, культуры, истории России, наконец, выгодны Украине?

Чем обернется для Украины та или иная смена в системе политических, экономических и социо-культурных координат?

Что Украине может быть выгодно, что Украине нужно стимулировать в России, а чему она должна противодействовать, исходя из своих интересов?

И рассматривает ли Украина Россию как ресурс своего развития?

В тоже время, в Украине сложилась опасная и тревожащая ситуация «замалчивания», ухода, пассивности и односторонности в отношениях с Россией. А ведь элементарная постановка вопроса о цивилизованных (в противовес нео-имперским) отношениях, предполагающих равноправие в партнерстве соседей (в отличие от существующего «старшего брата»), и та выглядит весьма призрачной. Формально, Украина присутствует в «российском проекте», но уже совершенно другой вопрос, что это присутствие пассивно и односторонне. Россия постоянно обосновывает, предлагает и даже навязывает Украине свои концепции совместного будущего – «либеральная империя», «единое экономическое пространство» «евразийство», к которому Украина и имеет отношение только при посредстве России. Что поделаешь – не азиатская страна Украина… Но, попадая на украинскую территорию, все эти концепции не встречают серьезной адекватной реакции, оценки или альтернативы. В лучшем случае критика, но не более того. И это становится уже традицией…

Стихийность позиции Украины по отношению к России, которая начинает перестраиваться и существенно меняться (чего стоит только введение в оборот понятия «новая Россия»), отбрасывает развитие отношений между двумя странами в иррациональную плоскость, приводит к неадекватности действий и решений политиков и бизнесменов с обеих сторон. А конфликт вокруг Тузлы легко превратится в «пробу пера».

О том, что не было высказано вслух, двух мнений быть не может. Именно в процессе обсуждения становятся ясными аргументы сторон, участвующих в спорах о том, как должны развиваться отношения Украины и России, что может послужить их стабилизации, открытости и равноправию.

Отвечая на вопрос, какая Россия нужна Украине, мы сделаем еще один шаг к познанию самих себя, увидим нас самих в зеркале межнациональных отношений, четче сформулируем свои позиции и объединимся вокруг ясных целей и ценностей.

Именно поэтому мы считали важным поставить вопрос – а чего, собственно, хочет Украина от России, и какова вероятность столкнуться с течением времени с неоправдавшимися ожиданиями.

Свернуть

Украине давно пора прийти к осознанию того, что она не "территория для экспериментов" ближних и дальних соседей, а субъект, способный самостоятельно вырабатывать позицию по отношению к этим соседям. А пока мы гораздо чаще слышим, какая Украина нужна России и этим гордимся или возмущаемся, но своего видения России в Украине нет! Или почти нет…

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украина остается «младшим братом» России. Что будет завтра?

Украина остается «младшим братом» России. Что будет завтра?: Украина остается «младшим братом» России. Что будет завтра?

Вячеслав Кредисов, Председатель Правления Всеукраинского объединения предпринимателей «Новая Формация», кандидат экономических наук, заслуженный экономист Украины


Если бы удалось реализовать проект под названием ЕЭП, то это была бы воплощенная мечта для нашего бизнеса. Другое дело, что при нынешнем низком уровне развития демократии в наших странах, общем низком экономическом развитии реализовать этот проект очень сложно

 


Часто говорят об интересах России в Украине, но вот о наших интересах в России приходится слышать нечасто. В чем тут причина?


Я буду говорить, прежде всего, как экономист. Могу сказать, что интересы Украины в России присутствуют и, прежде всего, интересы экономические. Не секрет, что в разделении труда в Советском Союзе Украина занимала определенную часть. Построить такие гиганты, как в Тольятти или в Харькове за непродолжительное время независимости почти невозможно. И в этом причина того, что в сложившейся системе разделения труда ее легче поддерживать, чем создавать новый замкнутый экономический цикл.


Кроме того, украинские товары, хотим мы этого или нет, зачастую проигрывают конкурентную борьбу западным товарам. С этой точки зрения следует посмотреть, где наш рынок? Зачем искать какие-то далекие страны, когда рядом есть огромный российский рынок, на котором наши товары и известны, да и к качеству претензий значительно меньше. И это вторая причина, почему украинский рынок рассматривает Россию в качестве поля, на котором можно садить свои «ростки», чтобы они прорастали и приносили хороший урожай.


Третья причина состоит в том, что наши страны настолько близки и географически, и в культурном отношении, что отношения между людьми строить намного легче, чем с кем-либо другим. Неизмеримо сложнее вести бизнес с японцем, например, потому что у нас разные традиции и даже шутки. Вот эти три момента и объясняют, почему Россия является местом приложения усилий украинского бизнеса.


Россия все чаще заявляет себя как большая корпорация с вертикально интегрированной структурой. Насколько это отвечает интересам Украины, и какую роль она должна играть в работе этой корпорации – инфраструктура, обслуживание или что-то еще?


Я думаю, что этот вопрос более провокационный, чем корректный. Давать оценку, как России выстраивать свою экономику вряд ли стоит. Мы должны говорить о том, что украинский бизнес хотел бы, чтобы российские политики и предприниматели с нами считались. Безусловно, когда они рассматривают нас как часть какого-то своего подразделения то мы, граждане независимой страны, будем требовать, чтобы к нам относились с должным уважением. По крайней мере, с таким же уважением, с каким украинский бизнес относится к российскому бизнесу - более агрессивному, более мощному, более успешному, чем наш.


Если сравнить экономическое развитие в Украине и в России, то что бы мы ни взяли, мы отстаем. Если взять крупный капитал, то в России есть олигархи с международной известностью. У нас таких нет, а те, кого мы зовем олигархами, категорически от этого звания открещиваются. Если возьмем развитие малого и среднего бизнеса, то в России его доля в ВВП страны составляет уже более 20%. Это в два с лишним раза больше, чем у нас. Начинали мы вместе, но развивались хуже, медленнее. Мы начинали примерно в одно и то же время с Чехией, Венгрией, Польшей, но фактически оказались на одном из последних мест по экономическому развитию среди постсоветских стран. Можно называть много причин почему так случилось, но мы проиграли этот забег.


Устранение каких барьеров необходимо украинским предпринимателям?


Что нужно бизнесу? Ему нужно свободное перемещение капиталов, рабочей силы, товаров и услуг. На сегодняшний день такого свободного перемещения ни в Украине, ни в России нет, и в ближайшее время не предвидится.


Еще недавно Россия была нашим общим экономическим пространством, не было никаких пошлин, никаких торговых сертификатов. Их появление больно ударило по нашим предпринимателям. В «Новую формацию» входят производители кондитерских изделий. Сегодня они почти полностью прекратили отгрузку товаров в Россию. Для них сейчас одинаково, что в Швейцарию отправлять товары, что в Россию, условия одинаковы. Одинаково количество сложностей по оформлению, так же дорого стало платить пошлины. Мы видим, что весь мир пытается открывать границы, снижать пошлины и так далее. Мы же, имея единое экономическое пространство, успешно разбили его на кусочки, возвели баррикады под названием таможня, граница и тому подобное. Это не способствует развитию наших стран и отношений между ними. Поэтому если бы удалось реализовать проект под названием ЕЭП, то это была бы воплощенная мечта для нашего бизнеса. Другое дело, что при нынешнем низком уровне развития демократии в наших странах, общем низком экономическом развитии реализовать этот проект очень сложно. По-видимому, барьеры останутся, а то, что мешало, мешать и будет.


Защищает ли наше государство своих граждан, работающих на российском рынке?


Здесь важны два момента. Во-первых, очень слабая практика работы украинского бизнеса в России. Мы там настолько слабо представлены, что говорить о каком-то накопленном опыте работы пока рано.


Во-вторых, и здесь нужно быть откровенным, украинское государство еще настолько слабо, настолько еще не налажены его взаимоотношения с украинским бизнесом, что ожидать, что оно будет активно защищать интересы украинского бизнеса за рубежом, пока преждевременно. Если государство не помогает малому и среднему бизнесу развиваться у себя на родине, и этому есть объективные свидетельства (сравните хотя цифры доли малого бизнеса в ВВП стран: в Германии – 70%, и в Украине – около 10% ), то оно вряд ли будет помогать ему за рубежом. Думаю, не ошибусь, если скажу, что мы еще находимся на ранних стадиях развития, как демократии, так и бизнеса.


Может ли Украина взять в концессию часть Сибири, а не размениваться на отдельные скважины?


Я понимаю юмор и сарказм этого вопроса, но я отвечу серьезно. Убежден, что у нас достаточно внутренних возможностей, чтобы исправить ситуацию к лучшему. Одна из них - это создание благоприятных условий для развития малого и среднего бизнеса. Сегодня этот фактор в Украине не реализован. Поэтому, если ставить крест на факторах интенсивного развития, то остаются экстенсивные – Сибирь и так далее. Но я все-таки сторонник использования внутренних резервов. Нужно навести порядок внутри страны, чтобы бизнес чувствовал себя нормально хотя бы у себя дома.


Если сегодня спросить выпускников вузов, какую работу они считают
для себя перспективной, то большинство называет работу в фискальных органах. На сегодняшний день профессия предпринимателя не является привлекательной для молодежи. Поэтому, если у нас с бизнесом сейчас плохо, то что будет завтра, когда вся молодежь ринется в налоговую администрацию, в налоговую милицию? Можно только порадоваться за эти ведомства, что они создали вокруг себя такой ореол. Но нужно посочувствовать стране, в которой завтра некому будет работать, наполняя своими налогами бюджет. Почему у нас так плохо? Да потому что людей, производящих товары и услуги и наполняющих бюджет, становится меньше, чем проверяющих и контролирующих.


Если Россия пойдет путем создания «евразийской державы», каким может быть будущее Украины?


Как говорится, родину не выбирают. Я бы добавил – и соседей не выбирают. Россия - наш сосед, причем великий сосед, и навсегда. Все, происходящее в России, будет влиять и на нашу страну. Но я был бы счастлив, если бы сила влияния Украины на Россию была бы не меньшей, чем сила влияния России на Украину. Сегодня этого нет. Пока что мы выступаем в роли младшего брата.


Беседовал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Центру Разумкова

Наші відносини мають бути міжнародними, а не міжклановими

Микола Ожеван, доктор філософських наук, професор

„Ми виступаємо в ролі мазохістів, вважаючи, що все, що надходить з Росії є на порядок вищим від українського”

Владимир Петросян, бывший главный редактор газеты «Президент» (Россия)

Между Украиной и Россией нет серьезных противоречий!

Сергій Герасимчук, консультант Тимчасової спеціальної комісії Верховної Ради України з моніторингу Плану дій Україна – НАТО

Безпека Росії – в інтересах України

Сергій Хоменко, куратор молодіжного руху партії „Батьківщина”

„Більшість того, що відбувається в Україні, зокрема в її політичному житті, йде від Росії”

Олесь Гудима, народний депутат, фракція “Наша Україна”

Україна-Росія: у пошуку власних інтересів

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Сам собі голова

Ігор Осташ, заступник голови Комітету Верховної Ради України у закордонних справах, Віце-президент Парламентської Асамблеї ОБСЄ

„Без України в своїй орбіті Росія не набуде реального статусу супердержави”

Сергей Куницын, председатель Совета министров Автономной республики Крым

"Диалог с новой прагматичной Россией вести проще..."

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Россия и Украина: в поисках динамического равновесия

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

З Україною поводяться так, як вона дозволяє з собою поводитися

Сергій Адамович, директор з маркетингу "Фабрики санiтарно-гiгiенiчних виробів"

Непорозуміння між державами шкодять споживачеві

Тарас Кузьо, професор факультету політичних наук Університету Торонто, співробітник Центру досліджень Росії та Східної Європи

Україна і Росія “партнерство” розуміють по-різному

Олексій Голобуцький, заступник директора Агентства моделювання ситуацій

Україна–Росія: імовірність сприятливих варіантів наближається до нуля

Анатолій Гуцал, радник директора Національного Інституту стратегічних досліджень при Президентові України

«Россия уже сползает со своей пассионарной парадигмы»

Владимир Малинкович, политолог

Три Украины – три ментальности

Вадим Гречанінов, президент Атлантичної Ради України

Централізація здатна на певний час загальмувати розпад Росії

Михайло Гончар, вице-президент Фонда «Стратегия-1»

На орбіті російського впливу

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Лише демократична Росія є насправді безпечною для України

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

Бідний сусід – небезпечний сусід

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,117