В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Предлагая для дискуссии на страницах «Диалог. UA » новую тему, посвященную молодежи, мы сознательно отошли от критериев возрастных: считать ли человека молодым до 24, 28 или, исходя из последних предписаний законодательства, до 35 лет. Вместо этого мы попытались понять качественную смену в мировоззрении, ценностях и предпочтениях молодого поколения – поколения постсоветского.

В предлагаемом диалоге мы попробовали максимально расширить круг анализируемых проблем и ценностей молодого поколения. Поэтому одной из тем обсуждения будет «Молодежь и политика». Уж очень противоречивы и запутанны отношения действующих политиков с идущим им на смену подрастающим поколением. Спектр подходов здесь очень широк: подъем-мобилизация-самоорганизация, с одной стороны, и разочарование, кризис идей и ориентиров – с другой.

Во-первых, молодежь, по-прежнему не представлена собственной партией, а ее квоты в существующих партиях все чаще передаются по наследству детям действующих политиков.

Во-вторых, в молодежной среде нет четкого, своего, а не навязанного нынешней властью, видения будущего.

В-третьих, политика, с подачи различных политических сил, превратилась для молодежи в достаточно циничный бизнес. Это своего рода реакция на «оплаченные вызовы», на квоты и разнарядки извне, причем, зарабатывая деньги, многие не брезгуют ходить на акции противоположных по политическим взглядам политических структур – «не все ли равно где быть безликой массой, лишь бы платили!».

И все же… Даже это подталкивает молодых людей к более сознательному выбору и глубокому анализу происходящего, что не может не сказаться в будущем. Рост студенческого самоуправления, повышенная заинтересованность молодых в участии в местном самоуправлении (именно на местах молодежи гораздо легче найти себе применение и самореализовываться в политике). Молодое поколение уже хорошо знает не только о своих правах, но и о том, как их отстаивать.

Но гораздо больше молодежь открывала другие сферы применения своих сил, энергии, знаний. Вкус к жизни и оптимизм присущи сегодня молодым не только потому, что они молоды, не только потому, что это их родной мир. Он устроен так, что многие видят в нем будущее для своего жизненного проекта. Ключевое слово здесь – успех. Молодые чувствуют себя свободными и могут сами проектировать свое будущее. Они понимают существование корреляции между собственным успехом и успехом страны – чем более успешна страна, тем больше вероятность успеха для ее граждан. Именно от этого зависит, произойдет ли перелом в сознании молодежи – «уезжать-оставаться»…

Нынешнее молодое поколение выросло не только при другой политической, но и при другой образовательной системе. У молодых есть не только чувство внутренней свободы, но и чувство собственного достоинства. Увы, у нас еще не проводились специальные исследования, какие уже давно проводят западные социологи (1), но никто не будет отрицать возрастающую виртуальную активность молодежи в Интернете. Вопрос в другом, – станет ли эта виртуальная активность со временем социальной?

И что делать, чтобы не наступать на те же грабли, на которые наступали старшие поколения – не использовать стереотипы, ценности и догмы, ведущие в тупик?!

Конфликт поколений вечен – но в чем его специфика на данном этапе? Сводится ли она только к тому, что у разных поколений не совпадают образы будущего страны? И останется ли решающим голос молодежи в его выборе? В 2025 году в Украине значительно сократиться удельный вес молодого поколения в общей структуре населения…

Насколько яркой будет звезда восходящего поколения и как быстро она потухнет или закатится «за бугор». Кого и как эта звезда успеет осветить?! И чем более закостеневшим и «уставшим от перемен» будет наше общество, тем неожиданнее будет для него идущее на смену постсоветское поколение. На сегодняшний день ясно одно - традиционной преемственности поколений уже не будет, но сколь острым будет конфликт - вопрос остается открытым.

Свернуть

Предлагая для дискуссии на страницах «Диалог.UA» новую тему, посвященную молодежи, мы сознательно отошли от критериев возрастных: считать ли человека молодым до 24, 28 или, исходя из последних предписаний законодательства, до 35 лет. Вместо этого мы попытались понять качественную смену в мировоззрении, ценностях и предпочтениях молодого поколения – поколения постсоветского.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Корень проблем молодежи – низкая цена труда

6 фев 2007 года

Прежде всего – что такое молодежь в вашем понимании? Ведь на это счет есть самые разные мнения.

Существует несколько систем определения молодежи, но на данный момент в Украине законодательно молодежью считаются люди в возрасте от 18 до 35 лет. Мы в своих социологических опросах делим молодежь на две группы: 18-29 и 29-35 лет. Первая группа – это период становления, получения образования, возможно брака, возможно получения своего жилья, а 29-35 лет это период когда человек останавливается на избранной профессии и так далее.

Каковы проблемы нынешней молодежи и как она их решает?

Судя по нашим опросам, молодежь чувствует себя не особо хорошо, хотя более оптимистично, чем другие возрастные группы, что вполне естественно и понятно. Она демонстрирует более высокий уровень оптимизма и ожиданий, особенно социальных ожиданий, она более уверенна в своих силах, особенно группа 18-29 лет, затем эти качества несколько снижаются. Из этого мы делаем вывод, что положение молодежи в нашем обществе не столь безоблачно, как это может показаться на первый взгляд.

Одна из проблем – снижение уровня преподавания в школах. Кроме того, все сильнее проявляется разница в уровне преподавания между сельскими и городскими школами, между выпускниками школ малых городов и крупных центров. Все это создает проблемы при поступлении в высшие учебные заведения и при обучении.

Следующая проблема – ненормальное расширение сектора заочного образования. С каждым годом растет количество молодых людей, которые получают образование заочно. Качество этого образования, естественно, ниже.

Мы также прекрасно знаем, что, несмотря на расширение сети высших учебных заведений получить хорошее образование весьма сложно. Практика Министерства образования по созданию филиалов вузов в небольших городах не оправдала себя. Это не дает качественного образования. По нашим исследованиям, его получение становится все менее доступным для широких слоев молодежи, потому что это требует серьезных денег, а широкие слои населения просто не могут обеспечить своему ребенку проживание в крупном городе, крупном научно-образовательном центре.

Сразу после окончания вуза молодые люди сталкиваются с проблемой трудоустройства. Это связано с тем, что работодатель не может и не хочет принимать на работу молодых людей, не имеющих опыта работы. А опыт работы им получить негде, поскольку система практик, которая когда-то была, теперь разрушена, а во время обучения студенты не могут получить достаточно практических навыков. И это касается всех форм обучения и всех специальностей.

Поэтому молодые люди, как правило, вынуждены еще во время учебы идти работать, чтобы получить хоть какой-то практический опыт, хотя часто и не по специальности, и это оказывается не тот опыт, который нужен работодателю. Возникает ситуация, когда человек имеет образование, а работать по специальности не может. В результате происходит обесценивание высшего образования.

Многие отмечают завышенный уровень ожиданий молодежи. Так ли это?

Да, молодежь имеет завышенные социальные ожидания. Сталкиваясь с реальной жизнью, они рушатся, что приводит к разочарованию молодежи, потому так высок уровень пессимизма среди молодежи во второй возрастной группе. Эта группа, по нашим исследованиям, наиболее пессимистична.

Однако наиболее острая проблема для всех групп молодежи, это жилье. У нас не существует рынка доступного жилья. По нашим исследованиям, жилье эконом-класса, так же как и высшее образование, становится просто недоступным. Строится жилье бизнес-класса, элитное, но дешевое жилье, в котором наибольшая потребность, практически не строится. Даже программа молодежного жилищного кредитования, при всех ее недостатках, с 2006 года значительно сужена. Кредиты, которые дают банки, нельзя назвать социальными, они очень дороги. Если найти работу или заработок в крупном городе вполне возможно, это не дает возможности даже снимать квартиру, не говоря уж о приобретении жилья. В Киеве, Харькове, Донецке, Днепропетровске жизнь очень дорогая, поэтому даже эта возможность отсутствует.

Проблема жилья стала для молодежи практически неразрешимой.

Проблемы на рынке жилья, с получением работы отмечаются даже в наиболее благополучных в Европе скандинавских странах, где возникла общеевропейская тенденция ко все более позднему, «отложенному» взрослению молодежи. Значит ли это, что и у нас происходит то же самое?

Сплетенные в тесный клубок, проблемы молодежи становятся непреодолимым препятствием к полноценной взрослой жизни, что формирует отношение и к своему будущему в этой стране – замечу, что весьма высокий процент молодых людей не желает связывать свое будущее с Украиной.

Ситуация возникает парадоксальная – уровень патриотизма среди молодежи растет, люди любят эту страну, но они не хотят связывать с ней свою жизнь. Это говорит о том, что государство не создало условия, в которых молодежь способна самостоятельно обеспечить свое будущее. Если руководство страны очень любит слово «нация», то ему следовало бы обеспечить условия ее воспроизводства.

Действительно, в риторике наших политиков часто встречаются слова «народ» и «нация». Но ведь именно на молодежи лежит обязанность воспроизводства тела нации, а тела этого с каждым годом становится все меньше. Как его улучшить?

Я яростный противник всевозможных льгот и привилегий. Однако для решения этой проблемы нужно сделать одно – установить справедливую цену труда. Получая адекватную своему труду заработную плату, молодой человек должен быть в состоянии обеспечить себя и свою семью.

В Конституции Украины об этом прямо сказано, что каждый человек имеет право на достойный уровень жизни. Это единственное требование, которое должно обеспечить государство. Это его прямая и непосредственная задача. Если оно ее не решает, то мы теряем демографию, мы теряем высокообразованных людей. Возникла часть молодежи, которая, проживая в Украине, работает на иностранные фирмы, фактически подпитывая их экономику. Другая часть молодежи хотела бы работать в других странах. Не потому, что эти люди не патриоты. А потому что они не могут на ту зарплату, которую им предлагают, обеспечить себя. Поэтому весь это клубок проблем, о которых я сказала, повторяю, сводится к одной – цене труда.

У нас в стране существует множество вакансий. Но я не понимаю, зачем рапортовать о том, что создан миллион рабочих мест, если он никому не нужен – ведь нет качественных рабочих мест. По статистике это определить невозможно, в ней нет понятия «качественное рабочее место», нет динамики. Что молодежь считает «новым рабочим местом», сказать трудно. Но, если посмотреть повнимательнее, становится ясно, что молодежь, у которой стоит задача обустроить свою жизнь, эти вакансии занимать не будет, потому что предлагаемая зарплата либо в пределах прожиточного минимума, либо максимум в полтора-два раза выше. Если же вычесть налоги, то окажется, что с такой зарплатой человек может содержать не семью, а только самого себя, и то в рамках прожиточного минимума.

Чего в возникновении этой проблемы больше – алчности работодателей или безответственности государства?

Я бы сказала, что их обоих. Дело в том, что в начале 90-х годов, когда была гиперинфляция, была заморожена заработная плата. Она потеряла какую-либо экономическую обоснованность и связь с производительностью труда. Это те вещи, о которых сегодня в Верховной Раде говорили коммунисты. Да, многие считают, что нельзя поднимать зарплату вне связи с ростом производительности труда, но нельзя забывать и то, что в 90-е года зарплата по стране – вне всякой связи с ситуацией в экономике, была снижена в четыре раза. И пока этот разрыв не будет ликвидирован, мы не можем никоим образом сделать так, чтобы зарплата отвечала требованиям Конституции о достойном уровне жизни.

Я не экономист, а социолог, но как социолога меня не устраивают разговоры о том, что если работодатели будут выплачивать более высокую зарплату, они станут банкротами. Почему-то считается, что работодатели могут оплачивать сырье, орудия труда, а вот сам труд, рабочую силу они могут не оплачивать. Этот приоритет работодателей и предпринимателей – сам по себе аморален.

Замечу, что все успешные европейские экономики после войны развивались не за счет дешевой рабочей силы, а как раз наоборот. То, что наше государство пытается решать задачи экономического развития за счет работающих людей – это антисоциально и аморально.

Значит ли это, что можно ожидать нарастания протестных настроений среди молодежи?

У молодежи, в отличие от людей старшего поколения, есть выход. Она более мобильна. Она может переехать, она может вообще выехать из страны. И этой возможностью она будет пользоваться. Был у нас небольшой период после Майдана, примерно полгода, когда люди возвращались, в надежде, что у нас что-то изменится к лучшему. Но, к сожалению, сейчас мы опять имеем ту же внешнюю трудовую миграцию. Поэтому перспективы, при сохранении нынешних тенденций, абсолютно безжалостны – мы просто теряем рабочие руки.

Если нынешняя модель экономики, основанная на дешевой рабочей силе – несмотря на разговоры о переходе к «инновационности», будет и дальше работать, то она закостенеет и социально. У нас нет глубоких демократических традиций, у нас культура низких потребностей. С 2002 по 2004 год, по нашим исследованиям, желаемый уровень дохода для семьи из трех человек ограничивался тремя прожиточными минимумами. К исходу 2005 года эта кривая поползла вверх. В 2006 году мы получили показатель в шесть прожиточных минимумов. То есть вырос уровень потребностей людей, но в целом он все равно остается весьма низким, что может цементировать и социальную структуру общества.

Это значит, что, получая низкую зарплату, люди все равно остаются пассивными, и это не вынуждает их к активным протестным действиям.

Подтолкнуть их к таким действиям могли бы профсоюзы, но они остаются огосударствленными или «желтыми». Достаточно сказать, что ни один из наших профсоюзов не имеет забастовочного фонда, а ведь забастовка – это единственное серьезное оружие профсоюза. Люди же, которые живут на гроши, не могут платить такие взносы, которые бы позволили создать забастовочный фонд. Таким образом, наше «социальное партнерство» это фикция. Ни работодатели, ни правительство из года в год не выполняют требования Генерального соглашения. Наш главный профсоюз – ФПУ, трудовые права наемных работников не отстаивает должным образом, и ни одна другая организация этого не делает. Отказаться от заключения Генерального соглашения правительство не может, потому что Украина является участником международных организаций, а в Конституции записано, что она демократическая страна. Однако, дергая профсоюзы «за имущество», правительство успешно манипулирует ими, лишая какой-либо самостоятельности. Правительство дискредитирует профсоюзы, а простые люди даже и не знают, каким образом они должны отстаивать право на достойную оплату труда. У нас нет той политической культуры, которая бы давала людям знание и возможность в рамках данной системы общественных отношений отстаивать свои права. Это было легко увидеть после оранжевых событий. Когда вспыхнул Майдан, это было проявлением достоинства людей, но сразу после него у Администрации Президента собрались люди – каждый со своей бумагой, со своей проблемой. Но когда каждый борется не за право как таковое, а за свое маленькое право на что-то, он его получает как милостыню. Защитить свои права можно только действуя сообща.

К сожалению, пока таких тенденций к построению подлинно гражданского общества у нас нет. Государству нашему оно не нужно, наоборот, оно будет делать все возможное, чтобы такое общество никогда не появилось. Ему не нужны граждане, ему нужны подданные. Я не ожидаю каких-то революционных выступлений со стороны молодежи. Скорее всего, она будет протестовать пассивно, хотя и это очень мощный удар и по экономике, и по стране.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тарас Логгинов, глава совета молодежной общественной организации «Клуб «Компас»

«Молодежь стала более индивидуалистичной, более самостоятельной, более циничной, но и более деятельной»

Валентина Димитрова, член Пласту НСОУ, Східний регіон, Донецька округа.

Наші переконання є непохитними

Тетяна Данилів, директор Центру волонтеріату «Добра Воля»

«Волонтерство йде від бажання реалізовувати себе»

Наталя Точиленкова, асистентка програм громадської організації «Жіночий консорціум України»

«З кожним днем збільшується кількість політично-активних молодих жінок»

Михаил Чаплыга, президент ВМОО «Украинские фальконы».

Без организующей силы молодое поколение себя проявит не скоро

Людмила Кудіна, голова громадської організації «Молодіжна альтернатива»

«Я бачила реальну політичну активність молоді лише в 2004 році»

Станіслав Шумлянський, Директор інтернет- радіостанції «Хвиля української музики «Молоде радіо»

Нових правил гри не буде, доки їх не сформують люди з новим мисленням, а такі люди не мають можливості сформуватися, доки не буде нової системи

Ростислав Семків, директор видавництва «Смолоскип», літературний критик

Програма майбутнього, прийнятна для нашої молоді, ще не написана

Оксана Андрусяк, Віце-президент Європейського молодіжного парламенту

Загальноукраїнські видання приділяють недостатньо уваги молодіжним організаціям

Олесь Доній, голова Центру досліджень політичних цінностей

«Молодь, як оголений нерв, найгостріше реагує на політичні зміни»

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Новый политический проект ждать можно и нужно

Андрій Юсов, заступник голови політради громадської партії «ПОРА»

Молодь, мабуть, просто чекає чергового струсу

Лидия Ткаченко, ведущий научный сотрудник отдела исследований человеческого развития Института демографии и социальных исследований НАНУ

Нынешнее поколение молодых ничем не хуже других

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Молодежь требует новой государственной политики

Олександр Ярема, Директор департаменту молодіжної політики Міністерства сім’ї, молоді та спорту.

“Український молодіжний рух за останній рік зробив серйозний крок в напрямку інтеграції в європейський молодіжний простір”

Євген Гудзь, віце-президент Асоціації молодих українських політологів і політиків

“Молодь «підставили» її батьки і діди”

Олександр Солонтай, Голова Всеукраїнської молодіжної громадської організації «Фундація Регіональних Ініціатив», депутат обласної ради

Якби вибори були на мажоритарній основі, ми б побачили значно більше молодих облич в радах

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Лучшую часть своей молодежи мы готовим на экспорт

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,118