В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Предлагая для дискуссии на страницах «Диалог. UA » новую тему, посвященную молодежи, мы сознательно отошли от критериев возрастных: считать ли человека молодым до 24, 28 или, исходя из последних предписаний законодательства, до 35 лет. Вместо этого мы попытались понять качественную смену в мировоззрении, ценностях и предпочтениях молодого поколения – поколения постсоветского.

В предлагаемом диалоге мы попробовали максимально расширить круг анализируемых проблем и ценностей молодого поколения. Поэтому одной из тем обсуждения будет «Молодежь и политика». Уж очень противоречивы и запутанны отношения действующих политиков с идущим им на смену подрастающим поколением. Спектр подходов здесь очень широк: подъем-мобилизация-самоорганизация, с одной стороны, и разочарование, кризис идей и ориентиров – с другой.

Во-первых, молодежь, по-прежнему не представлена собственной партией, а ее квоты в существующих партиях все чаще передаются по наследству детям действующих политиков.

Во-вторых, в молодежной среде нет четкого, своего, а не навязанного нынешней властью, видения будущего.

В-третьих, политика, с подачи различных политических сил, превратилась для молодежи в достаточно циничный бизнес. Это своего рода реакция на «оплаченные вызовы», на квоты и разнарядки извне, причем, зарабатывая деньги, многие не брезгуют ходить на акции противоположных по политическим взглядам политических структур – «не все ли равно где быть безликой массой, лишь бы платили!».

И все же… Даже это подталкивает молодых людей к более сознательному выбору и глубокому анализу происходящего, что не может не сказаться в будущем. Рост студенческого самоуправления, повышенная заинтересованность молодых в участии в местном самоуправлении (именно на местах молодежи гораздо легче найти себе применение и самореализовываться в политике). Молодое поколение уже хорошо знает не только о своих правах, но и о том, как их отстаивать.

Но гораздо больше молодежь открывала другие сферы применения своих сил, энергии, знаний. Вкус к жизни и оптимизм присущи сегодня молодым не только потому, что они молоды, не только потому, что это их родной мир. Он устроен так, что многие видят в нем будущее для своего жизненного проекта. Ключевое слово здесь – успех. Молодые чувствуют себя свободными и могут сами проектировать свое будущее. Они понимают существование корреляции между собственным успехом и успехом страны – чем более успешна страна, тем больше вероятность успеха для ее граждан. Именно от этого зависит, произойдет ли перелом в сознании молодежи – «уезжать-оставаться»…

Нынешнее молодое поколение выросло не только при другой политической, но и при другой образовательной системе. У молодых есть не только чувство внутренней свободы, но и чувство собственного достоинства. Увы, у нас еще не проводились специальные исследования, какие уже давно проводят западные социологи (1), но никто не будет отрицать возрастающую виртуальную активность молодежи в Интернете. Вопрос в другом, – станет ли эта виртуальная активность со временем социальной?

И что делать, чтобы не наступать на те же грабли, на которые наступали старшие поколения – не использовать стереотипы, ценности и догмы, ведущие в тупик?!

Конфликт поколений вечен – но в чем его специфика на данном этапе? Сводится ли она только к тому, что у разных поколений не совпадают образы будущего страны? И останется ли решающим голос молодежи в его выборе? В 2025 году в Украине значительно сократиться удельный вес молодого поколения в общей структуре населения…

Насколько яркой будет звезда восходящего поколения и как быстро она потухнет или закатится «за бугор». Кого и как эта звезда успеет осветить?! И чем более закостеневшим и «уставшим от перемен» будет наше общество, тем неожиданнее будет для него идущее на смену постсоветское поколение. На сегодняшний день ясно одно - традиционной преемственности поколений уже не будет, но сколь острым будет конфликт - вопрос остается открытым.

Свернуть

Предлагая для дискуссии на страницах «Диалог.UA» новую тему, посвященную молодежи, мы сознательно отошли от критериев возрастных: считать ли человека молодым до 24, 28 или, исходя из последних предписаний законодательства, до 35 лет. Вместо этого мы попытались понять качественную смену в мировоззрении, ценностях и предпочтениях молодого поколения – поколения постсоветского.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Новый политический проект ждать можно и нужно

22 фев 2007 года

Прошло два года после Майдана, а былой активности молодежи и след простыл, хотя едва ли не каждая партия имеет при себе молодежную организацию. Что пр о исходит в молодежном движении?

Возраст лидеров молодежных организаций, по моим наблюдениям, не такой уж и юный, 32-37 лет. Это реальные лидеры. Бывает так, что выставляется какой-то молодой парень, «говорящая голова», но рычаги управления сосредоточены не в его руках, а в руках человека постарше. Это мое субъективное мнение, но та генерация конца 80-х начала 90-х дала лидеров, наиболее адекватных задачам молодежного движения.

По возрасту они уже таковы, что пора переходить на «взрослую» работу, но дело в том, что они всю жизнь занимались молодежным организационным строительством, и переходить во взрослую организацию им тяжело и психологически, и организационно. Нет у них навыков работы во взрослой формации. Им хочется передать свой опыт новой молодежи, но новое поколение уже не то, оно воспитывалось в иной реальности. Возникает кризис. Взрослые партии и сами не структурированы, в них нет той идейности, все прозаично и цинично. Молодежные же структуры предполагают элементы идейности, романтизма, искренности. Таким образом , молодежным лидерам трудно приспособиться. Возраст уже «поджимает», но войти во взрослые структуры им трудно, там другой тип менеджмента.

Есть опасность другого рода – при партиях обычно есть т.н. «молодежка», но, взрослые ее эксплуатируют, играют на доверчивости молодежи. Молодежные лидеры понимают, что им, грубо говоря, недоплачивают, но не могут выступить против этого, постоянно остаются в подчиненном положении. Фактически все парламентские партии имеют молодежные организации, но там введены бизнес-отношения, есть малый круг партийных чиновников, который назначает лидер ов , все выстроено по вертикали. Типичный пример – компартия, соцпартия, комсомол, молодые социалисты. Поначалу там объединились идейные люди, сейчас все перешло в бизнес-отношения.

Характерно то, что эти молодежные структуры при партиях являются «непотопляемыми», с одной стороны они почти ничего не делают, разве что побегать в период выборов «за копеечку», а с другой стороны, они и исчезнуть не могут . Украина – бедная страна, и скучающие бедные молодые люди готовы за копейки или ради развлечения поучаствовать в избирательной кампании, пошуметь на партийном митинге, потусоваться, социализироваться, одним словом. Эффективность таких «молодежек» очень невелика. С точки зрения партийных задач можно их изучать и сравнивать, кто удачней сработал, кто нет, но для решения проблем самой молодежи они практически бесполезны.

Чем отличается нынешняя молодежь от молодежи, например, начала 90-х? В какую сторону она изменилась?

Молодежь у нас хорошая и разная. Мне трудно судить более ко н кретно, я преподаю на энергетическом факультете, и могу судить в основном по своим студентам. Но это ведь очень специфический слой. Дети чиновников, причем высокопоставленных, «золотая молодежь», победители олимпиад, интеллектуалы. Конечно, и зменения в социальной структуре общества коснулись и молодежной среды. Возникли новые субкультуры, группы по интересам, а эти интересы во многом предопределены финансовыми возможност я ми, семейным положением и прочим. Студенты вращаются в своих кругах, социально-экономических стратах. В целом «золотая молодежь» - довольно закрытое сообщество.

Относительно человеческих качеств я не стал бы обобщать, сравнивая молодежь советских времен с нынешней, хотя элемент «поглупения» – есть , но люди разные . С реди золотой молодежи есть умные и глупые, и среди молодежи непрестижных вузов то же самое. Конечно, если ребятам приходится работать, а потом заниматься «восстановлением своей рабочей силы», то сил на саморазвитие уже, как правило, не остается. Остаются тупые «экстримовые» виды спорта, телевидение с его глуповатыми передачами и однообразными голливудскими фильмами. Так что возможностей для развития у рабочей молодежи гораздо меньше, чем у «золотой молодежи», где процент интеллектуально развитых ребят однозначно выше.

Другой вопрос – морально-этические аспекты. Одно дело – придти к каким-то прозрениям относительно общественно-экономического устройства через пустой желудок, и другое дело – читая умные книжки, Маркса, который сейчас становится модным, или такого культового автора как Славой Жижек.

К счастью, политическая теория левого движения развивается – пена начала 90-х сошла, старые коммунисты постепенно уходят, и приходят новые люди. Среди молодежи становятся известными имена Жижека, Хомского, Кляйн, Негри, Харта – а это хороший знак того, что у нас постепенно сформируется молодежная интеллектуальная элита и возникнет новый левый, более современный, европейский, если хотите, антиглобалистский политический проект.

Что происходит с нашими молодежными лидерами? В последнее время выдвинулся ряд бывших вожаков, например, Кириленко, Каськив, но новых идей что-то не видно. Можно ли от этого поколения вообще чего-то ждать?

Новый политический проект ждать можно и нужно. Вообще пассионарии это не просто радикалы, это еще и люди, которые умеют «разводить на деньги», выбивать финансирование для своих структур.

Дело в том, что молодые политики постепенно перерастают нынешние рамки, взрослеют, развиваются. К примеру, Слава Кириленко. Мы с ним в университете делали местное самоуправление. Это было студенческое движение, которого ректор Скопенко боялся, в начале 90-х это было мощное движение. Я был левым, он – правым, но руководство вуза нас уважало и считалось с нами. Мы тогда многого добились, и до сих пор в университете сохранилось свободное посещение лекций. Хотя если бы сейчас ректор захотел это отменить, никакого сопротивления бы уже не было.

Теперь ситуация изменилась. Не то поколение сейчас, не такое зубастое, как мы в свое время. Слава Кириленко долго возглавлял разные молодежки, там жесткие рамки, буржуазный стиль менеджмента, потом стал депутатом, крупным чиновником, инкорпорировался в систему. Но если в один прекрасный день ему надоест его постоянная зависимость, он стукнет кулаком по столу, то даже от него мы можем ждать чего-то нового, творческих идей.

Другой мой однокурсник Николай Катеринчук, он никогда не был бюрократом, был бизнесменом. Возможно, у него нет опыта партийного строительства, но у него непосредственное восприятие мира, и этот элемент свежести со временем, быть может, позволит ему создать что-то креативное.

Ребята из «Поры» - тоже вполне творческие люди. Их недооценивают – потому что они были использованы, причем четко по назначению. Им ставили задачи, они их выполняли, при этом «Пора» показала очень высокий коэффициент полезного действия. А когда они все сделали, они стали никому не нужны. Естественно, когда они это поняли, то попытались выжить, используя свой раскрученный «бренд». Для того же Каськива, который с начала 90-х сидел на западных грантах, деньги это уже не столько цель, а процесс, удовольствие раскрутить западного «лоха», или структуру – это тонкий, грамотный, в хорошем смысле слова «разводила». Учтите, что на один западный грант претендует пять-десять организаций. Эта конкурентная среда сформировала весьма успешных лидеров. Но это лидеры буржуазного направления, среди левых ситуация другая.

Левые молодые лидеры, например, Филиндаш, менее адекватны, кретивны, мобильны, менее интеллектуальны, более бюрократичны, и в этом «грантовыбиватели» их превосходят.

Каким вы видите будущее молодежных движений? Не суждено ли им постепенно «засохнуть» под давлением культуры потребительства и конформизма?

Предсказать трудно. Сейчас становится модной в научной среде методология синергетики, которая в принципе отрицает причинно-следственные связи. Как в жизни: бывает так, что вроде все сделал, а не сработало. А в другой ситуации, вроде бы усилий и не прикладывал – а дело пошло. И сложно искать какие-то алгоритмы, ведь есть масса факторов, которые влияют на результат. В любой тусовке может появиться совершенно отмороженный персонаж, который какими-то своими действиями даст неожиданно крупный результат.

Например, в эпоху Кучмы националисты много шумели – но кто мог предполагать, что буржуазно-либеральная среда станет живительной для праворадикальных националистических элементов, для скинхедов. Десять лет назад никто и предположить не мог, что они у нас появятся.

Вообще, без элемента саморекламы, будущее я вижу у двух ныне существующих молодежных организаций. Общее для них то, что они не инкорпорированы, не подчинены нынешней политической системе, партиям, не имеют парламентских надстроек. Это «Левая инициатива», которую я представляю, и «Че Гевара». Они самофинансируются, причем даже за счет так называемых «разводок», причем совершенно оправданных, и их руководство достаточно зрелое. Это дает повод надеяться, что они еще проявят себя и вызреют в нечто более значимое. В других молодежных организациях, подчиненных крупным партиям сама система перемалывает молодежных лидеров, лишает их инициативы, креативности. Поэтому будущее – за несистемными, но не маргинальными организациями, которые ищут свое место и пытаются интегрироваться в политическую систему, но не подчиненными, а полноправными участниками политической и общественной жизни.

Записал Андрей Маклаков

 

 

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тарас Логгинов, глава совета молодежной общественной организации «Клуб «Компас»

«Молодежь стала более индивидуалистичной, более самостоятельной, более циничной, но и более деятельной»

Валентина Димитрова, член Пласту НСОУ, Східний регіон, Донецька округа.

Наші переконання є непохитними

Тетяна Данилів, директор Центру волонтеріату «Добра Воля»

«Волонтерство йде від бажання реалізовувати себе»

Наталя Точиленкова, асистентка програм громадської організації «Жіночий консорціум України»

«З кожним днем збільшується кількість політично-активних молодих жінок»

Михаил Чаплыга, президент ВМОО «Украинские фальконы».

Без организующей силы молодое поколение себя проявит не скоро

Людмила Кудіна, голова громадської організації «Молодіжна альтернатива»

«Я бачила реальну політичну активність молоді лише в 2004 році»

Станіслав Шумлянський, Директор інтернет- радіостанції «Хвиля української музики «Молоде радіо»

Нових правил гри не буде, доки їх не сформують люди з новим мисленням, а такі люди не мають можливості сформуватися, доки не буде нової системи

Ростислав Семків, директор видавництва «Смолоскип», літературний критик

Програма майбутнього, прийнятна для нашої молоді, ще не написана

Оксана Андрусяк, Віце-президент Європейського молодіжного парламенту

Загальноукраїнські видання приділяють недостатньо уваги молодіжним організаціям

Олесь Доній, голова Центру досліджень політичних цінностей

«Молодь, як оголений нерв, найгостріше реагує на політичні зміни»

Андрій Юсов, заступник голови політради громадської партії «ПОРА»

Молодь, мабуть, просто чекає чергового струсу

Лидия Ткаченко, ведущий научный сотрудник отдела исследований человеческого развития Института демографии и социальных исследований НАНУ

Нынешнее поколение молодых ничем не хуже других

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Молодежь требует новой государственной политики

Олександр Ярема, Директор департаменту молодіжної політики Міністерства сім’ї, молоді та спорту.

“Український молодіжний рух за останній рік зробив серйозний крок в напрямку інтеграції в європейський молодіжний простір”

Євген Гудзь, віце-президент Асоціації молодих українських політологів і політиків

“Молодь «підставили» її батьки і діди”

Олександр Солонтай, Голова Всеукраїнської молодіжної громадської організації «Фундація Регіональних Ініціатив», депутат обласної ради

Якби вибори були на мажоритарній основі, ми б побачили значно більше молодих облич в радах

Людмила Шангина, УЦЭПИ им.Разумкова

Корень проблем молодежи – низкая цена труда

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Лучшую часть своей молодежи мы готовим на экспорт

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,198