В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Информационное пространство Украины и украинские масс-медиа – к этим терминам мы уже давно привыкли, но очертить границы этих пространств, указать на их особенности и основные различия, оценить возможности и предугадать тенденции развития – задача, как оказалось, отнюдь не простая.

Ни для кого не секрет, что единое информационное пространство в Украине на сегодня отсутствует. Регионы живут своей жизнью, описываемой своими СМИ, а Киев – своей. В Киеве не читают региональную периодику и не смотрят региональные ТВ каналы, тогда как в регионах зачастую невозможно купить киевскую периодику, благо хоть теле и радио трансляции из Киева доступны (что, однако, не означает – востребованы!) в украинской глубинке.

С одной стороны, в Украине зарегистрировано около 20 тыс. газет и журналов, более 1 тыс. телеканалов, то есть выбор источников информации огромный. Но качественного отечественного информационного продукта – все еще нет, а те редкие исключения, которые все же иногда радуют читателя или зрителя, – лишь подтверждают общее правило. Количество и качество доступных газет и каналов телевидения для жителя столицы на порядки выше объемов доступных носителей информации для жителя периферии.

Такое неравномерное распределение информационного ресурса, ограниченный доступ к важной информации, которая, как чистый воздух, должна присутствовать везде и всюду, сразу ставит населения регионов в неравные условия при реализации своих прав и свобод, прежде всего, – права на свободу слова и информации.

Для многих очевидно, что современные информационные технологии способны улучшить положение в обществе: уже более 10 лет они ощутимо влияют на развитие экономики, науки, культуры. Информационные инструменты стали доступной и привычной составляющей бизнеса, управления, образования. Однако наметившиеся тенденции развития онлайнового бизнеса и его ощутимый технократический уклон могут отставить за бортом информационного общества многие жизненные потребности общества, усугубить его социальное и территориальное расслоение. Проблемой социального единства, как в нашей стране, так и во многих странах мира становится так называемое «цифровое разделение» – разрыв между теми, у кого есть возможность выхода в Интернет, и теми, у кого ее нет.

Это, так называемое технико-экономическое ограничение, – лишь одно из многих. Для Украины по-прежнему остается не преодоленной информационная разрозненность между отдельными частями страны, иногда даже находящимися рядом. Доходит до абсурда – люди информированы о происходящем в соседних странах, на других континентах, но не догадываются о происходящем в соседнем городе или области!

Еще один вопрос, который нам не хотелось бы обойти стороной, это вопрос содержательного наполнения отечественного информационного пространства и, прежде всего, украинских СМИ. Общество, отдающее предпочтение демократическому пути развития, не может игнорировать тот факт, что демократических идеалов можно достичь лишь тогда, когда все избиратели в целом образованы и информированы настолько, что могут понимать суть наиболее важных политических проблем и принимать по ним ответственные решения. Ясно, что коммерческие СМИ не могут играть просветительскую роль должным образом. Многие их представители заявляют, что масс-медиа должны давать людям лишь то, что они хотят, а хотят они, в первую очередь, развлечений.

Однако нельзя упускать из виду и того, что масс-медиа фактически формируют вкусы людей. А вкусами (впрочем, как и мыслями, и предпочтениями), как известно, легко манипулировать. В качестве примеров можно привести следующее.

– Использование чувства страха и опасности для привлечения внимания часто дает побочный эффект, когда люди начинают бояться не того, чего действительно следовало бы опасаться. Страхи, искусственно создаваемые масс-медиа, иногда перерастают в панику, начинается «охота на ведьм». Принимаются сильнодействующие средства для борьбы с незначительными опасностями, в то время как гораздо большие опасности игнорируются.

- Для украинской политики очень характерно то, что увлечь зрителя или читателя «проблемой языка» или мыльным политическим сериалом с помощью СМИ гораздо легче, чем демонстрировать реальные результаты работы и поднимать реальный уровень жизни людей (причем, не избранных!). Масс-медиа охотятся за скандалами из частной жизни политиков и их семей, но игнорируют многие серьезные последствия их деятельности.

- Передачи скорее развлекают, чем информируют, в основном распространяя слухи, скандальные сообщения, секс и насилие. Политические программы в основном касаются персоналий политиков или их позиционирования, а не их идеологий. Но когда нет серьезного обсуждения проблем, избиратели остаются в заложниках у политической пропаганды, содержащей бессмысленные лозунги, а это лишает избирателей интереса к политике и переполняет их цинизмом.

- Новости отбираются масс-медиа не по их важности для общества, а по «коммерческой» привлекательности и возможности быть выгодно «проданными» целевой аудитории.

Таким образом, нынешние информационные технологии получили возможность формирования общественного мнения и социального управления, причем в случае с Украиной, еще и конкурирующими социальными укладами, каждый из которых предлагает и продвигает при помощи рекламы свои стандарты. Однако для общества важно сохранять критическую (в отличие от пассивно-потребительской) позицию восприятия, которая, увы, сознательно подавляется. «Фрагментированный мир частичных смыслов» приводит к невозможности «синтезировать реальность в ее смысловой целостности», а это, в свою очередь, способно породить еще большее «зло» - безответственность тех, кто предлагает тот или иной социальный уклад, за последствия его реализации.

И последнее. Глобальная культура, вестернизация... Выживание национальных СМИ в эпоху глобализации (внутри страны, и за ее пределами – в качестве носителя информации о стране) – также задача не из легких. Именно поэтому нас интересовали вопросы: Какими должны быть «законы жанра» при формировании национального информационного пространства? Что такое национальный информационный продукт в условиях современного глобального рынка, где можно гораздо легче и дешевле приобрести «чужой». Кто заинтересован в национальном информационном продукте, кто его заказчики и потребители?

Ведь «не имея эффективного национального телевидения невозможно реализовать национальный проект», особенно в условиях, когда в стране нет единого политического проекта, который бы объединял всех. Может, хотя бы для этого нужно создавать Общественное телевидение? Чего еще не хватает нашему информационному пространству, чтобы называться, «развитым», « цивилизованным», «самодостаточным»? Над чем еще нужно работать нашим политикам, издателям, журналистам, ученым и инженерам, чтобы сделать «кривое зеркало» украинской действительности более свободным, объективным, и независимым?

 

 

Свернуть

Информационное пространство Украины и украинские масс-медиа – к этим терминам мы уже давно привыкли, но очертить границы этих пространств, указать на их особенности и основные различия, оценить возможности и предугадать тенденции развития – задача, как оказалось, отнюдь не простая.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

«К сожалению, украинское кино и телевиденье не располагают к развитию вкусов зрителя»

16 апр 2007 года
«К сожалению, украинское кино и телевиденье не располагают к развитию вкусов зрителя»: «К сожалению, украинское кино и телевиденье не располагают к развитию вкусов зрителя»

Денис Иванов, продюсер кинодистрибьюторской компании "Артхаус Трафик"

Какой, на Ваш взгляд, является миссия кино в современном мире?

Кинематограф исполняет очень много социальных функций. Практически все, что делает культура, то есть воспитание, развлечение, формирование вкусов, определяется кинематографом. Именно благодаря кино люди сейчас узнают, как знакомиться, ухаживать за женщинами, интересно проводить время, как нужно выглядеть, петь, как стать «крутым парнем».

На какое кино сейчас есть запрос в украинском обществе? Насколько я поняла, фильмы, которыми вы занимаетесь, не для среднестатистических граждан…

Ваше утверждение одновременно и правильное и неверное. Часть фильмов, прокатом которых мы занимаемся, рассчитаны на достаточно широкую аудиторию. Скажем, в нашем арсенале есть такой фильм, как «Эллинг», несколько лет, назад получивший Оскара как лучший иностранный фильм. То же самое можно сказать и о картине «Осло, Гавайи», которая стала национальным норвежским хитом, или же о южноафриканском фильме «Цоци».

Кроме того, если же мы говорим об артхаусном кино, то в нем кроме непосредственной реакции публики и близости этого кино к публике, очень важной является также дистрибьюция. Например, американцы очень хорошо умеют продавать свои фильмы, россияне тоже очень быстро научились это делать. В то же время европейские, латиноамериканские фильмопроизводители страдают от того, что имеют сложности с продвижением и продажей своих картин. Американцы изобрели систему дистрибьюции, эффективно работающую по всему миру, однако кинематограф не исчерпывается лишь голливудскими фильмами. К сожалению, сейчас кинотеатры, беря в прокат фильмы, нередко называют их американскими для привлечения зрителей. Например, недавно шел японский фильм «Унесенные призраками» режиссера Хаяо Миядаки, и на его постере было написано «производство США».

В то же время, существует еще одна большая проблема. К сожалению, украинское кино и телевиденье не располагают к развитию вкусов зрителя, его пониманию кино. Падение общей культуры, безусловно, сказывается на отношении к фильмам, которые идут без так называемой «гарантии качества». Если человек приходит в кино на раскрученный голливудский боевик и знает приблизительно, что ему ожидать от этого фильма, то очень часто он стесняется пойти на фильм другой кинематографии. К сожалению, уровень культуры этого человека не позволяет ему понять, что то же норвежское, датское кино может быть совершенно не хуже американского фильма, более того, что это будет некое удовольствие, которого раньше этот зритель не знал.

То есть нашему обществу не хватает культуры восприятия кино?

Именно. В Германии, Франции, Швейцарии существуют специальные факультативы при школах, которые предполагают просмотр киноклассики, а также фильмов различных стран и кинематографов. Украина, к сожалению, не только не повышает уровень кинокультуры, но даже наоборот, ведь сейчас кино практически исчезло из телеэкранов, будучи замененным сериалами, причем не лучшего качества. А это так же вредно, как кормить людей, например, некачественной едой, с большим количеством консервантов и усилителей вкуса.

Если же посмотреть на то, как организовано медиапространство в Великобритании, то там существует телеканал BBC, который показывает не мейнстримовское кино, и который старается удерживать определенную полярность взглядов. На этом канале можно увидеть и российское кино, и европейское, и независимое американское кино. Подобные телеканалы также есть в Германии, Франции и других странах Западной Европы.

То же самое и в кинопрокате. Например, во Франции в кинотеатрах может идти очень много кинокартин. Одновременно в кинотеатре Парижа могут стартовать порядка 19 совершенно разноплановых фильмов, производства разных стран, и это дает зрителю замечательное право выбора.

К сожалению, у нас в Украине нет такой культурной среды. Наша компания, фестиваль «Молодость» пытаются исправить как-то ситуацию у нас, пытаются «расчехлить» зрителя, однако это довольно сложно.

По всей ли Украине можно смотреть продвигаемые вами фильмы, или же это преимущество лишь столичных кино-гурманов?

Вы можете увидеть на нашем веб-сайте афишу фильмов, раскруткой которых мы занимаемся по всей Украине. Мы показываем свои фильмы в 24-30 городах страны. Если фильм попадает к нам на короткий срок, то мы пытаемся хотя бы показать его в городах-миллионниках. Если это очень редкое кино, а копию достать очень сложно и возможно лишь на несколько дней, то приходится демонстрировать его лишь в столице. Например, картины Питера Гринуея мы покажем лишь на трех сеансах в Киеве в конце марта. Однако есть картины, которые живут в прокате очень долго, и проходят весь цикл сеансов во всех залах различных кинотеатров.

Вы привозите к нам иностранные фильмы. А как обстоят дела с украинским кинематографом? Есть ли нам что предложить вовне?

Эта проблема имеет много составляющих, и рынок далеко не наиболее важная из них. В прошлом году вышло 6 украинских картин, и наша компания имела отношение к одной из них. Очевидно, что система проката национального украинского кино и система его продаж уже сложилась и былой бойкот кинотеатров украинского продукта уже успешно пройден. Если в 1998-2001 годах невозможно было бы представить, чтобы люди ходили на украинские фильмы в кинотеатры, в прайм-тайм, то сейчас это вполне реально.

Однако если говорить о качестве самих фильмов, то прежде следует посмотреть, откуда берутся наши режиссеры. Для того чтобы успешно производить кино в Украине должна существовать своя киношкола, с долгими традициями, с обновляющимися поколениями режиссеров. У нас же заниматься кино стало модным только последние 2,5 года, а до этого никто вообще этого делать не пытался. Теперь, когда в обществе возникло поколение молодых людей, желающих снимать фильмы, то появились конкретные результаты. Это поколение молодых режиссеров фактически дебютировало в прошлом году, ведь и Саша Кириенко («Помаранчевое небо»), и Любомир Кобыльчук («Штольня»), и Алан Бадоев («ОранжЛав») относятся приблизительно к одному поколению.

Таким образом, заинтересованность нашего зрителя в украинском кинопродукте есть?

Да. И украинские фильмы, вышедшие в прошлом году (кроме «Прорвемось» и «Хеппи пипл») в прокате не провалились.

Занимается ли ваша компания раскруткой украинских фильмов за рубежом?

Да, занимается. Мы их продаем за границей.

Насколько успешно? Есть ли заинтересованность в украинских фильмах?

Понимаете, попадая за границу, наше кино автоматически начинает конкурировать с большим количеством фильмов из других стран, это довольно сложно, учитывая довольно короткую истории современного украинского кино. Украинский продукт, хотя его и можно достаточно успешно уже продавать и продвигать, и мы этим занимаемся, еще не имеет в достаточной мере некой остроты, каких-то специй для того, чтобы быть воспринятым западным зрителем.

Беседовала Оксана Гриценко

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

Українські ЗМІ не встигають реагувати на нові інформаційні потреби та запити, які генерує сучасний соціум в світі та в Україні

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Не стоит забывать, что медиа – это мощный источник политических технологий, которые способствуют формированию политического выбора граждан.

Вахтанґ Кіпіані, редактор щотижневого журналу «Фокус»

Доки ми не розібрались, що робиться у нас удома, намагатись втрутитись у світовий розподіл медіа безсенсово

Сергей Дышленко, шеф-редактор журнала «Украинские Итоги»

Украинские медиа ждет интересное, но хорошее будущее

Сергій Квіт, доктор філологічних наук, професор, завідувач кафедри соціальних наук і соціальних технологій Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Менеджери і власники принижують смаки нашого глядача

Ігор Луценко, економіст

Існує певна інформаційна асиметрія

Наталья Лигачева, шеф-редактор интернет-издания «Телекритика»

Отсутствие качественной аналитики – основная проблема украинского ТВ

Сергій Гузь, голова Незалежної медіа-профспілки

Наша журналістика пішла шляхом нарощування майстерності, але не шляхом генерування нових форматів

Игорь Данах, эксперт по системам безопасности

Свобода информации – не более чем иллюзия

Алексей Шевченко, философ, политолог

Задача масс-медиа – контроль за наслаждением

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

Форматная манипуляция – главная проблема украинских медиа

Юрій Макаров, журналіст, літератор

«Українське суспільство весь час перебуває в ситуації, коли слова спочатку набувають ваги, а потім стрімко девальвуються»

Олег Хоменок, советник по вопросам печатных СМИ IREX У-Медиа

«Граждане должны иметь право выбора информации»

Володимир Мостовий, редактор міжнародного суспільно-політичного тижневика «Дзеркало тижня», голова Комісії з журналістської етики

У нас зараз засилля ерзац-національного продукту

Руслан Кириленко, шеф-кореспондент відділу політики інформагенції «Українські новини»

Наші ЗМІ є не «четвертою владою», а лише частинами владних конгломератів

Владимир Золоторев, журналист

Наши масс-медиа не работают на читателя

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,062