В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

На семнадцатом году независимости можно констатировать, что наше общество остается разобщенным культурно и политически - Галичина и Донбасс, Крым и Волынь, десятки культур и традиций – все они по праву должны участвовать в совместном учреждении Украины как нового национального проекта. Однако, единства во взглядах на действенные инструменты и базисные идеологии для формирования общенациональной идеи пока нет. Все это время мы занимались и продолжаем заниматься демонтажем институциональной инфраструктуры советского государства, причем медленно и с малой долей успешности. Ситуация осложняется еще и одновременным осуществлением множества других переходов – от государственного социализма к рыночной экономике, от авторитаризма к демократии. Это вызывает большие трудности и в теоретическом, и в практическом аспектах реализации стоящих перед страной задач. В обществе существует очевидный вакуум понимания общей цели и общего видения будущего, т.е. национальной идеи.

Национальные идеи есть у каждой страны и везде они встречают сопротивление различных либеральных, социал-демократических или универсалистских идей. Столкновение этих идей является одним из наиболее важных политических разломов в Центральной и Восточной Европе за последние 16 лет.

Рассуждая о национальной идее, очень важно не запутаться в «приоритетах», в дискуссиях о том, что важнее: гражданство или титульный этнос, территория или язык, экономика или этнография. Очень важно соединить и учесть различные элементы, диалектику и взаимосвязь национального и социального, культурного и религиозного. Ответить, наконец, на вопрос, может ли вообще иметь место в демократическом и плюралистическом обществе какая-то общенациональная идея?

Перед Украиной стоит весьма непростая задача – консолидаци я нации. Ситуация осложняется вовлеченностью сообществ и отдельных индивидов в глобальные процессы информационного обмена, круговорота рабочей силы. Механизмы правовой защиты объективно требуют переосмысления задач, которые сегодня стоят перед национальными государствами. Нельзя также и исключать, что мы станем свидетелями реализации новой, виртуальной, формы социальной организации и инфраструктуры.

Что же должно делать украинское сообщество, чтобы состояться как нация в условиях постнационального развития и сохраниться ли приоритетом государственность как таковая?

Идеал полного соответствия национальных и политических границ утратил свой блеск вместе с утратой надежды на полную ассимиляцию иммигрантов. Сегодняшний национализм куда более прагматичен. Свобода, равенство и суверенность на практике получали очень разные толкования и разное значение, по мере того как идея нации распространялась от страны к стране. Идею нации использовали как для установления диктатур, так и для борьбы с ними, как для поддержки демократии, так и для ограничения ее. Хотелось бы особо подчеркнуть хорошо известное различие между политической и этнической формами нации – различие, которое очерчивает явный контраст между Западной и Восточной Европой, стабильными и нестабильными режимами, продуктивными и непродуктивными экономиками, диктатурами и демократиями.

И все же можно говорить о каких-то этапах вызревания национальной идеи в Украине. Вместо одной «господствующей привычки самосознания» возникло множество соперничающих «образов» нации и мифов о национальном происхождении и цивилизации, пропагандируемых разными политическими силами, на которые отзываются разные сегменты общества.

В тоже время, ни одна украинская политическая партия или политическая сила на сегодня не поставила открыто вопрос о формировании украинской национальной идеи не столько исходя из прошлого, и даже не из настоящего, сколько из будущего нашей много о бразной страны. Отсутствие предложений, развернутых формул национальной идеи можно отнести к угрозе национальной безопасности – т.к. когда государство не имеет мобилизующей национальной идеи и, как следствие, не обладает консолидированной нацией – оно нуждается во внешних «донорах» суверенитета.

Какой путь должна пройти национальная идея, чтобы из украинской мечты превратиться в новую парадигму становления и развития целостного, процветающего общества? Что ожидает Украину на пути от независимости государства к независимости гражданина?

К этим вопросам вновь и вновь обращаются историки, социологи, политики. Этой не простой, но очень актуальной теме мы и посвящаем наш новый диалог.

Свернуть

На семнадцатом году независимости можно констатировать, что наше общество остается разобщенным культурно и политически - Галичина и Донбасс, Крым и Волынь, десятки культур и традиций – все они по праву должны участвовать в совместном учреждении Украины как нового национального проекта. Однако, единства во взглядах на действенные инструменты и базисные идеологии для формирования общенациональной идеи пока нет. Все это время мы занимались и продолжаем заниматься демонтажем институциональной инфраструктуры советского государства, причем медленно и с малой долей успешности. Ситуация осложняется еще и одновременным осуществлением множества других переходов – от государственного социализма к рыночной экономике, от авторитаризма к демократии. Это вызывает большие трудности и в теоретическом, и в практическом аспектах реализации стоящих перед страной задач. В обществе существует очевидный вакуум понимания общей цели и общего видения будущего, т.е. национальной идеи.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Пришло время повернуться лицом к национальной идее

24 окт 2007 года

Национальная идея, как сказал незабвенный Леонид Данилович Кучма, у нас не сработала. И тут встает вопрос – «а был ли мальчик», была ли она у нас вообще? Что это такое, и, образно говоря, «с чем ее едят»?

Сразу должен сказать, что я – левый аналитик и буду использовать методологию левых. С одной стороны, ей свойственна определенная ограниченность, но с другой – она позволяет раскрыть некоторые глубинные аспекты вопроса, которые не позволяет раскрыть та методология, которая у всех на устах…

Поп-методология…

Удачное название. Для меня не существует национальной идеи вне раскрытия реальных социальных запросов населения. Национальное и социальное для меня диалектически увязано, и это очень важно. Если проблема национальной идеи, национального освобождения будет разрешаться вне контекста социального освобождения, то это будет создавать лишь новые путы и новые кандалы. И с другой стороны, если какие-то лозунги социального освобождения будут игнорировать проблему национального освобождения, то общий вектор эмансипации общества будет заходить в тупик.

Кучма – типичный буржуазный политик, и, разумеется, национальная идея конца 80-х – начала 90-х годов в Украине была взята на вооружение правыми буржуазными силами. Эта связь национальной идеи и буржуазных реставрационных преобразований или так называемых «реформ» - она по определению не могла сработать. Я достаточно критически отношусь к советскому прошлому, но тот уровень социальных гарантий, который был в Советском Союзе, а после 1991 года был сломан, и потому когда началась дикая капиталистическая реставрация, национальная идея в глазах большей части населения была дискредитирована. Левое движение, увидев связь национальной идеи с буржуазными преобразованиями, естественно, выбрало курс на восстановление Советского Союза, заняло консервативную позицию.

В связи с этим Советский Союз воспринимался многими как страна, в которой национальный вопрос был разрешен, что не соответствует истине. В сознании левых активистов возник штамп, что всякий национализм – буржуазный, и что национальная идея – буржуазная по своему духу. Да, так и было в начале 90-х, когда национальная идея была использована номенклатурой для своей трансформации в буржуазию. Традиционные левые партии – КПУ, СПУ считают, что все так и осталось, и так должно быть. КПУ вообще чурается всего национального, носится с идеей союза славянских народов, хотя идея подобного союза играет на руку, в первую очередь, российскому капиталу – и в этом нужно отдавать себе отчет. Впрочем, КПУ продвигает идею такого союза еще в относительно мягком варианте. Наталья Витренко и ее ПСПУ делает это куда более рьяно, открыто носится с хоругвями, пошла на союз с право-радикальными движениями, и вообще не может восприниматься как левая партия. По сути, это пятая колонна российского империализма. После 1991 года российский капитал в Украине некоторое время чувствовал себя не очень хорошо, но постепенно встал на ноги и более того – почувствовал себя хозяином в Украине. Лукойл и Газпром ведут себя как хищники, пытаясь прибрать к рукам все, что «плохо лежит».

Мне кажется, что пришло время повернуться лицом к национальной идее – особенно это касается левых партий, ибо если левые этого не сделают, то она останется монополизированной правыми силами.

Что значит «повернуться лицом» к национальной идее?

Это не значит, что левые должны стать националистами, ни в коем случае. Это значит понять диалектику, взаимосвязь национального и социального. Это значит, что если мы видим, что во Львове есть дискриминация русскоязычного населения, то мы должны поднять этот вопрос и бороться против такой дискриминации. Если мы видим, что в Донецке идет дискриминация украиноязычного населения, то мы также должны бороться против нее.

Каковы составляющие национальной идеи?

Для меня ключевой составляющей является принцип национального самоопределения. Здесь важно, что не государственного, а именно национального. К тому времени, как Европа вступила в фазу империализма, часть наций обрела свою государственность, а часть оказалась в составе империй, и часто разных империй. Украинцы вообще оказались разбросанными по пяти империям. И эта разбросанность и отсутствие государственности позволила Ленину сформулировать формулу «безусловного и безотносительного права наций на самоопределение».

Грубо говоря, если есть народ, и он не имеет своей политической надстройки, своего государства, то левые активисты должны были, безусловно, поддержать его требования государственности. Что важно, как писал Ленин, даже если процессом национального освобождения руководит буржуазия, а не пролетариат, надо поддержать такое движение. Напомню случай, когда к большевистскому правительству прибыла делегация из Финляндии с просьбой о предоставлении этой стране независимости, Ленин понимал, что это делегация буржуазного правительства, а не революционного, но настоял на том, чтобы эта просьба была удовлетворена.

И это было верное решение, ведь когда снимается национальная дискриминация и угнетение, то классовая борьба предстает во всей своей остроте. В независимой Украине капитал уже не может говорить, что в наших бедах виноваты «москали». Нет уж, извините, в наших бедах виновата капиталистическая система, а не «москали», и не надо переводить стрелки на национальный момент. Ленин не одобрял политику Центральной Рады, но длительное время он признавал УНР как независимое государство, и лишь после того, как она пропустила казачьи и белогвардейские войска, которые ударили в тыл большевикам, он признал правительство УНР контрреволюционным. Это было сложное время, была гражданская война, а на войне некоторые решения принимаются быстро.

Какую позицию по национальному вопросу занимают основные политические партии?

Что касается современной Украины, то я всегда лояльно относился к традиционным левым партиям, понимая их проблемы, возрастной состав, некоторую теоретическую зашоренность, но полностью игнорировать национальный вопрос – это уж слишком. Возьмем КПУ. Создавать партию во Львовской области на базе русской общины Львова – насколько это рационально? Ведь такая партия неизбежно будет восприниматься остальными жителями львовщины как инородное тело, как агенты внешней силы. Было время, когда большинство членов КПУ просто не могли провести дискуссию с правыми националистами на украинском языке.

Сейчас ситуация немного меняется. Я чрезвычайно критично отношусь к А.Морозу, но он всегда занимал гораздо более тонкую позицию по национальному вопросу, чем КПУ. Еще в начале 90-х он пытался объяснить, что национальное левое движение в Украине имеет свою традицию, с ним связаны такие имена как Иван Франко, Леся Украинка, и оно вовсе не принесено в Украину на штыках солдат генерала Муравьева, что это естественная и органичная часть украинского самосознания, которое будет существовать по крайней мере до тех пор, пока существует капитализм. Пока будет капитализм – будет существовать и сопротивление ему, причем сопротивление это было и будет национальным. На самом деле национальное движение связано с народной массой, а не с элитой. Элиты перемешиваются, они космополитичны и безродны. Причем этот космополитизм я рассматриваю как явление буржуазного порядка.

Еще Марксом в его совместной работе с Энгельсом в классической работе «Манифест коммунистической партии» была высказана глубокая – и недооцененная в советское время мысль о том, что национальный вопрос может быть глобально разрешен не раньше, чем пролетариат превратится в нацию. Эта мысль не была понятна. Это мысль о том, что пока от имени нации говорит ее буржуазная верхушка, национальный вопрос не будет разрешен. Национальные проблемы будут загоняться внутрь. Когда же от имени нации будет говорить ее трудящаяся масса, только тогда национальный вопрос будет разрешен – а трудящиеся между собой всегда договорятся.

История пестрит примерами объединения интересов широких масс населения под лозунгами национального освобождения из-под власти империй или колонизаторов. Возможно ли такое объединение в сегодняшней Украине, имеющей свою государственность, но фактически, зажатой, как в тисках, между двумя неназванными империями – Россией и Евросоюзом?

На уровне общедемократических требований силы широких масс и национальной буржуазии можно объединить, но только в редких случаях. Например, у курдов нет своего государства. Есть курдский народ, который борется за создание своего государства уже сотни лет. И курдская буржуазия и курдское крестьянство заинтересованы вместе бороться за свое государство, и в этой ситуации они могут быть союзниками, но важно другое. Курдский рабочий класс ни в коем случае не должен идти в подчинении у буржуазии. В условиях глобализации это наиболее продажная, компрадорская, оппортунистическая часть нации, и ничего хорошего от нее ждать нельзя. Кстати, те процессы, которые идут в Курдской Рабочей Партии А.Оджалана, когда убирается красное знамя, начинаются заигрывания с американским империализмом, мол, «ребята, помогите», меня очень тревожат – ведь изначально левая рабочая партия переходит на позиции оппортунизма, начинает разрывать социальную борьбу и национальную. Мол, «сначала мы добьемся национального освобождения, а потому уже будем бороться за социализм». Когда это – потом? Этот разрыв губителен.

Есть и другая опасность. Некоторые левые активисты говорят, «если национальное освобождение идет под флагом буржуазии, то зачем вообще за него бороться»? Это приводит к тому, что лозунги национального освобождения отходят в руки правых, усиливая их. Наоборот, мы обязаны выбить лозунги национального освобождения, национальной эмансипации из рук правых. Разве кто-то из нас против украинского языка, развития украинской национальной культуры и государственного суверенитета? Нет. Тогда идеи национального и социального освобождения и эмансипации должны идти в неразрывной связи, поддерживая и усиливая друг друга.

Традиционные левые партии этого не понимают, и такой связи боятся, мол, национальный вопрос «сам пройдет». Так ведь не «прошел» же он в Советском Союзе, наоборот, его нерешенность способствовала распаду Союза, и тому, что всего за несколько лет к власти пришли буржуазные националисты. Национальные проблемы в Союзе не были разрешены. Они были загнаны вглубь. Даже в государственном гимне СССР были слова «…союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь» - то есть указывается на некий объединяющий центр. То, что русский народ – наши братья-славяне, это понятно, но с точки зрения интернационализма подобное выпячивание неправильно, все нации должны быть равны.

На нынешних парламентских выборах мы видим, в основном то, как партии поливают друг друга грязью, и лишь изредка раздают обещания. Национальные лозунги практически не звучат. Стоит ли ожидать того, что национальная идея – по крайней мере, некоторые ее составляющие, будут каким-то образом артикулированы в будущем – и кем?

С одной стороны, ведущие партийные элиты, как Партия Регионов, так и оранжевые, поняли, что национальная идея себя дискредитировала, и ее активно не используют. Она вытеснена на обочину, где ее дожевывают разные маргинальные политические образования и полуфашистские партийки. Оранжевые пытаются сохранить какой-то налет «национальности», но очень тонкий и очень легкий. Однако национальные вопросы не разрешены. Они опять загоняются вглубь. Тлеет Крым, разделение между востоком и западом страны не преодолено, а наоборот, усиливается и подогревается.

От крупных буржуазных партий можно ожидать лишь спекуляций по национальному вопросу. Есть четкая «пятая колонна» российского капитала – ПСПУ Витренко. Есть пронатовские партии, купленные и перекупленные, «вольные демократы» и так далее. Не определились в своей ориентации бютовцы, чьи интересы есть как на западе, так и на востоке. Потому новые левые не имеют права закрывать глаза на национальный вопрос. Либо мы сможем, уже в самое ближайшее время предложить свою альтернативу, связав воедино национальную идею и идею социального освобождения, либо национальная идея, тихо тлея и накапливая взрывной потенциал, будет грозить всему обществу непредсказуемыми последствиями.

Записал Андрей Маклаков

 

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

„Україні потрібна національна ідея, яка буде конкурентноздатною в світі де правлять глобальні корпорації”

Максим Розумний, завідувач відділу стратегічних комунікацій Національного інституту стратегічних досліджень

Будувати спільну ідею варто навколо зовнішньополітичної суб’єктності України

Наталя Беліцер, експерт Інституту демократії ім. Пилипа Орлика

Національна ідея повинна природно визріти в самому соціумі

Денис Богуш, президент «Богуш комьюникейшнз».

Не имея своих идей, мы обречены жить в плену чужих

Андрей Ротовский, президент «Украинской лиги по связям с общественностью», директор центра общественных связей «Рапид», к.ф.н.

Национальная идея должна объединять восток и запад страны

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

«Наша місія лежить у духовній площині»

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

По миру бродит призрак – глобальной идеи

Татьяна Хорунжая, пресс-секретарь Конгресса национальных общин Украины, историк.

«Воспитание общей национальной памяти — ценность, которая должна стать основой новой идеи национальной общности украинского народа»

Олександр Палій, історик, політолог, кандидат політичних наук

«Суспільство має скепсис не щодо національної ідеї, а щодо слів, заяложених язиками політиків»

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Тисячолітня історія українців свідчить, що український народ не розчиниться у нинішній полікультурній Європі

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

«До формування національної ідеї нам ще далеко»

Елена Стяжкина, доктор исторических наук, профессор кафедры истории славян Донецкого национального университета

«Люди – всегда больше идей, в которые они верят»

Алексей Крысенко, к.ф.н., заведующий отделом украино-российского регионального сотрудничества НИСИ

Без моральных лидеров нет и национальной идеи

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,154