В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

В зеркале украинского культурного продукта

Ни для кого не будет открытием, что культура время от времени модернизируется. Культурная эволюция неизбежна. Мир проходит через беспрецедентный взрыв продуцирования знаний, технологий и «ноу-хау» в каждом обществе. И можно констатировать, что в том виде, в котором мы привыкли видеть украинское культурное пространство, оно серьезно отстает от растущих духовных потребностей современности. Не потому ли падает интерес к украинской культуре и престиж всего украинского?

Большинство наций предприняли меры, чтобы приспособиться к меняющейся действительности, а что же происходит в Украине? Ведь место страны в современном мире не в последнюю очередь зависит и от ее культуры. Смогла ли украинская культура выйти за рамки «шароварной», как ее долгое время называли? И что мы получили взамен – «третью копию», римейк западного или российского «культурных» образцов?

Рассматривать тенденции в изменении украинского культурного продукта оказалось очень непросто, особенно на фоне акции «Україна – зона культурного лиха». И хотя мы, начиная новый диалог, не ставили перед собой задачу отрицать весь тот беспредел, который происходит в украинской культуре, все же попытаемся сделать акцент на тех составляющих культурного продукта, которые не только живут, но и востребованы сегодня в Украине.

Достаточно долгое время фольклорные культурные модели были едва ли не единственным идентификатором украинского происхождения нашего культурного продукта. Однако к обществу постепенно приходит осознание того, что обращение к духу древности хоть и необходимо для потребностей национальной идентичности, однако, только на фольклоре не может основываться стратегия, направленная в будущее.

В ходе становления государственной независимости в Украине до сих пор не решен вопрос о том, что же такое украинская история и культура. Только на 17 году и то в рамках чужого формата шоу-программы ставится вопрос о «великих украинцах». Поэтому нельзя не согласиться с современным художником Александром Ройтбурдом: «Якщо визначати українську культуру з позицій етнічного націоналізму, ми отримаємо культуру в обсязі, терпимому для маленької країни, а не для великої європейської держави. Необхідно переосмислити не тільки рамки української культури, але і поняття української історії».

Об этом же неоднократно говорил и культуролог Лесь Герасимчук: «ми не бажаємо дати відповідь ще на одне запитання: йдеться про національну ідею, як мрію про «українську» Україну, чи про ідею української багатонаціональної державності»

В новом диалоге нам показалось интересным проследить динамику взаимоотношений государства и культуры – от финансирования и идеологического заказа с последующим контролем, к практически полному идейному и денежному безразличию державных мужей. Особо в этой теме стоит вопрос коммерческого искусства. Привычная ситуация, когда выживает сильнейший, губительна для культуры. Ведь процесс современного художественного творчества основывается на коммуникациях и взаимодействии людей в той же мере, в какой и на художественных произведениях прошлого, на открытости доступа к ним. С закрытием маленького музея может исчезнуть огромный пласт культуры, – так что законы рыночной конкуренции тут не всегда применимы.

«Держава не повинна впливати на культуру. Проте, вона може, якщо їй це цікаво, створити такі умови, аби приватний бізнес вкладав гроші у культурний розвиток», – констатирует Лесь Подервянский, украинский писатель и художник.

«Культуру не треба захищати, вона сама має інстинкт самозбереження. І цей інстинкт вона проявляла багато разів». – утверждает С.Проскурня

«Искусство должны создавать личности, а не система» – настаивает О.Пинчук

И вот, что еще хотелось бы обязательно подчеркнуть, открывая наш новый диалог. Создание культурной инфраструктуры – является важнейшим элементом стратегии политической элиты, ибо, утрачивая связь с элитой духовной, политическая элита теряет будущее.

Создание произведений искусства зависит от наличия сложных сетей поддержки . В таких культурных сетях между собой взаимодействует множество факторов, причем самым непредсказуемым образом. И не последнюю роль в их создании и поддержке должны играть журналисты.

Быстрое развитие Интернета и сектора электронных коммуникаций заметно повлияло и на культуру. Это новая ситуация, при которой культура должна адаптироваться к своему окружению – информационному обществу.

И последнее. Совсем недавно, 8 января в Любляне, столице председательствующей в ЕС Словении была проведена церемония, на которой 2008 год был назван годом межкультурного диалога. Что необходимо для того, чтобы наш голос не затерялся в Европейском культурном многоголосье?

Естественная функция общества – творить, создавать культуру. Культурный продукт, присущий обществу и отражающий его состояние, – всего лишь зеркало современной Украины, в которое стоит вглядеться, чтобы адекватно оценить перемены, происходящие с современным обществом.

Свернуть

Ни для кого не будет открытием, что культура время от времени модернизируется. Культурная эволюция неизбежна. Мир проходит через беспрецедентный взрыв продуцирования знаний, технологий и «ноу-хау» в каждом обществе. И можно констатировать, что в том виде, в котором мы привыкли видеть украинское культурное пространство, оно серьезно отстает от растущих духовных потребностей современности. Не потому ли падает интерес к украинской культуре и престиж всего украинского?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Культура не является товаром, потому что она абсурдна. И это -прекрасно.

21 янв 2008 года
 

Олег Сидор-Гибелинда, искусствовед

Что отличает современный культурный продукт в Украине, чем он отличается от того, который проникает к нам, скажем так, «извне» - новые формы или новые идеи?

Я бы не стал их так жестко противопоставлять. Новые формы – это уже идеи. Идея, оторванная от формы, это уже не совсем идея. А что касается термина «культурный продукт», то это немного отдает супермаркетом. Конечно, нам часто приходится жертвовать точностью во имя доходчивости или популяризации понятий или наших мыслей. Например, термин «готика» - очень сложный, а им широко пользуются, и так далее.

Чтобы сказать, какие новые тенденции наблюдаются в нашей культуре, надо писать большую монографию, где описать, что такое культура, что в нее входит, и смотреть конкретно, что делается в том или ином жанре искусства, и лишь потом приходить к каким-то обобщениям. Говорят, что в каждой культуре есть две под-культуры, высокая и низкая, но у нас сейчас их не две, а, наверное, двадцать две, и их очень трудно привести к общему знаменателю – но это и хорошо, что их много. Это разнообразие. Говорят, что есть тенденция коммерциализации культуры, но ведь многие писатели и художники все равно создают произведения «в стол», «для себя» - а потом они рано или поздно находят своего читателя или ценителя, так что все не так просто. Культура ведь не является товаром, это абсурдно – потому что сама она абсурдна. И это прекрасно.

Как вы считаете, на кого в основном ориентирована массовая культурная продукция? Я имею в виду, прежде всего ту, которая транслируется через электронные медиа – телевидение, радио.

Я сейчас употреблю слово, не очень красивое, даже бранное, но очень точное, и пусть потребители этой с позволения сказать, культурной продукции, на меня не обижаются – я совершенно не хочу никого обидеть. Так вот, она ориентирована на дебилов. Я должен извиниться перед дебилами, потому что они не виноваты. Они просто жертвы какого-то культурного процесса. Конечно, у нас есть хорошие образцы культурного продукта, например, все то, что делает Скрипка. Но опять-таки, он не делает погоду, и общей картины не меняет. А, в общем и целом, культурный продукт, транслируемый электронными медиа, рассчитан на людей, мягко говоря, крайне невзыскательных. Что касается поп-музыки, то это очень невысокий уровень даже с точки зрения коммерции. Если мелодии, пришедшие с запада, порой хочется напевать, они как бы сами забираются тебе в подсознание, то с нашими такого не бывает – они не захватывают, не запоминаются.

Может ли выжить культура в условиях поддержки государства?

Смотря какая культура, ведь культура это очень широкое понятие. Разница очень большая, и какая-то культура без поддержки государства выжить не может и, прежде всего это, наверное, кино. А вот изобразительное искусство в этом не нуждается. Нуждаются в поддержке государства библиотеки, музеи. Очень нуждается в поддержке государства такое движение, как создание памятников, это ведь не коммерческое явление, а движение, отражающее ценности социума.

Помните дискуссию о том, «быть или не быть украинскому бестселлеру»? Создание бестселлеров абсолютно не нуждается в поддержке государства, напротив – для создания его на постсоветском пространстве автору необходима хотя бы минимальная конфронтация с властью. Авторы бестселлеров не могут поддерживаться властью, это абсурд. Не может поддерживаться властью андеграунд, это абсурд, хотя в некоторых странах власть и пытается делать это, например, в Голландии – но там совершенно другая ситуация. Не может государство поддерживать «незаангажированное искусство» - иначе оно просто перестает им быть. В таком случае нужно запрещать государству делать это. Мы должны быть благодарны государству за ту толику свободы, которая нам дана.

Вмешательство государства необходимо в случае создания каких-то огромных, затратных проектов типа блокбастеров. Однако, например, в Америке, киноиндустрия обходится безо всякой поддержки государства, и эта ситуация вовсе не обязана быть уникальной.

Как чувствуют себя деятели нашей культуры в условиях господства в Украине западной поп-культуры?

Я бы ответил вопросом на вопрос – а насколько западным является этот масскульт? Он не столько западный, сколько российский. Западный масскульт, если его хорошо подбирать, вполне приемлем. Среди массы всевозможной «половы» в нем можно найти и нечто ценное, чего о российском масскульте я сказать не могу. Великая российская культура, как по мне, умерла. Да, и там до сих пор попадаются какие-то жемчужины, но не в масскульте. Есть ценные вещи в сфере андеграунда, в альтернативной культуре, но не в массовой, это точно.

Чем оборачивается для государства и общества маргинальный статус, который имеет сегодня украинская культура?

Оборачивается тем, что не уважают художника, не интересуются искусством, и все это оборачивается банальным бытовым хамством. Люди перестают читать, смотреть качественное кино, притом даже не плохое западное, а плохое российское, откуда люди копируют образцы поведения персонажей. Это заметно повсюду и повсеместно, причем часто это оборачивается настоящим криминалом. Хотя, конечно, это не значит, что западная масскультура «белая и пушистая», там тоже всякое есть. В то же время я не за то, чтобы все запрещать. Если какой-то жуткий кровавый хоррор типа «техасская резня бензопилой» собираются выпускать на экраны, то да, с этим надо что-то делать. Хотите смотреть такое – пожалуйста, покупайте видео и смотрите себе дома. Но это не значит, что надо брать и все запрещать.

Как вы считаете, какой образ Украины складывается в представлениях тех людей, которые знакомятся с нашей культурой за рубежом? Ведь есть мнение, что о нас знают разве что по достижениям Верки Сердючки на «Евровидении».

Думаю, картина на самом деле более сложная. Есть разные образы и существуют они на разных уровнях. Верку Сердючку я бы даже не упоминал, она мне глубоко неинтересна, в конце концов, она не выиграла «Евровидение», а его выиграла Руслана. Есть художник Борис Михайлов, который живет сейчас в Германии, хотя до того он жил в Харькове. Его работы знают во всем мире, хотя они и мрачноваты, андеграундного типа. Те наши ребята, которые побеждают на фестивалях в Каннах со своей анимацией, это тоже какой-то образ Украины, тоже не всегда гламурный, мягко говоря. А что делать, если у нас все так?

Образ этот не создан раз и навсегда, он живой и непрерывно создается, причем расслаивается на ряд под-образов. Это не только образ Оранжевой революции, и Ющенко на Майдане, но это и образы, созданные кем-то из наших художников, ну и так далее. Я думаю, что для того, чтобы за рубежом сложился какой-то более-менее цельный образ, понадобится немалое время. А какой, к примеру, у нас с вами сложился образ Швейцарии? Кого из тамошних художников, писателей, режиссеров мы могли бы назвать? Но это же не мешает швейцарцам жить, а всем остальным – завидовать их отлаженному быту и прекрасной природе Швейцарии. Конечно, в этой стране есть своя культура, но она, быть может, совершенно локальна, так ведь от этого не теряет ни эта страна, ни ее художники, ни ее писатели и режиссеры.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Влад Троицкий, основатель Центра современного искусства «ДАХ», режиссер, продюсер

«Государство должно заниматься протекционизмом, и защитой своих интересов в области культуры»

Ольга Брюховецька, культуролог

Ми знаходимося в стані подвійної провінційності

Катерина Мотрич, письменниця

«Маргінальність духу породжує вторинність у всіх проявах життя».

Сергій Дацюк, философ

«Производить культурные продукты для мирового потребления мы не умеем или не хотим»

Костянтин Родик, знавець книжкового ринку

Культура ніколи не вмирає, але...

Кирило Стеценко, заслужений артист України, професор Київського національного університету культури і мистецтв

Яким би дебелим не був би увесь організм-нації, якщо психіка-культура не функціонує нормально, ніщо інше не працюватиме доцільно

Юрко Зелений, співознавець

«Український культурний продукт немасовий»

Назип Хамитов - доктор философских наук, писатель, психоаналитик.

Подстраивание под чужие образцы – это способ вымирания украинской культуры

Наталья Ермакова, театровед

Государство не имеет никакого представления о культуре и то, что ей нужно дать

Олег Пинчук, скульптор

Мир изменился, но творцы оказались неприспособленными

Павел Гудимов - художник, фотограф, издатель, арт-центр "Я Галерея"

У нас есть культурная ниша, но достаточно скромная для Украины.

Лесь Подерв’янський, український письменник і художник

«Культура залежить від особистостей»

Сергій Проскурня, театральний режисер

Театралізація політики вже відбулась, попереду – карнавалізація суспільства

Пол Джордан, докторант Національного університету Шотландії

Українському культурному продукту просто не вистачає «піару»

Густав Водичка, писатель

«За украинский рай нужно сражаться»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,071