В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

В зеркале украинского культурного продукта

Ни для кого не будет открытием, что культура время от времени модернизируется. Культурная эволюция неизбежна. Мир проходит через беспрецедентный взрыв продуцирования знаний, технологий и «ноу-хау» в каждом обществе. И можно констатировать, что в том виде, в котором мы привыкли видеть украинское культурное пространство, оно серьезно отстает от растущих духовных потребностей современности. Не потому ли падает интерес к украинской культуре и престиж всего украинского?

Большинство наций предприняли меры, чтобы приспособиться к меняющейся действительности, а что же происходит в Украине? Ведь место страны в современном мире не в последнюю очередь зависит и от ее культуры. Смогла ли украинская культура выйти за рамки «шароварной», как ее долгое время называли? И что мы получили взамен – «третью копию», римейк западного или российского «культурных» образцов?

Рассматривать тенденции в изменении украинского культурного продукта оказалось очень непросто, особенно на фоне акции «Україна – зона культурного лиха». И хотя мы, начиная новый диалог, не ставили перед собой задачу отрицать весь тот беспредел, который происходит в украинской культуре, все же попытаемся сделать акцент на тех составляющих культурного продукта, которые не только живут, но и востребованы сегодня в Украине.

Достаточно долгое время фольклорные культурные модели были едва ли не единственным идентификатором украинского происхождения нашего культурного продукта. Однако к обществу постепенно приходит осознание того, что обращение к духу древности хоть и необходимо для потребностей национальной идентичности, однако, только на фольклоре не может основываться стратегия, направленная в будущее.

В ходе становления государственной независимости в Украине до сих пор не решен вопрос о том, что же такое украинская история и культура. Только на 17 году и то в рамках чужого формата шоу-программы ставится вопрос о «великих украинцах». Поэтому нельзя не согласиться с современным художником Александром Ройтбурдом: «Якщо визначати українську культуру з позицій етнічного націоналізму, ми отримаємо культуру в обсязі, терпимому для маленької країни, а не для великої європейської держави. Необхідно переосмислити не тільки рамки української культури, але і поняття української історії».

Об этом же неоднократно говорил и культуролог Лесь Герасимчук: «ми не бажаємо дати відповідь ще на одне запитання: йдеться про національну ідею, як мрію про «українську» Україну, чи про ідею української багатонаціональної державності»

В новом диалоге нам показалось интересным проследить динамику взаимоотношений государства и культуры – от финансирования и идеологического заказа с последующим контролем, к практически полному идейному и денежному безразличию державных мужей. Особо в этой теме стоит вопрос коммерческого искусства. Привычная ситуация, когда выживает сильнейший, губительна для культуры. Ведь процесс современного художественного творчества основывается на коммуникациях и взаимодействии людей в той же мере, в какой и на художественных произведениях прошлого, на открытости доступа к ним. С закрытием маленького музея может исчезнуть огромный пласт культуры, – так что законы рыночной конкуренции тут не всегда применимы.

«Держава не повинна впливати на культуру. Проте, вона може, якщо їй це цікаво, створити такі умови, аби приватний бізнес вкладав гроші у культурний розвиток», – констатирует Лесь Подервянский, украинский писатель и художник.

«Культуру не треба захищати, вона сама має інстинкт самозбереження. І цей інстинкт вона проявляла багато разів». – утверждает С.Проскурня

«Искусство должны создавать личности, а не система» – настаивает О.Пинчук

И вот, что еще хотелось бы обязательно подчеркнуть, открывая наш новый диалог. Создание культурной инфраструктуры – является важнейшим элементом стратегии политической элиты, ибо, утрачивая связь с элитой духовной, политическая элита теряет будущее.

Создание произведений искусства зависит от наличия сложных сетей поддержки . В таких культурных сетях между собой взаимодействует множество факторов, причем самым непредсказуемым образом. И не последнюю роль в их создании и поддержке должны играть журналисты.

Быстрое развитие Интернета и сектора электронных коммуникаций заметно повлияло и на культуру. Это новая ситуация, при которой культура должна адаптироваться к своему окружению – информационному обществу.

И последнее. Совсем недавно, 8 января в Любляне, столице председательствующей в ЕС Словении была проведена церемония, на которой 2008 год был назван годом межкультурного диалога. Что необходимо для того, чтобы наш голос не затерялся в Европейском культурном многоголосье?

Естественная функция общества – творить, создавать культуру. Культурный продукт, присущий обществу и отражающий его состояние, – всего лишь зеркало современной Украины, в которое стоит вглядеться, чтобы адекватно оценить перемены, происходящие с современным обществом.

Свернуть

Ни для кого не будет открытием, что культура время от времени модернизируется. Культурная эволюция неизбежна. Мир проходит через беспрецедентный взрыв продуцирования знаний, технологий и «ноу-хау» в каждом обществе. И можно констатировать, что в том виде, в котором мы привыкли видеть украинское культурное пространство, оно серьезно отстает от растущих духовных потребностей современности. Не потому ли падает интерес к украинской культуре и престиж всего украинского?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Мир изменился, но творцы оказались неприспособленными

4 фев 2008 года
Мир изменился, но творцы оказались неприспособленными: Мир изменился, но творцы оказались неприспособленными

Олег Пинчук, скульптор

Какие основные тенденции Вы могли бы отметить в современной украинской культуре?

Кроме коммерциализаци и, бросающейся в глаза, это ещё и - полная апатия к деятелям культуры, художникам, а также тенденция к изгнанию художников из их мастерских, особенно из центра, с А ндреевского спуска и из других районов. Начальники не понимают, что это за мастерские, кто эти художники, что вообще делают и « зачем они там сидят ».

Насколько власть преуспела в таких делах?

Преуспевает регулярно, идёт системная работа по выживанию художников ; это носит повальный, массовый характер. Удержатся на плаву удаётся только единицам, кто имеет финансовую возможность, остальные - безропотно и тихо покидают свои мастерские. Как правило, никуда не жалуются, уходят работать на кухню, или по своему возрасту, просто уже ничем не занимаются.

О рганизации, которые достались нам в наследство, союз писателей, союз кинема тографистов, союз художников превратились в б юрократические структуры, деятельность которых крайне неэффективна, иначе тот же союз художников был бы у всех на устах. А так - иногда люди тайно организовываются и пытаются свои помещения отстоять.

Приятная новость, о том, что уволи ли некоторых гл а в райадминистраций (Подольского, Святошинского, Депровского районов ) с формулировкой «за недостаточное внимание к культуре».

Можно ли талантливому творцу в Украине не только свести концы с концами но, и скажем так, коммерчески преуспеть? Многим ли это удаётся?

Я сторонник рыночных отношений в культуре. Я н и когда не пользовался гран т ами и считаю, что деньги надо зарабатывать.Я допуск а ю, что талантливые люди, не всегда это умеют и не хотят перестраиват ь ся. Я знаю, многие получали поддержку от фонда «В і дродження», возможност и поехать за границу, возможност и учит ь ся, получать образование. Они выпускают для художников каталоги, но это носит частный характер.

Раньше было проще, допустим Союз х удожников - это была структура, которая пом о гала художникам жить безбедно. Они получали заказы от государства, государство было вполне платё жеспособным органом, платили не плохие гонорары. Когда ситуац и я поменялась, тут - то и выясн и лось, что мы оказались н еприспособлен н ыми. Чему нас учили в инст и туте? Физике, анатомии, но не учили менеджементу и пониманию, что искусством можна зарабатывать. Я лично всегда зарабатывал сам. Я с большим уважением отношусь к Союзу х удожников и сам состою его членом, они помагали мне с выставками, но я никогда не просил у него денег.

Появилось ли у нас такое явление как меценатство? Заметно ли оно «снизу»?

Меценатство есть, только его трудно увидеть. Кто такой меценат и что такое меценатство? Это состояни е души. Я знаю, что есть многие люди, которые готовы инвестировать в культуру. Есть частные спонсоры, есть банки, которые выпускают прекрасные книги украинских художников. Вот сейчас выходят каталоги Марии Пр ий маченко. Но есть интересный момент : встречаются художники настолько « голодные», что получая деньги на каталог, они их по тихоньку разворовывают. Они делают большую ошибку, потому что деньги, которые идут на рекламу и должны приносить эффект, они перекладывают в свой карман. Другими словами, художники сами виноваты.

Заметны ли изменения в т.н. «бытовой культур е» в Украине за последние 10-15 лет?

Заметить изменения в бытовой культуре непросто. Именно бытовая культура - у нас не на самом высоком уровне. Наши испачканные лифты, наши туалеты – это тоже показатель культур ы... Сказать что мы самы й культурный народ в Европе, очевидно, нельзя, и изменений к лучшему, пока, увы, не видно.

Зато у наших творцов есть успехи на международном уровне, не так ли? Особенно после того, как рухнул пресловутый «железный занавес»…

К аждый художник говорит, что у него есть какие-то успехи, мол, он выставлялся там-то и там- то. Это всё, по большому счёту, чепуха. Из таких людей, которые добились успеха на Западе и имеют отношение к Украине, можно назвать художника По пова, который родился в Украине, известный на Западе нон-конформист.

Для молодых украинских художников, мировой рынок, как ни покажется это странным, не страдает пристрастием к высокой культуре, если не охарактеризовать его простым, но точным словом - жлобский.

Чтобы продать свои работы, наши молодые художники много заимствуют из работ западных авторов, из каталогов, журналов. Для того чтоб пустой холст сделать достоянием музеев, нужны интел л ектуальные технологии, у нас этим мало кто занимается. Один французский социолог писал про работу «поля искусства», что в него входят не только художники, а целая армия людей – галерейщики, критики, аукционисты, ценители и покупатели, журналисты. И вся эта масса людей работает, и очень активно, над тем, чтобы не пропал интерес к искусству, ну и, конечно, чтобы их доходы не упали тоже.

Получить прописку, обрести законное место в этой структуре весьма непросто, и из наших соотечественников это удалось единицам. Шедевр – это не просто плод великого вдохновения, хотя вдохновение тоже важно, а результат негласной договоренности, согласования интересов огромной массы людей. Отсюда и заоблачные цены на работы старых мастеров – они отражают количество труда, потраченного на «раскрутку» мастера.

В мире искусства не важно что ты делаешь, важен результат, а он достигается отнюдь не только творческими усилиями одного художника. Время одиночек прошло. Однако «вломиться» в структуры западного поля искусства извне практически невозможно – там все под контролем, и это отнюдь не проще, чем войти на рынок торговли самолетами. Да, у нас есть прекрасные самолеты, которые могут конкурировать с лучшими мировыми образцами – но нас не пускают на рынок, мол, самолеты эти небезопасны. То же происходит и на рынке искусства. А иначе как понять то, что на выставке в Лондоне стоял о «произведение» под названием «экскременты художника», и стоили они очень дорого, а мы свои экскременты предложить не можем?

Что значит теперь умение рисовать? Скорее, больше значит умение пров о цировать, возбудить к себе интерес. Е сли я завтра вынесу на выставку баночку св оей мочи, её никто не купит за три миллиона долларов. У наших художников прекрасная школа, много талантов, но для признания на международном рынке, чтобы попасть в богатые частные колекции, им нужны западные менеджеры. А и м нет д о нас ник а кого дела, мы для них варвары.

Мы с вами говорили о мировой культуре, о бытовой, об судьбах художников. А как бы вы расценили пол и тическую культуру наших политиков?

Политики созда ю т фон. Фон лицемерия, обмана, фон не исполнен ны х обещаний. Я челов е к, не имеющий отношения к политике, для меня дико, когда люди дают обещания и не выполняют. Сказал - сделал, это мой принц и п. А они, когда приходят к власти - всё забывают, их дело - нажива.

В последнее время по телевидению стали появляться репортажи об установке памятников, причем несколько «самостийного» характера. Например, памятник бабке, торгующей семечками, или жабе, то бишь чувству зависти, или вообще неизвестно кому. В то же время предметом насмешек стали официальные памятники у нас предметом критики стали скульптуры на Майдане, а в России памятник Петру работы Церетели и вовсе стал неким синонимом ночного кошмара. В каком состоянии находится сейчас монументальное иску с ство?

Трудно г оворить, что он о в расцвете сейчас, и нельзя сказать, что оно был о в рас ц вете в советские времена, тоже была халтура. На берегах Днепра оно и до сих пор стоит, сверкает, и мы уже, похоже, с этим как-то смирились. Ну что ж, время было такое. У нас почему-то думают, что все м онументальное должно быть очень большим, хотя в монументальной скульптуре свои законы. И скусство должны создавать личности, а не система. Правда, и на Западе отношения скульпторов с государством не такие простые, как может показаться. Тот же Генри Мур, например, прежде чем стал культурным истеблишментом, немало натерпелся от критиков, прежде чем добился мировой известности – и это при том, что он еще будучи студентом, обрел высоких покровителей, и его очень активно рекламировали, на него начала работать система. Ну, и многие ли у нас знают даже его, я уж не говорю о каком-нибудь Бранкузи, чьи работы сейчас продаются за миллионы долларов? А Джеф Кунс? Подозреваю, что если бы он не женился на порнозвезде Чиччолине, у нас бы его тоже не знали.

Были и в советское время личности, и им не давали ходу, есть они и сейчас, и с ними обращаются так же. И их не меньше, чем сто лет назад или во времена Ренессанса. Интересные работы есть, и есть хорошие авторы, но они обычно имеют локальную известность, как например, Медведев в США или Арайа в Индии. Так везде в мире, так и у нас. Сейчас мир изменился, старые ценности не актуальны, и настоящая монументальная скульптура меньше востребована, и у нас больше не финансируется. Где-то есть старые хорошие памятники, есть и хорошие новые, но это, это, к сожалению, отнюдь не правило.

И последний вопрос: что вы сейчас читаете?

Мне подарили и сейчас я читаю «Московиаду» Юрия Андруховича, хотя, как правило, я читаю специализированную литературу.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Влад Троицкий, основатель Центра современного искусства «ДАХ», режиссер, продюсер

«Государство должно заниматься протекционизмом, и защитой своих интересов в области культуры»

Ольга Брюховецька, культуролог

Ми знаходимося в стані подвійної провінційності

Катерина Мотрич, письменниця

«Маргінальність духу породжує вторинність у всіх проявах життя».

Сергій Дацюк, философ

«Производить культурные продукты для мирового потребления мы не умеем или не хотим»

Костянтин Родик, знавець книжкового ринку

Культура ніколи не вмирає, але...

Кирило Стеценко, заслужений артист України, професор Київського національного університету культури і мистецтв

Яким би дебелим не був би увесь організм-нації, якщо психіка-культура не функціонує нормально, ніщо інше не працюватиме доцільно

Юрко Зелений, співознавець

«Український культурний продукт немасовий»

Назип Хамитов - доктор философских наук, писатель, психоаналитик.

Подстраивание под чужие образцы – это способ вымирания украинской культуры

Наталья Ермакова, театровед

Государство не имеет никакого представления о культуре и то, что ей нужно дать

Павел Гудимов - художник, фотограф, издатель, арт-центр "Я Галерея"

У нас есть культурная ниша, но достаточно скромная для Украины.

Лесь Подерв’янський, український письменник і художник

«Культура залежить від особистостей»

Сергій Проскурня, театральний режисер

Театралізація політики вже відбулась, попереду – карнавалізація суспільства

Пол Джордан, докторант Національного університету Шотландії

Українському культурному продукту просто не вистачає «піару»

Олег Сидор-Гибелинда, искусствовед

Культура не является товаром, потому что она абсурдна. И это -прекрасно.

Густав Водичка, писатель

«За украинский рай нужно сражаться»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,060