В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

«Игра в демократию» нынешней, как и всех предыдущих властей, несет в себе реальные угрозы для демократии как таковой. Украинским лидерам все труднее декларировать демократические ценности и демонстрировать желание считаться с интересами большинства граждан и, тем более, учитывать мнение оппозиции в процессе реализации своей политики.

Несоответствие сложившихся в Украине политических институтов тому идеалу, к которому стремится общество, и запрос на «восстановление справедливости» все чаще делает актуальным вопрос «наведения порядка», для чего требуется «сильная рука».

Но ситуация в Украине типична для большинства посткоммунистических стран Центральной и Восточной Европы. Выборы, прошедшие во всех вышеградских странах за последние два года показали, что странам региона свойственна политическая нестабильность и непредсказуемость поведения политических игроков. Еще более четко просматривается подрыв доверия к демократическим институтам. По данным недавнего международного опроса Института Гэллапа, восточные европейцы не считают выборы в их странах честными и свободными. На вопрос «думаете ли вы, что ваш голос что-то значит?», лишь 22% респондентов дали положительный ответ. Демократия сегодня не имеет врагов, но она теряет своих сторонников.

Желание сохранить высокий уровень социальной защиты у наших соотечественников сочетается с потребностью в элементарных гражданских свободах, от которых украинское общество уже вряд ли сможет отказаться. И все это – на фоне общего неприятия власти. В этом неоднозначность и противоречивость ситуации в Украине.

Одной из ключевых угроз демократии являются проблемы, связанные с верховенством права. Недоверие общества к органам власти – это норма, недоверие к институтам права – симптом приближающегося кризиса.

Популистские партии и блоки, в большей или меньшей степени, стремятся выражать и «выезжать» на своих рецептах по устранению этих проблем в условиях двойственности демократических стандартов и подходов для «своих» и «чужих». На фоне неудовлетворенности общества действиями политической элиты в целом это иногда срабатывает. Но не таятся ли в таких действиях попытки приучить общество к мысли о невозможности реализовать в Украине какую бы то ни было демократическую модель правления?

Мы предлагаем обсудить на страницах «Диалог.UA» ряд вопросов, связанных с авторитаризмом. Возможно ли, что запрос на патернализм и попытки его удовлетворения могут привести к установлению авторитарного режима в Украине? Так ли сильно приблизилось украинское общество к демократической системе правления, чтобы процесс этот стал необратимым? И что (или все же кто?) может являться гарантом того, что Украине удастся избежать авторитаризма? И всегда ли авторитарное общество является недемократическим, с точки зрения механизма действия? Какие социологические критерии патернализма и авторитаризма в общественном сознании можно выделить, чтобы, опираясь на них, отслеживать, фиксировать, предупреждать, бороться с возникающими субъективными и объективными рисками для демократического процесса в Украине, фиксировать слабые места развития этого процесса? Закончится ли игра украинской власти в демократию «взрослым», настоящим народовластием, или нас ждет авторитаризм, который никогда не бывает «игрушечным»?

Свернуть

«Игра в демократию» нынешней, как и всех предыдущих властей, несет в себе реальные угрозы для демократии как таковой. Украинским лидерам все труднее декларировать демократические ценности и демонстрировать желание считаться с интересами большинства граждан и, тем более, учитывать мнение оппозиции в процессе реализации своей политики. Закончится ли игра украинской власти в демократию «взрослым», настоящим народовластием, или нас ждет авторитаризм, который никогда не бывает «игрушечным»?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Сочетание патерналистских ожиданий снизу и патерналистской демагогии сверху

27 мар 2008 года

Что можно сказать о патерналистских настроениях в обществе и как они изменились с начала 90-х годов?

Есть некая общая основа, связанная с тем, что патернализм всегда осуществляет государство. Но сейчас патернализма ждут не столько от государства, сколько от личности. Наблюдается сочетание патерналистских ожиданий снизу и патерналистской демагогии сверху, а также патернализма с харизматической политикой, что очень эффективно для получения голосов. Не от государства ждут 1000 гривен, а лидер, фюрер должен дать деньги, обеспечить безопасность и предсказать будущее.

Если не ошибаюсь, это некая дама?

Да, но она как фюрер. Женщина в белом, красивая, умная, с характером непререкаемого лидера. Ситуация схожая с началом сталинизма, ещё до репрессий, то есть в хорошем смысле слова. СССР этак 23-х - 36-х годов.

Без коллективизации?

Нет, коллективизация в самом разгаре. И у нас есть аналоги, например, реприватизация.

Кого затрагивает патернализм в наибольшей степени?

Конечно же, пенсионеров и молодёжь. У первых просто нет другого выхода, а вторые - ждут поддержки...

...Или у них нет входа?

Вот-вот , и потому они готовы пойти за лидером и поддержать такие правила игры, когда государство управляет их образом жизни. Это всё связано с концепцией общественного договора. Ведь патернализм и есть общественный договор, при котором члены общества обеспечиваются работой и минимумом необходимых жизненных благ, но не имеют права заниматься политикой. Поэтому существующий ныне общественный договор выглядит негативно.

Может ли появиться значительная поддержка у партий, гарантирующих наведение порядка твёрдой рукой, жёсткую регламентацию деятельности олигархов и тому подобное? Поддержит ли их, скажем, средний класс?

Вспомните историю - что средний класс всегда являлся не только носителем демократических ценностей, но и легко поддавался различным идеям фашистского толка. При определённых обстоятельствах он поддержит и цезаря, и дуче, и фюрера. Не надо думать, что если у нас появится массивный и активный средний класс, то он закрепит победу демократии. Очень часто ему нужна сильная рука, и вот почему.

У среднего класса есть несколько главных врагов. Это, собственно, государственный аппарат, бюрократия; это транснациональные компании, которые нуждаются не в среднем классе, а только в работниках своей корпорации; это олигархи, которые принципиально рассматривают средний класс как планктон, в котором плавают питающиеся им «киты». Планктон не хочет быть планктоном, он хочет вырасти тоже если не до кита, то до размеров крупной рыбы, которая имеет право на существование. Потому антиолигархические революции совершаются лидерами фашистского типа и под прикрытием среднего класса. Классический вариант - приход к власти Гитлера в 1933 году. Он же не с коммунистами сражался, он получил голоса на борьбу с олигархами. Она носила антисемитский характер, но это совсем другое дело. И то же самое Муссолини - он не боролся с левыми движениями, он сам пришёл из социалистов. Вообще, была целая плеяда лидеров, пришедших к власти опираясь не на беднейшие массы общества, а на организованные слои среднего класса. И будут приходить.

Так что возможностей для расцвета авторитарных тенденций очень много. Тем более, что сегодняшние партии для этого сделали уже определённые шаги. Они подняли ценность популизма, демагогии, и подняли ценность харизматичного лидерства, вместо коллективной ответственности партии. Потому очень может быть, что придут новые «голопупенки» придут и будут не менее оригинальны, чем предшествующие политики.

Сейчас я говорю о принципиально важных вещах. Есть метод проб и ошибок, когда страна куда-то тыкается и после ухудшения социально-экономических условий откатывается назад. Есть метод проекта, плана, миссии. Он может не называться, не присутствовать в виде документа, но элита может иметь его как некий консенсус, видение «куда идти». Допустим, надо укрепить границы, или обеспечить индустриализацию, или убрать каких-то трёх олигархов. А народ должен участвовать в этой игре...

Вы заметили, как общество переварило сталинизм? Оно решило, что это была неплохая идея, но исполнение ушло в непредсказуемую сторону. Таковым есть метод проб и ошибок и, Украина, которая следует этому методу, всегда будет иметь регулярный соблазн короткого и быстрого решения всех проблем. Признавать ошибки и расплачиваться будут дети следующих поколений.

Возможно ли в Украине развитие другого типа демократии, скажем, как в Скандинавии?

Нет, конечно же. Дело в том, что у нас есть родовая травма, мы появились не в результате развития или борьбы за независимость, когда льётся кровь. Украина вывалилась при кесаревом сечении. Ещё это можно сравнить с большим землетрясением, когда всё рухнуло, балки упали, а огромный кусок земли оказался незатронутым. И вот там проросла травка, появились свои животные, птички, строения. Чудесным образом образовалась страна и другим образом развиваться не может, только чудесным. Украинская специфика не что иное, как стечение обстоятельств. Это не постмодернизм. Здесь так расположены тектонические плиты, что секвойя вырасти не может, только кустарники.

Чудо возникновения Украины не предполагает возможности проектного развития. Надо иметь мужество признать, что наша система всего лишь подражание западным демократиям, культурному построению власти. Наша элита никоим образом не входит в группу тех, кто принимает и несёт ответственность за свои решения. Ясно, что она принципиально в этом не нуждается, но она этого и не может.

Записал Андрей Маклаков

 

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

Процес інтенсивної корозії

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

Це не патерналістські настрої, а незадоволення громадян рівнем соціального захисту

Наталя Погоріла, соціолог

Наші люди починають краще розумітися в політиці

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Ностальгия по патернализму

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Авторитаризм російського типу в Україні неможливий

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Здолавши патерналізм, через 15 років Україна стане самостійною європейською державою

Дмитрий Выдрин, политолог

Патернализм, как и наркомания, не имеет предела, пока не доходит до передозировки.

Людмила Шангина, УЦЭПИ им.Разумкова

Патернализм продуцирует власть

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Авторитаризм і демократія: партнери чи антиподи?

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Корень всех проблем – низкая эффективность власти

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,058