В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Демократия по-украински

Названий и определений для современных форм проявления демократии существует великое множество. Можно восхищаться их академической глубиной и безукоризненной логикой, наслаждаться афористичностью и меткостью. Но, обратившись от теории к практике, нельзя не заметить, что ни одно из них не находит полноценного проявления в реальной жизни и политическом обустройстве общества. За рамками самых обстоятельных определений демократии всегда остаются особенности, присущие ей только в той или иной стране, к тому же на весьма ограниченном отрезке времени.


В построении государства своей мечты украинская бюрократия начисто переиграла и поэтов, и демократов. Под лозунгом разделения и независимости властей судебную, исполнительную и законодательную власть сначала вывели из-под контроля общества, а затем передали в аренду олигархическим кланам. И хотя власти чиновников из силовых подразделений пока достаточно, чтобы время от времени тасовать колоду олигархов, толпящихся у государственных кормушек, равновесие антидемократических сил не может сохраняться вечно. Ограничивая возможность буржуазии использовать деньги для политических целей, бюрократия, для сохранения равновесия, обязана отдавать ей взамен административный ресурс, поскольку именно чиновники, как никто, заинтересованы в сохранении своего нынешнего положения. При нарушении баланса сил на смену олигархам, приближенным к вершине властной пирамиды, приходят новые, жаждущие вернуть капиталы, вложенные в путь к власти, а иногда и реванша за прошлые поражения.

Что же касается попыток расшатать плотные заслоны бюрократии на пути в Украину демократии со стороны европейской и мировой общественности, то по ее меркам у нас и так все в порядке. В украинском парламенте представлено более десятка политических партий и блоков, около 45 % всех депутатов состоят в оппозиционных фракциях, а президент избирается всенародно. Уровень демократии в нашей стране по этим показателям соответствует уровню самых развитых демократических стран Европы и Северной Америки. Но демократии от этого больше не становится. Лишь появляются ее новые названия и определения. А к критериям демократизации страны подключаются субъективные оценки экспертов, уверенных в том, что уж лучше их демократии в мире нет.

Какими критериями руководствоваться, отвечая на вопрос, есть ли демократия в Украине? С кем или с чем сравнивать «уровень демократии» и можно ли это делать в принципе? Ведь не секрет, что дискуссии о демократии имеют свойство от научных определений плавно переходить на уровень интуитивных представлений. И оказывается, что не только у каждой социальной группы, но и у каждого индивидуума есть свое личное ощущение черты, за которой демократия превращается в анархию или деспотию. Поэтому заявления о том, что Украина еще слишком далека от истинной демократии, практически никогда не находят возражений. Хотя «истинную демократию» каждый понимает по-своему.

Чего же не достает Украине, чтобы у скептиков не возникло сомнений в том что, пусть и не совершенная, но все же демократия в нашей стране существует? Или наоборот, что такое имеется в Украине, что заставляет оптимистов соглашаться с тем, что демократии на тринадцатом году демократических преобразований у нас все еще нет?

Какие демократические институты у нас еще не действуют, и почему созданные и подававшие надежды, не действуют уже? Почему астрономическое количество политических партий в Украине не перерастает в гарантирующее демократию качество? И способны ли наши граждане к самоорганизации?

А может, мы просто не «доросли» до демократии, и все еще впереди? Ведь мировой опыт показывает, что ни одно общество не знало деспотии, которую не излечило бы время. А если так, то куда и как долго нам надо идти, чему учиться, чей опыт перенимать? Каким он должен быть на самом деле, «народ властвующий»? Может, богаче, чтобы позволить себе думать еще о чем-либо, кроме собственного выживания? Или доверчивее, чтобы верить в благие намерения очередной «демократической» коалиции? Или более стойким, чтобы не поддаваться манипуляциям политтехнологов? Или настолько голодным, чтобы решиться, наконец, потерять собственные цепи?

Пытаясь ответить на эти и многие другие вопросы, «Диалог.UA» будет обсуждать проблемы становления демократии по-украински. Очевидно, что создать необходимые и достаточные условия для ее развития и укрепления влияния за двенадцать лет независимости так и не удалось. Тихий саботаж чиновников и открытое противодействие демократизации общества со стороны крепнущей власти сыграли с романтическими настроениями украинцев начала 90-х годов прошлого века злую шутку.

Все возвращается на круги своя. Риторика коммунистов конца 1980-х берется на вооружение «большевиками» 2000-х. «Независимость» и «демократия» путем подмены понятий постепенно превращаются едва ли не в ругательства. Цензура и слежки становятся нормой. Всесильные и напористые при разрушении коммунистического режима СМИ, оказались беспомощными перед кучкой олигархов, где подкупом, а где и физической расправой лишивших «демос» права на объективную информацию.

Чем «управляемая демократия» в России 2004 года отличается от молодой и еще не очень ярко выраженной автократии в Беларуси начала 1990-х? Для Украины этот вопрос вовсе не праздный, поскольку отечественным политикам свойственно следовать по пути «старшего брата».

Плюрализм, гражданское общество, свобода слова, средний класс, местное самоуправление, либеральная демократия, полиархия – за каждым термином в реальной жизни стоят десятилетия борьбы и надежд. Какие направления в своем стремлении к демократии должна избрать Украина? Или двигаться во всех сразу, постоянно осознавая безнадежность очередной многовекторности?

Свернуть

Тихий саботаж чиновников и открытое противодействие демократизации общества со стороны крепнущей власти сыграли с романтическими настроениями украинцев начала 90-х годов прошлого века злую шутку. В построении государства своей мечты украинская бюрократия начисто переиграла и поэтов, и демократов. Под лозунгом разделения и независимости властей судебную, исполнительную и законодательную власть сначала вывели из-под контроля общества, а затем передали в аренду олигархическим кланам. Возможно поэтому, заявления о том, что Украина еще слишком далека от истинной демократии, практически никогда не находят возражений. Хотя «истинную демократию» каждый понимает по-своему.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Нужна политическая воля


Если демократия подразумевает существование носителей власти и гражданской сферы, то ответственны за ее состояние в стране обе стороны. В равной ли степени? В авторитарном обществе или при деспотическом режиме – большая часть ответственности ложится на правителей. В условиях частичной демократии – на гражданскую сферу

 


Считаете ли вы, что Украина это демократическая страна?


Да, Украина является демократической страной. Во-первых, в нашей стране принята демократическая Конституция, в которой народ провозглашается носителем и единственным источником власти, закреплены важнейшие политические права и гражданские свободы граждан, а также такие принципы как верховенство права, разделение властей, политическое, экономическое и идеологическое многообразие. Во-вторых, в Украине созданы и функционируют важнейшие демократические институты. В-третьих, граждане Украины могут реализовать свои интересы через конкуренцию и взаимодействие своих выборных представителей, которые приходят к власти в результате регулярных, открытых и всеобщих выборов. И, наконец, в нашей политической системе действует принцип большинства.


Напомню, что по классификации международной организации "Фридом Хаус" Украина относится к категории "частично свободные страны", т.е. является полудемократией. Это не клеймо и не приговор, это – констатация фактического состояния дел на основе анализа демократических изменений по таким категориям, как: избирательный процесс, гражданское общество, независимость СМИ, государственное управление, верховенство права, коррупция. В последнем обзоре "Нации в переходном периоде – 2003", опубликованном "Фридом Хаус" в начале года, состояние демократизации в Украине было оценено в 4,50 балла (чем меньше баллов, тем лучше), а уровень верховенства права – 5,13. Для сравнения, Польша получила соответственно 1,63 и 2,00 балла.


Таким образом, Украина – это демократическая страна, но уровень демократии в ней еще не полностью соответствует высоким международным стандартам.

 

Если мы исходим из того, что демократия существует в Украине, то какой демос кратствует?


Категорически не согласен с мнением, что народ вообще не имеет никаких рычагов влияния на власть. Во-первых, он может влиять во время выборов, когда избиратели формируют и центральную, и местную власть. Во-вторых, в период между выборами, когда, заинтересованные объединения людей (политические партии, профсоюзы, негосударственные организации и т. д.) влияют на процесс разработки и имплементации государственной политики. Если народ этим не пользуется, то виновата не только власть, но и мы – граждане этой страны. Тему построения гражданского общества заелозили настолько, что многие уже и не помнят для чего все это.  А между тем, в контексте нашего разговора, гражданское общество – это, прежде всего, организованные по интересам граждане, которые представляют собой силу, мнением которой не может пренебречь ни один политик, думающий о предстоящих выборах.

Типичная западная демократия – это полиархия, т.е. правление меньшинства (элит) с согласия и под контролем большинства (масс). А контроль этот делают возможным честные, справедливые, конкурентные выборы, свободные СМИ, развитое гражданское общество, независимый суд.

 

Что такое демократия по-украински?


К сожалению, демократия по-украински это - чрезмерная концентрация власти в руках президента с одновременным ослаблением роли парламента, неэффективная судебная система, архаичная система местного самоуправления, неразвитое гражданское общество, неполное соответствие избирательного процесса требованиям честности и справедливости, нарушения прав человека, проблемы с обеспечением свободы слова, коррупция в органах власти, чрезмерное влияние отдельных групп на процесс принятия политических решений. Это - и специфическая модель экономики, для которой характерно чрезмерное вмешательство государства, половинчатость и непоследовательность реформ, слияние политических и экономических элит.

Если оценивать демократический политический режим в позитивном контексте, то лучше говорить о национальных моделях демократии, которые, сохраняя существенные черты демократии, в то же время облегчают понимание национальных особенностей ее практического воплощения. Например, шведская модель демократии знаменита беспрецедентной открытостью политической системы и близостью политиков к избирателям. В 1964 году, когда Н.С. Хрущев находился в Швеции с визитом, шведский премьер Эрландер после приема в советском посольстве сел на велосипед и укатил. Это произвело на советского лидера настолько сильное впечатление, что по приезду в Москву он однажды распорядился подать ему для поездки "Москвич". В американской модели я бы выделил, в первую очередь, известную открытость процесса разработки государственной политики в США, возможность для всех заинтересованных игроков (корпораций, групп интересов, различного рода ассоциаций и объединений) участвовать в этом процессе или оказывать на него влияние. Для контраста напомню, что в целом ряде зрелых европейских демократий уже многие годы существует так называемая система неокорпоративизма, при которой доступ к процессу разработки политики контролируется правительством, из-за чего круг возможных его участников достаточно узок (как правило, это ключевые ассоциации профсоюзов и представители бизнеса).

Я бы сказал, что все развитые демократии имеют свои национальные особенности реализации правления народа, в то время как полудемократические политические режимы похожи друг на друга в своей неполноценности.

 

Принято считать, что среди стран СНГ в Украине наиболее сильны институциональные предпосылки для формирования демократической модели политического устройства. Считаете ли Вы, что процесс завершен и та структура, которая создана, наиболее полно соответствует демократическим ценностям?


Ничего не слышал о лидерстве Украины на постсоветском пространстве в строительстве институциональной основы демократии. Да и как сравнивать, если среди 12 стран СНГ только 5 – Украина, Россия, Армения, Грузия, Молдова – являются электоральными демократиями?

Но можно сказать, что этап институционализации демократии в Украине завершен. Главное сейчас, чтобы эти институты образовали собой работающую систему демократического правления. Следующий этап на пути демократического транзита – консолидация демократии.

 

Существует стереотип, что проведение политической реформы является главным условием для полноценного функционирования демократии в Украине. Какие еще структурные и институциональные изменения необходимо совершить, чтобы демократия в Украине, наконец, заработала по полной программе?


Если говорить о реформах, как о целенаправленных усилиях властей с целью изменения существующего статус-кво, то они (реформы) должны бить в одну цель – укрепление демократии в Украине. Если уж вносить изменения в Конституцию, то для того чтобы создать действенный механизм сдержек и противовесов ветвей власти, усилить роль парламента, сделать правительство ответственным за результаты своей работы.Административная реформа должна кардинально улучшить систему государственного управления в стране, повысить его эффективность, приблизить чиновников к гражданам, поднять качество и расширить набор государственных услуг. Разве не укрепляет демократию надлежащее выполнение государством своих функций? Реформа местного самоуправления, прежде всего, должна стимулировать становление и развитие форм прямой демократии на местном уровне, сделать территориальную общину самодостаточным субъектом местного развития, имеющим необходимые материальные и финансовые ресурсы. Развитие третьего сектора должно быть направлено на установление и укрепление горизонтальных связей, на формирование гражданского общества.

В целом же углубить демократию в Украине можно гораздо быстрее. Возьмите, к примеру, средства массовой информации. Как бы мы ответили на такой вопрос из вопросника "Фридом Хаус": "Являются ли средства массовой информации независимыми в редакционной политике. Вмешивается ли государство или частные владельцы в процесс сбора газетой информации?". Думаю, что даже далекие от политики люди не смогли бы положительно оценить состояние со свободой СМИ в нашей стране. Почитайте местную прессу. Тягостное впечатление. Ничего о том, что волнует людей в городах, селах и поселках. А между тем независимость СМИ, это то, что не требует масштабных реформ и огромных средств. Во времена перестройки мы были гораздо беднее, а газеты зачитывали до дыр. Просто нужна политическая воля.

 

Кому нужна демократия в Украине?


Убежден, что простым людям, бизнесу и обществу в целом нужна современная либеральная демократия (в данном случае термин "либеральная" означает, что интересы государства не могут преобладать над интересами граждан), которую можно представить как ответственное правление, как правительство способное принимать решения и нести за них ответственность. Только такая демократия способна оправдать надежды граждан на стабильность, соблюдение прав человека, экономическое процветание и реальное участие в управлении страной.

 

Кто заказчик на развитие демократии в Украине?


Очевидно, что таковой сегодня отсутствует. По крайней мере, социальный заказ на современную либеральную демократию ни одна из политических сил четко и внятно не озвучила. На мой взгляд, никто даже не пытается сформировать такую потребность. Хотя это выгодно всем (или почти всем). К сожалению, граждане толком не знают, в чем преимущества либеральной демократии. Но интуитивно они это чувствуют.

 

Кого или что бы вы отнесли к „тормозам” развития демократии в Украине?


Не хотелось бы указывать на кого-то конкретного. Если демократия подразумевает существование носителей власти и гражданской сферы, то ответственны за ее состояние в стране обе стороны. В равной ли степени? В авторитарном обществе или при деспотическом режиме – большая часть ответственности ложится на правителей. В условиях частичной демократии – на гражданскую сферу. Не согласны? Можно поспорить.

 

Насколько политические партии, профсоюзы и гражданские ассоциации являются действенными структурами, защищающими интересы той или иной группы украинского общества?


Пока что проку от них мало, хотя их миссия в демократическом обществе весьма ответственна – быть связующим звеном между государством и обществом, отдельным гражданином и властью. Политические партии в Украине – это отдельный разговор. Скажу лишь, что, на мой взгляд, в отстаивании своих интересов граждане рассчитывают на них меньше всего. В том числе и на парламентские партии. Сторонникам либеральных идей в политике и экономике некому отдать свои голоса.

Профсоюзы в массе своей (за исключением независимых) продолжают заниматься распределением путевок и новогодних подарков детям. Может ли защищать интересы работников предприятия профсоюз, лидер которого работает здесь же и полностью зависит от администрации? Посмотрите, что происходит, когда за дело защиты интересов работников берутся профсоюзы западных демократий. Наши профсоюзы продолжают оставаться "школой коммунизма". Своих функций в демократическом обществе они не выполняют.

Общественные организации, хотя и достаточно многочисленны, также слабы. Им не хватает поддержки самого общества, они стеснены в средствах и часто зависимы от местных властей.

 

Какие демократические ценности наиболее адекватны украинскому менталитету, а какие не уживаются ни в какую?


Таких нет. Этот миф, который возник в годы перестройки в недрах партноменклатуры, до сих пор умело поддерживается, в том числе и в академической среде. Вы, наверное, много раз слышали: "Мы никогда не станем такими как они. Мы другие. У нас другой менталитет". Часто это звучит даже с нотками превосходства. Конечно мы не американцы, как, впрочем, и они не мы. В мире вообще нет ментальных клонов. Но к демократическим ценностям ментальные особенности не приложимы, т.к. эти ценности универсальны. Это еще на Востоке или в Азии или Африке могут говорить: "Ах, оставьте эти ваши западные штучки. У нас другой менталитет". А мы чего им вторим? Мы же европейцы.

Осмелюсь утверждать, что стремление к свободе, справедливости, равенству возможностей, демократии присущи всем людям, любой этнической группе или нации. Что, украинцы не предрасположены к демократии? Они не хотят быть свободными? Не хотят получать объективную информацию из разных источников? Или мы спим и видим, как бы нас обманули на выборах? Другое дело, что значительная часть населения разуверилась в демократии (в той демократии, которая сейчас в стране) и не связывает с ней своего будущего.  Надеюсь, что так будет не всегда.

 

Согласны ли вы что землячество и кумовство стали одним из проявлений демократии по-украински?


Я бы не относил эти явления к существенным чертам, сложившегося в Украине демократического режима. Это мелко. Ни кумовство, ни землячество не являются критически негативными факторами для демократии. В условиях прозрачной и открытой системы ущерб от них минимален. И кумовство, и землячество - производные от более серьезных системных пороков, о которых я уже говорил выше.

 

Взаимосвязаны ли и если да, то как, такие понятия как демократия и экономический рост? И как это проявляется на примере нашей страны?


Да. Исследователи теории демократии, и теории переходных процессов, в частности, довольно давно пришли к выводу о существовании взаимозависимости уровня демократизации и экономического развития. Анализируя эту взаимозависимость Хантингтон, например, установил так называемую "границу попытки переворота" – около 3 000 долларов США ВНП на душу населения и "границу успешного переворота" – около  1 000. Получается, что чем выше уровень экономического развития, тем меньше вероятность отхода от демократического пути развития. Более того, он утверждает, что сейчас практически все экономически сильные и высокоразвитые страны, за исключением Сингапура и ближневосточных нефтяных монархий, являются демократическими. Согласно данным последнего "Обзора свободы – 2003", доля экономик свободных стран в мировом ВНП составляет 89 %, а вместе с экономиками частично свободных стран – 94 %.

Однако, практика свидетельствует, что экономические показатели демократического режима не обязательно лучше, чем у авторитарного. Экономические трудности являются серьезной проблемой для многих молодых демократий, поэтому состояние экономики является оселком, на котором население испытывает способность демократии стать серьезной альтернативой недемократическому режиму. Одновременный переход к демократии и рыночной экономике является чрезвычайно сложным процессом, поэтому у властей новых демократий периодически становится популярным тезис "сначала рынок, а потом демократия", который подкрепляется успешными примерами ряда стран Юго-Восточной Азии. Логика здесь "железная": развитая демократия возможна лишь в период экономического процветания, достичь которого весьма проблематично в условиях демократической вольницы и беспорядка. Но после достижения некоторых экономических успехов политические реформы в стране могут  остановиться на стадии либерализации режима, и до демократии очередь может и не дойти.

Украина и здесь не является исключением. Напомню, что наша страна является демократической (во всяком случае, пока). Но и здесь очевидно, что при большем уровне экономической и политической свободы показатели украинской экономики были бы намного выше. Посткомунистические страны Центральной и Восточной Европы ушли в экономическом развитии гораздо дальше Украины и разрыв все увеличивается. Одной из причин такой тенденции является успешный переход этих стран к консолидированной либеральной демократии. В упоминавшемся уже докладе "Нации в переходном периоде – 2003", Латвия, Литва, Эстония, Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Словения отнесены к консолидированным демократиям с высоким уровнем верховенства права, а Украина так и осталась в категории "переходные правительства или гибридные режимы" в компании с Россией, Молдовой, Боснией, Арменией и Грузией. Ниже уже только "Автократии" и "Консолидированные автократии". В последнюю категорию попали Казахстан и Белоруссия. В неплохую компанию попала Украина в ЕЭП, неправда ли? Экономическое процветание не за горами.

 

Есть ли будущее у демократии в Украине?


Конечно, есть! Тенденция развития мирового политического процесса такова, а темпы глобального процесса демократизации столь впечатляющи, что как раз именно у недемократических режимов нет будущего. Уже сейчас в распоряжении политиков не осталось жизнеспособных альтернатив демократии.

Другой вопрос – насколько отдалено это будущее. Жить и тешить себя мыслью, что лет через 50 или 75 наша страна станет наконец-то развитой либеральной демократией, как-то грустно. Тем более, понимая, что при наличии твердой политической воли это может произойти гораздо быстрее.

 

Есть ли пределы развития демократии в Украине?


Как известно, пределов совершенству нет. Демократия, как никакая другая форма политической организации общества, требует к себе постоянного внимания и «сверху», т.е. со стороны властей, и «снизу» – со стороны гражданского общества. Демократия обречена на постоянное совершенствование, иначе она просто перестанет выполнять свою миссию. Другое дело, что в политическом развитии страны заканчиваются одни этапы и начинаются другие. Надеюсь, что в обозримом будущем Украине удастся успешно завершить переход к стабильной, консолидированной демократии, как это уже сделали ряд посткоммунистических стран Центральной и Восточной Европы.

 

Беседу вел Юрий Таран

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Парадоксальная демократия

Мартін Кригєр, Professor of Law, The University of New South Wales, Сідней, Австралія

Кожна сучасна демократія – це розчарування

Анатолій Круглашов, доктор політичних наук, завідуючий кафедрою політології та соціології Чернівецького національного університету

„Вороги демократії” – це метафора. Але подивитись на себе у дзеркало все ж не завадило б...

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

У українців є перспектива для демократичних перетворень

Евгений Копатько, руководитель Донецкого информационно-аналитического центра

Проблема нашей демократии - отсутствие веры в себя

Віра Нанівська, директор Міжнародного центру перспективних досліджень

„Українська ментальність є глибоко демократичною”

Валерий Пустовойтенко, лидер Народно-демократической партии

Украинская демократия – это еще незавершенная работа

Владимир Коробов, зав. кафедрой философии и социологии Херсонского государственного технического университета, кандидат социологических наук, доцент

«Украина – страна демократических интенций»

Олександр Кислий, керівник Інституту громадянського суспільства (Крим)

Демократія „українською” – це бажання мати сучасну демократичну державу за відсутності необхідних для цього ресурсів

Антоніна Колодій, доктор політологічних наук, завідувач кафедри політичних наук і філософії Львівського регіонального інституту державного управління НАДУ

Україна все ще залишається в стані перехідної невизначеності.

Ярослав Пасько, кандидат філософських наук, доцент Донецької державної академії управління

„Радянська система і досі домінує в нашому житті, що відбивається на нашій державі і нашій демократії”

Андрей Федоров, заместитель директора Европейского института интеграции и развития

О нашей демократии говорить не рано, а уже поздно

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Нашу демократію може вибороти тільки великий капітал

Александр Дергачев, политолог

Наш плюрализм - это выборы без выбора

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Сподівання не виправдалися

Віктор Погорілко, заступник директора Інституту держави і права ім. В. Корецького НАН України, доктор юридичних наук, професор

Україна є демократичнішою від багатьох країн Заходу

Сергій Гузь, голова Київської незалежної медіа-профспілки

„У нас буде чудове демократичне майбутнє”

Попов Ігор, голова правління Комітету виборців України

Відносність української демократії

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Демократия по-украински - власть без демоса и демос без власти

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Імітаційні моделі

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

„Наша демократія має умовний характер”

Андрей Марусов, директор Агентства информационного развития.

«Демократия в Украине – это исторически «неестественный» процесс»

Сергей Макеев, доктор социологических наук, старший научный сотрудник Института социологии НАН Украины

Чтобы народ услышали, надо ворчать. Причем ворчать громко

Сергій Дацюк, философ

Українська демократія: перемога оптиматів над популярами

Юрій Якименко, провідний експерт Українського центру економічних та політичних досліджень ім. А.Разумкова

Українській демократії доводиться долати шалений опір

Дмитрий Выдрин, политолог

Демократии у нас либо пока нет, либо уже...

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Враг украинской демократии – само государство

Степан Клебан, заступник виконавчого директора Асоціації міст України

Демократія в Україні перебуває у зародковому стані

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Демократія – це поінформованість населення

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

«Украинская демократия - неустойчивая форма западной демократии»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,095