В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Демократия по-украински

Названий и определений для современных форм проявления демократии существует великое множество. Можно восхищаться их академической глубиной и безукоризненной логикой, наслаждаться афористичностью и меткостью. Но, обратившись от теории к практике, нельзя не заметить, что ни одно из них не находит полноценного проявления в реальной жизни и политическом обустройстве общества. За рамками самых обстоятельных определений демократии всегда остаются особенности, присущие ей только в той или иной стране, к тому же на весьма ограниченном отрезке времени.


В построении государства своей мечты украинская бюрократия начисто переиграла и поэтов, и демократов. Под лозунгом разделения и независимости властей судебную, исполнительную и законодательную власть сначала вывели из-под контроля общества, а затем передали в аренду олигархическим кланам. И хотя власти чиновников из силовых подразделений пока достаточно, чтобы время от времени тасовать колоду олигархов, толпящихся у государственных кормушек, равновесие антидемократических сил не может сохраняться вечно. Ограничивая возможность буржуазии использовать деньги для политических целей, бюрократия, для сохранения равновесия, обязана отдавать ей взамен административный ресурс, поскольку именно чиновники, как никто, заинтересованы в сохранении своего нынешнего положения. При нарушении баланса сил на смену олигархам, приближенным к вершине властной пирамиды, приходят новые, жаждущие вернуть капиталы, вложенные в путь к власти, а иногда и реванша за прошлые поражения.

Что же касается попыток расшатать плотные заслоны бюрократии на пути в Украину демократии со стороны европейской и мировой общественности, то по ее меркам у нас и так все в порядке. В украинском парламенте представлено более десятка политических партий и блоков, около 45 % всех депутатов состоят в оппозиционных фракциях, а президент избирается всенародно. Уровень демократии в нашей стране по этим показателям соответствует уровню самых развитых демократических стран Европы и Северной Америки. Но демократии от этого больше не становится. Лишь появляются ее новые названия и определения. А к критериям демократизации страны подключаются субъективные оценки экспертов, уверенных в том, что уж лучше их демократии в мире нет.

Какими критериями руководствоваться, отвечая на вопрос, есть ли демократия в Украине? С кем или с чем сравнивать «уровень демократии» и можно ли это делать в принципе? Ведь не секрет, что дискуссии о демократии имеют свойство от научных определений плавно переходить на уровень интуитивных представлений. И оказывается, что не только у каждой социальной группы, но и у каждого индивидуума есть свое личное ощущение черты, за которой демократия превращается в анархию или деспотию. Поэтому заявления о том, что Украина еще слишком далека от истинной демократии, практически никогда не находят возражений. Хотя «истинную демократию» каждый понимает по-своему.

Чего же не достает Украине, чтобы у скептиков не возникло сомнений в том что, пусть и не совершенная, но все же демократия в нашей стране существует? Или наоборот, что такое имеется в Украине, что заставляет оптимистов соглашаться с тем, что демократии на тринадцатом году демократических преобразований у нас все еще нет?

Какие демократические институты у нас еще не действуют, и почему созданные и подававшие надежды, не действуют уже? Почему астрономическое количество политических партий в Украине не перерастает в гарантирующее демократию качество? И способны ли наши граждане к самоорганизации?

А может, мы просто не «доросли» до демократии, и все еще впереди? Ведь мировой опыт показывает, что ни одно общество не знало деспотии, которую не излечило бы время. А если так, то куда и как долго нам надо идти, чему учиться, чей опыт перенимать? Каким он должен быть на самом деле, «народ властвующий»? Может, богаче, чтобы позволить себе думать еще о чем-либо, кроме собственного выживания? Или доверчивее, чтобы верить в благие намерения очередной «демократической» коалиции? Или более стойким, чтобы не поддаваться манипуляциям политтехнологов? Или настолько голодным, чтобы решиться, наконец, потерять собственные цепи?

Пытаясь ответить на эти и многие другие вопросы, «Диалог.UA» будет обсуждать проблемы становления демократии по-украински. Очевидно, что создать необходимые и достаточные условия для ее развития и укрепления влияния за двенадцать лет независимости так и не удалось. Тихий саботаж чиновников и открытое противодействие демократизации общества со стороны крепнущей власти сыграли с романтическими настроениями украинцев начала 90-х годов прошлого века злую шутку.

Все возвращается на круги своя. Риторика коммунистов конца 1980-х берется на вооружение «большевиками» 2000-х. «Независимость» и «демократия» путем подмены понятий постепенно превращаются едва ли не в ругательства. Цензура и слежки становятся нормой. Всесильные и напористые при разрушении коммунистического режима СМИ, оказались беспомощными перед кучкой олигархов, где подкупом, а где и физической расправой лишивших «демос» права на объективную информацию.

Чем «управляемая демократия» в России 2004 года отличается от молодой и еще не очень ярко выраженной автократии в Беларуси начала 1990-х? Для Украины этот вопрос вовсе не праздный, поскольку отечественным политикам свойственно следовать по пути «старшего брата».

Плюрализм, гражданское общество, свобода слова, средний класс, местное самоуправление, либеральная демократия, полиархия – за каждым термином в реальной жизни стоят десятилетия борьбы и надежд. Какие направления в своем стремлении к демократии должна избрать Украина? Или двигаться во всех сразу, постоянно осознавая безнадежность очередной многовекторности?

Свернуть

Тихий саботаж чиновников и открытое противодействие демократизации общества со стороны крепнущей власти сыграли с романтическими настроениями украинцев начала 90-х годов прошлого века злую шутку. В построении государства своей мечты украинская бюрократия начисто переиграла и поэтов, и демократов. Под лозунгом разделения и независимости властей судебную, исполнительную и законодательную власть сначала вывели из-под контроля общества, а затем передали в аренду олигархическим кланам. Возможно поэтому, заявления о том, что Украина еще слишком далека от истинной демократии, практически никогда не находят возражений. Хотя «истинную демократию» каждый понимает по-своему.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Наш плюрализм - это выборы без выбора

Наш плюрализм - это выборы без выбора: Наш плюрализм - это выборы без выбора

Александр Дергачев, политолог

 

У демократии в Украине есть шанс, но ей предстоит очень сложный путь. То, что сейчас происходит - это не переходной этап, мы пока не переходим к демократии. Мы топчемся на месте, иногда отступая назад. Кроме неприятия нынешней власти есть и завышенные ожидания по поводу ее смены.

Жесткая критика ПАСЕ, борьба вокруг политреформы - все это заставляет нас задуматься, о том, что такое украинская демократия? Есть ли она, или…?

Вопрос о демократии сегодня идеологизирован. О том, что такое демократия, существует и борется несколько мнений. Так как мы недотягиваем до понятия “развитая, европейского образца демократия”, а это не всех устраивает, то возникают новые теории демократии. Говорят, что мы сами знаем, как строить демократию, что у нас есть свои исторические традиции, народные, и мы не хотим от них отказываться, а западные подходы имеют для нас ограниченное значение. Говорят о региональных особенностях демократии, о братстве трех славянских народов, о том, что “мы свое построим, лучше, чем в Европе”.

Подобные споры также связаны с конкретной политической борьбой. Существует огромный разброс между декларациями и реальными действиями. Это, прежде всего, касается власти, но и основных политических игроков также. Власть, декларируя свою приверженность европейскому выбору, демократии, на практике все это не применяет, более того - боится внедрения демократических норм. Если говорить о других политических игроках, то здесь речь идет о недостаточно развитой политической культуре, отсутствии традиций. А также об отсутствии условий, чтобы действовать строго в рамках закона и демократических ценностей. Есть практика политической борьбы, и можно согласиться с тем мнением, что бороться с политическими бандитами в белых перчатках бесперспективно.

Правда и то, что в Украине не существует общественных, гражданских предпосылок для осуществления современной демократии. Демократические ценности не только не привычны, что объяснимо, но и не совсем актуальны сейчас. Если спрашивать граждан, что для них сейчас наиболее актуально, то это будет выживание и обеспечение элементарного уровня жизни, бытовые проблемы, а права человека и другие демократические ценности окажутся на последнем месте.

Есть мнение, что Путин в России популярен прежде всего потому, что он дал некоторую стабильность, а демократия, - дело десятое. То в России, а у нас?

Мы превосходим современную путинскую Россию, поскольку у нас больше плюрализма, хотя он своеобразен. Многие сейчас считают, что нам нужна, прежде всего, стабильность, порядок, а уже потом, если возможно, и демократия. И если выбирать между ними, то пусть будет сначала кусок хлеба и стабильность.

Очень низка готовность граждан отстаивать свои права. Да и не только отстаивать, а даже просто понимать их значимость для того, чтобы получить доступ к нормальной работе и нормальному уровню жизни. Говорят, прежде всего, о праве на труд, об уровне оплаты труда, и прочих сугубо экономических вопросах. Власть этим пользуется, внедряя авторитарные методы правления не только насильно, но и своеобразным “естественным” путем, пользуясь тем, что граждане не очень знают, а может ли быть иначе и мало готовы противодействовать власти.

Но если отойти от всего этого, и посмотреть на демократию как на одно из достижений человеческой цивилизации, то естественно, что она наиболее развита там, где эта цивилизация выше - а это демократии Европы и Северной Америки. Есть некие стандарты демократичности. И если рассматривать Украину, исходя из этих стандартов, то мы считаемся “условно демократической страной” или “частично демократической”.

Приятно слышать, но можно ли верить ушам своим?

Шкала оценки универсальна и даже в рамках СНГ мы найдем очень серьезный разброс. Наиболее жесткие режимы в Туркменистане и Узбекистане. Потом идет Казахстан, Таджикистан, Киргизстан. За ними Азербайджан и Белоруссия, далее - Россия. Мы уступаем по этой шкале только Молдове, которая считается несколько более демократической, хотя и в рамках этого же коридора частично демократических стран.

В чем наша недемократичность? В том, что несбалансированны полномочия ветвей власти. Доминирует исполнительная власть, более того - в обезличенной форме президентской власти, которая практически нигде не чувствует своей ответственности. По Конституции, практически нет возможности критически оценить ее, заставить отреагировать ее на ошибки и сознательные неправомерные действия Президента. У нас очень слабый парламент. Если он еще кое-как выполняет законодательные функции, то представительские практически нет. У нас нет самостоятельной судебной власти. У нас нет свободной прессы в той мере, в какой это необходимо для нормальной демократии.

Однако в подземном переходе на Майдане всегда в продаже “Грани”, “Свобода” и другая оппозиционная пресса. В России такого нет. Разве это не признак большей демократичности?

Скорее можно говорить, что у нас есть некоторые признаки демократичности. Наш плюрализм имеет ту особенность, что он не предоставляет реального выбора. Мы говорим о плюрализме потому, что у нас соперничают несколько клановых группировок. Да, это расширяет пространство для маневра, но нет набора альтернатив, необходимых для демократического государства.

Оппозиция имеет ограниченные права. Свобода граждан на создание организаций, на экономическую активность в значительной степени канализирована. Власти пытаются контролировать общественные организации, создавая псевдообщественные организации и квазигражданское общество. Украина дает очень яркие примеры подобной деятельности в связи с политической реформой, когда людей загоняют на мероприятия. Свободные социологические опросы дают совершенно иную от официальной картину общественного мнения. Власть играет сразу за всех, создавая искусственную оппозицию, и пытаясь подменить ею настоящую. То же происходит и с общественными организациями и гражданскими инициативами Классический пример - голосование по референдуму 2000 года, инициаторов которого "из Житомирской области" так и не нашли. Так и не известно толком, кто его формально инициировал.

Это “живое творчество масс”, а оно начала не имеет, как не имеет и конца…

Тем не менее, в Украине существуют силы и настроения, позволяющие надеяться на выздоровление общества, что у нас возобладает тенденция, характерная для стран Балтии. Они за короткий срок добились значительных успехов в построении демократического общества и ответственной власти. Такое возможно и для Украины, и это обостряет борьбу. Демократическая оппозиция имеет значительный потенциал поддержки. Хотя преодолеть политическую аппатию трудно. Около трети электората у нас готово голосовать за такие партии, которые считают режим антинародным, но не считают нужным бороться за демократию. Значительная часть населения дезориентирована, растеряна, не может приспособиться к новым, очень сложным условиям, и ждет, что кто-то что-то им должен дать.

Демократические силы сегодня в меньшинстве, но общественные настроения на их стороне. Если внутренний баланс демократических и недемократических сил сегодня близок к равновесию, то международная общественность однозначно на стороне демократии.

Значит ли это, что у демократии все-таки есть шанс, даже если все, образно говоря, “уйдут на картошку»?

Украину нельзя искусственно вычеркнуть из Европы, хотя попытки отгородиться от Европы “на период выборов” предпринимаются. Возможно, такой сценарий и создаст условия для передачи власти при сохранении нынешнего режима, но вряд ли это будет способствовать стабильности этого режима. Власть не может завоевать поддержку населения и не может чувствовать себя уверенно, как в сегодняшней авторитарной России. Для этого у нее нет ни материальных, ни интеллектуальных ресурсов. Поэтому у нас и больше возможностей бороться за демократию, в том числе противопоставляя российскому влиянию западное. Даже в последнем выступлении Президента были некоторые признаки того, что он понимает, что настроение населения, и мнения международных партнеров нельзя отбросить. Ясно, что международный фактор для Украины весомый.

У демократии в Украине есть шанс, но ей предстоит очень сложный путь. Кстати, по индексам “Фридом Хаус” ситуация в Украине за последние 10 лет ухудшилась. В 1993 году у нас был пик демократичности. То, что сейчас происходит - это не переходной этап, мы пока не переходим к демократии. Мы топчемся на месте, иногда отступая назад. Кроме неприятия нынешней власти есть и завышенные ожидания по поводу ее смены.

Если выборы будут хотя бы относительно честными, то смена власти произойдет. Начнется новый этап, на котором демократия будет подвергаться не менее суровым испытаниям. Будет важно, насколько ее глубоко понимают и готовы действовать в соответствии с новыми требованиями ее основные игроки. Мы можем получить гораздо более демократическую власть, правда, неизвестно, насколько она будет эффективной. При этом мы можем получить очень мощную недемократическую оппозицию с огромными ресурсами.

Существуют ли в стране социально-экономические условия развития демократии?

Следует рассчитывать не на смену нескольких лиц у власти, а на серьезную эволюцию тех, кто встанет у руля государства. Для того чтобы демократия утвердилась, должно произойти очень многое и в сугубо экономической сфере, в сфере собственности. Бедная страна не может быть демократической. По уровню поляризации доходов Украина выглядит намного хуже европейских стран, даже хуже России, где примерно вдвое выше уровень жизни. Должны быть перекрыты источники получения сверхдоходов, совершенно неоправданных экономически, а связанных лишь со льготами и теневыми схемами. Если вывести экономику из тени, преодолеть массовую коррупцию, обеспечить более справедливое и рациональное распределение доходов, появится гораздо более благоприятная социальная база для развития демократии.

Демократия немыслима без самостоятельных, экономически независимых от власти, обеспеченных граждан. Нужно дать возможность влиять на ситуацию в стране и современному неолигархическому капиталу. Он пока прячется, выжидает, потому и нет у нас либерального движения. Должны выйти из тени, как экономической, так и политической и многие нынешние партии. Силы, которые сейчас служат опорой авторитарного режима - они разные, в том числе и по возможности приспосабливаться к новым условиям. Часть из них способна на эволюцию. Если это произойдет, Украина вступит в настоящий переходной этап становления демократии.

Беседовал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Парадоксальная демократия

Мартін Кригєр, Professor of Law, The University of New South Wales, Сідней, Австралія

Кожна сучасна демократія – це розчарування

Анатолій Круглашов, доктор політичних наук, завідуючий кафедрою політології та соціології Чернівецького національного університету

„Вороги демократії” – це метафора. Але подивитись на себе у дзеркало все ж не завадило б...

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

У українців є перспектива для демократичних перетворень

Евгений Копатько, руководитель Донецкого информационно-аналитического центра

Проблема нашей демократии - отсутствие веры в себя

Віра Нанівська, директор Міжнародного центру перспективних досліджень

„Українська ментальність є глибоко демократичною”

Валерий Пустовойтенко, лидер Народно-демократической партии

Украинская демократия – это еще незавершенная работа

Владимир Коробов, зав. кафедрой философии и социологии Херсонского государственного технического университета, кандидат социологических наук, доцент

«Украина – страна демократических интенций»

Олександр Кислий, керівник Інституту громадянського суспільства (Крим)

Демократія „українською” – це бажання мати сучасну демократичну державу за відсутності необхідних для цього ресурсів

Антоніна Колодій, доктор політологічних наук, завідувач кафедри політичних наук і філософії Львівського регіонального інституту державного управління НАДУ

Україна все ще залишається в стані перехідної невизначеності.

Ярослав Пасько, кандидат філософських наук, доцент Донецької державної академії управління

„Радянська система і досі домінує в нашому житті, що відбивається на нашій державі і нашій демократії”

Андрей Федоров, заместитель директора Европейского института интеграции и развития

О нашей демократии говорить не рано, а уже поздно

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Нашу демократію може вибороти тільки великий капітал

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Сподівання не виправдалися

Віктор Погорілко, заступник директора Інституту держави і права ім. В. Корецького НАН України, доктор юридичних наук, професор

Україна є демократичнішою від багатьох країн Заходу

Сергій Гузь, голова Київської незалежної медіа-профспілки

„У нас буде чудове демократичне майбутнє”

Попов Ігор, голова правління Комітету виборців України

Відносність української демократії

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Демократия по-украински - власть без демоса и демос без власти

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Імітаційні моделі

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

„Наша демократія має умовний характер”

Андрей Марусов, директор Агентства информационного развития.

«Демократия в Украине – это исторически «неестественный» процесс»

Сергей Макеев, доктор социологических наук, старший научный сотрудник Института социологии НАН Украины

Чтобы народ услышали, надо ворчать. Причем ворчать громко

Олександр Рудик, Асоціація аналітиків політики, кандидат політичних наук

Нужна политическая воля

Сергій Дацюк, философ

Українська демократія: перемога оптиматів над популярами

Юрій Якименко, провідний експерт Українського центру економічних та політичних досліджень ім. А.Разумкова

Українській демократії доводиться долати шалений опір

Дмитрий Выдрин, политолог

Демократии у нас либо пока нет, либо уже...

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Враг украинской демократии – само государство

Степан Клебан, заступник виконавчого директора Асоціації міст України

Демократія в Україні перебуває у зародковому стані

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Демократія – це поінформованість населення

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

«Украинская демократия - неустойчивая форма западной демократии»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,174