В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Демократия по-украински

Названий и определений для современных форм проявления демократии существует великое множество. Можно восхищаться их академической глубиной и безукоризненной логикой, наслаждаться афористичностью и меткостью. Но, обратившись от теории к практике, нельзя не заметить, что ни одно из них не находит полноценного проявления в реальной жизни и политическом обустройстве общества. За рамками самых обстоятельных определений демократии всегда остаются особенности, присущие ей только в той или иной стране, к тому же на весьма ограниченном отрезке времени.


В построении государства своей мечты украинская бюрократия начисто переиграла и поэтов, и демократов. Под лозунгом разделения и независимости властей судебную, исполнительную и законодательную власть сначала вывели из-под контроля общества, а затем передали в аренду олигархическим кланам. И хотя власти чиновников из силовых подразделений пока достаточно, чтобы время от времени тасовать колоду олигархов, толпящихся у государственных кормушек, равновесие антидемократических сил не может сохраняться вечно. Ограничивая возможность буржуазии использовать деньги для политических целей, бюрократия, для сохранения равновесия, обязана отдавать ей взамен административный ресурс, поскольку именно чиновники, как никто, заинтересованы в сохранении своего нынешнего положения. При нарушении баланса сил на смену олигархам, приближенным к вершине властной пирамиды, приходят новые, жаждущие вернуть капиталы, вложенные в путь к власти, а иногда и реванша за прошлые поражения.

Что же касается попыток расшатать плотные заслоны бюрократии на пути в Украину демократии со стороны европейской и мировой общественности, то по ее меркам у нас и так все в порядке. В украинском парламенте представлено более десятка политических партий и блоков, около 45 % всех депутатов состоят в оппозиционных фракциях, а президент избирается всенародно. Уровень демократии в нашей стране по этим показателям соответствует уровню самых развитых демократических стран Европы и Северной Америки. Но демократии от этого больше не становится. Лишь появляются ее новые названия и определения. А к критериям демократизации страны подключаются субъективные оценки экспертов, уверенных в том, что уж лучше их демократии в мире нет.

Какими критериями руководствоваться, отвечая на вопрос, есть ли демократия в Украине? С кем или с чем сравнивать «уровень демократии» и можно ли это делать в принципе? Ведь не секрет, что дискуссии о демократии имеют свойство от научных определений плавно переходить на уровень интуитивных представлений. И оказывается, что не только у каждой социальной группы, но и у каждого индивидуума есть свое личное ощущение черты, за которой демократия превращается в анархию или деспотию. Поэтому заявления о том, что Украина еще слишком далека от истинной демократии, практически никогда не находят возражений. Хотя «истинную демократию» каждый понимает по-своему.

Чего же не достает Украине, чтобы у скептиков не возникло сомнений в том что, пусть и не совершенная, но все же демократия в нашей стране существует? Или наоборот, что такое имеется в Украине, что заставляет оптимистов соглашаться с тем, что демократии на тринадцатом году демократических преобразований у нас все еще нет?

Какие демократические институты у нас еще не действуют, и почему созданные и подававшие надежды, не действуют уже? Почему астрономическое количество политических партий в Украине не перерастает в гарантирующее демократию качество? И способны ли наши граждане к самоорганизации?

А может, мы просто не «доросли» до демократии, и все еще впереди? Ведь мировой опыт показывает, что ни одно общество не знало деспотии, которую не излечило бы время. А если так, то куда и как долго нам надо идти, чему учиться, чей опыт перенимать? Каким он должен быть на самом деле, «народ властвующий»? Может, богаче, чтобы позволить себе думать еще о чем-либо, кроме собственного выживания? Или доверчивее, чтобы верить в благие намерения очередной «демократической» коалиции? Или более стойким, чтобы не поддаваться манипуляциям политтехнологов? Или настолько голодным, чтобы решиться, наконец, потерять собственные цепи?

Пытаясь ответить на эти и многие другие вопросы, «Диалог.UA» будет обсуждать проблемы становления демократии по-украински. Очевидно, что создать необходимые и достаточные условия для ее развития и укрепления влияния за двенадцать лет независимости так и не удалось. Тихий саботаж чиновников и открытое противодействие демократизации общества со стороны крепнущей власти сыграли с романтическими настроениями украинцев начала 90-х годов прошлого века злую шутку.

Все возвращается на круги своя. Риторика коммунистов конца 1980-х берется на вооружение «большевиками» 2000-х. «Независимость» и «демократия» путем подмены понятий постепенно превращаются едва ли не в ругательства. Цензура и слежки становятся нормой. Всесильные и напористые при разрушении коммунистического режима СМИ, оказались беспомощными перед кучкой олигархов, где подкупом, а где и физической расправой лишивших «демос» права на объективную информацию.

Чем «управляемая демократия» в России 2004 года отличается от молодой и еще не очень ярко выраженной автократии в Беларуси начала 1990-х? Для Украины этот вопрос вовсе не праздный, поскольку отечественным политикам свойственно следовать по пути «старшего брата».

Плюрализм, гражданское общество, свобода слова, средний класс, местное самоуправление, либеральная демократия, полиархия – за каждым термином в реальной жизни стоят десятилетия борьбы и надежд. Какие направления в своем стремлении к демократии должна избрать Украина? Или двигаться во всех сразу, постоянно осознавая безнадежность очередной многовекторности?

Свернуть

Тихий саботаж чиновников и открытое противодействие демократизации общества со стороны крепнущей власти сыграли с романтическими настроениями украинцев начала 90-х годов прошлого века злую шутку. В построении государства своей мечты украинская бюрократия начисто переиграла и поэтов, и демократов. Под лозунгом разделения и независимости властей судебную, исполнительную и законодательную власть сначала вывели из-под контроля общества, а затем передали в аренду олигархическим кланам. Возможно поэтому, заявления о том, что Украина еще слишком далека от истинной демократии, практически никогда не находят возражений. Хотя «истинную демократию» каждый понимает по-своему.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

О нашей демократии говорить не рано, а уже поздно

О нашей демократии говорить не рано, а уже поздно : О нашей демократии говорить не рано, а уже поздно

Андрей Федоров, заместитель директора Европейского института интеграции и развития

 

Затяжные дебаты о политреформе родили интересные выражения для описания стиля управления в стране - «управляемая демократия», «демократия с человеческим лицом» и так далее. Насколько эти образы отображают реальную демократизацию Украины?

Нацистский режим тоже называл себя демократическим, и Конституция СССР тоже была «самая демократическая в мире». Поэтому вопрос нужно разбить на две части. С одной стороны демократию можно рассматривать как осуществление ряда политических принципов, таких как равенство избирательных прав, ответственность власти перед обществом, плюрализм и прочее. С этой точки зрения, формально у нас все эти принципы соблюдены. Поэтому мы являемся формально демократическим государством. Но вот вопрос, насколько форма соответствует содержанию, и на какие образцы демократии мы ориентируемся - открыт. С этой - практической - точки зрения демократией в стране никто не удовлетворен. Хотя, что самое любопытное, никто себе не представляет, какая демократия нужна Украине.

Так, может, еще просто не пришло время?

Если принять во внимание опыт восточной Европы, становится очевидно, что демократизация сопровождалась двумя капитальными реформами: сменой элит (когда представители коммунистических режимов просто лишались возможности занимать государственные посты) и фундаментальными экономическими изменениями (это выбило у номенклатуры и экономические рычаги). После чего общество просто вынудили вспомнить те демократические институты, которые у них были раньше.

Поскольку у нас этого не произошло, то возможность радикальной демократизации была утрачена изначально. Наверное, поэтому поздно говорить о возможности демократизации существующей системы, а лишь о ее нормализации, трансформации с целью приблизиться к тем образцам демократии, к которым мы стремимся.

Пока что у нас выбрана игровая линия отношения к европейским институтам типа ПАСЕ. И определить, где кончается игра, а где начинается понимание своей ответственности за свои слова - сложно. Накануне президентских выборов это очень хорошо видно. Об этом говорит и наша политическая реформа, когда под лозунгами демократии, установления принципов политкорректности в парламенте идет, простите, мордобой, а сама политреформа превращается в попытку сохранения властных полномочий для узкого круга лиц, т.н. «политического режима». Поэтому говорить о демократии у нас не рано, а скорее поздно. Прошло 12 лет, система закоснела, устоялась.

Одним из достижений нашей демократичности считается Конституция. Ее день даже красным в календаре выделен. Вопрос: стоило ли?

Первая особенность этого документа - это декларативность и необязательность исполнения. Конституция не работает как закон прямого действия. Один мой знакомый студент-юрист почерпнул на лекциях по конституционному праву, что, по словам наших ученых, Конституция Украины реализована на 65%.

Я не юрист, и мне сложно понять, как закон может быть реализован на 65%. В стране, где вопросам ответственности не перед неким абстрактным «народом», а перед конкретными гражданами посвящен всего один расплывчатый параграф, и где не прописана ни ответственность конкретных лиц, ни органов госуправления перед гражданами, то все разговоры о том, что «держава має бути відповідальною» - просто демагогия, а Конституция становится филькиной грамотой. На эту ее особенность никто не хочет обращать внимания, и весь ход обсуждения политреформы показал, что ответственность власти перед гражданами никому не нужна. Всех интересуют только властные полномочия.

Где полномочия, там, по идее, и ответственность должна быть…

Если посмотреть на систему власти, как она представлена в нашей Конституции и сохраняется во всех ее новых редакциях, то заметна характерная черта: обязательно создается некая «теневая зона», в которой любое государственное решение может быть принято только в результате теневого междусобойчика. Взять хотя бы процедуры утверждения правительства, его отставки, «временного исполнения полномочий» и так далее. В Германии положено 48 часов для избрания правительства. Канцлера нельзя отправить в отставку как у нас - он лишается поста только в том случае, если Бундестаг изберет нового главу правительства. Не избрал - терпите старого. Для этой процедуры хватает двое суток. А вот для того, чтобы поделить сферы влияния, раздавить конкурентов, провести закулисные торги, естественно, двух суток мало. Нужно дней 30, а лучше 60. На это все у нас и рассчитано.

Отсюда же и наши бесконечные споры, какая система лучше, мажоритарная или пропорциональная. Хотя при сложившейся системе власти хрен редьки не слаще.

Что такое пропорциональная система в наших условиях? Это глухой список под одним лидером. При этом список никем не контролируется, он может до бесконечности воспроизводиться или меняться. В 70-е годы был такой анекдот о дистрофиках. Когда они играли в прятки, то у них было главное условие «не прятаться за удочкой». В своем большинстве наши депутаты-списочники - это дистрофики, которые прячутся за удочками под названием «Ющенко», «Тимошенко» и так далее. Такую систему можно просто закрепить. Она будет чисто киевская, замечательно номенклатурная политическая система. Я не говорю о той политической бирже, которая у нас уже сложилась. Бирже не в переносном, а в самом прямом финансовом смысле, где, по сути, все партии, принимающие участие в выборах выставляют на продажу «пакеты акций» - места в списке по цене, которая устанавливается … согласно социологическим подсчетам и прогнозам политологов. Слабая партия - следовательно - одна цена, сильная - другая, плюс всяческие надбавки и дисконты за риск и номер в списке. Когда у нас некоторые политологи пламенно говорят, что пропорционалка - это путь к созданию европейской политической системы, я поражаюсь их оторванности от реальностей.

Есть и другая крайность - это полная мажоритарщина. Каждый только за себя, полная раздробленность, такой себе феодализм. Но тут, кстати, есть один положительный момент - экономия. Для этого стоит посчитать, сколько денег кандидаты в депутаты вынуждены тратить на округа. Если б не мажоритарщики, во многих районах нашей станы и до сих пор не было бы газа, электричества, дорог и т.д. Мажоритарному кандидату приходится делиться с избирателями, партии делятся с хозяевами СМИ...

Я говорю это только потому, что дело вовсе не в системе выборов, а в системе и практике управления страной. Их и надо изменить, а тогда уже спорить о том, как выбирать слуг народа.

А как у нас построена эта система? У нее один главный, я бы сказал «конституционный» принцип - это безответственность ветвей власти и взаимопогашение их полномочий. Я не помню ни одного выступления Президента, где бы он не указывал, кто ответственен за тот бардак, который происходит в стране. Ответственны все, за исключением его самого. Виноваты Кабмин, парламент, внешние враги и так далее, и так далее. Парламент поступает точно так же. Кабмин делает то же самое. Вот в этом треугольнике безответственности все у нас и вращается.

Самый грустный вопрос - система стабильна?

Да. Система неустойчиво стабильна, и может существовать очень долго. На самом деле, она всех устраивает. Она устраивает и население. У нас нет на улицах революционных демонстраций, нет всеукраинских стачек, все недовольство выплескивается лишь на пятачке перед Верховной Радой. Население все понимает и не протестует. Во всем мире недовольство населения проходит через партии и общественные организации. У нас же партии служат не для того, чтобы «канализировать» недовольство, а для того, чтобы накапливать его и трансформировать в политические дивиденды в торговле с властным режимом. Наша политическая система или как говорят на новоязе «политикум» исполняет для власти очень полезную функцию гасителя сигналов. При европейской демократии все наоборот - политические силы служат для того, чтобы гасить и трансформировать импульсы господства. Люди это видят, и естественно, о какой политической активности населения можно говорить?

У нас так и не сложилось понимание того, что европейские демократии возникали не из парламентаризма. Парламентаризм - это старый средневековый институт, и это не достижение демократии. Главным достижением демократии является система местного самоуправления. Муниципалитеты, ландтаги и прочее. Это возможность самоуправляться на основе территориальных или даже религиозных общин. Наша же демократия без самоуправления, ей демос в общем-то не нужен.

Есть мнение, что демократия у украинцев «в крови», что это древняя казацкая традиция, которая нас выгодно отличает от восточных соседей. Так ли это?

Выйдя из дома под куполом на улице Грушевского, где бушуют страсти и все говорят о демократии, а тем более заглянув в глубинку, понимаешь, что там о демократии и речи идти не может. Ее нет ни на уровне распределения ресурсов, ни на уровне компетенции, ни управления конкретными малыми территориями. А откуда взяться демократии без самоуправления? Откуда взяться самоорганизации населения, если нет самоуправления? Народ оказывается разобщен, атомизирован, а каналов для координации его усилий просто не существует. Они либо засыпаны, либо вовсе не существовали. Поэтому у нас политическая активность идет не по линии борьбы сил демократических и сил недемократических, а по линии противостояния центра и регионов. Либо по линии борьбы за «мову» и прочие национальные атрибуты. А в качестве аргумента, почему с самоуправлением в Украине не сложилось приводится ее унитарность.

Дебаты последних двух лет показали, что вопросы самоуправления блокировались принципиально. Никто ими заниматься не хочет. Киев абсолютно не устраивает большая самостоятельность регионов. Даже если это противоречит принципам демократии, Киев будет регионы и муниципалитеты держать на коротком поводке. Потому что есть словесные принципы, но есть и противоположный им конкретный живой интерес.

Все живое движется к смерти, и наша система идет к смерти, распаду, перерождению в новом, глобальном контексте. Что от нее останется, каков «сухой остаток» для будущих поколений?

Сейчас наступает некая точка бифуркации, поскольку политреформа со всей очевидностью погорела. Власть после выборов опять начнет решать архисложный вопрос: кто главнее - Администрация, Кабмин или Парламент, по всем этим теневым площадкам, формальным и неформальным. А вопрос, что мы понимаем под демократией, как стоял много лет назад, так и будет стоять, хотим ли мы жить с европейской демократией или нас устраивает то, что есть?

Мне кажется, этой осенью и зимой у нас был небольшой шанс демократизироваться, используя как слабость властного режима, так и его страх перед приходом нового режима, наделенного такими же невероятными полномочиями, - но он упущен. Политреформа была возможностью, хотя бы теоретической, создать нечто подобное европейским образцам. Но все это накрылось медным тазом, и мы вернулись к тому, с чего и начинали. Начинается эскалация остервенелой борьбы за власть в новом политическом цикле. В результате мы получим то, о чем сейчас все и говорят, и что считается одним из главных управленческих зол в этой стране. Страхи о приходе неких новых элит не оправдаются. Гора слов родила мышь дел.

Беседовал Андрей Маклаков

Источник фото: Украина и мир сегодня

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Головко, кандидат исторических наук, Центр политического анализа

Парадоксальная демократия

Мартін Кригєр, Professor of Law, The University of New South Wales, Сідней, Австралія

Кожна сучасна демократія – це розчарування

Анатолій Круглашов, доктор політичних наук, завідуючий кафедрою політології та соціології Чернівецького національного університету

„Вороги демократії” – це метафора. Але подивитись на себе у дзеркало все ж не завадило б...

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

У українців є перспектива для демократичних перетворень

Евгений Копатько, руководитель Донецкого информационно-аналитического центра

Проблема нашей демократии - отсутствие веры в себя

Віра Нанівська, директор Міжнародного центру перспективних досліджень

„Українська ментальність є глибоко демократичною”

Валерий Пустовойтенко, лидер Народно-демократической партии

Украинская демократия – это еще незавершенная работа

Владимир Коробов, зав. кафедрой философии и социологии Херсонского государственного технического университета, кандидат социологических наук, доцент

«Украина – страна демократических интенций»

Олександр Кислий, керівник Інституту громадянського суспільства (Крим)

Демократія „українською” – це бажання мати сучасну демократичну державу за відсутності необхідних для цього ресурсів

Антоніна Колодій, доктор політологічних наук, завідувач кафедри політичних наук і філософії Львівського регіонального інституту державного управління НАДУ

Україна все ще залишається в стані перехідної невизначеності.

Ярослав Пасько, кандидат філософських наук, доцент Донецької державної академії управління

„Радянська система і досі домінує в нашому житті, що відбивається на нашій державі і нашій демократії”

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Нашу демократію може вибороти тільки великий капітал

Александр Дергачев, политолог

Наш плюрализм - это выборы без выбора

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Сподівання не виправдалися

Віктор Погорілко, заступник директора Інституту держави і права ім. В. Корецького НАН України, доктор юридичних наук, професор

Україна є демократичнішою від багатьох країн Заходу

Сергій Гузь, голова Київської незалежної медіа-профспілки

„У нас буде чудове демократичне майбутнє”

Попов Ігор, голова правління Комітету виборців України

Відносність української демократії

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Демократия по-украински - власть без демоса и демос без власти

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Імітаційні моделі

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

„Наша демократія має умовний характер”

Андрей Марусов, директор Агентства информационного развития.

«Демократия в Украине – это исторически «неестественный» процесс»

Сергей Макеев, доктор социологических наук, старший научный сотрудник Института социологии НАН Украины

Чтобы народ услышали, надо ворчать. Причем ворчать громко

Олександр Рудик, Асоціація аналітиків політики, кандидат політичних наук

Нужна политическая воля

Сергій Дацюк, философ

Українська демократія: перемога оптиматів над популярами

Юрій Якименко, провідний експерт Українського центру економічних та політичних досліджень ім. А.Разумкова

Українській демократії доводиться долати шалений опір

Дмитрий Выдрин, политолог

Демократии у нас либо пока нет, либо уже...

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Враг украинской демократии – само государство

Степан Клебан, заступник виконавчого директора Асоціації міст України

Демократія в Україні перебуває у зародковому стані

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Демократія – це поінформованість населення

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

«Украинская демократия - неустойчивая форма западной демократии»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,246