В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Реконструкция социальной идентичности – почти неизбежный побочный эффект любых быстрых социальных изменений. Как результат, у стран, проходящих через эпоху реформирования, существует постоянная потребность в верованиях, объясняющих изменения в идеологии или религии. А это, в свою очередь, порождает запрос на новые мифы.

«Миф» – это модное слово. Его частое использование – и растягивание до невозможности, – делает этот термин весьма размытым, особенно когда словари предлагают целый ряд довольно-таки противоречивых его толкований. Похоже на то, что к реальности, обозначаемой словом «миф», почти невозможно приблизиться. Тем не менее, мифы, – это необходимые конструкции, поскольку мы, люди, не можем жить за пределами воображаемого: «Мифы нужны всем. Мифы нужны отдельным людям. Мифы нужны нациям».

Миф укрепляет ценности, обычаи и убеждения социальной группы, усиливая связи между ее членами. Миф имеет мощный потенциал интеграции сообщества и упрощения толкования окружающего. В тоже время, миф представляет собой некую истину, но скорее исходит из того, что вопрос его истинности или точности в историческом плане – вторичен. Важна не его истинность, а то, что в него верят, – поэтому мифы обладают символической властью.

В современном обществе мифы смешаны с политическими идеологиями. И в самом деле, сегодня политические мифы имеют почти такую же власть, как и священные мифы прошлого. Политические мифы и священные мифы имеют тесную связь, однако, несмотря на все черты сходства, их все же нельзя уравнивать. Для того чтобы эффективнее влиять на людские души, мифы должны резонировать с существующими стереотипами коллективной памяти.

В то же время, однажды созданный миф способен постепенно изменить психологический портрет нации, и стать важным инструментом для реализации идей амбициозных политиков. Доверие к политикам, вера в политику, в ее мессианскую роль приобретает в последние годы в Украине гораздо большее значение, чем когда бы то ни было.

В то время как после падения Берлинской стены поляки, венгры, чехи, словаки пытались консолидироваться при помощи мифа о евроинтеграции (что им и удалось), для Украины этот путь оказался закрытым. Не в последнюю очередь потому, что образ «Европы» не для всех наших граждан стал «спасительной соломинкой» для поиска общегосударственной идентичности. Не стал он, в отличие от центральноевропейских стран, и стимул ом для наших правящих элит соблюд ать букв у закона, направленно го на гарантирование прав граждан, на преодоление коррупции, на обучение эффективному управлению.

Украинское общество, исходя из базовых архетипичных структур сознания, хотя и пережило переходый период в 16–17 лет, по уровню своей гипнабельности и управляемости становится все более склонным к восприятию мифов, чем даже в предыдущую, советскую эпоху. Сегодня – это благодатная почва для новых социальных конструкций и перемен, уязвимая для манипуляций.

Говоря о мифах украинского общества и социальных легендах, мы должны учитывать, что они не появляются спонтанно, сами по себе. Хотя бы потому, что одной из функций власти является необходимость давать людям и надежду, и цели, а, возможно, и иллюзии. Но, в любом случае, – участвовать в создании позитивного, мобилизующего мифа. Если же властные элиты не могут навязать обществу нужный в данный момент миф, или дооформить уже существующий, направив его восприятие в нужное русло, они теряют не только „власть над умами”, но и политическую легитимность.

Мифы и сегодня помогают украинцам обрести смысл в том, что происходит с нами и вокруг нас. К таким мифам последнего времени можно отнести миф о свободе, превратившейся в «свободу выбора товаров в супермаркете», миф о свободном рынке и конкуренции, миф о демократии, миф о среднем классе, миф о стабильности, всепоглощающий денежный фетишизм и многие другие мифы. Но все это мифы глобальные, привнесенные. Создать же свой миф - общий, объединяющий, «резонирующий» - Украина так пока и не смогла.

Вынося на обсуждение на страницах «Диалог. UA » эту тему, мы пытались исследовать связь между культурными и политическими мифами, установив архетипы, по которым конструируются политические мифы, резонируя с существующими в Украине ментальными стереотипами.

Свернуть

Реконструкция социальной идентичности – почти неизбежный побочный эффект любых быстрых социальных изменений. Как результат, у стран, проходящих через эпоху реформирования, существует постоянная потребность в верованиях, объясняющих изменения в идеологии или религии. А это, в свою очередь, порождает запрос на новые мифы.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Умело сделанные мифы являются мощным оружием

19 май 2008 года

Выражение «политический миф» в последнее время мы слышим все чаще – причем с негативной окраской. С другой стороны, есть мнение, что общество не может обходиться без мифов, и ни один политик не может обойтись без мифа о себе самом, который начинается с создания т.н. «имиджа». Так что же это такое – политические мифы?

Каждый политик имеет свой имидж. В этом имидже содержится определённый процент от реальной личности политика, а остальное - создаётся искусственно, в том числе и при помощи мифов. Этот имидж имеет свои вербальные, визуальные характеристики и возникает как сам по себе, так и выстраивается в результате специально направленной работы.

Сразу примеры. Юлия Тимошенко до определённого времени выглядела как «газовая принцесса». Она и вся её команда смотрелись как молодые, сильные, властные и предприимчивые топ-менеджеры. Но ценностные приоритеты в переходном обществе быстро менялись, и такой имидж в отношении государственного деятеля стал негативным. Тогда для Юлии специально был придуман образ сельской учительницы - коса, «квиточка», и вся в белом. Теперь, когда на неё смотришь, то никакой «газ» в подсознании уже не возникает. А вспомните еще, какие визуальные штуки она использовала, когда недавно была в больнице...

Для имиджа Ющенка так же применялось около пяти мифов, но этим же приёмом воспользовались и его противники. С ним боролись расчетливо, технологично. Во-первых, электорату внушили, что у Ющенко плохие отношения с Россией и он противник русского языка. И вообще он националист. Второе - его жена работает на американские спецслужбы и, наверное, сотрудник ЦРУ. Ещё был миф, что Ющенко слабый, больной и немощный, а скоро вообще умрёт, и об этом якобы писал Нострадамус. К тому же, его «подменили».

Умело сделанные мифы оказываются очень мощным оружием. Но кроме них срабатывают ещё и укоренённые стереотипы. Это так же важный элемент в любой избирательной кампании.

К примеру - киевский мэр Черновецкий. Он настолько свободно себя ведёт, что ему как бы всё равно, какое о нём сложится представление. Но вместе с тем ведётся очень сильная и прагматичная деятельность, направленная на конкретное число избирателей. Это доплаты, продпайки, льготы, выделяемые совершенно определённым людям, которые за него проголосуют. С одной стороны, он разрушает стереотип мэра, который должен быть важным, солидным, уважаемым. Мэр не может допускать ошибок, умеет просчитывать ходы. И вдруг - вот он не такой. Оказывается, что он демократичный, но прагматичный.

Надо сказать, что в картине мира наших людей существуют странные особенности. Прежде всего, наше население заполитизированное. Мы проводили исследования, чтобы узнать: сколько времени средний украинец думает о политике. Как оказалось, от трёх до четырёх часов в сутки. Это с просмотром новостей, чтением газет, обсуждениями и т.д. А сколько тратит времени на политику средний американец? Три с половиной минуты. Этого вполне достаточно, чтобы запомнить имя своего шерифа и президента страны. У нас же, в самом глухом украинском селе, самый “трезвый” тракторист легко назовёт два десятка фамилий депутатов Верховной Рады, высших должностных лиц.

Наши люди, таким образом, достаточно хорошо разбираются в политике и ими должно быть сложно манипулировать. Но их другая особенность заключается в том, что они всегда готовы продать свой голос, а по возможности, и себя самого. При этом они не столько продажны, сколько практичны.

Кроме того, несмотря на нормальный уровень образования, наши люди очень наивны в вопросах “ноу-хау”, применительно к политтехнологиям, разумеется. Если работать с ними по законам геббельсовской пропаганды, то можно гарантировать, что чем больше будет ложь, тем сильнее в неё поверят.

Когда у народа такая картина мира, то оказывается, что у него не может быть президентом человек, который не был никогда премьер-министром. Чтобы стать президентом, надо минимум лет шесть покрутиться в большой политике, и быть достаточно сильным. Это крайне важно для наших людей.

Понятно, что нынешняя политическая элита, или политическое сословие, умеет заниматься мифотворчеством. В состоянии ли она полностью взять власть над умами?

Всё зависит от того, каких технологов они привлекают. Любой политик это всё-таки ширма, за ним стоит определённая группа людей, ресурсов. Сам он ничего не может и должен делать так, как ему говорят. Ну, вот Янукович,- он может взять специалистов любого уровня, и они будут создавать для него правильные мифы или неправильные, но только технологи могут обеспечить успех.

Может быть, Леонид Кравчук является исключением, ведь он стал большим политиком ещё при других условиях, когда всё зависело от его таланта. Я был когда-то на встрече с ним, и он рассказывал, что сам смотрел на себя в зеркало и представлял, как должен выглядеть. Кажется, и сейчас в услугах политтехнологов он практически не нуждается.

Возможен ещё такой вариант, как у Юлии Тимошенко. У неё работало огромное количество технологов высочайшего класса, и в итоге она сама стала политтехнологом, разобралась во всех тонкостях. Она прекрасно понимает, что современный человек на 40 - 50% живёт виртуальной реальностью. Для Украины это телевизор. Чтобы попасть в человеческие умы и занять место в их жизни, надо быть на экране. Это же понимает и Черновецкий. Потому он никогда не откажется от участия в рейтинговых телепрограммах.

Другое дело, что у нас отсутствует цензура, и инструменты массового влияния применяются для “чёрной” пропаганды так же, как и для “белой”.

Ждёт ли Украину волна новой мобилизации под какие-либо новые мифологические построения? В частности, под миф о герое, спасителе – или спасительнице?

Может быть. Но нужна очень новая идея. Вторая “оранжевая революция” уже не может быть эффективной. Объединить людей можно только под чем-то интересным, новым. Вот смотрите - на “оранжевую революцию” впервые было поставлено громадное количество рекламной атрибутики. Палатки, ленточки, шарфики и так далее. Последующие выборы, 2006-го и 2007-го года,- уже выглядели как ярмарка. И эта идея уже обесценена, хотя та кампания была лучшая в мире.

Мне знакомы последние тенденции в ведении избирательных кампаний за рубежом. Правда, пока у нас пользователями Интернета являются всего около 16% населения, а в Америке и Европе - больше половины. Но всё же, во время избирательной кампании Буша и Кери, в 2004-м году, за Буша было 60 позитивных сайтов и 40 было против него. Результат тех выборов нам известен. Теперь, я думаю, новая, «мобилизационная» идея будет находиться в сфере телевидения, каких-то новых игр и Интернета.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Віталій Олексійович Щербак, декан факультету гуманітарних наук Національного Університету «Києво-Могилянська Академія», доктор історичних наук, професор

Міфи в історії треба розганяти як хмари

Андрей Федоров, директор Европейского института интеграции и развития

Проблема Украины – в недолговечности ее мифов

Вадим Колесников, психолог-консультант

Мифы дают нам надежду на то, что все будет хорошо

Демчук Руслана Вікторівна, кандидат філософських наук, доцент

Міф має властивість, будучи створеним, продовжувати жити сам по собі і ставати правдою

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Миф о политическом «герое» в Украине не сработает

Алексей Шевченко, д.ф.н.

Люди верят в мифы, потому что больше им верить не во что

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Государственный миф должен существовать и это беда, что его нет

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Крупнейшие мифотворцы – политические элиты

Амельченко Наталія Анатоліївна, кандидат філософських наук, маґістр права, доцент, зав.кафедрою політології «Києво-Могилянська Академія»

Треба робити все, щоб новий український міф творився не за рахунок міфологеми відродження, а за рахунок майбутнього

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,151