В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

У человека, пытающегося разобраться, что же на самом деле обозначает так часто звучащий термин «социальный капитал», очень скоро появляется чувство, что это всего лишь сплав понятий, очень вольно соотнесенных друг с другом. И возникает небезосновательное подозрение, что социальный капитал до сих пор не имеет устоявшегося определения.

Впервые выражение «социальный капитал» появилось у Лид Джадсон Ханифан, в дискуссии по сельским школам в 1916 году. Он использовал этот термин для описания «тех значимых обстоятельств, которые влияют на повседневную жизнь каждого». Ханифан пришел к выводу о необходимости воспитания доброй воли, братства, симпатии друг к другу и умения налаживать социальные отношения среди людей, которые «образуют социальную единицу».

Понадобилось более полувека, чтобы термин начал широко употребляться. Свой вклад в это внесли Джейн Джекобс (1961) – в применении к городской жизни и добрососедству, Пьер Бурдье (1983) – в отношении социальной теории. Затем Джеймс Коулман (1988) ввел эту идею в академическое обсуждение в контексте образования. Однако не стоит забывать и работы Роберта Патнэма (1993, 2000), который сделал социальный капитал популярной темой для политических дискуссий. Тему «социального капитала» в 1999 году подхватил также Мировой Банк.

Это понятие и правда является размытым и неоднозначным. Для экономистов оно важно для понимани я неформальной стороны существования рынка. Политологи связывают этот термин с доверием к власти; специалисты по PR -технологиям предпочитают говорить о капитале репутаций. Для социологов социальный капитал означает, прежде всего, качество социальных связей в таких измерениях как доверие, взаимоуважение, взаимопомощь. Есть еще русское «сплоченность», украинское «згуртован ість», английское – “ cohesion ”, – слова, подразумевающие определенную устойчивость связей, доверие соотечественников один к другому.

В связи с тем, что тяжело найти устоявшееся определение социального капитала, в литературе часто встречаются интерпретации по принципу «от обратного». То есть, исследователи говорят о тех обществах, которые отличаются взяточничеством, взаимным недоверием и неуважением между собой и по отношению к закону, что у них отсутствует или не развит социальный капитал.

Многие согласны с тем, что граждане в странах Восточной Европы менее социально активны, чем на Западе. Причиной этого считается социалистическое прошлое или смесь социалистического наследия и современных социоэкономических и политических условий.

Что же касается социального капитала в Украине, то здесь фиксируется еще и определенное противоречие. Люди мало доверяют государству, однако это не значит, что они автоматически пытаются решать свои практические проблемы в общественных организациях и политических партиях, как это делается в странах Запада. Отсутствие социального капитала, его некоммунитарность, вредит доверию и совместным действиям. Все отношения такого рода у нас ограничены тесным кругом родственников и друзей.

В последние семь лет более 80% респондентов отвечают, что они не относят себя ни к одной общественной организации. Это самый низкий показатель не только в Европе, но и в Латинской Америке. Без малого 80 лет имитации социальной активности и искусственных гражданских организаций отбили у людей желание и даже сформировали отвращение к публичной активности на уровне участия в общественных организациях. В результате, у нас практически нет доверия к институтам, формирующим и аккумулирующим социальный капитал.

Альтернативное объяснение упадка социального капитала состоит в том, что общества в процессе трансформации становятся более индивидуалистичными и более заинтересованными в «поиске идеального «я»». Основными признаками этого являются распад традиционной семейной жизни, и изоляция индивидов в обществе. Эти моменты в жизни посткоммунистической Европы совпадают с теми, которые наблюдаются в развитом мире.

Низкий уровень социального капитала в посткоммунистических странах также связан с распространенностью негативного социального капитала , проявляющегося в коррупции, местничестве и преступности.

Многие граждане не включены в социальную жизнь, или включены в нее временно. Они не готовы совместно противостоять вызовам со стороны коррумпированной власти или асоциальных сограждан. Однако, есть и определенное общественное понимание того, что социальные проблемы необходимо решать за счет инициативы граждан, но почти нет способности и умения это делать.

Гражданам еще только предстоит осваивать новые формы проявления социальной активности, новые способы солидарности коллективных действий, проявлять свою активность не только в кругу друзей или близких, поддерживать создание новых общественных организаций, формирования нового для нас типа культуры – культуры солидаризма, культуры защиты своих прав и свобод.

В нашем новом диалоге мы попытались проследить эволюцию социального капитала в Украине за последние 20-30 лет, вычленить те типы ресурсов, которые люди получают благодаря своим социальным связям.

Мы попытались выяснить, как функционирует социальный капитал в Украине. Как он дополняет рынок своими перераспределительными функциями. Как влияет на накопление человеческого капитала. Почему социальный капитал важен для искоренения бедности, и как он способствует решению проблемы неравенства доходов и укреплению социального единства.

Есть свидетельства того, что сообщества с высоким социальным капиталом меньше страдают от преступности, здоровее, образованнее и лучше развиваются экономически. Почему бы Украине не взять на вооружение их опыт?

Свернуть

В нашем новом диалоге мы попытались проследить эволюцию социального капитала в Украине за последние 20-30 лет, вычленить те типы ресурсов, которые люди получают благодаря своим социальным связям. Мы попытались выяснить, как функционирует социальный капитал в Украине. Как он дополняет рынок своими перераспределительными функциями. Как влияет на накопление человеческого капитала. Почему социальный капитал важен для искоренения бедности, и как он способствует решению проблемы неравенства доходов и укреплению социального единства. Есть свидетельства того, что сообщества с высоким социальным капиталом меньше страдают от преступности, здоровее, образованнее и лучше развиваются экономически. Почему бы Украине не взять на вооружение их опыт?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Значение социального капитала всегда высоко, но качество – иногда сомнительно

17 июн 2008 года
Значение социального капитала всегда высоко, но качество – иногда сомнительно: Значение социального капитала всегда высоко, но качество – иногда сомнительно

Елена Стяжкина, профессор, доктор исторических наук, писательница

Как бы вы охарактеризовали эволюцию понятия социального капитала за последние 20-30 лет?

Иногда я завидую журналистам и детям. (Детям – чаще). Только они способны задать такой вопрос, над разрешением которого может с утра до ночи биться приличный научный институт и ничего не добиться. «Мама, а почему лужи?» «Понимаешь, сынок, земля устроена таким особым образом, существуют несколько слоев, они разные по плотности, по качествам проводимости, самый верхний слой – почва, но в городах ее уже и не увидеть, в городах – асфальт, а у него…». «Мама! Лужи – потому что дождь!»

Вопрос об эволюции понятия «социальный капитал» - это примерно такая же «детская проблема луж». Чтоб ответить компетентно, надо начать сначала – с отцов-основателей – Пьера Бурдье, Джеймса Коулмена, Роберта Патнема, Френсиса Фукуямы. Наверное, надо обозначить векторы эволюции термина от понимания социального капитала как ресурса, потенции к более практическим, что ли, его воплощениям. Социальный капитал как способность распоряжаться этими ресурсами и потенциями только на основании того, что данный индивид есть членом какой-то социальной группы (сети) и имеет внутри этой структуры репутацию, авторитет, основанный на неких нематериальных факторах.

В этом месте нормальный читатель уже спит, а журналист – злится. Потому что он имел в виду другое. Лужи – потому что дождь.

Кто задумывался о социальном капитале в СССР? Вероятно, такие люди были. В первую очередь, историки, философы, разрабатывавшие проблемы ментальности. Мои любимые – А.Я. Гуревич и М. Попович. Во-вторых, идеологи ЦК. Нравится это кому-либо или нет сегодня, но именно идеологи ЦК занимались созданием социальных капиталов для целых структур, скажем, для отраслей промышленности, социальной сферы, государственного управления (отсюда мифологизация шахтерского труда, бренд «люди в белых халатах» и такое прочее). Внешнее влияние идеологии не означает, что носители социальных капиталов не участвовали в процессе вовсе, но несовпадение стратегий, а, главное, практик применения социальных капиталов было абсолютно очевидным.

На условно неуправляемом уровне также создавались социальные капиталы. Но вряд ли кто-то специально оценивал этот процесс именно в этих категориях. Поэтому на сегодня остается открытым вопрос, например, о том была ли система советского «блата» квази-гражданской сетью. Или стали ли «внутриэлитные партийно-советские браки» стратегией «приумножения социального капитала»?

Какие метаморфозы/превращения из одного качества в другое/ переживает в Украине социальный капитал?

Роберт Патнем предложил математическую формулу измерения социального капитала: индекс доверия к обществу и индекс участия в гражданских сетях. Исследуя социальный капитал в США Р.Патнем, обнаружил тенденцию к сокращению его «национального объема».

В Украине первых лет независимости, вероятно, можно, с одной стороны говорить об обвале этого самого объема (без поддержки государственной идеологии исчез «человек трудящийся», а с ним и социальный капитал). С другой стороны, социальные капиталы, самовоспроизводящиеся без участия контролирующих и направляющих органов, обнаружили свою жизнестойкость.

Это только человеку, потерпевшему кораблекрушение и оказавшемуся в полном одиночестве на острове, наверное, не пригодятся ни деньги, ни социальные ресурсы. (Однако, символический капитал – очень может быть). Всем другим людям и деньги, и «социальный клей», включенность в общество нужны обязательно. Только теперь эти факторы «включенности» имеют ярко выраженный прагматический смысл. Скажем, быть хорошим соседом – это полезно, а, значит, люди стараются быть хорошими соседями – не сорить, мыть площадку, лифт, вкручивать лампочки. Быть хорошим врачом? Врачом, поддерживающим других врачей? Да. Потому что это, помимо реализации клятвы Гиппократа, такой личностно-социальный ресурс создает клиентскую сеть. А вот быть хорошим металлургом? Не знаю…

Большую роль в современном процессе создания социальных капиталов играет новая идеология потребления. Но являются ли гражданской сетью девушки, объединенные общим посещением модной «Планеты Фитнесс»? Или пузатые юноши, объединенные обедами в «Декадансе»? То есть, внутри этих групп и общий спортклуб, и общий ресторан создает ситуацию доверия, но с гражданским участием – проблема.

Как структура украинского общества влияет на социальный капитал?

Постоянно и неизменно. Причем, чем более низкими являются доходы одних и более высокими – других, тем менее гражданским, общественно значимым, но более прагматичным/эгоистичным становится качество самого социального капитала.

Каково значение социального в наших постсоветских реалиях, или же - свидетельствуют ли низкие показатели социального капитала и гражданской активности о "закате демократии" (падению уровня доверия к демократии) в Украине?

Значение социального капитала всегда высоко, но вот качество – иногда сомнительно. Снижение «национального объема» (в терминах Р. Патнема – как снижение уровня доверия к обществу и показателя участия в гражданских сетях) – не самый страшный случай. Людям трудно доверять абстрактным системам, а государство, общество и демократия в Украине – превратились (или и были?) довольно абстрактными понятиями. Зато на этом фоне мы учимся доверять себе. Социальный капитал уменьшается иногда вне зависимости от участия человека, но вот с символическим – честь, достоинство, репутация, навыки, друзья, долг, семья – с символическим можно работать. И для этого не нужно никаких специальных гражданских сетей и специальных «клубов по интересам». Символический капитал (П. Бурдье) – это, в значительной степени, поле личной ответственности и личного выбора. И для людей и для политиков, которые хотят стать людьми. «Закат демократии», «восход демократии» - не трагедия.

Как, впрочем, и вся политика. Неприятно, но не более того. И смешно. Ведь «дядя в Brioni», плачущий против очередного «режима, грабящего пенсионеров» - это же смешной дядя. Неадекватный, глупый, нечестный. Но и это тоже не трагедия. Пока врачи лечат, учителя учат, водители возят, кто-то же должен их смешить. Демократии от этого ничего не сделается. А детям этого дяди очень может быть, станет стыдно за папу. Стыд и совесть – отличный способ корректировки символического капитала. И социального, вероятно, тоже, но не сейчас и, к сожалению, не здесь.

Кто из украинских партий делает ставку на развитие и использование социального капитала? Какого социального капитала?

А что, в Украине есть партии? Неужели со стратегиями развития страны? Странно…. Я ведь никуда не уезжала, а пропустила такой интересный момент. Бизнес-клубы – да, фан-клубы – да, исторические общества – да. Но партии?

Беседовал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Громадянське суспільство є «лакмусовим папірцем», що вимірює рівень порозуміння влади і громадян

Максим Лациба, керівник програм Українського незалежного центру політичних досліджень

Перемога громадського активу у категорії ціна/якість

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Про робочу силу, як про соціальний капітал починають говорити тоді, коли вона стає проблемою

Кисельов Сергій Олегович, кандидат філософських наук, доцент кафедри політології Національного університету “Києво-Могилянська академія”

Громадянське суспільство з українською ментальністю

Людмила Шангина, УЦЭПИ им.Разумкова

Нет доверия друг к другу – нет и социума

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

Поки що ми накопичуємо негативний соціальний капітал

Любов Найдьонова, к.п.н., заступник директора Інституту соціальної та політичної психології АПНУ.

Колись соціальний капітал знадобиться і у великій політиці

Віктор Степаненко, соціолог, в.о. завідуючого відділом Інституту соціології НАН України.

Необхідно розірвати замкнене коло взаємної недовіри

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,101