В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

У человека, пытающегося разобраться, что же на самом деле обозначает так часто звучащий термин «социальный капитал», очень скоро появляется чувство, что это всего лишь сплав понятий, очень вольно соотнесенных друг с другом. И возникает небезосновательное подозрение, что социальный капитал до сих пор не имеет устоявшегося определения.

Впервые выражение «социальный капитал» появилось у Лид Джадсон Ханифан, в дискуссии по сельским школам в 1916 году. Он использовал этот термин для описания «тех значимых обстоятельств, которые влияют на повседневную жизнь каждого». Ханифан пришел к выводу о необходимости воспитания доброй воли, братства, симпатии друг к другу и умения налаживать социальные отношения среди людей, которые «образуют социальную единицу».

Понадобилось более полувека, чтобы термин начал широко употребляться. Свой вклад в это внесли Джейн Джекобс (1961) – в применении к городской жизни и добрососедству, Пьер Бурдье (1983) – в отношении социальной теории. Затем Джеймс Коулман (1988) ввел эту идею в академическое обсуждение в контексте образования. Однако не стоит забывать и работы Роберта Патнэма (1993, 2000), который сделал социальный капитал популярной темой для политических дискуссий. Тему «социального капитала» в 1999 году подхватил также Мировой Банк.

Это понятие и правда является размытым и неоднозначным. Для экономистов оно важно для понимани я неформальной стороны существования рынка. Политологи связывают этот термин с доверием к власти; специалисты по PR -технологиям предпочитают говорить о капитале репутаций. Для социологов социальный капитал означает, прежде всего, качество социальных связей в таких измерениях как доверие, взаимоуважение, взаимопомощь. Есть еще русское «сплоченность», украинское «згуртован ість», английское – “ cohesion ”, – слова, подразумевающие определенную устойчивость связей, доверие соотечественников один к другому.

В связи с тем, что тяжело найти устоявшееся определение социального капитала, в литературе часто встречаются интерпретации по принципу «от обратного». То есть, исследователи говорят о тех обществах, которые отличаются взяточничеством, взаимным недоверием и неуважением между собой и по отношению к закону, что у них отсутствует или не развит социальный капитал.

Многие согласны с тем, что граждане в странах Восточной Европы менее социально активны, чем на Западе. Причиной этого считается социалистическое прошлое или смесь социалистического наследия и современных социоэкономических и политических условий.

Что же касается социального капитала в Украине, то здесь фиксируется еще и определенное противоречие. Люди мало доверяют государству, однако это не значит, что они автоматически пытаются решать свои практические проблемы в общественных организациях и политических партиях, как это делается в странах Запада. Отсутствие социального капитала, его некоммунитарность, вредит доверию и совместным действиям. Все отношения такого рода у нас ограничены тесным кругом родственников и друзей.

В последние семь лет более 80% респондентов отвечают, что они не относят себя ни к одной общественной организации. Это самый низкий показатель не только в Европе, но и в Латинской Америке. Без малого 80 лет имитации социальной активности и искусственных гражданских организаций отбили у людей желание и даже сформировали отвращение к публичной активности на уровне участия в общественных организациях. В результате, у нас практически нет доверия к институтам, формирующим и аккумулирующим социальный капитал.

Альтернативное объяснение упадка социального капитала состоит в том, что общества в процессе трансформации становятся более индивидуалистичными и более заинтересованными в «поиске идеального «я»». Основными признаками этого являются распад традиционной семейной жизни, и изоляция индивидов в обществе. Эти моменты в жизни посткоммунистической Европы совпадают с теми, которые наблюдаются в развитом мире.

Низкий уровень социального капитала в посткоммунистических странах также связан с распространенностью негативного социального капитала , проявляющегося в коррупции, местничестве и преступности.

Многие граждане не включены в социальную жизнь, или включены в нее временно. Они не готовы совместно противостоять вызовам со стороны коррумпированной власти или асоциальных сограждан. Однако, есть и определенное общественное понимание того, что социальные проблемы необходимо решать за счет инициативы граждан, но почти нет способности и умения это делать.

Гражданам еще только предстоит осваивать новые формы проявления социальной активности, новые способы солидарности коллективных действий, проявлять свою активность не только в кругу друзей или близких, поддерживать создание новых общественных организаций, формирования нового для нас типа культуры – культуры солидаризма, культуры защиты своих прав и свобод.

В нашем новом диалоге мы попытались проследить эволюцию социального капитала в Украине за последние 20-30 лет, вычленить те типы ресурсов, которые люди получают благодаря своим социальным связям.

Мы попытались выяснить, как функционирует социальный капитал в Украине. Как он дополняет рынок своими перераспределительными функциями. Как влияет на накопление человеческого капитала. Почему социальный капитал важен для искоренения бедности, и как он способствует решению проблемы неравенства доходов и укреплению социального единства.

Есть свидетельства того, что сообщества с высоким социальным капиталом меньше страдают от преступности, здоровее, образованнее и лучше развиваются экономически. Почему бы Украине не взять на вооружение их опыт?

Свернуть

В нашем новом диалоге мы попытались проследить эволюцию социального капитала в Украине за последние 20-30 лет, вычленить те типы ресурсов, которые люди получают благодаря своим социальным связям. Мы попытались выяснить, как функционирует социальный капитал в Украине. Как он дополняет рынок своими перераспределительными функциями. Как влияет на накопление человеческого капитала. Почему социальный капитал важен для искоренения бедности, и как он способствует решению проблемы неравенства доходов и укреплению социального единства. Есть свидетельства того, что сообщества с высоким социальным капиталом меньше страдают от преступности, здоровее, образованнее и лучше развиваются экономически. Почему бы Украине не взять на вооружение их опыт?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Нет доверия друг к другу – нет и социума

20 июн 2008 года

Что есть социальный капитал в вашем понимании?

Социальный капитал начинается с человеческого капитала, но он несколько шире - это всё, что связано с человеческой деятельностью. Он включает в себя множество параметров, начиная от физического здоровья человека и заканчивая качеством социальных связей и качеством жизни. Это можно назвать и общественным капиталом. Всё, что превращает отдельных индивидов в общество, в социум - это и есть социальный капитал.

Очень интересно, как это связано с качеством жизни. Проведенные в мире опросы показывают, что в странах, где этот показатель высок, там высока и готовность граждан защищать свою страну с оружием в руках. При чём вопрос им ставили очень жёсткий: готовы ли вы воевать за вашу державу даже в той ситуации, когда исход борьбы будет неблагоприятен? К примеру, в Финляндии утвердительный ответ дали 86% . Мы в Украине спрашивали мягче: готовы ли вы защищать свою страну? Даже когда возникла реальная угроз а в связи с Тузлой мы видели больше злорадства, чем патриотизма. Тогда готовность «стать под ружьё» выразили 26% опрошенных. Так что же мы защищаем: территорию или качество жизни?

От качества жизни очень легко перейти к качеству социальных связей. В частности, если в обществе большой имущественный раскол и разрыв в качестве жизни приобретает характер поляризации, то социума нет. Нет качественных социальных связей, нет и социального капитала.

У Поля Бурдье есть понятие отрицательного социального капитала, которое он применял по отношению к правящим верхам. Как в подобном ракурсе смотрится Украина?

У Бурдье было широкое видение социального капитала. Это он ввёл понятие «знание своего места». Речь идёт о том, что если вы родились в семье, относящейся к слою среднего класса, то это обязы вает вас к соответствующей линией поведения. Вам негоже общаться с низшими слоями, и вы не можете общаться «на равных» с высшими. Но, будучи в слое среднего класса вы должны получить образование, вы должны стать хорошим профессионалом, вы должны зарабатывать себе на жизнь своим трудом. Вы ещё много чего должны, даже голосовать вы должны именно за эту партию, а не за другую, которая вам больше нравится. Потому что ваши предки голосовали за неё сто лет и ваши личные политические убеждения здесь ничего не меняют. В Британии, например, очень многие рабочие голосуют за консерваторов, ибо такова традиция.

Бурдье рассматривает, что вам может помочь в карьере, если вы -представитель среднего класса. Это, конечно, связи. Ваши личные знакомства, связи вашей семьи и ваших друзей - всё это и составляет ваш социальный капитал. Но если общество держится исключительно на связях - то это и есть отрицательный социальный капитал. В таком обществе ваши личные качества, в том числе профессиональные, никакой роли уже не играют. Это называется трайбализмом, непотизмом, у нас это чаще называют кумовством.

Украинский социум на данный момент организован именно по этому принципу. А особенно - верхний слой. Когда мы берём списки политических партий, то видим там братьев, сыновей, тёток и т.д. Этот слой даже неправильно называть высшим, так как в нём почти никто не имеет ни хорошего образования, ни профессиональной подготовки, ни дворянского происхождения. Это просто родственники, которые имеют один единственный ресурс - власть. Но этот ресурс в нашем обществе работает в качестве первостепенного. Они имеют возможность принимать политические решения, и это не было бы так печально, если бы они держались в рамках Закона. Но в нашем случае отрицательность их капитала ничем не компенсируется, поэтому именно в тех «высших» слоях наиболее откровенно существует коррупция и все другие лихорадки, порождаемые вседозволенностью. Даже межличностные отношения у них не регулируются общепринятыми этическими нормами. Вот сейчас, как раз, наш президент «благодарит» от души тех, кто помог ему прийти к власти...

Насаждаемый сверху такой вот социальный капитал делает человеческие отношения нечеловеческими, даже и не рыночными. Это глобальная продажность и всеобщее беззаконие. Здесь настолько всё извращено, что судье нужно платить за принятие именно законного решения, а не наоборот, как думали недавно ещё нормальные люди. Кто-то недавно сказал, что говорить с этой властью о демократических ценностях - это как слепому рассказывать о Сикстинской мадонне.

То есть, никакие понятия и никакие определения, существующие в обычной политологии или этике, в Украине не работают. Явления, которые происходят у нас и называются стандартными терминами, не соответствуют им по содержанию.

С тех пор как Роберт Патнем выпустил свою работу о падении социального капитала в Америке, об этом все чаще говорят и в Европе. Затронул ли этот процесс и Украину?

Я знаю его исследования, и могу сказать, что к нам они не имеют никакого отношения. Процессы падения социального капитала у нас и в Америке различны по своей природе, их вообще нельзя сравнивать. Это то же самое, что говорить, что демократические процессы в Украине развиваются по тем же закономерностям, что и в Западной Европе. Там падает рождаемость и тут падает, там однодетные семьи и здесь тоже однодетные - ну, значит, это мировая закономерность. И рост цен на продовольствие в Украине тоже стараются представить как отголосок мирового кризиса. Но наше падение рождаемости не имеет ничего общего с их , потому что ничего общего не имеет и наше качество жизни. Поэтому у них рождаемость падает, а продолжительность жизни растёт, а у нас падает и то, и другое. И рост цен на продовольствие в Украине(!) обусловлен, конечно же, внутренними причинами. Украина настолько выключена из мировых связей, что единственный мировой кризис, имеющий для нас значение, это энергетический. Потому что наша экономика одна из самых энергоёмких в мире и за 17 лет никто и не пытался изменить эту ситуацию к лучшему.

Что же происходит с социальной активностью в развитых странах? Действительно, отмечена тенденция к снижению и ещё до Патнема, на примере профсоюзов. У нас массовые профсоюзы. По нашим исследованиям, более 80% трудоспособного населения у нас состоят в профсоюзах. Правда, люди об этом не знают. В Америке 15% состоят в профсоюзах, но американцы это очень хорошо знают. Снижение массовости этих организаций отнюдь не означает уменьшения их влиятельности и силы. И, условно говоря, чтобы отстоять какие-либо свои права мы поначалу должны собраться в большую массу. По мере того, как мы добиваемся цели, наши права фиксируются в законах и необходимость массовости отпадает. Потому в Америке численность общественных организаций снизилась, но эти организации при малейшей необходимости создаются там мгновенно. И каждый такой прецедент ещё и становится сценарием кинофильма. А что действительно может влиять на социальный капитал, так это рост самодостаточности членов общества. Но этот вопрос еще не изучен.

У нас же с 1917 года ничего подобного не было и сейчас ничего не происх одит. Один раз мы собрались на М айдане и думали, что этого уже достаточно для счастливого будущего. Традиции самоорганизации снизу у нас фактически нет, наверное, со времён уничтожения Запорожской Сечи. Способны ли мы понять ту простую вещь, что драться нужно не за своё право, а за право как таковое? Тогда, когда все в этом заинтересованные встанут и добьются права для всех - будет защищено и личное право каждого. Сейчас, похоже, этого никто не понимает. Когда после избрания Ющенко я увидела перед его администрацией страшную огромную толпу с личными прошениями, то стало ясно, что никакой революции не было. Ужас заключается ещё и в том, что если каждый лезет со своей бумажкой чтобы некто всесильный мимоходом на колене её подписал, то это развращает людей, дезинтегрирует общество.

Одним из важнейших составляющих понятия социального капитала является индекс доверия в обществе. В развитых странах З ападной Европы он заметно выше, чем в восточноевропейских странах. А каков его уровень в Украине?

Мы задавали простой вопрос: можно ли верить людям? Так вот, 67% граждан Украины считают, что не стоит. Это есть показатель потенциальной сплочённости общества. На самом деле, отвечая на этот вопрос, люди показывали, способны ли они доверить кому-то защищать свои права и защищать чьи-то.

Другое наше исследование показало, что для большинства граждан более близким является не сосед, а кто-то другой. На западе Украины люди более близкой считают Венгрию, Польшу, но не соседнюю область. На востоке близкими считают Россию и Беларусь. Таким образом, мы даже не осознаём, насколько мы отчуждены. А раз доверия друг к другу у нас нет, то можно сказать, что и социума нет. Каждый из нас по отдельности чем-то обладает, но некоего синергетического социального капитала у нас нет. В металлургии, где делаются миллиардные капиталы, заработная плата в себестоимости продукции составляет намного меньше 1%, а в целом по Украине этот показатель находится на уровне 9-11%. Это называется сверхэксплуатация рабочей силы, но в ответ на это нет никакого протестного движения. Напомню, что в Советском Союзе доля зарплаты в себестоимости доходила до 33%.

Почему никто не занимается организацией какого-то движения, которое сказало бы правительству, что хватит нас дурить? Что мы знаем, как оно повышает цены и кому от этого лучше? Мы умеем считать себестоимость жилья, и знаем, как регулировать рентабельность в рыночной экономике. Но ничего этого не происходит, прежде всего, потому, что слишком низок у нас индекс доверия.

Теперь каждый сам за себя, как говорил один неприглядный персонаж из сказки Киплинга. У нас нет общества, у нас разрозненная масса людей, а те, кто наверху - это грызущиеся между собой стаи, остальным отведена роль наблюдателей.

В отношении будущего я остаюсь пессимисткой. В наших условиях на инициативу снизу рассчитывать не приходится, должна быть инициатива сверху.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Громадянське суспільство є «лакмусовим папірцем», що вимірює рівень порозуміння влади і громадян

Максим Лациба, керівник програм Українського незалежного центру політичних досліджень

Перемога громадського активу у категорії ціна/якість

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Про робочу силу, як про соціальний капітал починають говорити тоді, коли вона стає проблемою

Кисельов Сергій Олегович, кандидат філософських наук, доцент кафедри політології Національного університету “Києво-Могилянська академія”

Громадянське суспільство з українською ментальністю

Елена Стяжкина, профессор, доктор исторических наук, писательница

Значение социального капитала всегда высоко, но качество – иногда сомнительно

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

Поки що ми накопичуємо негативний соціальний капітал

Любов Найдьонова, к.п.н., заступник директора Інституту соціальної та політичної психології АПНУ.

Колись соціальний капітал знадобиться і у великій політиці

Віктор Степаненко, соціолог, в.о. завідуючого відділом Інституту соціології НАН України.

Необхідно розірвати замкнене коло взаємної недовіри

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,131