В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Украина: нация для государства или государство для нации?

Государство, которое со времен Вестфальского договора (1648) было важнейшим из всех современных институтов, умирает. И хотя на карте мира появляются все новые и новые страны, судьба, собственно, государства парадоксальным образом оказалась под вопросом. Столетиями существовавшие государства либо вступают в более крупные объединения, либо распадаются, либо передают часть своего суверенитета организациям, не являющимся государствами.

На семнадцатом году становления собственной государственности Украина попала в своего рода «противофазу». Украина пытается проводить политику построения национального государства с использованием этнокультурных, лингвистических, этнорелигиозных форм. Но на сегодня этот процесс отличается от того, что был в Европе в эпоху Модерна. Там степень консолидации была выше, и даже формирование нации происходило с акцентом на территориальную целостность. Для Украины же существует огромная опасность потери территорий и на данный момент этому вопросу следовало бы уделять гораздо больше внимания. Когда национальное государство слабеет и теряет свое значение, оно утрачивает свой суверенитет под давлением с двух сторон: сверху (со стороны транснациональных сил), и снизу (со стороны сил субнаціональних).

Национальный элемент в Украине был всегда, именно он способствовал тому, чтобы Украина стартовала как суверенное государство, решила принципиально важные базовые проблемы. Но чтобы завершить всё это, вывести государство на зрелую стадию, – этнического содержания общественной основы уже не достаточно. Мы видим, насколько дифференцированы в массовом сознании ценностные приоритеты и цивилизационные ориентиры, и потому реально реализуемая модель должна становиться все более сложной. Рост числа государств сам по себе может быть признаком разложения. Похоже, что даже в своих собственных границах государства скоро не смогут защищать политическую, экономическую, социальную и культурную жизнь своих граждан.

Даже не обезопасив свою суверенность, еще не встав как следует на ноги, Украина, как и большинство новых стран, уже ищет, как бы интегрироваться с более успешными соседями. На международном уровне мы вынуждены будем уходить от системы отдельных, суверенных держав к менее ясным, более иерархическим и во многих случаях более сложным глобальным структурам.

В то же время, сама идея глобализации противоречит традиционному представлению о мировых делах и верховенстве национального государства, подразумевая возможность того, что негосударственные структуры играют роль не менее, а возможно и более важную, чем национальные государства. И противопоставить этим процессам национальному государству практически нечего. Это подтверждает неспособность государств обеспечить внутреннюю безопасность, отражать внешние угрозы, вызовы, созданные глобализацией и глобальными масс-медиа.

Кроме того, технологии, которые в свое время помогли сформироваться национальным государствам, в наше время, по иронии судьбы, стали способствовать их распаду. Как пишет Кревельд, «беспрецедентное развитие электронных коммуникаций стало еще одним шагом на пути к коллапсу государства». Технологическая глобализация позволила массам обездоленных людей увидеть, что делается в других частях света, и перебраться туда. Волны массовой иммиграции, чему мы стали свидетелями, достаточно сильны, чтобы уничтожить нации или даже целые континенты.

В тоже время, нации приобретают новые возможности, они могут действовать на глобальной арене независимо от «родных» государств. Растущая сила глобальных масс-медиа ускоряет и углубляет коммуникации. Ключевые связи теперь проходят через совокупность наций, религий и этносов, однако приспособиться к новым реалиям удается далеко не всем нациям.

Семнадцать лет независимости – для истории это не срок. И говорить, что государство Украина остановилось в своём развитии, не совсем правильно. Просто это развитие намного более трудное и мучительное, чем могло бы быть.

Украина – это одновременно и очень древняя, и очень молодая страна. Древность государственной жизни на территории Украины дает нам важнейший источник необходимой легитимности государства, а молодость возрожденной Украины – открывает новые возможности для страны, в том числе возможность написать некоторые вещи с чистого листа – написать лучше, чем у других.

Мы предлагаем всем читателям присоединиться к обсуждению этих сложных вопросов на страничках нашего интернет-журнала.

Свернуть

Как известно, становление Модерна тесно связано с созданием и укреплением нации-государства, которое превращается в основной элемент системы международных отношений [см.: Giddens 1991; Habermas 1987; Wagner 2001]. Национальные государства и сегодня остаются важнейшим элементом международной системы, несмотря на размывание их роли. Однако, приходится констатировать, что попытки перенесения европейской модели национального государства на новые государственные образования все чаще приводят к неудовлетворительным результатам. Национальный проект, который предложен украинскому обществу, не отвергнут, но и не принят. Почему? Что не сработало? В чем состоит главная проблема, которую нам необходимо решить?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Необходимо понять, что происходит с государством

8 сен 2008 года
Необходимо понять, что происходит с государством: Необходимо понять, что происходит с государством

Александр Дергачов, политолог

Думаю, что на самом деле тут нужно применить другие оценки. Мы очень торопимся. Когда отстали, то торопиться – закономерно, но при этом нужно давать профессиональную оценку общественно-политическому развитию. Я бы сказал, что у нас всё даже более успешно, чем можно было бы предположить, но при этом -неудовлетворительно. Мы очень опаздываем, и в Европе это особенно хорошо чувствуется. И в самой Европе государства не очень-то однородны по своему происхождению, природе и так далее, но у них за плечами если не столетия, то долгие десятилетия становления. У Украины пока этого нет, и вопрос состоит не в том, способна ли нация реализовать какую-то готовую модель, а в том, что ей позволяют условия. А они действуют многообразно.

В наиболее общем плане условия весьма благоприятны, поскольку международное сообщество заинтересовано в стабильности, управляемости и в этом смысле поощряет функционирование тех государств, правовые основы которых не вызывают сомнения. Украина относится к ряду именно таких государств. Речь, конечно же, идёт не о тех явлениях, которые связаны с непризнанными государственными или псевдогосударственными образованиями. Но с другой стороны, эти обстоятельства (не только чья-то целенаправленная политика, но сами объективные обстоятельства) предъявляют самые высокие требования к даже самой молодой государственности. Есть элементы принуждения к конкуренции, к соревнованию, поскольку очень плотные международные отношения давят на любую страну.

Мы имеем ту ситуацию, когда даже политически страна не готова конкурировать и реализовать унаследованный потенциал. Главная слабость Украины – это, безусловно, её политическая элита. Но это отдельный разговор. А сейчас мы говорим о процессах, требующих длительного времени. Они могут быть ускорены, но только до определённого уровня. Необходимо чтобы качественно происходили эти глубинные процессы и в среде политической элиты, и среди интеллигенции, и среди тех слоёв, которые определяют динамику и содержание национального развития. Ещё очень мало времени прошло, что, конечно, не оправдывает ситуацию и не должно успокаивать. Надо просто анализировать, есть ли впереди это необходимое время, и какую модель государства можно реализовать в таких условиях.

Традиционно европейские государства опирались на национальные образования, на этносы. У нас довольно специфическая ситуация, когда идут процессы глобализации и усиливается информационное давление со стороны России. Может ли наше государство опереться на национальные структуры внутри себя?

Ретроспективно мы видим, что Украина при достаточно неестественном пути получения государственности, то есть, без целенаправленной борьбы, тем не менее состоялась как государство, пусть даже в том виде, в каком она есть. Это одно.

Второе – она смогла оторваться от посткоммунистического развития. Я имею в виду то, что произошло в 2004-м году. Она отошла от копирования, смогла ослабить авторитарные тенденции и подхватить какие-то элементы демократической организации именно благодаря тому, что тут был национальный элемент. Просто демократические силы тут вряд ли смогли бы быть успешными, они вылились бы в какое-то надрегиональное космополитическое течение. А то, что они имели, а именно национально-демократическое содержание, и позволило чего-то добиться. Но эта же самая основа оказалась недостаточной для того, чтобы стать базой для консолидации и достижения самобытности государства, его самодостаточности. Эти черты должны, по-видимому, формироваться на более сложной, более широкой основе. Это связано ещё и с наличием двух культур, этнолингвистических групп. Это отдельные, опять таки, вопросы. И что в какой пропорции должно присутствовать, и что должно быть конечным результатом – не будем пока сюда мешать.

Национальный элемент, кстати, не абсолютен для Европы, есть и другие примеры. В этом смысле не надо ориентироваться на чистые модели, они не настолько распространены. Тем не менее, в Украине этот элемент был, он способствовал тому, чтобы Украина стартовала, решила принципиально важные базовые проблемы. Но чтобы завершить всё это, вывести на зрелую стадию, – этнического содержания общественной основы уже не достаточно. Мы видим, насколько дифференцированы в массовом сознании ценностные приоритеты, цивилизационные ориентиры и так далее и потому реально реализуемая модель становится более сложной.

На западе недавно появился термин failed states – несостоявшееся государство. Какова вероятность того, что Украина попадёт в разряд таких государств?

Риск такой есть. Мало кто реалистично оценивает качество украинской государственности, в том числе её конкурентоспособность и управляемость. Но есть исследования, показывающие большую совокупность параметров, и они говорят о том, что у Украины наблюдаются только отдельные признаки неудавшихся государств. Всё же, риск есть и связан он, прежде всего, с негосударственным мышлением политической и наиболее влиятельной бизнес-элиты. В борьбе за собственные интересы они могут ещё больше ослабить государственные основы.

Второй фактор риска – это вовлечение страны в различного рода интеграционные процессы без той сердцевины, которая отстаивает национальные интересы. В этом смысле Украина может быть вовлечена в интернациональные проекты не как единое целое со своим национальным ядром, а какими-то отдельными слоями, структурами, компаниями, группами. Других серьезных опасностей для нашего государства я не вижу, тут нельзя сравнивать Украину со странами Африки или Латинской Америки.

Готова ли наша элита пожертвовать государственным суверенитетом для вхождения в ЕС или другое межгосударственное объединение?

Давайте различать: если мы говорим о ЕС, то нет оснований ставить так вопрос. ЕС – структура особого рода, где действительно перераспределяются полномочия, но это никоим образом не касается суверенитета. К слову сказать, в российском восприятии понятие суверенитета деградировало настолько, что перестало быть общенациональным и применяется для обслуживания узкого круга лиц. А готова ли наша элита пожертвовать суверенитетом – то, конечно, да. Если она мягко имплантируется в новые транснациональные механизмы, основываясь на интересах бизнеса. Поэтому и некоторые евразийские проекты были для части этой элиты вполне приемлемы. А в отношении ЕС всё наоборот. Тут очевидное согласие с перспективой вступления связано с тем, что эта перспектива достаточно отдалена и характер реформ, необходимых для этого, ещё не просчитывается и не осознаётся. Значительная часть элиты будет не готова к участию в этом проекте и произойдёт откат к ценностям суверенитета в самом консервативном их понимании.

В последнем десятилетии учёные Запада всё чаще отмечают уменьшение роли государства, даже говорят о его упадке. Снижается его способность противостоять внешним угрозам, поддерживать внутреннюю безопасность, обеспечивать благосостояние граждан. Существуют прогнозы перехода к новым «тёмным векам». Каким вы видите будущее украинского государства с учётом таких тенденций?

Действительно, надо оценить, что происходит с государством вообще. Его удельная роль, безусловно, становится меньше, хотя бы под натиском гражданского общества (в наиболее демократической части мира). Ещё больше на государство наступает бизнес, мощнейшие транснациональные структуры, которые точно находятся в конкуренции с государствами и с межгосударственными объединениями. В то же время повышается ценность некоторых функций государства, и очевидно, что его роль в определённых аспектах будет возрастать. Ведь нет других механизмов формального поддержания действия права, верховенства права. Нужно было бы сначала реалистично прописать эту матрицу, а потом думать что будет с Украиной. Сейчас ясно только, что нужно время для переходного периода и что он слишком затягивается.

Украине приходится одновременно строить государство, практически «с нуля», и решать проблемы национального возрождения, развития гражданского общества в целом. Эти проблемы очень сложные, что видно, к примеру, и по странам западных Балкан. Так вот, перед Украиной сохраняется широкий спектр возможностей. В случае успеха, пусть отложенного во времени, возникнет нация-государство при управляемой интеграции в евроструктуры. В другом случае, это будет некий объект, во всём зависимый от внешнего окружения. Всё зависит от того, как поведет себя политическая элита. Будет ли она обновляться, будет ли соответствовать масштабам задач, стоящих перед страной, будет ли адекватна вызовам времени.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

Примус до самостійності

Юрій Якименко, директор політико-правових програм Центру Разумкова

Україна перебуває поза зоною загрози

Василь Лісовий, кандидат філософських наук, провідний науковий співробітник та завідувач відділу історії української філософії НАН України

Держава як штамп у паспорті нації

Фредерік Лемаршан, доктор соціальних та економічних наук, Національний Університет Каену, Франція

«Ваш голос на виборах – це акція! Чекайте дивідендів»

Володимир Трощинський, доктор історичних наук, професор

Український державі нема альтернативи

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Компроміс «по-українськи»

Алексей Крысенко, к.ф.н., заведующий отделом украино-российского регионального сотрудничества НИСИ

Украина станет великой державой, если...

Александр Палий, ведущий эксперт Института внешней политики Дипломатической академии при МИД Украины, кандидат политических наук

Для Украины крайне важен вопрос политической нации

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Построения национального государства в Украине не наблюдается

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Нам потрібне усвідомлення нових архетипів націєтворення

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Ще не виріс той дуб, з дошок якого виготовлять труну для «національної держави»

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Украинская модель государства только внешне копирует европейские формы

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,038