В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Проблема, которая из года в год остается предметом пристального внимания, но до сих пор не имеет окончательного решения, касается определения отношения украинского общества, граждан, к собственному государству и к государственной власти, – их оценка, уровень понимания, приоритеты, необходимые качества, стереотипы.

Клубок вопросов и рефлексий тут весьма запутан. Оказывается, отношение к власти нередко отождествляется у граждан с восприятием государства, как системы управления. Соответственно, те качества, которые можно выделить из существующих наблюдений как качества политики, отождествляются с качеством государства. Этот парадокс приводит к тому, что зачастую неэффективная, убогая политика той или иной правящей силы переносится на качества и восприятия самого национального государства, как системы, которая отвечает за безопасность, социальную защиту, экономический климат и прочее.

В 2004-ом году украинское общество задекларировало запрос на качественно новую власть – заявило о своем желании жить в правовом государстве европейского типа. С тех пор прошло почти четыре года, однако говорить о качественном улучшении власти или про какие-нибудь существенные сдвиги не приходится. Наоборот, мы видим имитационную модель политики. И хотя за это время было заменено 18 тысяч должностных лиц, однако, несмотря на то, что изменилось лицо власти, не изменилась сама власть. То есть, совершенно ясно, что очередной кризис, - это совсем не кризис, а проявление глубокого хронического заболевания. И является ли эта болезнь смертельно опасной, сомнений все меньше, и только вопрос времени, сколько в таком состоянии еще может жить страна.

Мы живем в стране, где власть захватили партии-корпорации, которые ради этой власти готовы уничтожить друг друга, а вместе с тем и само государство, и общество – то есть нас с вами. Образование, которое гордо именует себя государством Украина, на самом деле государством не является. В данный момент это только имитация, поскольку то, что называется государством не способно выполнять свои элементарные базовые функции. Правовой хаос и беззаконие, коррумпированность и неэффективность власти на всех уровнях привели к тому, что ни один рядовой гражданин – ни ученый, ни врач, ни бизнесмен, ни рабочий, ни крестьянин, не военный – не только не имеет возможности открыто и прозрачно реализовывать свои способности и обеспечивать себя и своих детей, но и не может быть уверенным в завтрашнем дне. Люди неуверенны в возможности получить элементарные услуги, связанные с безопасностью жизнедеятельности.

Очередное политическое противостояние уже в который раз показало гражданам несоответствие нынешней самопровозглашенной элиты тем вызовам, которые стоят перед Украиной. Эгоистически настроенные политики, как при власти, так и в оппозиции, ведут себя безответственно по отношению к общественным и государственным интересам.

Доверие к институтам власти упало – дальше некуда. Украинская власть традиционно характеризуется гражданами, преимущественно, негативно и эта негативная оценка достигла критической грани, когда начинают проявляться деструктивные моменты. Как минимум 70% граждан считают, что власть коррумпирована, не заботится о народе, не придерживается законности, не стойкая, переменчива, не честная и лживая. Таким образом, общество живет само по себе, власть – также, а между ними растет пропасть антагонизма. Эта пропасть углубляется с потерей доверия граждан к власти, которая не смогла или не захотела создать прогнозируемый, руководствующийся законом и открытый для своих граждан политический, социальный и экономический порядок. В то же время, опыт других стран показывает, что стабильности в 21-м столетии можно достичь только тогда, когда между гражданами и государством будет создана атмосфера доверия. В противном случае нас ожидают постоянные неудачи или, даже, распад государства.

Утрата государственного контроля над выполнением своих функций или над своей территорией происходит разными путями: распад центра (Непал), сепаратистские движения в мультиэтнических государствах (Югославия, Эфиопия), постоянные конфликты (Конго, Либерия, Сомали, Уганда), репрессии против диссидентских движений (Сальвадор, Гватемала, Судан), иностранное вторжение (Афганистан, Ливан).

Чем дольше длиться конфликт в стране, тем больше он влияет на характер работы государства, на отношения между ее институтами. Закрытый процесс принятия решений и доминирование немногочисленной элиты приводит к эрозии государственных институтов и утраты доверия к ним среди населения, появлению клиентел, неуправляемых потоков людей и финансов, которые пересекают границу, и, наконец – к возникновению вооруженных группировок и дроблению национальной территории. Переход от такой угрожающей ситуации к государству, которое нормально работает, в данный момент является проблемой, которая требует ясного понимания того, как ее решать. Следует отметить, что те страны, где тлеет внутренний конфликт, совсем не являются «чистой доской», на которой можно написать все, что угодно, а поэтому очень сложно поддаются институциональным реформам. Постоянные конфликты разрушают социальный капитал. Суверенность при таких условиях трансформируется в монополию на власть, но на «власть в смысле контроля и создания закона, а не простой формальной поддержки законности и независимости», а ведь главной задачей Украины изначально была задача развития.

Сможет ли наша слабая и неразвитая элита преодолеть структурный кризис политики и предложить гражданам Украины переход от политики вражды – к политике обеспечения общей безопасности, от закрытости – до прозрачности принятия решений, от приватизации и разворовывания общественных фондов – к развитию человеческого капитала, от противоположных идентичностей – к защите человека и созданию гражданского общества, от власти силы – к власти закона? И, в конце-концов – создать государство, которое будет соответствовать чаяниям граждан. Для этого необходимо не только понимание вызовов и задач, которые стоят перед современным государством, но и взгляд на перспективу, на 10-20 лет вперед, а не на 1-3 года, как это делается до сих пор.

«Диалог.UA» предлагает обратить внимание на указанные проблемы, чтобы понять, как, собственно, процессы, происходящие на территории нашей страны, отображаются в общественном сознании, что понимает и к чему стремится рядовой гражданин, когда критикует государство и отождествляет его с политикой и правящей силой, которая только распоряжается государственной машиной. А главное – какими критериями мы можем пользоваться, когда хотим оценить социальную эффективность той или иной политики, совершенство и функциональность государственного механизма. Нам нужна стабильно-устойчивая или активно-действующая власть; нам нужна компетентно-грамотная, или морально-порядочная власть?

Выбор пока есть.

Свернуть

Проблема, которая из года в год остается предметом пристального внимания, но до сих пор не имеет окончательного решения, касается определения отношения украинского общества, граждан, к собственному государству и к государственной власти, – их оценка, уровень понимания, приоритеты, необходимые качества, стереотипы.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Наша власть разлагает и растлевает общество

24 окт 2008 года
Похоже, что известное высказывание Леонида Макаровича о том, что власть в Украине «опустилась ниже ватерлинии», когда-то казавшееся хлестким, после взаимных обвинений президента и премьера в измене Родине, теперь выглядит слишком мягким, а политический кризис становится перманентным. Что происходит с властью в стране?

Вообще, природа не терпит чистоты, а политики - тем более. Я не знаю ни одного чистого процесса. Даже золота не бывает тысячной пробы, как и спирта не бывает стоградусного. Поэтому можно говорить не о том, какая украинская власть -  царствующая, барствующая, управляющая, а можно говорить о приоритетах тех или иных лидеров, которые эту власть персонифицируют; о приоритетах в их мировоззрении, сознании, деятельности.

Я думаю, что если брать вершину пирамиды - президентскую власть, то она во многом задаёт концепцию и стилистику отправления всех ветвей власти. Президент является законодателем властных мод, да и всех мод вообще. Так устроены все страны: французы повторяют и в одежде, и в личной жизни стиль Саркози, россияне - стиль Путина. И наши, неизбежно повторяют стиль президента, по крайней мере - количество платочков в нагрудном кармане, с приходом этого президента, увеличилось на порядок. Если будем брать его как отправную точку, то заметим, что главным для него является царствование. Наш президент, по своему как бы альтернативному генотипу, чувствует принадлежность к царским кровям. Не случайно он так много внимания уделяет поискам параллелей между своим родом и царствующими родами. Не случайно он так много времени уделяет своей возможной канонизации в церковном пантеоне. Он чувствует в себе отнюдь не рабоче-крестьянское происхождение, и даже не бухгалтерское, хотя бухгалтер на селе и в казацких кошах  всегда считался «белой костью».

Чем заняты люди во власти: царствуют, барствуют или все же управляют?

Отделить царствование от барствования почти невозможно; царствование -  это квинтэссенция барствования. Но барствование предполагает акцент на получении плотских удовольствий: большой стол, хорошая еда, девки, певчие на хорах... А царствование предполагает ещё и надплотские удовольствия. Например, от ритуалов, церемоний, дворцовой пышности, ковровых дорожек перед самолётом. От международного окружения максимально высокого ранга. Для барина собственный хор уже является вершиной духовных услад, а для царствующей особы - заезжие музыканты мирового уровня. Таким образом, приоритеты можно расставить в таком порядке: царствование, барствование, управление.

Управление на последнем месте?

Конечно, ведь управление связано с большим напряжением и с отдачей. Царствование и барствование - это модели, где потребление больше отдачи, тут другой энергетический баланс. А в управлении преобладает отдача.

Наш уважаемый президент относится к тем психотипам, для которых потребление важнее напряжения и отдачи. Один очень осведомлённый человек рассказывал мне, почему в один из дней накануне создания первой коалиции никто не мог дозвониться к Виктору Андреевичу. Оказывается потому, что его день был распланирован примерно так: посещение раскопок в Черкасской области с осязанием неких глиняных артефактов; переворачивание мяты, которая в это время сохла; примерка шароваров для встречи кошевых на Хортице. И таких примеров можно привести довольно много.

Поэтому приоритеты нашей власти очевидны. Рыба не только гниёт с головы, она и тело формирует с головы. Власть в своей мотивации, стилистике, архитектонике неизбежно копирует первое лицо, потому все маленькие депутаты  устроены примерно так же, как большой президент.

Какова логика развития такой вот системы власти? К чему она идёт?

Есть главное противоречие власти: что каждый её член хочет иметь власть в абсолютном объёме, и это основная побудительная причина их действий. И президент, и премьер, и лидер оппозиции относятся к такому постсоветскому психотипу, который хочет иметь всё и сразу. Это лозунг нашей власти. Им нужны лучшие автомобили, лучшие виллы, лучшие стандарты досуга и лечения и так далее. Но так как абсолютной власти хотят сразу несколько человек, то они друг друга взаимно ограничивают. Поэтому сегодняшнюю украинскую власть я называю хорошим украинским словом «заручники». Это как знаменитая гайдаевская тройка, которая пыталась перегородить дорогу, взявшись за руки, причём каждый пытался подставить под идущий автомобиль своего партнёра. («Кавказская пленница»).

И вот, на пути модернизации Украины стоит властная тройка, которая не может расцепить руки, потому что каждый из них нуждается в другом. Причём в одном - в качестве временного союзника, а в другом - в качестве временного врага. И пока они так, взявшись за руки, стоят, не давая никому вырасти в единую властную фигуру, то развитие и позитивных и некоторых негативных процессов в Украине блокируется. В частности, блокируется и регионализация с распадом государственной элиты на несколько анклавных элит. В общем, эта система «заручников» и будет определять нашу власть в ближайшие полтора года.

За рубежом есть такое понятие «приватизированное государство». Как вы думаете, не подрывают ли наши правящие элиты своим пагубным пристрастием к абсолютной власти жизнеспособность самого государства?

Что спасает Украину от одного какого-то фатально неверного плана развития, или саморазвития, так это то, что власть у нас срослась с бизнесом, политика с экономикой. Но не просто срослась, а каждая ветвь политики закреплена за определённым локальным финансовым циклом.

Я люблю приводить такой пример. Первичная базовая цепочка большого бизнеса -  это уголь, газ, руда и так далее. На этой цепочке обогатились почти все украинские миллионеры и миллиардеры. Эту коротенькую цепочку контролируют на разных этапах разные виды власти. Президентская власть контролирует газовое и энергетическое наполнение, поскольку газ и энергетика - это традиционно президентский бизнес. К президентской сфере влияния относятся также имущественные вопросы, институты государственной собственности. Кабинет министров контролирует в этой цепочке фискальную составляющую, налоговую систему. Налоги, таможня, «откаты» - традиционно премьерские доходы. Оппозиция контролирует региональные отношения к центральной власти,  угрожая разорвать цепочку, так как она начинается с земли, которой владеет оппозиция.

Я думаю, что Украину сегодня спасает то, что никто не может стать хозяином цепочки. Если бы сегодня у нас возник субъект власти, который подмял бы под себя все фазы бизнеса, то мы бы жили как в Туркменистане. Там, однажды, Туркменбаши вызвал к себе бизнесменов и спросил: вы за профессионализм или за дилетантство? Они, конечно, ответили, что каждым делом должен заниматься профессионал. Тогда он сказал: «Запомните: в бизнесе есть один профессионал - это я. Давайте сюда ваш бизнес!»

Специфика нашей страны ещё и в том, что никогда не знаешь, насколько негативное является негативным и насколько позитивное является позитивным. Власть в Украине развивается случайным образом, стохастически, непредсказуемо. Она не концептуализирована и не прогнозируема. Люди, судьбы, идеи - здесь всё сталкивается и разлетается в вихрях антилогики.

Может ли это быть причиной постоянно воспроизводящегося кризиса власти, который мы уже много лет наблюдаем?

У меня нет готового ответа; если бы он был -  я бы, как политолог, уже предложил пути выхода из него. Есть гипотезы, из которых кое-что можно сейчас озвучить.

В основе этого кризиса власти лежат неверные способы «сборки» страны. Власть, как железнодорожный состав, стучит на стыках. Используя школьные аналогии, большинству пока ещё понятные, можно сказать, что страну пытаются складывать, собирать методами физики. То есть, на уровне механических процессов, мол, давайте мы «донецких» посадим вместе с «западенцами», и пускай они вместе договорятся о вступлении или невступлении в НАТО. Но при этом каждая сторона непоколебимо уверена в правоте своей точки зрения...

По-видимому, соединять надо не физически, а химически, и главным должно быть не соединение, а синтез элементов. Нужны методы взаимопроникновения региональных ментальностей, представлений, идеологии лидеров. Интуитивно это предполагая, Америку многие называли не конвейером сборки, а «плавильным котлом». Потому нам нужен не конвейер, а плавильные печи «Дженерал моторс», где сплавлялись самые трудносовместимые элементы.

В принципе, есть такие методы синтеза. Однако тогда ненужной становится вся нынешняя элита, потому что это элита посредников, а не творцов. Ющенко очень выгодно быть посредником между западноукраинской элитой и восточниками; Тимошенко вообще по жизни профессиональный посредник. Президент тяготеет к посредничеству религиозному, а премьер -  к коммерческому. Это выгодно и Януковичу -  при таком посредничестве он сохраняется как лидер оппозиции и может добиться большего.

Таким образом, пока существует «элита посредников», все они будут играть в ЛЕГО -  то собирать конструктор, то разбирать. Тем и хороша механическая сборка, что её всегда легко можно разобрать. Мне это напоминает юношеские годы, когда я был чемпионом роты разведки по сборке и разборке автомата Калашникова. Причем разборка всегда получалась быстрее.

Вы говорите, что правящие круги это сообщество посредников. Что можно сказать об остальном обществе, почему оно не возмущается? Или его на самом деле все устраивает?

Есть такая известная фраза о том, что каждая власть разлагает, а абсолютная власть разлагает абсолютно. Но есть и продолжение: всякая власть разлагает! И наша власть разлагает и растлевает общество. Глядя сколько депутатов прошлых парламентов толкутся в нынешнем, мне пришло на ум, что власть имеет наркотический характер. Похоже, что они собираются по утрам в зале Верховной Рады, чтобы понюхать воздух власти. Как бы надевают на головы купол этого здания и кайфуют. Простому люду, соответственно, достаётся пиво, водка и лёгкие наркотики...

Элита врёт, ворует и покупает судей -  остальные ведут себя так же, но в меньшей мере. Например, премьер указывает в декларации тысячную часть своего дохода. Разве это не достаточно внятный сигнал простым людям? Или, допустим, родственники президента имеют какие-то преференции в торговых операциях. Тогда и бабушка, торгующая у метро сигаретами, освобождается от налогов, не платит за место и т.п. Элита снимает свои дивиденды со своих моральных изъянов, таких как склонность к предательству и проституции -  и помогает девочкам, которые занимаются не фигуральной, а явной проституцией. То есть, маленькую толику своего беспредела она делегирует народу. И люди привыкают к зарплате в конвертах, о которой знают все. Они знают, что если быть лояльным к власти, то и им будут позволены бесконечные мелкие прегрешения.

Беседу вел Андрей Маклаков
Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Михайло Сидоржевський, журналіст, письменник, головний редактор газети «Літературна Україна»

Ми - «ті, що запізнюються»

Виктор Иванович Янов, социолог, писатель

Согласие большинства со сложившейся ситуацией

Владислав Романов, директор Информационно-аналитического агентства «Приднепровье», к.и.н., доц.

Выход из кризиса управления – в самоорганизации населения

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Мрійники з Банківської

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

Кризисы будут повторяться, пока не произойдет окончательный передел собственности

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

Все можна змінити

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Главный урок кризиса: деморализация населения

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Інститут президентства в нинішньому його вигляді є п’ятим колесом до політичного воза

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Власть не решала и не собирается решать реальных проблем общества

Владимир Золоторев, журналист

Власти пока удается обезопасить себя от претензий общества

Андрей Золотарев, политолог (Днепропетровск)

Критическая точка еще не пройдена

Роман Чайка, журналист

Страшніше нове покоління

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Застой, классический застой молодого государства, которое никак не может найти источник саморазвития

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Только после протрезвления и жестокого разочарования может наступить политическое выздоровление нации

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,065