В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Проблема, которая из года в год остается предметом пристального внимания, но до сих пор не имеет окончательного решения, касается определения отношения украинского общества, граждан, к собственному государству и к государственной власти, – их оценка, уровень понимания, приоритеты, необходимые качества, стереотипы.

Клубок вопросов и рефлексий тут весьма запутан. Оказывается, отношение к власти нередко отождествляется у граждан с восприятием государства, как системы управления. Соответственно, те качества, которые можно выделить из существующих наблюдений как качества политики, отождествляются с качеством государства. Этот парадокс приводит к тому, что зачастую неэффективная, убогая политика той или иной правящей силы переносится на качества и восприятия самого национального государства, как системы, которая отвечает за безопасность, социальную защиту, экономический климат и прочее.

В 2004-ом году украинское общество задекларировало запрос на качественно новую власть – заявило о своем желании жить в правовом государстве европейского типа. С тех пор прошло почти четыре года, однако говорить о качественном улучшении власти или про какие-нибудь существенные сдвиги не приходится. Наоборот, мы видим имитационную модель политики. И хотя за это время было заменено 18 тысяч должностных лиц, однако, несмотря на то, что изменилось лицо власти, не изменилась сама власть. То есть, совершенно ясно, что очередной кризис, - это совсем не кризис, а проявление глубокого хронического заболевания. И является ли эта болезнь смертельно опасной, сомнений все меньше, и только вопрос времени, сколько в таком состоянии еще может жить страна.

Мы живем в стране, где власть захватили партии-корпорации, которые ради этой власти готовы уничтожить друг друга, а вместе с тем и само государство, и общество – то есть нас с вами. Образование, которое гордо именует себя государством Украина, на самом деле государством не является. В данный момент это только имитация, поскольку то, что называется государством не способно выполнять свои элементарные базовые функции. Правовой хаос и беззаконие, коррумпированность и неэффективность власти на всех уровнях привели к тому, что ни один рядовой гражданин – ни ученый, ни врач, ни бизнесмен, ни рабочий, ни крестьянин, не военный – не только не имеет возможности открыто и прозрачно реализовывать свои способности и обеспечивать себя и своих детей, но и не может быть уверенным в завтрашнем дне. Люди неуверенны в возможности получить элементарные услуги, связанные с безопасностью жизнедеятельности.

Очередное политическое противостояние уже в который раз показало гражданам несоответствие нынешней самопровозглашенной элиты тем вызовам, которые стоят перед Украиной. Эгоистически настроенные политики, как при власти, так и в оппозиции, ведут себя безответственно по отношению к общественным и государственным интересам.

Доверие к институтам власти упало – дальше некуда. Украинская власть традиционно характеризуется гражданами, преимущественно, негативно и эта негативная оценка достигла критической грани, когда начинают проявляться деструктивные моменты. Как минимум 70% граждан считают, что власть коррумпирована, не заботится о народе, не придерживается законности, не стойкая, переменчива, не честная и лживая. Таким образом, общество живет само по себе, власть – также, а между ними растет пропасть антагонизма. Эта пропасть углубляется с потерей доверия граждан к власти, которая не смогла или не захотела создать прогнозируемый, руководствующийся законом и открытый для своих граждан политический, социальный и экономический порядок. В то же время, опыт других стран показывает, что стабильности в 21-м столетии можно достичь только тогда, когда между гражданами и государством будет создана атмосфера доверия. В противном случае нас ожидают постоянные неудачи или, даже, распад государства.

Утрата государственного контроля над выполнением своих функций или над своей территорией происходит разными путями: распад центра (Непал), сепаратистские движения в мультиэтнических государствах (Югославия, Эфиопия), постоянные конфликты (Конго, Либерия, Сомали, Уганда), репрессии против диссидентских движений (Сальвадор, Гватемала, Судан), иностранное вторжение (Афганистан, Ливан).

Чем дольше длиться конфликт в стране, тем больше он влияет на характер работы государства, на отношения между ее институтами. Закрытый процесс принятия решений и доминирование немногочисленной элиты приводит к эрозии государственных институтов и утраты доверия к ним среди населения, появлению клиентел, неуправляемых потоков людей и финансов, которые пересекают границу, и, наконец – к возникновению вооруженных группировок и дроблению национальной территории. Переход от такой угрожающей ситуации к государству, которое нормально работает, в данный момент является проблемой, которая требует ясного понимания того, как ее решать. Следует отметить, что те страны, где тлеет внутренний конфликт, совсем не являются «чистой доской», на которой можно написать все, что угодно, а поэтому очень сложно поддаются институциональным реформам. Постоянные конфликты разрушают социальный капитал. Суверенность при таких условиях трансформируется в монополию на власть, но на «власть в смысле контроля и создания закона, а не простой формальной поддержки законности и независимости», а ведь главной задачей Украины изначально была задача развития.

Сможет ли наша слабая и неразвитая элита преодолеть структурный кризис политики и предложить гражданам Украины переход от политики вражды – к политике обеспечения общей безопасности, от закрытости – до прозрачности принятия решений, от приватизации и разворовывания общественных фондов – к развитию человеческого капитала, от противоположных идентичностей – к защите человека и созданию гражданского общества, от власти силы – к власти закона? И, в конце-концов – создать государство, которое будет соответствовать чаяниям граждан. Для этого необходимо не только понимание вызовов и задач, которые стоят перед современным государством, но и взгляд на перспективу, на 10-20 лет вперед, а не на 1-3 года, как это делается до сих пор.

«Диалог.UA» предлагает обратить внимание на указанные проблемы, чтобы понять, как, собственно, процессы, происходящие на территории нашей страны, отображаются в общественном сознании, что понимает и к чему стремится рядовой гражданин, когда критикует государство и отождествляет его с политикой и правящей силой, которая только распоряжается государственной машиной. А главное – какими критериями мы можем пользоваться, когда хотим оценить социальную эффективность той или иной политики, совершенство и функциональность государственного механизма. Нам нужна стабильно-устойчивая или активно-действующая власть; нам нужна компетентно-грамотная, или морально-порядочная власть?

Выбор пока есть.

Свернуть

Проблема, которая из года в год остается предметом пристального внимания, но до сих пор не имеет окончательного решения, касается определения отношения украинского общества, граждан, к собственному государству и к государственной власти, – их оценка, уровень понимания, приоритеты, необходимые качества, стереотипы.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Власти пока удается обезопасить себя от претензий общества

27 окт 2008 года

Почему Украина постоянно пребывает в состоянии политического кризиса ровно с того момента, как власть в 2004 году сменилась и гарантировала обществу реформы?

Причина очевидна и проста: несоответствие формы и содержания. По форме Украина является демократическим государством: у нас проводятся всенародные выборы, существуют другие институты, характерные для демократии. Но по содержанию страна продолжает дрейф, начавшийся в 1991 году.

Граждане этой страны без каких-либо сверхусилий получили независимость, свое государство. Поэтому в обществе до сих пор нет критической массы активных и разбирающихся в политике людей. Прежде всего, в этом проблема. Нынешняя ситуация – результат движения в одном направлении, начатого с 1991 года.

По сути, ситуация тогда и сейчас мало чем отличаются друг от друга. Разве что внешней оболочкой: в период провозглашения независимости, общество, можно сказать, вообще ничего не знало и не понимало в политике и политиках, это был действительно хаос. Теперь какие-то вещи уже оформились – например, существуют ретрансляторы общественного мнения в виде СМИ, политологов, экспертного сообщества. Но государство, элита и общество до сих пор находятся в разных плоскостях, практически не пересекаясь друг с другом. Это тот конфликт, который был изначально заложен в украинскую государственность, и он понемногу развивается, выходит наружу. Это можно было прогнозировать.

Вы считаете, что у общества нет четкого запроса на идеальную власть? Но ведь сейчас в Украине есть три основных политических лидера – президент Виктор Ющенко, премьер-министр Юлия Тимошенко, руководитель Партии регионов Виктор Янукович, - каждого из которых, как утверждают социологи, поддерживает относительно стабильный сектор электората? Может быть, у разных слоев общества разное видение, какой должна быть власть?

Дело не в этом. Если бы волею судеб любой из нас оказался на месте тех троих, то и нас считали бы лидерами, и мы бы гордились поддержкой избирателей. У нас лидерами не становятся, а зачастую "назначаются". Поскольку элита закрыта, люди туда попадают иногда совершенно случайно. Вот Янукович волею случая стал сначала губернатором, а потом премьер-министром, затем – кандидатом на пост президента. И все это только потому, что так захотелось Леониду Кучме, у президента в тот момент были свои расчеты. Но лидером политическим Янукович никогда не был.

У нас происходит не так, как в странах с открытой политикой, у нас сначала человек занимает важный государственный пост, а потом де-факто становится лидером, на которого ориентируется общественное мнение. Социологи фиксируют только предпочтения граждан при выборе из заданных кандидатур. А потребность людей выражать свое мнение, грубо говоря, хоть за кого-то голосовать, объясняется электоральными симпатиями.

У нас случайные люди – братья, кумовья, просто хорошие знакомые – оказываются на высоких постах, а потом явочным порядком становятся "лидерами". Единственное, пожалуй, исключение из этого правила – пример Юлии Тимошенко, которая прорвалась во власть сама.

Но, посмотрите, ведь ни у кого из наших лидеров нет идеологии, нет своей программы видения будущего Украины. А в любой демократической стране без этого человек просто не может стать лидером. Там все происходит ровно наоборот: человек, чувствуя призвание к политике, работает в партии, становится публичным, известным в своей ячейке, коммуне, сообществе. Продвигаясь все дальше, он, наконец, достигает политических высот и может занять государственный пост.

Как вы считаете, украинское общество развивается в том направлении, чтобы сформировать собственное представление о власти, а затем назначать власть сообразно этому представлению?

Да, я такие тенденции вижу. Майдан – это лучший пример того, что процесс формирования гражданского общества идет. Но что мы видели четыре года тому назад на Майдане, особенно в первые дни, когда никто из нынешних так называемых оранжевых лидеров к людям не выходил (они появились, по-моему, только на третий день акций протеста)?

В первые дни было четко видно: на улицу вышли киевляне и люди с Западной Украины. Каждый из них был активистом. Что это за люди? Это те, кто привык зарабатывать на жизнь собственным трудом, кто чувствовал себя независимым от государства. Им не нужно было подачек в виде пенсий, субсидий, льгот. Они хотели одного - понятных и четких правил игры. К Кучме они уже как-то приспособились. А приход Януковича грозил перераспределением, переделом, хаосом, нарушением даже тех хлипких правил, которые худо-бедно установились при Кучме.

Люди, выйдя на улицу в защиту своих прав, продемонстрировали потребность наиболее зрелой части общества в законах, нормах, общих правилах. Майдан – это зародыш гражданского общества. Это очень важное событие, по сути, первая украинская революция.

С каждым годом формирование нового общества становится все более реальной идеей. Хотя бы потому, что уже есть средства коммуникации (скажем, интернет), которые позволяют людям координировать свои действия, выступать сообща. В Киеве родилось широкое движение против незаконной застройки исторической части города. Это гражданская инициатива. Из таких инициатив может вызреть общество, способное сделать четкий заказ на политическую власть.

Но пока мы видим, что власти удается обезопасить себя от претензий общества. Во-первых, подачками населению – что Янукович, что Тимошенко занимались популизмом, споря между собой, кто из них больше пенсии повысил и социальных пособий роздал. Задача – сделать людей зависимыми от власти, это первое. А второе – ограничить доступ рядовых граждан к управлению страной. Этой цели подчинена идея повышения проходного барьера для партий на парламентских выборах, разговоры о переходе на мажоритарную либо смешанную систему выборов в Верховную Раду.

Власть уже почувствовала, что общество начинает структурироваться, и пытается себя оградить от этого. Но, с другой стороны, власть, как уже говорилось, вынуждена пользоваться демократическими инструментами – такими, как выборы. А в отсутствие гражданского общества такие инструменты не срабатывают, приводят к кризису в самой элите и в обществе.

Что же, Украина загнана в тупик безвластия и беспроектности, или существует выход из этого замкнутого круга?

Есть выход. Нужно собирать Учредительное собрание и принимать новую Конституцию. Чтобы это был не проект власти по легитимизации некоего текста, который напишут якобы ученые и прочие деятели. Из этого ничего не выйдет. Необходимо, чтобы было гражданское движение. Главное не само собрание и даже не Конституция, а учредительный процесс. Он может продолжаться довольно долго. Я давно являюсь сторонником этой идеи – нужно создавать ячейки, сообщества. Главная цель, которой должны задаться граждане, - понять, зачем нам государство, как оно должно быть организовано.

Фактически предстоит создать новое государство, которое будет отвечать запросам общества, соответствовать заранее, в ходе учредительного процесса определенным принципам, с определенными заранее полномочиями. Сейчас ведь невозможно понять, кто за что отвечает и отвечает ли за что-либо.

В среде наших политических сил я пока не вижу тех, кто в состоянии действовать проектно, видеть перспективу, разработать стратегию и тактику. И что самое страшное - элита делает все, чтобы таких здоровых сил и не было. Остается путь самоорганизации общества.

В этом нет никакой фантастики. Это путь, который проходили многие страны, совсем недавно – государства постсоциалистические. Им, конечно, больше повезло, у них и власть была более либеральной, и общество более зрелым. Нам это труднее. Но пока люди не поймут, что государство нужно им для реализации их общих интересов, пока не осознают, что они сами должны такое государство организовать, ничего не изменится. Когда же общество дозреет до нового государства, между ними возникнет взаимная связь и ответственность. И череда кризисов прекратится.

Сколько времени вы отводите на реализацию такого масштабного проекта? Десятилетия?

Главное в этом процессе - заложить основы, задать векторы, создать тренды, которые будут развиваться сами. В принципе процесс этот бесконечен: нет в мире ни идеальных стран, ни идеальных обществ. Возьмите любую либеральную страну – там тоже много проблем. Но нужно создать базовые вещи, начиная с Конституции. Если сейчас начать, то я отвожу на первый этап лет 5-10.

Беседовала Татьяна Ивженко

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Михайло Сидоржевський, журналіст, письменник, головний редактор газети «Літературна Україна»

Ми - «ті, що запізнюються»

Виктор Иванович Янов, социолог, писатель

Согласие большинства со сложившейся ситуацией

Владислав Романов, директор Информационно-аналитического агентства «Приднепровье», к.и.н., доц.

Выход из кризиса управления – в самоорганизации населения

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Мрійники з Банківської

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

Кризисы будут повторяться, пока не произойдет окончательный передел собственности

Сергій Таран, голова Правління Центру соціологічних і політологічних досліджень «Соціовимір» директор Міжнародного інституту демократії

Все можна змінити

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Главный урок кризиса: деморализация населения

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Інститут президентства в нинішньому його вигляді є п’ятим колесом до політичного воза

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Власть не решала и не собирается решать реальных проблем общества

Дмитрий Выдрин, политолог

Наша власть разлагает и растлевает общество

Андрей Золотарев, политолог (Днепропетровск)

Критическая точка еще не пройдена

Роман Чайка, журналист

Страшніше нове покоління

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Застой, классический застой молодого государства, которое никак не может найти источник саморазвития

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Только после протрезвления и жестокого разочарования может наступить политическое выздоровление нации

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,060