В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

«Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной» – так называемый «Большой договор» – прошел в последнее время через многие испытания. Срок действия договора истекает 1 апреля 2009 года, однако в нем записано, что он автоматически продлевается, если ни одна из сторон не денонсирует его, сообщив об этом другой стороне не позднее, чем за шесть месяцев до этой даты. В итоге, 1 октября действие „Договора о дружбе, сотрудничестве и стратегическом партнёрстве между Россией и Украиной”, заключенного в 1997 году, было автоматически продлено.

Нельзя сказать, что сделано это было в спокойной и дружественной обстановке, когда такого рода пролонгация признается сторонами как само собою разумеющийся процесс. После того, как Виктор Ющенко открыто выступил на стороне Грузии в ходе недавнего военного конфликта в Южной Осетии, многие российские политики и депутаты с удвоенным энтузиазмом стали требовать разрыва Большого договора между двумя странами. Реакция украинского руководства была неоднозначной и очень замедленной. Политические союзники Виктора Ющенко из партий «Наша Украина» и «Единый центр» заявили о целесообразности разрыва и пересмотра базового украино-российского договора, а народный депутат Украины от НСНУ («Наша Украина – Народная самооборона») Каськив даже подал соответствующий законопроект в Верховную Раду.

К концу сентября накал подобных заявлений, сделанных сразу после окончания российско-грузинской войны, постепенно снизился. И элиты обеих стран предпочли «спустить на тормозах» Большой договор и не заниматься его пересмотром или доработкой, согласно «духу времени». Ведь в случае, если Большой договор о дружбе не был бы продлен, обе стороны столкнулись бы с необходимостью жить в состоянии договорного вакуума по таким острым вопросам как территории, имущество, торговые отношения и т.д.

Ни для кого не секрет, что Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной, несмотря на свою 10-летнюю историю, так и остался формальным документом. За все прошедшее время, он так и не был дополнен конкретными механизмами реализации, не были приняты необходимые дополнительные соглашения, предусматривающие воплощение в жизнь задекларированных положений. Стало ясно также и то, что произошедшее за последние годы ухудшение украино-российских отношений – тенденция длительная, и восстановить равновесие не удастся даже в случае ускоренных «разменов» по НАТО, языку или газотранспортной системе.

Однако, «продолжение политики «натиска» Москвы, также как и политики «бегства» Киева» может привести и уже приводит к тому, что Украина и Россия перестают де-факто быть стратегическими партнерами. Означает ли это, – что следующее 10-летие не состоится? Этот вопрос мы хотели бы вынести на обсуждение наших читателей и экспертов.

И даже если предположить, что продление Большого договора – это тактический ход со стороны украинских и российских политиков, которые понимают, что в будущем он может быть пересмотрен, то когда и почему это может случиться?

Вынося эту тему на рассмотрение, «Диалог.UA» ставил перед собою задачу ответить также и на вопросы, кто выигрывает, а кто проигрывает от существования и функционирования Большого договора? Есть ли у стратегических партнеров, каковыми декларируют себя Украина и Российская Федерация, стратегия развития отношений, намерения сохранять принципы добрососедства, стратегическое видение будущего сосуществования?

Охлаждение отношений между соседними странами – вовсе не редкость в современной истории. Как известно, в разделе нашего сайта «Перекресток цивилизаций» мы обычно размещаем переводные материалы о примерах решения обсуждаемых в рамках каждой нашей темы вопросов. В данном контексте мы предлагаем нашим читателям переводы аналитических материалов, характеризующих тенденции к изменению межгосударственных отношений в других странах, столкнувшихся с „похожими” проблемами, а также предлагаем более подробно рассмотреть феномен гегемонии в современном мире.

Украине необходимо учиться взаимодействовать с новыми, возникающими на наших глазах геоэкономическими имперскими центрами. России же стоит задуматься о реальных рисках противостояния с Украиной, учитывая угрозы подрыва собственной легитимности и новых внутренних кризисов. Руководству обеих стран еще предстоит освоить новую тенденцию в международных отношениях, которая предполагает, что сотрудничество ставится выше принуждения, а на место «твердой» власти приходит «мягкая», обусловленная взаимозависимостью сторон в новой, трансформирующейся мировой системе. Может тогда продленный „Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной” перестанет быть проектом влияния и станет отправной точкой проекта развития НОВЫХ отношений между нашими странами?!

Свернуть

«Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной» – так называемый «Большой договор» – прошел в последнее время через многие испытания. Срок действия договора истекает 1 апреля 2009 года, однако в нем записано, что он автоматически продлевается, если ни одна из сторон не денонсирует его, сообщив об этом другой стороне не позднее, чем за шесть месяцев до этой даты. В итоге, 1 октября действие „Договора о дружбе, сотрудничестве и стратегическом партнёрстве между Россией и Украиной”, заключенного в 1997 году, было автоматически продлено.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украино-российские отношения – состояние «стабильно тяжелое»

25 ноя 2008 года
Украино-российские отношения  – состояние  «стабильно тяжелое»: Украино-российские отношения  – состояние  «стабильно тяжелое»

М.Пашков, ведущий эксперт Центра Разумкова

Большой договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Россией и Украиной был продлен 1 октября. Как вы считаете, как будут развиваться отношения Украины и России в ближайшие 3-5-10 лет?

По мере приближения даты «ч» в российском истеблишменте поднималась волна всевозможных спекуляций вокруг Большого договора. В апреле 2008г. Госдума РФ провела слушания по выполнению этого документа, а в июне приняла Обращение к Президенту и Правительству РФ, в котором предложила считать форсированные шаги Украины по вступлению в НАТО односторонним выходом из договора и рассмотреть вопрос о выходе из него РФ. Манипуляция базовым соглашением – опорной конструкцией всей системы двусторонней договорно-правовой базы – являла собой форму политического давления и могла привести к непредсказуемым последствиям. Больше всего инсинуаций в контексте евроатлантической интеграции Украины громоздилось вокруг 6 статьи договора, в которой фиксировалось положение о том, что ни одна из сторон не допустит того, чтоб ее территория была использована в ущерб безопасности другой стороны.

(Кстати, именно в российских СМИ упоминается о том, что в свое время Россия заключила подобного рода базовые договоры с рядом стран, которые стали членами НАТО – Болгарией, Румынией, Чехией, Венгрией и др.)

Однако, после августовского блицкрига РФ в Грузии и последующего признания «независимости» Абхазии и Южной Осетии ситуация существенно изменилась. Кремлю нужно было «смыть клеймо» агрессора – были демонстративно инициированы переговоры по приднестровскому урегулированию в трехстороннем формате. В таких условиях, открывать «украинский фронт» было непредусмотрительно. Впрочем, принятое прагматическое решение, отнюдь не означает, что тема Большого договора не будет вновь подниматься.

В кардиограмме новейших украинско-российских отношений наблюдались кризисные точки: газовые, торговые войны, территориальные споры и т.д. Ныне их состояние можно оценить как «стабильно тяжелое». Российская сторона на политико-дипломатическом уровне отработала обойму стандартных обвинений: втягивание страны в НАТО, ущемление прав русскоязычного населения, насильственная украинизация, выдавливание ЧФ РФ из Севастополя, переписывание истории, запреты на въезд в Украину российских общественных деятелей. Все это было, например, скрупулезно перечислено в заявлении российского МИДа от 11 сентября 2008г. В умах российской элиты, очевидно, сложился некий свод правил должного поведения Украины внутри и вовне. Действия, не отвечающие оному, воспринимаются как враждебные или, по меньшей мере, недружественные.

18 сентября 2008г. Президент РФ Д.Медведев, принимая в Александровском зале Кремля верительные грамоты у посла Украины в России К.Грищенко, заявил: «Народы России и Украины неразрывно связывают по-настоящему братские отношения и особые чувства уважения и взаимного доверия». Но эти чувства на глазах уменьшаются как шагреневая кожа из-за перманентного противостояния на политико-дипломатическом уровне, широко освещаемого в СМИ.

Уверовав в роль силового лидера на просторах СНГ, российское руководство взяло поучающе-менторский тон в диалоге с Киевом, используя порой отнюдь не дипломатическую лексику. Российская государственно-пропагандистская машина культивирует среди населения страны недоверие и неприязнь к Украине. По результатам недавних российских социсследований, Украина находился на третьем месте «по враждебности» после США и Грузии.

Нынешнее партнерство Киева и Москвы являет собой удивительный конгломерат конфликтности, сотрудничества, соперничества. Практикуется заочно-дипломатический обмен взаимными упреками и обвинениями, посылаются сигналы о возможном введении визового режима, экономических санкциях и т.д. К сожалению, есть основания полагать, что подобный характер отношений сохранится в ближайшее время.

Думаю, ни сегодня, ни завтра не удастся снять напряжение в политической сфере, проблемность в торгово-экономических отношениях, конфликтность в гуманитарном сотрудничестве. В краткосрочной повестке дня останутся хронические проблемы – евроатлантическая интеграция Украины, делимитация Азово-Керченской акватории, демаркация сухопутной границы, использование навигационно-гидрографических объектов, Голодомор и др. Нужно быть готовыми к сложному, трудному диалогу с Россией. Альтернативы этому нет. Исходить нужно из реальной ситуации. Когда-то Т.Рузвельт сказал: «Делай что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть».

Но, несмотря на то, что договор был заключен 10 лет назад, он так и не был наполнен конкретными механизмами. Под какие пункты Договора необходимы дополнительные соглашения? Каково то «конкретное содержание» (ожидания), которое закладывают в Договор обе стороны? Чем наполнять Договор?

Большой договор определяет основные принципы и правила взаимоотношений. Его духом и буквой стороны руководствовались при заключении соглашений на государственном, межведомственном, межрегиональном уровнях. К примеру, в преамбуле Договора об экономическом сотрудничестве на 1998-2007гг. было записано, что стороны заключают его, руководствуясь положениями Большого договора.

Договор дополняется конкретными соглашениями и механизмами сотрудничества. В мае 2005г. была создана Украино-Российская межгосударственная комиссия во главе с президентами стран, задействована практика работы по ежегодным Планам действий Украина-Россия и т.д. Но эффективность двусторонних механизмов, в силу ряда причин (в первую очередь политических), мягко говоря, оставляет желать лучшего. Договорно-правовая база, с одной стороны, требует инвентаризации, с другой – конкретизации договоренностей, в частности, по пребыванию Черноморского флота РФ на территории Украины.

Пребывание российского флота в Крыму, евроатлантическая интеграция Украины – самые острые проблемы в повестке дня. Подготовленный украинской стороной Меморандум относительно этапов и порядка выведения к маю 2017г. формирований ЧФ РФ был воспринят Москвой однозначно негативно. Касательно проблемы флота можно было бы, к примеру, подумать над инициативой по трансформации в перспективе военной базы в Севастополе в Центр миротворческих сил при участии Украины, России и НАТО.

Думаю, договор нужно наполнять политической волей сторон и стремлением к компромиссу. Этот документ не должен быть разменной монетой в политическом противостоянии.

Чего хочет сегодняшняя Украина от сегодняшней РФ? Могли бы вы сопоставить украинский и российский взгляд на этот вопрос?

Сегодняшняя Украина хочет от нынешней России уважения и учета ее национальных интересов, выбранного внешнеполитического курса и невмешательства во внутренние дела. Необходимо выстраивать двусторонние отношения по европейским стандартам и нормам, без шантажа, без использования лексики «холодной» войны, без политизации торгово-экономического сотрудничества, без попыток втянуть Украину в интеграционные проекты под эгидой РФ. Кстати, в статье 3 Большого договора четко зафиксировано, что стороны строят отношения на основе мирного урегулирования споров, неприменения угрозы силы, невмешательства во внутренние дела.

Значительная часть (если не большинство) российской политической элиты видит Украину сателлитной, патронируемой страной в надежном энергонаморднике, двигающейся в фарватере российской политики и не помышляющей ни о ЕС, ни о НАТО. Должно быть пролонгировано пребывание ЧФ РФ в Крыму (на этом настаивает российское руководство), утверждено полномасштабное участие в ЕЭП, ЕврАзЭС и членство в ОДКБ. (В сентябре генсек ОДКБ Н.Бордюжа настойчиво приглашал Украину присоединиться к этой организации, акцентируя на том, что в ОДКБ нет таких как в НАТО условий приема).

Далее вводится двуязычие, внедряется модель «суверенной демократии», изживаются неправительственные организации, «шакалящие» у иностранных посольств. Цивилизационный выбор между Москвой и Брюсселем однозначный и бесповоротный сделан! Возможно, я несколько утрирую, но суть российской позиции примерно такая.

Украине необходимо увеличивать «запас прочности» в диалоге с РФ за счет стабилизации государственно-политических механизмов, реализации внутренних трансформаций, приближающих страну к ЕС, углубления партнерства с НАТО, т.е. повышения эффективности взаимодействия в существующих форматах сотрудничества с целью их приближения до уровня ПДЧ.


Есть ли у стратегических партнеров, каковыми себя декларируют Украина и РФ, стратегия развития отношений, стратегия будущего сосуществования?

На мой взгляд, ни у России, ни у Украины четкой стратегии развития двусторонних отношений как не было, так и нет. В апреле 2006г. Центр Разумкова вместе с Фондом «Российский общественно-политический центр» провел экспертный опрос в Украине и в РФ по проблемам двусторонних отношений. В ходе опроса абсолютное большинство и украинских, и российских экспертов заявили, что четкой стратеги действий у Украины на российском направлении, равно как и у России, относительно Украины не наблюдается.

Ситуация за прошедшие годы не изменилась. К примеру, планы действий Украина-РФ, утверждаемые президентами обеих стран, являют собой свод первоочередных мероприятий, которые с той или иной мерой успешности реализуются на протяжении года-двух. Более того, среди основных украинских политических игроков было и существует соперничество на российском направлении, наличествует разное видение того, как выстраивать отношения с Москвой. Даже в тактических вопросах наблюдается расхождение позиций. Достаточно вспомнить весьма прохладную реакцию Премьер-министра Ю.Тимошенко на августовский указ Президента относительно порядка пересечения подразделений ЧФ РФ украинской границы.

Существует несколько центров принятия соответствующих внешнеполитических решений. Все это заметно ослабляет позиции Украины. А в российском политбомонде преобладает стойкая патологическая идиосинкразия к «оранжевой» Украине. По-сути, развитие партнерства носит «ситуативный» характер и сотрудничество между странами осуществляется в ручном режиме, зависит от гео- и внутриполитической конъюнктуры. В такой ситуации сложно говорить о стратегическом видении перспектив сосуществования Украины и России.

В нынешнем «транзитном» состоянии для Украины весьма чревато обострение отношений России с Западом (ЕС, США). Страна может окончательно превратиться в буферную зону, плацдарм противостояния двух мощных сил. Поэтому, очевидно, разумной альтернативы европейскому выбору при сохранении продуктивного партнерства с РФ не существует.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

Девальвація змісту

Алексей Крысенко, к.ф.н., заведующий отделом украино-российского регионального сотрудничества НИСИ

Ухудшение украино-российских отношений – маловероятно

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений

Единственное спасение для обеих стран – наладить кооперацию

Андрей Рябов, политолог, член научного совета Московского Центра Карнеги

Украина двигается по собственной траектории, и мы не можем продолжать вести ее за руку

Беляев Ростислав, аспирант Института Бизнеса и Политики, Санкт-Петербург

Если Вы хотите в Европу, так и ведите себя, как европейцы!

Михаил Делягин, директор российского Института проблем глобализации

«Сегодняшней Украины не существует, поэтому и хотеть она ничего не может»

Вячеслав Владимирович Игрунов, директор Международного Института Гуманитарно-политических исследований (ИГПИ)

О том, на что способна российская ревность

Анатолій Гуцал, радник директора Національного Інституту стратегічних досліджень при Президентові України

Нас ждёт катарсис

Виталий Чернов, руководитель всеукраинского общественного объединения «Навстречу людям»

Необходимы практические действия по приоритетным направлениям

Сергей Фомин, к.э.н., ведущий научный сотрудник Института мировой экономики

Украина должна снова взять курс неприсоединения к военным блокам

Владимир Корнилов, директор Украинского филиала Института стран СНГ

Проблемы в отношениях с Россией неустанно генерируются самой Украиной

Виктор Константинов, Институт изучения России

Договор с Россией является барометром наших отношений

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

"Справа не в потузі і злих намірах Москви, а в політичній немічності Києва"

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Фактически мы находимся в состоянии холодной войны

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,273