В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

«Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной» – так называемый «Большой договор» – прошел в последнее время через многие испытания. Срок действия договора истекает 1 апреля 2009 года, однако в нем записано, что он автоматически продлевается, если ни одна из сторон не денонсирует его, сообщив об этом другой стороне не позднее, чем за шесть месяцев до этой даты. В итоге, 1 октября действие „Договора о дружбе, сотрудничестве и стратегическом партнёрстве между Россией и Украиной”, заключенного в 1997 году, было автоматически продлено.

Нельзя сказать, что сделано это было в спокойной и дружественной обстановке, когда такого рода пролонгация признается сторонами как само собою разумеющийся процесс. После того, как Виктор Ющенко открыто выступил на стороне Грузии в ходе недавнего военного конфликта в Южной Осетии, многие российские политики и депутаты с удвоенным энтузиазмом стали требовать разрыва Большого договора между двумя странами. Реакция украинского руководства была неоднозначной и очень замедленной. Политические союзники Виктора Ющенко из партий «Наша Украина» и «Единый центр» заявили о целесообразности разрыва и пересмотра базового украино-российского договора, а народный депутат Украины от НСНУ («Наша Украина – Народная самооборона») Каськив даже подал соответствующий законопроект в Верховную Раду.

К концу сентября накал подобных заявлений, сделанных сразу после окончания российско-грузинской войны, постепенно снизился. И элиты обеих стран предпочли «спустить на тормозах» Большой договор и не заниматься его пересмотром или доработкой, согласно «духу времени». Ведь в случае, если Большой договор о дружбе не был бы продлен, обе стороны столкнулись бы с необходимостью жить в состоянии договорного вакуума по таким острым вопросам как территории, имущество, торговые отношения и т.д.

Ни для кого не секрет, что Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной, несмотря на свою 10-летнюю историю, так и остался формальным документом. За все прошедшее время, он так и не был дополнен конкретными механизмами реализации, не были приняты необходимые дополнительные соглашения, предусматривающие воплощение в жизнь задекларированных положений. Стало ясно также и то, что произошедшее за последние годы ухудшение украино-российских отношений – тенденция длительная, и восстановить равновесие не удастся даже в случае ускоренных «разменов» по НАТО, языку или газотранспортной системе.

Однако, «продолжение политики «натиска» Москвы, также как и политики «бегства» Киева» может привести и уже приводит к тому, что Украина и Россия перестают де-факто быть стратегическими партнерами. Означает ли это, – что следующее 10-летие не состоится? Этот вопрос мы хотели бы вынести на обсуждение наших читателей и экспертов.

И даже если предположить, что продление Большого договора – это тактический ход со стороны украинских и российских политиков, которые понимают, что в будущем он может быть пересмотрен, то когда и почему это может случиться?

Вынося эту тему на рассмотрение, «Диалог.UA» ставил перед собою задачу ответить также и на вопросы, кто выигрывает, а кто проигрывает от существования и функционирования Большого договора? Есть ли у стратегических партнеров, каковыми декларируют себя Украина и Российская Федерация, стратегия развития отношений, намерения сохранять принципы добрососедства, стратегическое видение будущего сосуществования?

Охлаждение отношений между соседними странами – вовсе не редкость в современной истории. Как известно, в разделе нашего сайта «Перекресток цивилизаций» мы обычно размещаем переводные материалы о примерах решения обсуждаемых в рамках каждой нашей темы вопросов. В данном контексте мы предлагаем нашим читателям переводы аналитических материалов, характеризующих тенденции к изменению межгосударственных отношений в других странах, столкнувшихся с „похожими” проблемами, а также предлагаем более подробно рассмотреть феномен гегемонии в современном мире.

Украине необходимо учиться взаимодействовать с новыми, возникающими на наших глазах геоэкономическими имперскими центрами. России же стоит задуматься о реальных рисках противостояния с Украиной, учитывая угрозы подрыва собственной легитимности и новых внутренних кризисов. Руководству обеих стран еще предстоит освоить новую тенденцию в международных отношениях, которая предполагает, что сотрудничество ставится выше принуждения, а на место «твердой» власти приходит «мягкая», обусловленная взаимозависимостью сторон в новой, трансформирующейся мировой системе. Может тогда продленный „Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной” перестанет быть проектом влияния и станет отправной точкой проекта развития НОВЫХ отношений между нашими странами?!

Свернуть

«Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной» – так называемый «Большой договор» – прошел в последнее время через многие испытания. Срок действия договора истекает 1 апреля 2009 года, однако в нем записано, что он автоматически продлевается, если ни одна из сторон не денонсирует его, сообщив об этом другой стороне не позднее, чем за шесть месяцев до этой даты. В итоге, 1 октября действие „Договора о дружбе, сотрудничестве и стратегическом партнёрстве между Россией и Украиной”, заключенного в 1997 году, было автоматически продлено.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Проблемы в отношениях с Россией неустанно генерируются самой Украиной

3 дек 2008 года
Проблемы в отношениях с Россией неустанно генерируются самой Украиной: Проблемы в отношениях с Россией неустанно генерируются самой Украиной

Владимир Корнилов, директор Украинского филиала Института стран СНГ

Большой договор между Украиной и Россией десять лет назад закрепил определённый статус-кво. Недавно он был продлен на очередные десять лет. Что значит этот договор сейчас, и есть ли у него будущее?

Давайте сразу уточним: продлён он будет ещё на десять лет с 1-го апреля следующего года. Теперь уже автоматически, поскольку за полгода до этого ни одна из стран не выразила намерения из этого договора выходить. Хотя он, конечно, всегда вызывал массу споров и сомнений, как в России, так и в Украине. И тогда, в 1997 году, даже в тех условиях, он считался паллиативным документом, который в значительной степени вывел за скобки все спорные вопросы, существовавшие на тот момент между Россией и Украиной. И уж тем более сейчас, спустя десять лет, многие нормы его кажутся не отражающими львиную долю тех вопросов, которые возникают. Тогда тоже было много противников подписания такого договора, несмотря на то, что на его подготовку ушло несколько лет; и сейчас есть много желающих переписать многие его нормы и по возможности конкретизировать их. Впрочем, все понимают, что если бы такой шаг был сделан, то есть этот договор не был бы пролонгирован, то подписать новый, сейчас, когда президентом является Виктор Ющенко, было бы невозможно.

Собственно, это и стало одной из причин того, что Россия решила просто-напросто по умолчанию продлить так называемый «Большой договор». В Украине некоторые политические силы, судя по заявлениям в т. ч. и МИДа Украины, рассчитывали на выход России из договора и готовились использовать это в антироссийской кампании, которая, по сути дела, активно уже развернулась.

И было бы использовано Ющенко на выборах президента?

Само собой. А он будет баллотироваться, и блок его уже имеется. Но мы видим, что его стратеги не придумали пока ничего лучшего, чем разыгрывание антироссийской риторики.

Каковы наиболее проблемные точки в украино-российских отношениях?

Этих точек огромная масса, причём они неустанно генерируются со стороны нынешнего украинского МИДа. Они возникают в тех отраслях, где их никогда не было,- посмотрите на сайт МИДа. Уже польская «Газета Выборча», если не ошибаюсь, написала, что складывается впечатление, будто у нашего МИДа нет других занятий, кроме как заявлять что-то обидное в адрес России. Иногда оно выдаёт по нескольку заявлений в день.

Самые серьёзные вопросы - это, конечно же, по Черноморскому флоту и по делимитации границ, которые сейчас резко обострила украинская сторона. Ясно, что эта проблема существовала всегда, но она не создавала неудобств для ведения бизнеса между субъектами России и Украины, и вообще для граждан обеих стран. Теперь Украина собирается чуть-ли не самостоятельно устанавливать границы, примерно как губернатор Краснодарского края в районе Тузлы. Думаю, это не лучший подход.

Ещё есть множество нерешённых, зависших проблем, связанных с формированием единого экономического пространства. Допустим, в Украине многие эту тему похоронили, но при этом и решение проблем экономического сотрудничества так же было отложено в долгий ящик. Это вопросы таможенных пошлин, экспортных ограничений и т.д. Мало того, множатся эти проблемы, по мере того, как портятся отношения между Украиной и Россией.

Есть также ряд вопросов в гуманитарной сфере, которые обострил Виктор Ющенко. Они, опять-таки, существовали и при Кравчуке, и при Кучме, с 91-го года. Я имею в виду выработку совместных подходов к истории, к языку, к культуре. Здесь мы видим разрыв полный. Эту проблему очень долго в России игнорировали, почему и вынесли за скобки большого договора, но теперь приходит понимание того, что это важные вопросы, а может и первостепенные. Попытка закрепить их в новом договоре была, но не хватило, как обычно, ни воли, ни стремления с обеих сторон.

Кстати, при обсуждении прерывать или нет большой договор, я предлагал подход, который ведёт с Украиной Европа. Вначале этого года закончился договор «Украина-ЕС», который тоже устарел, хоть он и более свежий. Так вот, Европа заявила о том, что она продлевает его до момента заключения нового, усиленного договора. Я предлагал российской стороне поступить так же, прекрасно понимая, что при президенте Ющенко ничего подписано не будет. Но начать этот процесс, начать разработку расширенного договора на уровне экспертов, можно было бы уже сейчас. Ведь рано или поздно Ющенко уйдёт, причём скорее рано, чем поздно. В любом случае, придёт более адекватная власть, независимо от того, будет это Тимошенко или Янукович, или кто-то ещё. России вскоре нужно будет пойти по этому пути. Тем более что обновление договора «Украина-ЕС» предвидится не скоро.

В ближайшее время в Украине стартует, или стартуют, очередные избирательные кампании. Естественно предположить, что Россия будет искать своих агентов влияния или делать ставку на какие-то политические силы в Украине. Насколько обоснованно это предположение?

В общем, в России уже давно разочаровались в украинских политиках и политике. Наконец-то пришло осознание того, что на кого здесь не ставь - всё равно появятся какие-то «Мазепы», с которыми нет смысла о чём-то договариваться. Поэтому там отказались от выдачи каких-либо авансов, типа «мы вам дешёвый газ, а вы - потом, в будущем, не вступите в НАТО». Или вроде «мы вас поддержим на выборах, а вы продлите договор о Черноморском флоте». В России уже не столь наивные люди, как были в начале 90-х, когда подобные договорённости играли какую-то роль. 2004-й год многому научил Москву, и не только во взаимоотношениях с Украиной. Подход ко всем бывшим республикам изменился и формировать в них свою политическую силу, которая когда-то там придёт к власти или будет «пятой колонной» - в России от этого отказались. По большому счёту, такой примитивный и грубый подход там никогда и не применяли. Напрямую об этом можно почитать у того же Модеста Колерова, когда он отвечал за формирование политики Кремля по отношению к ближнему зарубежью.

Россия пошла по пути западному, по пути создания системы грантов, которые позволяли бы формировать хоть какое-то поле лояльности в тех или иных республиках. Это касается гуманитарной сферы, научной, и других. Но, как и всё в России, разворачивается это очень громоздко, неуверенно, поскольку Россия действительно не имеет подобного опыта. Однако, есть уже такие организации, как фонд «Русский мир», к примеру, со своими прожектами (проектами я их пока не назову). Реализуются эти прожекты крайне медленно, но общее направление, где и как собирается действовать Россия, понять можно: берётся калька (с дырами) с той системы, что почти эффективно работала до распада Союза и переносится на наши реалии. И в этом есть изъяны, то есть те самые реалии, о которых очень хорошо Пётр Первый сказал: «Воруют!» Несмотря на это, процесс, как говорится, пошёл - ведь и американские гранты разворовывались, хоть и система контроля у них отлажена намного лучше. К слову сказать, американцы ищут, чем заменить систему грантов, и России надо следить за тем, что и когда они применят, чтобы не опоздать.

Как вы видите тенденцию развития украино-российских отношений после президентских выборов?

Я думаю, Виктор Ющенко больше не будет президентом, если у нас не будет какого-то ЧП. Устроить такое у Ющенко мало шансов, так как нет на это ресурсов, не на кого опереться. Ещё в 2007-м году он мог рассчитывать на внутренние войска, а теперь, кажется, кредит доверия исчерпан полностью. Ещё можно ожидать каких-то провокаций в адрес России, но в любом случае, президентом станет человек, который будет более адекватно выстраивать с ней отношения.

При этом американская дипломатия будет стараться втянуть Украину в НАТО, и в этом не всё будет зависеть от Киева - все-таки Америка остается гегемоном. Если ей это удастся, то о стратегическом партнерстве Украины с Россией придётся забыть на многие десятилетия, если не на века. Быть может, я немного сгущаю краски, но лучше предостеречь, чем недостеречь, не так ли?


Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

Девальвація змісту

Алексей Крысенко, к.ф.н., заведующий отделом украино-российского регионального сотрудничества НИСИ

Ухудшение украино-российских отношений – маловероятно

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений

Единственное спасение для обеих стран – наладить кооперацию

Андрей Рябов, политолог, член научного совета Московского Центра Карнеги

Украина двигается по собственной траектории, и мы не можем продолжать вести ее за руку

Беляев Ростислав, аспирант Института Бизнеса и Политики, Санкт-Петербург

Если Вы хотите в Европу, так и ведите себя, как европейцы!

Михаил Делягин, директор российского Института проблем глобализации

«Сегодняшней Украины не существует, поэтому и хотеть она ничего не может»

Вячеслав Владимирович Игрунов, директор Международного Института Гуманитарно-политических исследований (ИГПИ)

О том, на что способна российская ревность

Анатолій Гуцал, радник директора Національного Інституту стратегічних досліджень при Президентові України

Нас ждёт катарсис

Виталий Чернов, руководитель всеукраинского общественного объединения «Навстречу людям»

Необходимы практические действия по приоритетным направлениям

Сергей Фомин, к.э.н., ведущий научный сотрудник Института мировой экономики

Украина должна снова взять курс неприсоединения к военным блокам

Виктор Константинов, Институт изучения России

Договор с Россией является барометром наших отношений

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

"Справа не в потузі і злих намірах Москви, а в політичній немічності Києва"

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Фактически мы находимся в состоянии холодной войны

М.Пашков, ведущий эксперт Центра Разумкова

Украино-российские отношения – состояние «стабильно тяжелое»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,052