В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

«Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной» – так называемый «Большой договор» – прошел в последнее время через многие испытания. Срок действия договора истекает 1 апреля 2009 года, однако в нем записано, что он автоматически продлевается, если ни одна из сторон не денонсирует его, сообщив об этом другой стороне не позднее, чем за шесть месяцев до этой даты. В итоге, 1 октября действие „Договора о дружбе, сотрудничестве и стратегическом партнёрстве между Россией и Украиной”, заключенного в 1997 году, было автоматически продлено.

Нельзя сказать, что сделано это было в спокойной и дружественной обстановке, когда такого рода пролонгация признается сторонами как само собою разумеющийся процесс. После того, как Виктор Ющенко открыто выступил на стороне Грузии в ходе недавнего военного конфликта в Южной Осетии, многие российские политики и депутаты с удвоенным энтузиазмом стали требовать разрыва Большого договора между двумя странами. Реакция украинского руководства была неоднозначной и очень замедленной. Политические союзники Виктора Ющенко из партий «Наша Украина» и «Единый центр» заявили о целесообразности разрыва и пересмотра базового украино-российского договора, а народный депутат Украины от НСНУ («Наша Украина – Народная самооборона») Каськив даже подал соответствующий законопроект в Верховную Раду.

К концу сентября накал подобных заявлений, сделанных сразу после окончания российско-грузинской войны, постепенно снизился. И элиты обеих стран предпочли «спустить на тормозах» Большой договор и не заниматься его пересмотром или доработкой, согласно «духу времени». Ведь в случае, если Большой договор о дружбе не был бы продлен, обе стороны столкнулись бы с необходимостью жить в состоянии договорного вакуума по таким острым вопросам как территории, имущество, торговые отношения и т.д.

Ни для кого не секрет, что Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной, несмотря на свою 10-летнюю историю, так и остался формальным документом. За все прошедшее время, он так и не был дополнен конкретными механизмами реализации, не были приняты необходимые дополнительные соглашения, предусматривающие воплощение в жизнь задекларированных положений. Стало ясно также и то, что произошедшее за последние годы ухудшение украино-российских отношений – тенденция длительная, и восстановить равновесие не удастся даже в случае ускоренных «разменов» по НАТО, языку или газотранспортной системе.

Однако, «продолжение политики «натиска» Москвы, также как и политики «бегства» Киева» может привести и уже приводит к тому, что Украина и Россия перестают де-факто быть стратегическими партнерами. Означает ли это, – что следующее 10-летие не состоится? Этот вопрос мы хотели бы вынести на обсуждение наших читателей и экспертов.

И даже если предположить, что продление Большого договора – это тактический ход со стороны украинских и российских политиков, которые понимают, что в будущем он может быть пересмотрен, то когда и почему это может случиться?

Вынося эту тему на рассмотрение, «Диалог.UA» ставил перед собою задачу ответить также и на вопросы, кто выигрывает, а кто проигрывает от существования и функционирования Большого договора? Есть ли у стратегических партнеров, каковыми декларируют себя Украина и Российская Федерация, стратегия развития отношений, намерения сохранять принципы добрососедства, стратегическое видение будущего сосуществования?

Охлаждение отношений между соседними странами – вовсе не редкость в современной истории. Как известно, в разделе нашего сайта «Перекресток цивилизаций» мы обычно размещаем переводные материалы о примерах решения обсуждаемых в рамках каждой нашей темы вопросов. В данном контексте мы предлагаем нашим читателям переводы аналитических материалов, характеризующих тенденции к изменению межгосударственных отношений в других странах, столкнувшихся с „похожими” проблемами, а также предлагаем более подробно рассмотреть феномен гегемонии в современном мире.

Украине необходимо учиться взаимодействовать с новыми, возникающими на наших глазах геоэкономическими имперскими центрами. России же стоит задуматься о реальных рисках противостояния с Украиной, учитывая угрозы подрыва собственной легитимности и новых внутренних кризисов. Руководству обеих стран еще предстоит освоить новую тенденцию в международных отношениях, которая предполагает, что сотрудничество ставится выше принуждения, а на место «твердой» власти приходит «мягкая», обусловленная взаимозависимостью сторон в новой, трансформирующейся мировой системе. Может тогда продленный „Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной” перестанет быть проектом влияния и станет отправной точкой проекта развития НОВЫХ отношений между нашими странами?!

Свернуть

«Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной» – так называемый «Большой договор» – прошел в последнее время через многие испытания. Срок действия договора истекает 1 апреля 2009 года, однако в нем записано, что он автоматически продлевается, если ни одна из сторон не денонсирует его, сообщив об этом другой стороне не позднее, чем за шесть месяцев до этой даты. В итоге, 1 октября действие „Договора о дружбе, сотрудничестве и стратегическом партнёрстве между Россией и Украиной”, заключенного в 1997 году, было автоматически продлено.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украина двигается по собственной траектории, и мы не можем продолжать вести ее за руку

22 дек 2008 года
Украина двигается по собственной траектории, и мы не можем продолжать вести ее за руку: Украина двигается по собственной траектории, и мы не можем продолжать вести ее за руку

Андрей Рябов, политолог, член научного совета Московского Центра Карнеги

О трансформациях в современной России и Украине…


Что касается России, то мне кажется сомнительной перспектива успешной трансформации индустриального и урбанизированного общества методами авторитарной модернизации в нечто современное (что, собственно, у нас и происходит). И насколько я могу анализировать результаты политического курса прошедших лет, - мне недостает аргументов в пользу того, что в России происходят системные и качественные социально-экономические и технико-технологические обновления.

В истории такие примеры были, ну вот в эпоху Хрущева, например, были предприняты попытки в направлении создания основ общества массового потребления (жилищное строительство в промышленных масштабах), однако для осуществления полномасштабной модернизации этого оказалось недостаточно.

Сейчас в России возникают новые слои общества, которые могут быть заинтересованы в реформировании государства. Это, в первую очередь, средний региональный бизнес, не обязанный своим происхождением государству, и часть новых городских средних слоев, которые сформировались в результате рыночных реформ и для которых оказались закрытыми каналы дальнейшего продвижения вверх по социальной лестнице. Но развертывание изменений реально только при условии плюрализации властной элиты.

В Украине, как мне кажется, ситуация гораздо более перспективная. Во-первых, украинцы научились отвергать радикалов, как справа, так и слева, перестали делать ставку на откровенно пророссийские силы типа блока Наталии Витренко, и нам есть чему у вас поучиться в этом смысле. Это помогает избегать острых конфликтов, все остальные ваши политические силы можно отнести к, так называемым catch-all parties, то есть это те партии, которые, даже заявив свою более «левую» или более «правую» политику, так или иначе, остаются в «центре».

У нас такого не наблюдается, угол острый есть и хотя он всего один, зато порежется каждый, приблизившись на неразрешенное расстояние или рискнувший этот угол подточить.


О перспективах…

Очень важно то, что Украине хватило смелости не вернуться назад к кучминским временам после разочаровании в оранжевых событиях. И каждые ваши выборы-перевыборы-снова выборы показывают только одно, - народ хочет перемен и, что самое интересное, власть тоже хочет перемен. Иначе не было бы столько возни и «поблажек» вроде «не хотите повышенных тарифов – не будет» (хотя вроде как в итоге все равно повысили, да?).

Я писал три года назад, скажу и сейчас, что России пора бы привыкнуть к тому, что Украина двигается по собственной траектории, и мы не можем продолжать вести ее за руку. Лично я убежден, что будущее Украины – в Европе, вопрос только в том, насколько быстро это будущее наступит. И вопреки всем российским надеждам – европеизация Украины не зависит от того, какая политическая сила будет в большинстве и «руководить парадом».

Это в какой-то мере даже не ваш выбор, а выбор самой Европы, которой нужна «свежая кровушка, свежие ресурсы и этнос, «чистый» от мультикультурализма. Идеально было бы подумать о такой форме российско-украинских отношений, которая позволила бы последовательно отстаивать российские интересы и одновременно исходила бы из уважения выбора, сделанного Украиной. Где конфигурация политических сил настолько сложна, что важно научиться работать со всеми, кто имеет реальное влияние, а не только с теми, с кем хочется, - задача сверхсложная для России.


О продлении российско-украинского Договора о сотрудничестве…

Актуальнее говорить не о продлении Договора, а об угрозе его разрыва. А такие заявления неоднократно звучали с российской стороны. При чем во времени это «совпадало» с украинскими «похождениями» в НАТО.

Такой жест, как разрыв Договора был бы очень демонстративным и носил бы скорее символичный характер, но тот факт, что этого не произошло, как лакмусовая бумага оценивает состояние российского неудовлетворения украинской политикой, оставляя уровень на точке «пока терпимо».

Скорее всего, это ни что иное кроме как продолжение систематического давления на Украину, с целью убедить украинское руководство отказаться от планов вступления в Альянс. На данный момент НАТО, точно так же как и ЕС для Украины, - всего лишь туманное будущее, а не стратегия, но Россия прорабатывает «фон», на котором рисует для Украины всяческие недобрые предвещания в случае ее склонения к «неправильному» курсу. Украина видит это, понимает и замораживает очень многие проекты (причин такой заморозки и так много, но внешний фактор еще и усиливает), и остаетесь вы снова в подвешенном состоянии. Хотя я не могу не отметить, что площадка для дальнейшего продвижения к нормальному европейскому демократическому обществу все же постепенно формируется, и этому нельзя дать погибнуть в корне.

Беседовала Мария Ещенко

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований "София"

Девальвація змісту

Алексей Крысенко, к.ф.н., заведующий отделом украино-российского регионального сотрудничества НИСИ

Ухудшение украино-российских отношений – маловероятно

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений

Единственное спасение для обеих стран – наладить кооперацию

Беляев Ростислав, аспирант Института Бизнеса и Политики, Санкт-Петербург

Если Вы хотите в Европу, так и ведите себя, как европейцы!

Михаил Делягин, директор российского Института проблем глобализации

«Сегодняшней Украины не существует, поэтому и хотеть она ничего не может»

Вячеслав Владимирович Игрунов, директор Международного Института Гуманитарно-политических исследований (ИГПИ)

О том, на что способна российская ревность

Анатолій Гуцал, радник директора Національного Інституту стратегічних досліджень при Президентові України

Нас ждёт катарсис

Виталий Чернов, руководитель всеукраинского общественного объединения «Навстречу людям»

Необходимы практические действия по приоритетным направлениям

Сергей Фомин, к.э.н., ведущий научный сотрудник Института мировой экономики

Украина должна снова взять курс неприсоединения к военным блокам

Владимир Корнилов, директор Украинского филиала Института стран СНГ

Проблемы в отношениях с Россией неустанно генерируются самой Украиной

Виктор Константинов, Институт изучения России

Договор с Россией является барометром наших отношений

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

"Справа не в потузі і злих намірах Москви, а в політичній немічності Києва"

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Фактически мы находимся в состоянии холодной войны

М.Пашков, ведущий эксперт Центра Разумкова

Украино-российские отношения – состояние «стабильно тяжелое»

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,049