В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

«Ключевым словом» начавшегося 2009 года стало слово «кризис». Это слово звучит в разных уголках планеты, однако Украина в последние годы полюбила крайности, и именно поэтому наш кризис носит системный характер, и уже многие начинают сомневаться – «а выживет ли больной?!». Люди пребывают в ожидании еще более трудных времен. Почти 90% населения страны считают, что пребывают в депрессивном и стрессовом состоянии, – таковы данные опроса Института глобальных стратегий. Украинцы готовятся к худшему и стараются не строить долгосрочных планов. Так общество реагирует на экономический кризис, поскольку все понимают, что после кризиса в Украине следует ожидать больших перемен. Какими будут эти перемены? Чем отличается нынешний кризис от не слишком стабильного периода в жизни страны, который мы переживали в последние годы?

Мировой кризис ускорил давно назревший кризис украинской экономики. За прошедшее десятилетие в Украине научились перераспределять и потреблять, но забыли, как и что можно производить. Мы проедали производственные, сельскохозяйственные и инфраструктурные «запасы» и «заделы», увеличивали армию коррумпированных чиновников и депутатов всех уровней. Создание видимости проведения бесконечных политических реформ привело к жесточайшему кризису власти – фактическому безвластию и на государственном, и на местном уровнях. Произошла подмена многих понятий и переоценка еще больших ценностей.

В стране, где каждый второй если не «юрист», то «экономист», работать становится не только негде, но еще и некому. И уже давно едва ли не единственное конкурентное преимущество Украины пост-советского периода – «дешевая квалифицированная рабочая сила» – потеряло смысл: осталась либо дорогая, либо неквалифицированная. При этом последней становится все больше, к тому же, она все больше стареет, умирают не только села, умирают уже и города.

Мы долгие годы решали проблему языка и раздела страны, но не провели НИ ОДНОЙ(!) реформы. В Украине «дерибанили» бюджет, теряя при этом образование, здравоохранение, науку и культуру. Денег становилось больше, но жители Украины так и не научились их экономить. Тратить – да! А экономить… это было не модно, несмотря на все «походы в Европу». Никого не интересовали ни энергосберегающие технологии, ни то, кто и сколько газа/воды/электроэнергии потребляет. Тезис о необходимости перевода экономики на инновационную модель развития превратился в заклинание, которое повторяли все, но мало кто хоть что-нибудь делал для его реализации.

Когда-нибудь, это должно было закончиться. Относительно благополучные внешние обстоятельства ввели украинскую власть в заблуждение, выходить из которого она, похоже, и не собиралась, хотя страна все больше сползала в экономическую пропасть перегретых рынков и рискованных кредитов. И опять, уже в который раз, помогли «внешние факторы» – глобальный экономический кризис все расставил на свои места и показал, дорогого ли стоит НЫНЕШНЯЯ украинская экономика и политика. Оказалось не то что «немного», а сущие гроши, но и их еще нужно суметь сохранить…

Кризис принято называть не только крушением сложившихся «мифов», «устоев» и «стереотипов», но еще и новой возможностью. Хотелось бы понять – возможностью чего? Что ждет экономику, каким выйдет из кризиса общество, как долго будет происходить смена правящих элит? Кого кризис только коснется, а кому придется уйти с экономической и политической сцены, освободив дорогу новым, и, будем надеяться, более прогрессивным силам.

Украине еще предстоит многое потерять, но шанс «приобрести» перемены и обновления – точно остается! Время почивать на лаврах и проедать запасы истекло. Украину ждет инициирование, продвижение и поддержка, тех социальных, политических и экономических изменений, которые способны изменить существующую повестку дня, характер и содержание политики властей в интересах нового, субъектного, более созидательного и продуктивного способа жизни каждого из нас и всех нас вместе взятых – граждан Украины. Об этом мы начинаем разговор в нашем первом в новом 2009 году диалоге.

Свернуть

«Ключевым словом» начавшегося 2009 года стало слово «кризис». Это слово звучит в разных уголках планеты, однако Украина в последние годы полюбила крайности, и именно поэтому наш кризис носит системный характер, и уже многие начинают сомневаться – «а выживет ли больной?!». Люди пребывают в ожидании еще более трудных времен. Украинцы готовятся к худшему и стараются не строить долгосрочных планов. Так общество реагирует на экономический кризис, поскольку все понимают, что после кризиса в Украине следует ожидать больших перемен. Какими будут эти перемены? Чем отличается нынешний кризис от не слишком стабильного периода в жизни страны, который мы переживали в последние годы?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Понимание, что все мы «в одной лодке», у людей не исчезло

2 фев 2009 года

Финансово-экономический кризис сейчас одна из главных тем для обсуждения в мировых медиа. Мнения высказываются разные, иногда противоположные. Однако массы живут не газетными мнениями, а своими представлениями, пусть и ошибочными, часто даже мифами. Какие «мифы кризиса» вы могли бы назвать?

Специально на данный момент никто этого не отслеживал. Те социологические опросы, которые проводились, затрагивали общую оценку ситуации в стране, то, что испытывают люди – а это по большей части страх. Есть также статистика отдельных ведомств, которая показывает, как меняется, скажем, число самоубийств, или численность проституток, или уличная преступность, хотя те же милицейские чины говорят о том, что пока что роста преступности не наблюдается, и можно говорить о том, что ожидания и реакции общественности на кризис формируют журналисты и масс-медиа.

Здесь я бы выделил две тенденции. С одной стороны, это описание ужасов, которые ждут население, что каждый третий будет уволен, что всех нас накроет волна преступности и так далее. С другой стороны, есть ряд передач, которые показывает все в розовых тонах, что нам кризис не страшен, что мы его благополучно переживем, смеясь. Таким образом, тема рассматривается в двух разных дискурсах, полярных по эмоциональной окрашенности. Черный юмор захлестнул и интернетовскую публику. Поэтому можно говорить, что спектр реакций на кризис достаточно широк.

Нарастание агрессивности и озлобленности проявляется, причем в разных формах. Особенно это заметно на форумах в Интернете. Все ждут, что люди выйдут на улицы, но возникает вопрос, кто же возглавит эти массовые выступления? Каждая из политических сил претендует на то, что она хотела бы и готова их возглавить, хотя все они в той или иной степени находятся у власти. При этом лидерами считают себя только они сами. Опросы показывают, что люди не видят моральных лидеров общества.

Недавно в Киеве прошла акция под названием «Достали!», то есть стали заметны признаки того, что в массах вызревает некое «политическое народное творчество». Сколько таких людей, которые готовы принять участие в акциях недовольства? Наш институт делал такие опросы в 2004, в 2006 годах. Они показали, что количество людей, готовых к активному проявлению своей гражданской позиции, к участию в уличных демонстрациях более-менее постоянно и колеблется в районе 15-17%. Возрастет ли оно или изменится ли – это будет зависеть от масштабов и глубины кризиса.

Надо сказать, что кризис это следствие того, что что-то вовремя не созрело или не проявило себя, и теперь рвется наружу, нарушая привычный порядок. Потому оно проявляет себя так болезненно. Если бы проблемы удалось решить раньше, общественное развитие проходило бы мягко и плавно.


Все годы независимости Украина – как и большинство стран мира, шла по пути реализации неолиберальной парадигмы, атомизации общества. Какова вероятность того, что жители нашей страны выберут коллективный путь решения общих проблем, а не замкнутся в себе по принципу «моя хата с краю»?

Мне кажется, эта проблема актуальна для всего постсоветского пространства. Политики на сегодняшний день себя чувствуют так, будто у них «все схвачено, за все заплачено». Потому они так мало и интересуются тем, а что же происходит в обществе. Им кажется, с помощью денег или технологий все можно повернуть в нужном для них направлении, обеспечить рейтинг, скупить голоса, вывести на улицы кого угодно и за что угодно. В этом смысле кризис действительно может стать поводом для правящей верхушки задуматься над методами своего правления.

С другой стороны, мы говорим об элите, но не стоит забывать и о роли общества, поведении людей в ситуации кризиса, а именно стратегий поведения. Каковы те стратегии, которые позволили бы людям пережить кризис? На Западе их называют «копинг-поведением», от английского to cop – управиться с чем-либо, совладать. Некоторые люди умеют совладать с ситуацией, а некоторым это не удается. В этом плане наши культурные традиции выглядят разрушительными. Что делают наши люди, если им плохо? Пьют, тихо страдают, то есть направляют свою агрессию на самих себя, вовнутрь, либо это хаотический бунт, но все это не конструктивно.

Возникает дилемма: либо каждый стоит за себя, к чему призывают нас те модели поведения, которые демонстрируются по телевидению и навязываются извне, либо пытаться решать проблемы вместе с другими людьми, совместно.

Наше общество живет за счет того, что оно является в значительной степени традиционным, опирается на патриархальные привычки и ценности, которые воспроизводятся благодаря институту семьи, трудовым коллективам, местным сообществам. Отметим, что потому и уровень доверия к местной власти обычно выше, чем к государственной – люди понимают, что выжить можно лишь будучи организованными, и от местной власти многое зависит. Можно сказать даже, что в стране и вовсе нет власти, во всяком случае, власти закона, но какой-то порядок все же существует, он поддерживается. Атомизация и беспорядки в результате кризиса грозят, прежде всего, мегаполисам. Киев c его Майданом 2004 году это еще не вся Украина, хотя многие тенденции лучше всего заметны именно в больших городах. Малые города в этом плане более стабильны.

В 1996-97 годах и позже проводились опросы, где был вопрос «чего вы ожидаете от нового бюджета?» Среди отвечающих очень большая часть – порядка 30% выбрала вариант ответа «у государства свой бюджет, у меня свой». Позже процент людей с такой позицией уменьшился и довольно существенно. Развал Союза в 1990-е годы, когда люди почувствовали себя брошенными, привел к очень сильной атомизации общества. Очень многие решили, что каждый выживает, как может, у каждого свой бюджет, и нечего рассчитывать на помощь государства. В то же время каких-то массовых выступлений в те годы не было, хотя проблем у людей было еще больше, чем в 2004 году. Налаживание социальных контактов и понимание, что все мы находимся «в одной лодке», что нам надо находить решение наших проблем общими усилиями и привело людей на Майдан. Говорить, что такое понимание исчезло – нельзя. Взгляните хотя бы на то, что пишут люди на форумах в Интернете – «надо снова выходить на улицы», «нужен новый Майдан» и так далее.


Кто же все-таки, скорее всего, выиграет на выходе из кризиса – правящая верхушка или общество, учитывая столь заметное расхождение в их интересах?

В силу своего положения, имеющихся ресурсов, большей возможности самоорганизации, больше шансов выиграть в этой ситуации, конечно, имеют верхи, элита, верхний эшелон власти. Но это возможно только в том случае, если они будут учитывать интересы и возможности, «предел терпения» всего населения.

То, что им это не всегда удавалось, говорит опыт революций, и в том числе опыт 1917 года. Хотим мы того или нет, но революция 1917 года дала мощный толчок социальным преобразованиям и социализации политики во всем мире. Верхи поняли, что если они не будут развивать социальные программы, не будут делиться, а только без конца брать, то они окажутся на пороховой бочке. Об этом в свое время предупреждал Леонид Данилович Кучма, возможно, намекая на неудавшийся побег Чаушеску – «ребята, на всех вертолетов не хватит». Ему это понимание помогло, и я думаю, что и сегодня наши правители должны понимать, что «вертолетов на всех не хватит».

Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Энри Фо, заместитель главы департамента изучения трансформаций общественных потребнстей. Асоциациия потребителей Франции

Национальные особенности украинского среднего класса

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Интеллектуальный дефолт нашей элиты состоялся

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Пока что мы не видим большого накала страстей, но за последние четыре года общество утратило иллюзии

Семен Глузман, правозащитник, психиатр

Право на потребление

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Нынешний кризис – сродни чернобыльской катастрофе

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Больше всего народ заблуждается в том, что его ждет

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Для выхода из кризиса необходим либо позитивный, либо негативный общественный договор

Евгений Белоножко, научный сотрудник лаборатории мониторинга социальных ситуаций Института социальной и политической психологии

Кризис усилит потенциал самоорганизации общества

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Государство неизбежно «провисает». Доверия к государству просто нет.

Вадим Колесников, психолог-консультант

«Никогда не жили богато, так незачем было начинать!»

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Без надзвичайних антикризових дій ситуація не може бути виправлена

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Побавились, і досить!

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,082