В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

«Ключевым словом» начавшегося 2009 года стало слово «кризис». Это слово звучит в разных уголках планеты, однако Украина в последние годы полюбила крайности, и именно поэтому наш кризис носит системный характер, и уже многие начинают сомневаться – «а выживет ли больной?!». Люди пребывают в ожидании еще более трудных времен. Почти 90% населения страны считают, что пребывают в депрессивном и стрессовом состоянии, – таковы данные опроса Института глобальных стратегий. Украинцы готовятся к худшему и стараются не строить долгосрочных планов. Так общество реагирует на экономический кризис, поскольку все понимают, что после кризиса в Украине следует ожидать больших перемен. Какими будут эти перемены? Чем отличается нынешний кризис от не слишком стабильного периода в жизни страны, который мы переживали в последние годы?

Мировой кризис ускорил давно назревший кризис украинской экономики. За прошедшее десятилетие в Украине научились перераспределять и потреблять, но забыли, как и что можно производить. Мы проедали производственные, сельскохозяйственные и инфраструктурные «запасы» и «заделы», увеличивали армию коррумпированных чиновников и депутатов всех уровней. Создание видимости проведения бесконечных политических реформ привело к жесточайшему кризису власти – фактическому безвластию и на государственном, и на местном уровнях. Произошла подмена многих понятий и переоценка еще больших ценностей.

В стране, где каждый второй если не «юрист», то «экономист», работать становится не только негде, но еще и некому. И уже давно едва ли не единственное конкурентное преимущество Украины пост-советского периода – «дешевая квалифицированная рабочая сила» – потеряло смысл: осталась либо дорогая, либо неквалифицированная. При этом последней становится все больше, к тому же, она все больше стареет, умирают не только села, умирают уже и города.

Мы долгие годы решали проблему языка и раздела страны, но не провели НИ ОДНОЙ(!) реформы. В Украине «дерибанили» бюджет, теряя при этом образование, здравоохранение, науку и культуру. Денег становилось больше, но жители Украины так и не научились их экономить. Тратить – да! А экономить… это было не модно, несмотря на все «походы в Европу». Никого не интересовали ни энергосберегающие технологии, ни то, кто и сколько газа/воды/электроэнергии потребляет. Тезис о необходимости перевода экономики на инновационную модель развития превратился в заклинание, которое повторяли все, но мало кто хоть что-нибудь делал для его реализации.

Когда-нибудь, это должно было закончиться. Относительно благополучные внешние обстоятельства ввели украинскую власть в заблуждение, выходить из которого она, похоже, и не собиралась, хотя страна все больше сползала в экономическую пропасть перегретых рынков и рискованных кредитов. И опять, уже в который раз, помогли «внешние факторы» – глобальный экономический кризис все расставил на свои места и показал, дорогого ли стоит НЫНЕШНЯЯ украинская экономика и политика. Оказалось не то что «немного», а сущие гроши, но и их еще нужно суметь сохранить…

Кризис принято называть не только крушением сложившихся «мифов», «устоев» и «стереотипов», но еще и новой возможностью. Хотелось бы понять – возможностью чего? Что ждет экономику, каким выйдет из кризиса общество, как долго будет происходить смена правящих элит? Кого кризис только коснется, а кому придется уйти с экономической и политической сцены, освободив дорогу новым, и, будем надеяться, более прогрессивным силам.

Украине еще предстоит многое потерять, но шанс «приобрести» перемены и обновления – точно остается! Время почивать на лаврах и проедать запасы истекло. Украину ждет инициирование, продвижение и поддержка, тех социальных, политических и экономических изменений, которые способны изменить существующую повестку дня, характер и содержание политики властей в интересах нового, субъектного, более созидательного и продуктивного способа жизни каждого из нас и всех нас вместе взятых – граждан Украины. Об этом мы начинаем разговор в нашем первом в новом 2009 году диалоге.

Свернуть

«Ключевым словом» начавшегося 2009 года стало слово «кризис». Это слово звучит в разных уголках планеты, однако Украина в последние годы полюбила крайности, и именно поэтому наш кризис носит системный характер, и уже многие начинают сомневаться – «а выживет ли больной?!». Люди пребывают в ожидании еще более трудных времен. Украинцы готовятся к худшему и стараются не строить долгосрочных планов. Так общество реагирует на экономический кризис, поскольку все понимают, что после кризиса в Украине следует ожидать больших перемен. Какими будут эти перемены? Чем отличается нынешний кризис от не слишком стабильного периода в жизни страны, который мы переживали в последние годы?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Для выхода из кризиса необходим либо позитивный, либо негативный общественный договор

6 фев 2009 года

Как обычно и бывает в «эпоху перемен», среди населения бродит много слухов и неоправданных ожиданий. Что вы могли бы назвать главным мифом нынешнего кризиса?

До сих пор люди думали, что кризис разворачивается где-то «там», только не у нас: в Индонезии, в Калифорнии, где угодно, и он нас никогда не коснется. До сих пор главным мифом украинского государства было то, что если мы каким-то боком вышли в мировое сообщество, перешли на доллары, открыли границы, вступили в ВТО, то благость этих событий должна осенять Украину и освещать нам путь в светлое будущее. После неудач периода позднего социализма и разброда периода смут и шатаний с 1988 по 93-й годы, когда никто не знал, что будет дальше, наступил период определенной ясности. Украину наконец-то осветило «Солнце Запада». Кстати, Россия тоже верила в этот миф, что, повернув в сторону Запада, ее ждет успех. И вдруг оказывается, что «беда» пришла с Запада, и чем больше мы интегрированы в западные ценности, связаны с западными СМИ, западные институты, убеждены в правоте западной идеологии и вреде изоляционизма, чем ближе мы к западу – тем сильнее это бьет по нам. Население почувствовало, что получило удар оттуда, откуда его не должно было быть никогда. Люди уверовали, что если социализм умер, а капитализм победил, то с его стороны может быть только хорошее. Это касалось населения практически всего СНГ, кроме недоверчивого и подозрительного по отношению к Западу населения Средней Азии и Казахстана. Эта большая и широкая мифологема их не затронула.

И тут разражается кризис, который касается и тебя, и меня, и богатых, и бедных, и Украину, и центр капиталистического мира, всех. Конечно, это вызвало растерянность, еще большую, чем во время горбачевской «перестройки». Должен произойти пересмотр этого мифа, но он по-прежнему очень крепкий, ведь люди свято верят в то, что где-то должен быть «островок стабильности», как и верят в то, что неприятности закончатся довольно скоро.

Сейчас мы вступаем в период, который напоминает «перестройку» - не случайно я вспомнил это слово. Спустя 20 лет наступает период, который можно назвать «второй перестройкой», когда должны решаться задачи, которые на предыдущем этапе были либо не решены, либо решались неправильно. И это очень серьезно. Дело в том, что к этому моменту произошло всеобщее эмоциональное «выгорание». Если ты молод и полон сил, это одно дело, но если ты стар и устал от вечных тревог и разочарований, то кризис бьет тебя сильнее. Так вот, Украина в целом попадает в кризис, не имея необходимых ресурсов, веры, «запаса прочности». Все, выгорело время этих «семи тучных лет», если цитировать Библию. И теперь мы будем иметь «семь нищих лет», причем основная проблема не в экономической дестабилизации, а в моральной, эмоциональной, мировоззренческой, с кризисом перспективы, «кризисом среднего возраста».

Как пройти этот кризис? Если даже взять самую умную книжку – Хантингтона, Фукуямы, а со временем и Обама начнет писать, то я уверенно могу сказать, что там ответа нет. Отсутствие источника для поиска выхода из кризиса – это совершенно новое состояние для постсоветского пространства.

О кризисе сначала говорили как о финансовом, потом, как о финансово-экономическом. А каково социальное его измерение? Общество в кризисе – что это?

Как раз социальные издержки вряд ли будут очень велики. Украина слишком сильно фрагментирована. В каждом регионе люди будут страдать и умирать по-разному. У нас не раз были крупные катастрофы, вот недавно самолет разбился во Львове, но за пределами региона это мало кого тронуло. СМИ пошумели, несколько строк в новостях, и все, утихло. Погибло около 80 шахтеров в Донецке, а соседние области даже не проявили сочувствия – в нашей стране нет «горизонтальной солидарности», одинаковой оценки хорошего и плохого. Поэтому в одной области люди будут бастовать, а в соседней – думать, что «еще рано». То есть, если все они не будут чувствовать себя одним целым, то не будет и коллективного действия. Все эти пиар-акции типа «Достали», «Хватит», «Восстань, Украина» провалились потому, что все мы ощущаем себя очень разными, и кризис каждый переживает по-своему. Поэтому проявит себя еще и групповой эгоизм. И это будет не продуктом «хитрости» власти, а следствием дефрагментации социальной ткани страны.

Мы постоянно возвращаемся к теме отношений государства и общества. Как может изменить эти отношения дальнейшее разворачивание кризиса?

Здесь может помочь сравнение. В России, конечно, здесь сказался ее тысячелетний опыт, есть и государство, и общество. Конечно, они наполнены разным содержанием, но между ними установился особый тип отношений, который политологи называют общественный договор. Он может быть как позитивным, так и негативным. Негативный заключается в том, что «мы даем вам работу и определенный уровень жизни, вы – не вмешиваетесь в политику». Вот такой договор сейчас есть в России. И люди четко это понимают. Путин – гарант этого договора. Слово «гарант» у нас затаскали, у нас это почти фикция, то там Путин это действительно гарант, он не харизматик, далеко не харизматик. Более того, он все больше теряет в росте по сравнению с Медведевым. Путин – это элемент политической структуры, гарант сделки между огромной государственной машиной, миром бизнеса и самыми широкими слоями населения.

В Украине в силу слабости и государства, и общества, такой общественный договор не существует. Нет ни позитивного, ни негативного общественного договора. Это очень нездоровое состояние, я называю его «африканская болезнь». Из детства своего я помню, что в Советском Союзе был «Год Африки». Оказывается, в один год в Африке появилось два десятка государств. Однако они так и не стали настоящими, в них так и не сформировались отношения государства и общества. Внешне у них как бы все есть: есть кланы, есть конфликты, есть города, есть фестивали, есть музыка, есть писатели, есть бизнесмены, политики чиновники, но отношения между ними как субъектами не сформировались. И поэтому я повторяю: негативный общественный договор в России, это все-таки договор. Они могут его менять, делать с ним что угодно, но он есть. Почему на Дальнем востоке России начались волнения? Потому, что там общественный договор оказался нарушен. В свое время Горбачев нарушил общественный договор в Союзе, и мы помним, во что это вылилось. Договор держится на существовании общества. А если общества нет?

Чем это состояние опасно?

Опасно тем, что оно трудно переходит во что-то качественно лучшее. Оно может, как в Африке, оказаться застойным, живучим. Мировые СМИ, мировые коммуникации, и мировой контроль над населением превращает общество в постмодернистское, жидкое, амёбообразное население, манипулировать которым очень удобно – оно не оказывает сопротивления. Международным организациям и транснациональным корпорациям трудно работать с крепким, здоровым, плотным и хорошо организованным обществом – оно может постоять за себя, за свои интересы. И тем более – с несговорчивым государством. Это им мешает. А вот псевдогосударство и псевдообщество, которое имеет какие-то внешние признаки государства и общества, а по существу, им не является, вполне устраивает так называемые мировые центры влияния.

Вспоминаю, как к нам приехали функционеры одной крупной международной организации. По окончанию официального мероприятия, как водится, собрались, выпили, закусили, и я их спросил, а чем вы еще, кроме Украины, занимаетесь? А они ответили: Филиппины, Конго… А я их спросил, а почему в этом списке нет Бразилии? А он мне и ответил, что вы, Бразилию мне никогда не дадут, это же «очень и очень» - ответственность большая!

Украина попала в группу псевдогосударств с псевдообществами, где как бы все есть, но на самом деле количество не переходит в качество. И это очень удобно для центров глобального управления, потому что повестка дня одна для всех, она спускается нам сверху, и не нужно учитывать наши национальные интересы. Пока у нас не будет общественного договора, гарантом которого выступали бы политические элиты и их лидеры, пусть даже негативного, как в России, положение Украины не улучшится. Если же он появится, он будет работать, как настоящий двигатель на атомной энергии, только тогда появится долгожданный свет в конце туннеля.

Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Энри Фо, заместитель главы департамента изучения трансформаций общественных потребнстей. Асоциациия потребителей Франции

Национальные особенности украинского среднего класса

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Интеллектуальный дефолт нашей элиты состоялся

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Пока что мы не видим большого накала страстей, но за последние четыре года общество утратило иллюзии

Семен Глузман, правозащитник, психиатр

Право на потребление

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Нынешний кризис – сродни чернобыльской катастрофе

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Больше всего народ заблуждается в том, что его ждет

Павел Фролов, заведующий лабораторией социально-психологических технологий Института социальной и политической психологии

Понимание, что все мы «в одной лодке», у людей не исчезло

Евгений Белоножко, научный сотрудник лаборатории мониторинга социальных ситуаций Института социальной и политической психологии

Кризис усилит потенциал самоорганизации общества

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Государство неизбежно «провисает». Доверия к государству просто нет.

Вадим Колесников, психолог-консультант

«Никогда не жили богато, так незачем было начинать!»

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Без надзвичайних антикризових дій ситуація не може бути виправлена

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Побавились, і досить!

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,059