В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

«Ключевым словом» начавшегося 2009 года стало слово «кризис». Это слово звучит в разных уголках планеты, однако Украина в последние годы полюбила крайности, и именно поэтому наш кризис носит системный характер, и уже многие начинают сомневаться – «а выживет ли больной?!». Люди пребывают в ожидании еще более трудных времен. Почти 90% населения страны считают, что пребывают в депрессивном и стрессовом состоянии, – таковы данные опроса Института глобальных стратегий. Украинцы готовятся к худшему и стараются не строить долгосрочных планов. Так общество реагирует на экономический кризис, поскольку все понимают, что после кризиса в Украине следует ожидать больших перемен. Какими будут эти перемены? Чем отличается нынешний кризис от не слишком стабильного периода в жизни страны, который мы переживали в последние годы?

Мировой кризис ускорил давно назревший кризис украинской экономики. За прошедшее десятилетие в Украине научились перераспределять и потреблять, но забыли, как и что можно производить. Мы проедали производственные, сельскохозяйственные и инфраструктурные «запасы» и «заделы», увеличивали армию коррумпированных чиновников и депутатов всех уровней. Создание видимости проведения бесконечных политических реформ привело к жесточайшему кризису власти – фактическому безвластию и на государственном, и на местном уровнях. Произошла подмена многих понятий и переоценка еще больших ценностей.

В стране, где каждый второй если не «юрист», то «экономист», работать становится не только негде, но еще и некому. И уже давно едва ли не единственное конкурентное преимущество Украины пост-советского периода – «дешевая квалифицированная рабочая сила» – потеряло смысл: осталась либо дорогая, либо неквалифицированная. При этом последней становится все больше, к тому же, она все больше стареет, умирают не только села, умирают уже и города.

Мы долгие годы решали проблему языка и раздела страны, но не провели НИ ОДНОЙ(!) реформы. В Украине «дерибанили» бюджет, теряя при этом образование, здравоохранение, науку и культуру. Денег становилось больше, но жители Украины так и не научились их экономить. Тратить – да! А экономить… это было не модно, несмотря на все «походы в Европу». Никого не интересовали ни энергосберегающие технологии, ни то, кто и сколько газа/воды/электроэнергии потребляет. Тезис о необходимости перевода экономики на инновационную модель развития превратился в заклинание, которое повторяли все, но мало кто хоть что-нибудь делал для его реализации.

Когда-нибудь, это должно было закончиться. Относительно благополучные внешние обстоятельства ввели украинскую власть в заблуждение, выходить из которого она, похоже, и не собиралась, хотя страна все больше сползала в экономическую пропасть перегретых рынков и рискованных кредитов. И опять, уже в который раз, помогли «внешние факторы» – глобальный экономический кризис все расставил на свои места и показал, дорогого ли стоит НЫНЕШНЯЯ украинская экономика и политика. Оказалось не то что «немного», а сущие гроши, но и их еще нужно суметь сохранить…

Кризис принято называть не только крушением сложившихся «мифов», «устоев» и «стереотипов», но еще и новой возможностью. Хотелось бы понять – возможностью чего? Что ждет экономику, каким выйдет из кризиса общество, как долго будет происходить смена правящих элит? Кого кризис только коснется, а кому придется уйти с экономической и политической сцены, освободив дорогу новым, и, будем надеяться, более прогрессивным силам.

Украине еще предстоит многое потерять, но шанс «приобрести» перемены и обновления – точно остается! Время почивать на лаврах и проедать запасы истекло. Украину ждет инициирование, продвижение и поддержка, тех социальных, политических и экономических изменений, которые способны изменить существующую повестку дня, характер и содержание политики властей в интересах нового, субъектного, более созидательного и продуктивного способа жизни каждого из нас и всех нас вместе взятых – граждан Украины. Об этом мы начинаем разговор в нашем первом в новом 2009 году диалоге.

Свернуть

«Ключевым словом» начавшегося 2009 года стало слово «кризис». Это слово звучит в разных уголках планеты, однако Украина в последние годы полюбила крайности, и именно поэтому наш кризис носит системный характер, и уже многие начинают сомневаться – «а выживет ли больной?!». Люди пребывают в ожидании еще более трудных времен. Украинцы готовятся к худшему и стараются не строить долгосрочных планов. Так общество реагирует на экономический кризис, поскольку все понимают, что после кризиса в Украине следует ожидать больших перемен. Какими будут эти перемены? Чем отличается нынешний кризис от не слишком стабильного периода в жизни страны, который мы переживали в последние годы?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Пока что мы не видим большого накала страстей, но за последние четыре года общество утратило иллюзии

20 фев 2009 года

Что вы могли бы назвать главным мифом нынешнего кризиса?

Прежде всего, давайте разберемся, как он воспринимается: как закономерность или случайность, как стихийное бедствие? Вначале все СМИ вместе с политиками старались ничего не замечать, затем настаивали именно на том, что это случайно свалилось нам на голову откуда-то извне. Далее, даже не почувствовав на себе никакого кризиса, принялись использовать его в политической борьбе.

Напомню, что первого октября Юлия Владимировна заявила, что кризиса в Украине нет и быть не может, а дней через десять уже говорила прямо противоположное. Тогда оппозиция и все остальные смекнули, что это жирная тема для пиара, подхватили её и кризис возник, заметьте, прежде всего, в головах. К сожалению, в головах не только политиков, но и у простых людей.

Теперь оказалось, что за четыре месяца ни политические, ни экономические элиты не выработали никакого видения путей преодоления тех негативных тенденций, которые, как выяснилось, давно уже существовали. Хотя кризис у нас был начат как пиар-кампания, он открыл все те язвы, все болезни, которые изначально были заложены, прежде всего, в украинской государственности, и, конечно же, в экономике. За все семнадцать лет независимости никогда не уделялось должного внимания системе государственного управления, которая осталась во многом рудиментарной, наследовала множество советских черт. Если России удалось сформировать хотя бы авторитарную систему, то Украине не удалось перейти ни к европейской, ни к западной, ни к своей собственной, но продуманной и эффективной. Поэтому многие эксперты и говорят, что у нас failed state, неудавшееся государство.

Кризис очень ярко это показал. Он показал, что государство у нас ассоциируется с политической элитой, привязывается к определённым персонам. Раньше это был президент Кучма, сейчас, скорее всего, это Тимошенко и Янукович. Более того, даже за рубежом к нашим лидерам относятся как к гарантам неких обязательств (не таким уж и гарантам), а крах этих политиков приравнивается к краху государства. Когда вместе с рейтингом политика падает и рейтинг государственности,- то её как таковой и нет.

Бывают разные концепции государств, которые, по сути, сводятся к локковской и гоббсовской моделям («Общественный договор» и «Левиафан»). Они отличаются по ряду критериев, например, по степени внутренней свободы человека, но они сходны в том, что смысл самого государства - это защита некоего общего блага. Пусть даже абстрактного, но все затраты общества на содержание государства, границ, аппарата насилия и других атрибутов нужны для защиты общих интересов каждого человека, живущего на данной территории. У нас, к сожалению, концепция государства как общего блага так и не была выработана. У нас сотворилось государство частного интереса, и кризис это сразу же показал.

Деятели помаранчевой революции понимали, что с обществом надо хоть немного делиться и стали иногда подбрасывать ему корочку хлеба. Это чисто популистская политика, но люди воспринимали её спокойно, пока фактически происходило наращивание производства и повышение жизненного уровня. Они даже закрывали глаза на те действия политиков, которые не соответствуют общественным интересам, хоть и прекрасно уже знали, кто такие есть эти политики. А в кризисных условиях все, что неправильно делается, увеличивается в размерах и уже несёт угрозу и для того, кто это сделал. Сейчас все видят, что те, кто возглавляет страну, кто олицетворяет собой государство, не способны на это в принципе. Последние четыре месяца мы ясно видим проявления политического и экономического эгоизма, который и раньше прятался за спинами всех политических сил, которые представляют интересы частных компаний, не заботясь о необходимости общего курса для корабля «Украина».

Общество прекрасно видит, что ему не на кого положиться для выхода из кризиса, тем более что это имеет в своей основе и объективную составляющую. Ещё два-три года назад эксперты предупреждали, что у нас неправильная структура экономики, что она не должна базироваться всего на нескольких финансово-экономических группах, преимущественно металлургического и химического профиля, так как это не может хорошо окончиться.

Поскольку в экономике раздулся пузырь...

...об этом говорили на Западе, тот же Сорос, Робертсон и другие. Книжные магазины Америки были завалены такой литературой в 2005-м - 2006-м году, в чём я лично убедилась.

А тенденции назревали уже давно - это и азиатский кризис, и российский дефолт, которые показали системные финансовые изъяны виртуальной экономики. То есть, финансовая система раздувалась как мыльный пузырь, пока не лопнула.

В других странах Европы, да и Америки, есть государственные администрации, которые готовы отстаивать национальные интересы и чувствуют свою ответственность перед обществом. У них существуют не только традиции, но и некий, я бы сказала, общественный иммунитет, способствующий защите интересов общества. Они прошли для этого немало соответствующих этапов, особенно в Европе, которую мировой кризис потряс в меньшей степени, чем ту же Америку. Банковские системы Европы были гораздо более осторожны, не выдавали таких сумасшедших ипотечных кредитов, как в США, понимая, видимо, к чему это приведёт. Европейские государства менее либеральны и более социальны, более сдержаны, они не разогревали свою экономику до предела; старая Европа оказалось достаточно мудрой. Хотя сейчас у них так же идёт рецессия, поскольку мир взаимозависим и глобализирован, может быть, в большей мере, чем предполагалось.

Украина тоже попала в этот «мыльный пузырь», хотя, с моей точки зрения, у нас кризис вызван больше внутренними причинами. Первая из них - это отсутствие нормального, эффективно работающего государства, способного защищать интересы своих граждан.

Как население будет реагировать на кризис? Возможны ли у нас широкие выступления или сработает принцип «моя хата з краю»?

Украинцы очень интересная нация, для которой ключевым всегда являлось и является слово «ВОЛЯ». Не столько «свобода», как это было бы в русском переводе, а именно «воля», что подразумевает также и некий внутренний бунтарский дух, заложенный на уровне генетической памяти. Он проявляется не так как в Азии или в России, но он работает, в чём мы убедились в 2004-2005-м году. Пока что мы не видим большого накала страстей, но за последние четыре года общество утратило иллюзии, что Ющенко лучше Юлии, а Тимошенко лучше Ющенко, а Янукович лучше их обоих.

То, что говорят о них в народе, и как говорят, не услышишь и у Шустера…

Да, народ прямее и честнее, и общество потихоньку нагревается. Этому способствует и экономический фактор, например, испуг от непродуманных попыток Украины интегрироваться в мировую экономику. Даже вступив в ВТО Украина не смогла взять то, что там уже было для неё приготовлено. И примеров таких неосмысленных действий очень много.

Я ещё настаиваю на том, что неосмысленно вёл себя крупный бизнес. Даже не говоря о полном переоснащении крупных производств, мы видим, что за десять лет подъёма той же металлургической промышленности ничего не было сделано для её модернизации. За это время китайцы выстроили все новые производства на суперсовременных технологиях, и теперь мы уже никогда не займём те позиции, которые занимали до кризиса. Китай и Индия прочно заняли свои ниши, причём Китай особенно продвинулся в августе 2008-го, чем и «помог» нашему кризису.

Да и весь остальной бизнес, помимо металлургии, развивался самотёком, без какой-либо стратегии. Снимались сливки, греблись суперприбыли, а по ценам полгода назад Украина уже была впереди Европы всей. Тогда уже было ясно, что кризис разразится очень сильно, и сейчас Украину можно считать «горячей точкой» мирового экономического кризиса. Такого падения производства и национальной валюты нет ни у кого, даже Латинская Америка в лучшем положении.

Это связано ещё и с тем, что у нас не было нормальных правил игры не только в политике, но и в бизнесе. И их нет, и нет ни одного позитивного решения по исправлению ситуации. Мы находимся в зоне деструкции, идёт лишь имитация деятельности, которая приводит к ещё большему разрушению.

На Западе довольно активно обсуждается то, что общество будет иметь на выходе из кризиса: смену ценностей, изменение правил ведения бизнеса и так далее. Мы традиционно говорим больше о государстве. Как должны измениться отношения государства и общества?

Проблема в том, что возникла тотальная неопределённость, никто не знает, когда кризис закончится, и что для этого нужно сделать. Никто не знает, что будет с политическим руководством страны. Недавно считалось, что президентскую кампанию выиграет Юлия Владимировна, а сейчас социологи говорят о критическом падении её рейтинга - больше чем на 7-8%. Она так давно и старательно создавала себе имидж, так умело имитировала заботу о людях, а они оказались достаточно умными...

Люди у нас очень внимательно наблюдают за действиями политиков. Ещё в октябре я говорила, что этот кризис станет поворотной точкой для большинства политических сил. Если они, каким-то образом, научатся думать об интересах страны в целом, то у них есть будущее. Если же останутся прежними, то всё может кончиться очень плачевно: они сойдут с политической арены и, возможно, в брутальной форме. Я имею в виду не всеобщий бунт, который не характерен для Украины, а вот локальные, но жестокие бунты вполне возможны. Особенно на востоке страны, где для металлургических и химических предприятий прогнозы неутешительны даже на начало 2010-го года.

В своём очередном выступлении Барак Обама назвал кризис в Америке беспрецедентным и требующим беспрецедентных мер. Но Америка имеет хотя бы опыт преодоления кризисов и отлаженную систему управления лайнером «Америка». Украина не имеет ни системы, ни центра управления, ни инструментов для этого. Нынешнее руководство этих инструментов попросту и не знает, оно неграмотное, школу не проходило. Они почему-то уверены, что мы всё переживём так же, как пережили в 90-х годах. Но это не так, ведь тогда у нас было полно в запасах собственных ресурсов, и мы использовали также внешние ресурсы, так как мирового кризиса не было, а дешёвый газ мы брали в долг и не считали сколько. К тому же, тогда мы знали что делать - переходить к рынку и демократии западного типа, имея их кредиты и образец для подражания. Сейчас они сами ищут алгоритмы выхода из кризиса. Ресурсов нет; инвесторы выжидают, пока экономика упадёт до дна - такова специфика их деятельности в сложившихся условиях. Словом, если сравнить сегодняшнюю Украину с машиной, то это гибрид, собранный из изношенных деталей советского и импортного производства.

Утешительно звучит лишь то, что мы ещё очень далеки от глобальных процессов. Но даже того, насколько мы в них уже вписались, достаточно, чтобы понести серьёзные потери. Тем более, когда у нас методы управления экономикой нельзя определить иначе, как «экономика пиара».


Беседу вёл Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Энри Фо, заместитель главы департамента изучения трансформаций общественных потребнстей. Асоциациия потребителей Франции

Национальные особенности украинского среднего класса

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Интеллектуальный дефолт нашей элиты состоялся

Семен Глузман, правозащитник, психиатр

Право на потребление

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Нынешний кризис – сродни чернобыльской катастрофе

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Больше всего народ заблуждается в том, что его ждет

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Для выхода из кризиса необходим либо позитивный, либо негативный общественный договор

Павел Фролов, заведующий лабораторией социально-психологических технологий Института социальной и политической психологии

Понимание, что все мы «в одной лодке», у людей не исчезло

Евгений Белоножко, научный сотрудник лаборатории мониторинга социальных ситуаций Института социальной и политической психологии

Кризис усилит потенциал самоорганизации общества

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Государство неизбежно «провисает». Доверия к государству просто нет.

Вадим Колесников, психолог-консультант

«Никогда не жили богато, так незачем было начинать!»

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Без надзвичайних антикризових дій ситуація не може бути виправлена

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Побавились, і досить!

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,231