В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

«Ключевым словом» начавшегося 2009 года стало слово «кризис». Это слово звучит в разных уголках планеты, однако Украина в последние годы полюбила крайности, и именно поэтому наш кризис носит системный характер, и уже многие начинают сомневаться – «а выживет ли больной?!». Люди пребывают в ожидании еще более трудных времен. Почти 90% населения страны считают, что пребывают в депрессивном и стрессовом состоянии, – таковы данные опроса Института глобальных стратегий. Украинцы готовятся к худшему и стараются не строить долгосрочных планов. Так общество реагирует на экономический кризис, поскольку все понимают, что после кризиса в Украине следует ожидать больших перемен. Какими будут эти перемены? Чем отличается нынешний кризис от не слишком стабильного периода в жизни страны, который мы переживали в последние годы?

Мировой кризис ускорил давно назревший кризис украинской экономики. За прошедшее десятилетие в Украине научились перераспределять и потреблять, но забыли, как и что можно производить. Мы проедали производственные, сельскохозяйственные и инфраструктурные «запасы» и «заделы», увеличивали армию коррумпированных чиновников и депутатов всех уровней. Создание видимости проведения бесконечных политических реформ привело к жесточайшему кризису власти – фактическому безвластию и на государственном, и на местном уровнях. Произошла подмена многих понятий и переоценка еще больших ценностей.

В стране, где каждый второй если не «юрист», то «экономист», работать становится не только негде, но еще и некому. И уже давно едва ли не единственное конкурентное преимущество Украины пост-советского периода – «дешевая квалифицированная рабочая сила» – потеряло смысл: осталась либо дорогая, либо неквалифицированная. При этом последней становится все больше, к тому же, она все больше стареет, умирают не только села, умирают уже и города.

Мы долгие годы решали проблему языка и раздела страны, но не провели НИ ОДНОЙ(!) реформы. В Украине «дерибанили» бюджет, теряя при этом образование, здравоохранение, науку и культуру. Денег становилось больше, но жители Украины так и не научились их экономить. Тратить – да! А экономить… это было не модно, несмотря на все «походы в Европу». Никого не интересовали ни энергосберегающие технологии, ни то, кто и сколько газа/воды/электроэнергии потребляет. Тезис о необходимости перевода экономики на инновационную модель развития превратился в заклинание, которое повторяли все, но мало кто хоть что-нибудь делал для его реализации.

Когда-нибудь, это должно было закончиться. Относительно благополучные внешние обстоятельства ввели украинскую власть в заблуждение, выходить из которого она, похоже, и не собиралась, хотя страна все больше сползала в экономическую пропасть перегретых рынков и рискованных кредитов. И опять, уже в который раз, помогли «внешние факторы» – глобальный экономический кризис все расставил на свои места и показал, дорогого ли стоит НЫНЕШНЯЯ украинская экономика и политика. Оказалось не то что «немного», а сущие гроши, но и их еще нужно суметь сохранить…

Кризис принято называть не только крушением сложившихся «мифов», «устоев» и «стереотипов», но еще и новой возможностью. Хотелось бы понять – возможностью чего? Что ждет экономику, каким выйдет из кризиса общество, как долго будет происходить смена правящих элит? Кого кризис только коснется, а кому придется уйти с экономической и политической сцены, освободив дорогу новым, и, будем надеяться, более прогрессивным силам.

Украине еще предстоит многое потерять, но шанс «приобрести» перемены и обновления – точно остается! Время почивать на лаврах и проедать запасы истекло. Украину ждет инициирование, продвижение и поддержка, тех социальных, политических и экономических изменений, которые способны изменить существующую повестку дня, характер и содержание политики властей в интересах нового, субъектного, более созидательного и продуктивного способа жизни каждого из нас и всех нас вместе взятых – граждан Украины. Об этом мы начинаем разговор в нашем первом в новом 2009 году диалоге.

Свернуть

«Ключевым словом» начавшегося 2009 года стало слово «кризис». Это слово звучит в разных уголках планеты, однако Украина в последние годы полюбила крайности, и именно поэтому наш кризис носит системный характер, и уже многие начинают сомневаться – «а выживет ли больной?!». Люди пребывают в ожидании еще более трудных времен. Украинцы готовятся к худшему и стараются не строить долгосрочных планов. Так общество реагирует на экономический кризис, поскольку все понимают, что после кризиса в Украине следует ожидать больших перемен. Какими будут эти перемены? Чем отличается нынешний кризис от не слишком стабильного периода в жизни страны, который мы переживали в последние годы?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Национальные особенности украинского среднего класса

2 мар 2009 года
 

Энри Фо, заместитель главы департамента изучения трансформаций общественных потребнстей. Асоциациия потребителей Франции

Вы подолгу бывали в Киеве. Какие основные отличия поведения украинских и французских потребителей?

Самое яркое сравнение, которое я могу привести для демонстрации отличий между украинским и европейским потребителем, – это поведение в супермаркете. Я был в Киеве несколько раз по паре недель и мне, как специалисту в сфере изучения стратификации современного общества, всегда очень интересно наблюдать за тем, как ведет себя, во что одет, что ест и куда ходит средний класс каждой посещаемой мною страны. Только не говорите, что у вас нет среднего класса или не было в какой-то период. Средний класс есть всегда, так как всегда есть лучшие и худшие, самые богатые и самые бедные, и автоматически кто-то есть «между» ними, тот, кто еще, либо уже не принадлежит к первым двум категориям.

Так вот о супермаркетах. Украинский потребитель со средним и чуть выше среднего достатком, повторю, говорим мы именно об этом «костяке», имеет возможность приобрести помимо набора хлеб-мука-мясо еще, скажем, шоколадный батончик, или экзотический фрукт, я так понимаю еще и икры, как любят русские, – «ну ведь можно иногда себе позволить роскошь, хоть разочек!». Так вот я, наблюдая за покупателями в Киевских супермаркетах, поражался тому, насколько искусственно расширен вот этот список «экстра-покупок», покупок для наслаждения. Люди покупают новые виды кухонных спонжей, свежие эклеры, емкости для сыра и масла, новинки от «Киндер», и это при средних доходах (на этапе, когда своей собственной недвижимости еще нет).


Что это за этапы? Есть какие-то уровни, на которых что-то покупать уже можно, а что-то еще нельзя?

Хорошо, давайте пройдемся по этапам. Я еще не совсем четко представляю себе картину украинских этапов развития потребительских привычек (les habitudes de necessité des consumateurs), но могу рассказать вам о европейских. Определенно, в каждой стране ЕС они разные, но есть общие тренды.

Молодая семья, зарабатывающая на двоих до 3000 евро, является в Европе первым слоем пирога под названием «средний класс». Эти люди покупают еду в самом дешевом супермаркете, следят за акциями и распродажами, уже имеют машины (в этом плане Украина догоняет европейцев), – потребность в «колесах» становится первичной по отношению к потребности в собственной недвижимости, снимают квартиру за, скажем, 1000 евро. Их потребительская корзинка узка и включает продукты первой необходимости, ну, для французов это, конечно, иные продукты, – сыр и вино, например, – они всегда есть на кухне у любой семьи, еще йогурт и фрукты. «Экстра-расходы» – это чаще всего траты на досуг, но никак не на домашнюю утварь, обстановку квартиры и прочее.

В этом плане французы «начинающего» (débutant) среднего класса минималисты, – никто не станет покупать новую вазу или новый вид спонжей, скорее, потратят эти деньги на чашечку кофе в кафе с подругой. Я не отрицаю, что украинцы тоже активны в плане досуга и места массовых развлечений в Киеве бывают переполненными, но основа в том, что украинцы тратятся и на новые спонжики для посуды, и на кино-кафе-театр. Украинцы, в целом, тратят много денег, которых вроде как и нет.

Но вернемся к этапам. После общего дохода в 2000 евро следует цифра в 3000–5000. И, на самом деле, уже нет большой разницы 3000 у вас или 5000, так как если сума доходит до 5000, часть этих денег идет на погашения кредита за недвижимость и на новые необходимые расходы, вроде той же домашней утвари, которая этому слою пирога, под именем средний класс, уже интересна. В результате от 5000 остаются те же 3 тысячи, которые идут «на жизнь». И в этой жизни уже гораздо больше …экономии! Я уверен, что нет ни одного украинца, который, начав зарабатывать на пару со своим спутником-спутницей жизни эквивалент того, что является 5 тысячами для француза, стал бы экономить. Наоборот! Этих украинцев уже можно встретить не в кафе-клубах, а в дорогих ресторанах и на дорогих курортах. Жизнь начала налаживаться, как они говорят.


Какой «слой» среднего класса в наибольшей мере пострадал от кризиса и как?

Кризис коснулся, прежде всего, сферы обслуживания бизнеса. То есть как раз тех, у кого заработки в 2 тысячи, так как именно эти люди чаще всего заняты такими эфемерными понятиями как PR, консалтинг или любого рода посредничество. Для бизнеса все это сейчас «экстра растраты» и они отменяются до лучших времен, так же как пострадавшие от кризиса отменяют потребление шоколадных батончиков до лучших времен. Эта прослойка людей начала очень серьезно ограничивать свою покупательскую корзинку и сейчас во французских холодильниках лежит, на самом деле, минимум. Я вам это говорю, как человек, часто посещающий людей у них дома и как ярый поклонник коктейль-вечеров и приемов. Так вот, – столы пустеют, пиры никто уже не закатывает, все пребывают в ожидании. В Украине, кстати, я в этом уверен, потребление батончиков еще не сократилось. Покупатель в знакомом мне Киеве, – я не могу судить о других городах, так как не бывал ни в одном из них достаточно долго, – еще не верит в то, что его кошелек худеет. И тратит по- прежнему, не глядя, очень редко считая деньги. Я знаю, вы будете протестовать и говорить, что украинские хозяйки умеют считать деньги, и экономят на всем, но, поверьте мне, вы просто не знаете французских домохозяек и то, как экономят они. Украинцы живут на широкую ногу, и это видно невооруженным глазом. И в чем-то для нас это экзотика. В Европе мы уже перестали так бросаться на рекламу, и, наблюдая за вами, вспоминаем себя, лет этак 40 назад.


Беседу вела Мария Ещенко

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

Интеллектуальный дефолт нашей элиты состоялся

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Пока что мы не видим большого накала страстей, но за последние четыре года общество утратило иллюзии

Семен Глузман, правозащитник, психиатр

Право на потребление

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Нынешний кризис – сродни чернобыльской катастрофе

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Больше всего народ заблуждается в том, что его ждет

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Для выхода из кризиса необходим либо позитивный, либо негативный общественный договор

Павел Фролов, заведующий лабораторией социально-психологических технологий Института социальной и политической психологии

Понимание, что все мы «в одной лодке», у людей не исчезло

Евгений Белоножко, научный сотрудник лаборатории мониторинга социальных ситуаций Института социальной и политической психологии

Кризис усилит потенциал самоорганизации общества

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Государство неизбежно «провисает». Доверия к государству просто нет.

Вадим Колесников, психолог-консультант

«Никогда не жили богато, так незачем было начинать!»

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Без надзвичайних антикризових дій ситуація не може бути виправлена

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Побавились, і досить!

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,061