В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Глобальная экономика столкнулась с очень серьезной рецессией. Продолжительность и глубина этого кризиса зависит от того, насколько своевременными и точными будут действия правительств. Миру еще предстоит добиться согласованности макроэкономической политики, которая будет необходима, чтобы восстановить экономический рост после Великого краха 2008 года.

Сейчас потребители во многих странах мира ограничивают свои расходы, реагируя на снижение доходов и опасаясь безработицы. Непреодолимая сила, вызвавшая текущую потерю рабочих мест, спад производительности и остановку торговых потоков, навевает страх, который превосходит даже финансовую панику. Этот системный кризис совпал с беспрецедентным ростом цен на продовольствие и товары первой необходимости. Однажды История уже показала, что кризис такого масштаба ведет к социальной и политической нестабильности с непредсказуемыми и часто трагическими последствиями.

Более всего подвержены риску работающие семьи. В данный момент, после более чем двух десятилетий относительной стабильности социальное единство в большинстве стран оказалось под ударом из-за растущего неравенства. Мировой Банк отметил, что в 46 развивающихся странах (из 59 рассмотренных), неравенство за последние десять лет возросло.

То, что и украинскому обществу угрожает значительное падение жизненного уровня и моральные потери из-за неосуществленных надежд на лучшее будущее, ощутили практически все граждане Украины, и особенно те, кто остался без работы. Последствия кризиса могут быть катастрофическими особенно для социально незащищенных людей пенсионного возраста.

Культ справедливого государства, которое решает все проблемы, заканчивается. Поэтому так много говорят о популистских идеологиях и лидерах. В Украине основные усилия сосредоточены на поиске виновных, а решения, которые принимаются, еще больше углубляют кризис. Простым гражданам, как никогда ранее, нужно от власти согласие на глубокие реформы, определение «социальной цены» выхода из кризиса и путей ее компенсации через создание государственных компенсаторов.

Нарушена существовавшая десятилетиями система координат – нет возможности обеспечивать долги прошлого – под угрозой пенсионная система; нет шансов думать о будущем – разрушается система среднего и высшего образования. Все менее доступными становятся платные вузы, услуги больниц и транспортные услуги. И все это на фоне катастрофического роста налогов и базы налогообложения. Мы как никогда близки к ситуации, которую классик называл «верхи не могут, а низы – не хотят».

Ни для кого не секрет, что основные права в одной из «лучших Конституций» в последние годы упорно превращались в пустой звук. Власть избрала удобный и комфортный для нее способ несоблюдения прав граждан, она их – эти права – просто игнорирует.

В так называемом «антикризисном пакете» правительственных мер, который предлагался парламенту, одним из первых законов фигурировал новый Трудовой кодекс, единственная задача которого, как отмечают эксперты – облегчить жизнь работодателю, дать возможность легче увольнять людей, легче набирать, и меньше им платить.

Все положения, защищающие права людей наемного труда, из законопроекта нынешняя власть стремится убрать, причем, в этих вопросах мы увидели «трогательное» единство всех правящих элит. Конечно же, ведь идеальный вариант – «работодатель может делать что угодно, и никто не вправе мешать ему».

Все страны, выходя из кризиса, пытаются спасти человеческий капитал, ибо знают ему цену, у нас же идет полная деконструкция социальных прав. Равнодушие к судьбе народа – это самое страшное на сегодня, потому что процессы разложения социальной ткани необратимы. А распад социальной ткани означает исчезновение вертикальных связей между слоями и прослойками общества. Горизонтальные связи украинского социума были слабыми и раньше, а при отсутствии еще и вертикальных, – общество превратится в аморфную неуправляемую массу. Проблема эта никак не решается, она загнана вовнутрь, государство не обращает на нее внимания.

Деклассирование, перевод в маргинальное существование безработных – потери уже в ближайшее время могут быть весьма тяжелыми. Противоречия наемного труда и капитала в условиях кризиса, безработицы, практически нулевых доходов государственного бюджета резко обостряются – Украина стоит на пороге очень острого социального конфликта.

Кто в состоянии взять на себя ответственность за выход страны из кризиса и спасение населения от разложения социальной ткани? Где могут быть те «центры кристаллизации» новой социальной ткани, с которых начнет восстанавливаться доверие между людьми и институтами власти? Именно об этом мы хотели бы поговорить на страницах «Диалог.UA».

Приглашая всех наших читателей, авторов и экспертов к новому диалогу, мы убеждены, что от того, КАК будут решены вопросы ответственности, восстановления социальной ткани, вопросы прав человека в Украине – будет зависеть обустройство всей новой системы координат жизни после кризиса.

Свернуть

Глобальная экономика столкнулась с очень серьезной рецессией. Продолжительность и глубина этого кризиса зависит от того, насколько своевременными и точными будут действия правительств. Миру еще предстоит добиться согласованности макроэкономической политики, которая будет необходима, чтобы восстановить экономический рост после Великого краха 2008 года.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Речь идет не о кризисе экономики, а о судьбе государства

16 мар 2009 года

Похоже на то, что настроение мировых масс-медиа, рассказывающих нам то о антикризисном саммите «Большой восьмерки», то о собрании в Давосе, становятся все более мрачным, что странно контрастирует с украинскими СМИ, несмотря на то, что в нашей стране положение никак не лучше, чем во Франции или Греции. Каковы те угрозы и конфликты, с которыми мы можем скоро столкнуться?

В разворачивающемся во всю кризисе я вижу тенденции, связанные не с обычной дестабилизацией конкурентных рынков, а тенденции весьма и весьма взрывоопасные. Причем ожидаемый социальный взрыв будет не просто всплеском недовольства в какой-то одной сфере, а взрывом сразу по многим направлениям, напрямую между собой даже и не связанным. Безусловно, наиболее серьезный обостряющийся конфликт – социально-классовый. Совершенно очевидно, что противоречия наемного труда и капитала в условиях кризиса, безработицы, нулевых доходов государственного бюджета, резко обостряются.

То, что мы видим уже сегодня – как то захват рабочими отдельных предприятий (Херсонский машиностроительный завод) или ситуация на заводе имени Малышева в Харькове, Винницком керамзитном заводе и на многих других предприятиях - это только «цветочки».

Кроме традиционного пролетарского сегмента рабочих промышленных предприятий, возникает и новое явление украинской действительности – т.н. «бывший средний класс» из числа подвергшихся массовым увольнениям банковских служащих, например, а также рекламных агентств, агентств недвижимости и т.п. Нетрудно себе представить настроения людей, которые до недавних пор получали стабильную и высокую зарплату и вдруг остались без средств к существованию. Причем найти работу с их навыками и их образованием сейчас в условиях кризиса практически невозможно. Это даже не пролетаризация бывших членов «среднего класса», а их полное деклассирование, перевод в маргинальное существование безработного. Это очень тяжелый удар по их психике и самооценке, поскольку они успели привыкнуть к определенным стандартам жизни, к довольно высокому социальному статусу. И таких людей с каждым днем становится все больше – а это значит, что «точка бифуркации», социальный взрыв может произойти гораздо быстрее, чем это кажется многим.

Кроме основной социальной составляющей, есть и очевидные признаки геополитической дестабилизации. Мы видим очевидное нарастание сепаратистских настроений в Крыму, в Закарпатье, и всем хорошо известно, что есть внешние силы, которые хорошо спонсируют подогрев таких настроений. Наблюдается кризис целеполагания и у правящих в Украине буржуазных политических элит, которые не просто методично расшатывают «лодку украинской государственности», а в надежде достичь полной монополии у власти ежеминутно и методично пробивают в ее дне очередные дыры. Вспомним только недавнюю попытку отключения от газоснабжения Донецка и ряда других городов… Однако логика текущего фехтования затмевает остатки стратегической логики, указывающей не невозможность получения полной монополии в стране. Так, например, Блок Юлии Тимошенко, наконец, получил частичный контроль над Генпрокуратурой, но, все равно, у Президента остается достаточно средств и рычагов власти, чтобы не только эффективно сопротивляться, но и контратаковать своих политических оппонентов. В случае продолжения и развития данной ситуации обе правящие элиты рискуют пойти на дно…

По моему мнению, в последнее время соперничающими сторонами был предпринят ряд очень неоднозначных, если не сказать - опасных, шагов. Например, был активно начат либо возобновлен ряд политтехнологических проектов, имитирующих активность якобы «снизу». При этом все выглядит совершенно прозрачно - кто из них по кому бьет и против кого электорально направлен. Как грибы растут и мощно финансово закачиваются проекты - «Солидарность», «Геть усіх», тягнибоковская «Свобода» и т.п.

Что не учитывают политтехнологические заказчики создания таких псевдонизовых движений - в условиях продолжающегося раскачивания мейнстримовой политической «лодки» и буквально накануне социального взрыва - всегда есть опасность потери управляемости и контролируемости над создаваемым проектом, опасность того, что он будет в один прекрасный момент всеобщего замешательства перекуплен и направлен против самих своих создателей. И, что также вполне вероятно, - получит неожиданную поддержку «снизу» и выйдет за отведенные ему политтехнологические рамки.

Раскачивание политической лодки и бомбардировка всего государственного организма разрушительными снарядами разной мощности, подогрев недовольства разных социальных и региональных групп может вернуть Украину в то опасное состояние, из которого она вряд ли она уже выйдет… состояние территории, где разворачивается гуманитарная катастрофа и гражданская война.

Те заявления министра внутренних дел о том, что власти будут действовать жестко, могут сработать только в отношении людей легковерных, не понимающих всей глубины происходящего, а также тех, кого кризис еще не затронул. Для работников промышленных гигантов, где работают десятки тысяч рабочих - сотня омоновцев Луценко – не преграда. Да и как поведет себя сам ОМОН в условиях разворачивания реального радикального социального движения?

Хочу напомнить о событиях во Владивостоке, где против демонстрантов были брошены силы местного отряда ОМОН, который, фактически, отказался выполнять приказ по разгону своих поднявшихся на борьбу земляков. Российским властям пришлось срочно перебрасывать спецподразделения из Москвы. Из этого можно сделать вывод, что когда силы правопорядка разделяют социальные или региональные интересы и чаяния протестующих, то задача самосохранения политического режима резко осложняется. Тем более что Внутренние войска МВД (в купе со спецподразделениями СБУ) по-прежнему подчиняются не министру Луценко, а лично Президенту и монополии на применение силы подразделений спецслужб у конкурирующих сторон нет.


Каковы могут быть дальнейшие потери украинского общества в отношении социальных прав и гарантий в ходе дальнейшего обострения кризиса?

Потери уже в ближайшее время могут быть весьма тяжелыми. То социальное законодательство, которое у нас сейчас есть, во многом является наследием Советского Союза, то есть, в целом, уровень социальных гарантий в нем довольно высок. И Земельный кодекс, и Жилищный кодекс, и Кодекс законов о труде, так или иначе, не стоят в стороне от интересов людей наемного труда и малообеспеченных слоев населения.

Разумеется, при обострении кризиса правящие политические круги будут стремиться переложить его тяжесть на население, причем на наименее обеспеченные слои. Собственно, это они всегда и делали. Однако сейчас они будут делать это с особой жесткостью. В чем я убежден, так это в том, что реализовать все свои желания, идя по пути «шоковой терапии», властям на Украине не удастся. Эта попытка приведет к такому социальному взрыву, который сметет все на своем пути.

В так называемом «антикризисном пакете» правительственных мер, которые предлагались парламенту, одним из первых законов предлагалось принятие нового Трудового кодекса. Но какого? Его единственная задача, как выяснилось – облегчить жизнь работодателю, повысив «гибкость рынка труда», как это называется на Западе, то есть дать возможность легче увольнять людей и меньше им платить. Существующее законодательство не позволяет уволить сотрудника без согласия профкома. Отмена одного лишь этого положения дает администрации возможность массовых локаутов, блокирования забастовок, увольнения неугодных профсоюзных активистов. Все положения, защищающие права людей наемного труда, из законопроекта убраны. Пока что проект Трудового кодекса был принят лишь в первом чтении. Причем мы увидели трогательное единство правящих элит: за закон проголосовали и его формальные разработчики «регионалы», и БЮТ, и блок Литвина, и НУ-НС. Воздержались лишь коммунисты. Все буржуазные элиты, несмотря на ожесточенное противостояние между собой, оказались едины в своих классовых интересах.

Более того, давайте обратим наше внимание на то, что Ассоциацию работодателей Украины возглавляет господин Бойко, член парламентской фракции Партии Регионов. Его визави со стороны профсоюзов – господин Хара, тоже член фракции Партии Регионов. В западной Европе такая ситуация абсолютно невозможна! Не соблюдена даже видимость приличия…


Очевидно, что это означает и перспективу раскола - или трансформации не только правящей верхушки, но и самих профсоюзов…

Естественно, это ждет и профсоюзы, поскольку сепаратные договоренности с боссами верхушки официальных желтых профсоюзов на каждом отдельном предприятии вообще мало что значат для трудовых коллективов. Возьмем Херсонский машиностроительный завод. Рабочие захватили завод, избрали Совет трудового коллектива, создали независимый профсоюз в условиях, когда авторитет официального профсоюза был равен нулю, и он справедливо считался рабочими неким придатком администрации. Какой смыл идти в официальный профком, когда зарплату не платят уже 4-5 месяцев? А когда некоторые все же пошли, то им предложили сходить на митинг Партии Регионов и обратиться лично к Виктору Федоровичу, чтобы он «поспособствовал». Уверен, что в ближайшее время в профсоюзном движении Украины будут наблюдаться очень существенные перемены.


Кто в Украине в состоянии взять на себя ответственность за выход страны из кризиса и спасение ее населения от полного разложения социальной ткани? Где могут быть те «центры кристаллизации» новой социальной ткани, восстановления доверия между людьми и институтами власти?

Очень интересный, глубокий и непростой вопрос. Те силы, которые могли бы предложить исчерпывающую, комплексную программу оздоровления общества и экономики – я, разумеется, говорю о подлинно левых силах, поскольку правые фактически исчерпали свой идейный потенциал - на Украине еще только зарождаются. Уже существующие силы, в том числе и «старые левые», либо подлежат реформированию, либо «творческому разрушению». То новое левое движение, которое сейчас зарождается, могло бы вполне реально предложить некоторые нетрадиционные для существующих элит пути выхода из кризиса, однако объективная слабость нового левого движения не позволяет ему взять на себя в этой ситуации всю полноту ответственности за спасение ситуации. Оно не у власти, и еще какое-то время, скажем так, не будет у власти.

Что касается тех сил, что стоят у руля государства, то они готовы взять на себя ответственность при двух условиях: полная монополия на все ветви власти в стране и неограниченный кредит доверия. При этом абсолютно ясно, что в условиях плюралистичной буржуазной демократии такая ситуация нереалистична. Ясен и подтекст таких требований: все важнейшие игроки украинской политики стремятся к диктатуре. Однако еще вопрос – способна ли даже жесткая буржуазная диктатура решить проблемы, поставленные перед нами кризисом? Действительно, она может решить целый ряд вопросов, во всяком случае, попытаться подавить социальные движения, загнать недовольство людей вглубь, «на кухню». Но на что она точно не способна, так это решить макроэкономические задачи, особенно с учетом глобального характера кризиса и крайней коррумпированности всей административной машины в Украине.


Те проблемы, с которыми сегодня мы сталкиваемся – рост безработицы, невыдача депозитов, характерны для многих стран, в том числе тех, где есть гражданское общество и традиции организованного давления на правительство. Как это может повлиять на события в нашей стране?

На глобальный кризис должен быть и глобальный ответ, и вопрос в том, как кризис будет разрешен в общемировом масштабе? Сейчас наблюдается радикализация левого движения в Европе. Радикализируются традиционные социал-демократы и особенно «объединенные левые Европы», налицо очередная волна радикализации движения «зеленых». Это не может не оказать влияния на Украину, особенно в контексте общеевропейского интеграционного процесса. В Греции мы увидели, как реальное и массовое низовое движение студентов, фактически, оказалось поддержано рядом крупнейших профсоюзов этой страны, что заставило очень многих людей задуматься над поиском альтернативы существующему социальному и экономическому устройству. Начались массовые волнения во Франции, в других странах. Массовые увольнения в эпоху кризиса только усилят эти движения критической массой вмиг маргинализированных пролетариев, грозя правящим элитам социальным взрывом, подобного которому они еще просто не видели.

Идет процесс, пока еще недооцененный аналитиками: массовый отказ мировой периферии от американоцентризма. Возникают региональные инициативы в целях самовыживания широких народных масс, например, инициативы Чавеса в Венесуэле, вызывающие растущее раздражение Вашингтона, который, однако, ничего пока не может поделать с «полевением» Южной Америки. Попытки самоорганизации наблюдаются даже в Африке, где по инициативе Ливийской Джамахирии и ее лидера Муаммара Каддафи пытаются создать нечто вроде африканского Евросоюза. С каждым годом все больше африканских лидеров соглашаются с тем, что надо создавать альтернативу существующему мировому порядку, искать выход из тупика неолиберальной парадигмы. Кроме того, существенно уменьшаются и возможности правящих кругов Европы и США гасить возникающие внутренние беспорядки, поскольку снижаются их доходы – а с ними и ресурсы «пожаротушения». Вспомним о том, во что обошлось правительству Тэтчер в 80-е годы задавить протесты по поводу закрытия шахт – ведь каждому уволенному шахтеру выложили круглую сумму порядка совокупного заработка за несколько лет. Помимо этого были развернуты программы переобучения.

То было относительно благополучное время для европейского капитала, но сейчас, когда работу в Европе в эпоху глобального кризиса теряют не десять тысяч шахтеров, а миллионы людей, а остальные затягивают пояса, подобное невозможно даже в принципе, а уж тем более в Украине. Никаких социальных стабилизационных фондов у нас нет, людей просто выбрасывают с предприятий. Целые города на востоке Украины являются монопрофильными и сейчас безработица начинает там просто зашкаливать. Люди остаются просто без средств существования. Например, такое положение сегодня в Мариуполе. Люди пока перебиваются, но когда закончится традиционно выручающая картошка и за неуплату отключат газ, свет и воду, народным массам ничего не останется, как выходить с протестами на улицу. При этом свои местные олигархи им не менее ненавистны, чем какие-то абстрактные «засевшие в Киеве» «бандеровцы»…

Учитывая то, что подобное происходит отнюдь не только в одной Украине, а и во всем мире, то под вопрос может быть поставлена не только судьба нынешних политических элит, украинской государственности, но и само будущее капитализма…

Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

У нас все живут сегодняшним днем и не рискуют ничем

Микола Ожеван, завідувач відділу інформаційної безпеки та міжнародних інформаційних відносин НІПМБ при РНБОУ, д.ф.н., професор

Найбільша загроза - це криза управління

Юрій Рубан, Директор Інституту Стратегічних Досліджень

Чекаймо літа!

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Луганский работяга понимает, что львовского грабят точно также

Сергей Cиверцев, сотрудник Киевского центра антикризисных консультаций в вопросах связей с общественностью

Кто поможет ТНК или Что едят экспортеры?

Панцир Сергій Іванович, кандидат історичних наук, доцент Національного університету «Києво-Могилянська академія», експерт «Фонду суспільної безпеки»

Низький інтелектуальний рівень державних рішень – реальна загроза для України

Всеволод Речицкий – кандидат юридических наук, конституционный эксперт, доцент кафедры конституционного права Национальной юридической академии Украины им. Ярослава Мудрого

Прагматизм, товарищи, прагматизм!

Микола Бойко, голова Громадського комітету захисту прав селян, член президії Загальноукраїнського трудового руху «Солідарність»

Нинішній владі лишилися лічені місяці

Наталья Турлуковская, депутат Таращанского горсовета, секретарь профсоюза работников сферы предпринимательства

Когда страна катится в пропасть, конец для всех будет один

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,077