В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Глобальная экономика столкнулась с очень серьезной рецессией. Продолжительность и глубина этого кризиса зависит от того, насколько своевременными и точными будут действия правительств. Миру еще предстоит добиться согласованности макроэкономической политики, которая будет необходима, чтобы восстановить экономический рост после Великого краха 2008 года.

Сейчас потребители во многих странах мира ограничивают свои расходы, реагируя на снижение доходов и опасаясь безработицы. Непреодолимая сила, вызвавшая текущую потерю рабочих мест, спад производительности и остановку торговых потоков, навевает страх, который превосходит даже финансовую панику. Этот системный кризис совпал с беспрецедентным ростом цен на продовольствие и товары первой необходимости. Однажды История уже показала, что кризис такого масштаба ведет к социальной и политической нестабильности с непредсказуемыми и часто трагическими последствиями.

Более всего подвержены риску работающие семьи. В данный момент, после более чем двух десятилетий относительной стабильности социальное единство в большинстве стран оказалось под ударом из-за растущего неравенства. Мировой Банк отметил, что в 46 развивающихся странах (из 59 рассмотренных), неравенство за последние десять лет возросло.

То, что и украинскому обществу угрожает значительное падение жизненного уровня и моральные потери из-за неосуществленных надежд на лучшее будущее, ощутили практически все граждане Украины, и особенно те, кто остался без работы. Последствия кризиса могут быть катастрофическими особенно для социально незащищенных людей пенсионного возраста.

Культ справедливого государства, которое решает все проблемы, заканчивается. Поэтому так много говорят о популистских идеологиях и лидерах. В Украине основные усилия сосредоточены на поиске виновных, а решения, которые принимаются, еще больше углубляют кризис. Простым гражданам, как никогда ранее, нужно от власти согласие на глубокие реформы, определение «социальной цены» выхода из кризиса и путей ее компенсации через создание государственных компенсаторов.

Нарушена существовавшая десятилетиями система координат – нет возможности обеспечивать долги прошлого – под угрозой пенсионная система; нет шансов думать о будущем – разрушается система среднего и высшего образования. Все менее доступными становятся платные вузы, услуги больниц и транспортные услуги. И все это на фоне катастрофического роста налогов и базы налогообложения. Мы как никогда близки к ситуации, которую классик называл «верхи не могут, а низы – не хотят».

Ни для кого не секрет, что основные права в одной из «лучших Конституций» в последние годы упорно превращались в пустой звук. Власть избрала удобный и комфортный для нее способ несоблюдения прав граждан, она их – эти права – просто игнорирует.

В так называемом «антикризисном пакете» правительственных мер, который предлагался парламенту, одним из первых законов фигурировал новый Трудовой кодекс, единственная задача которого, как отмечают эксперты – облегчить жизнь работодателю, дать возможность легче увольнять людей, легче набирать, и меньше им платить.

Все положения, защищающие права людей наемного труда, из законопроекта нынешняя власть стремится убрать, причем, в этих вопросах мы увидели «трогательное» единство всех правящих элит. Конечно же, ведь идеальный вариант – «работодатель может делать что угодно, и никто не вправе мешать ему».

Все страны, выходя из кризиса, пытаются спасти человеческий капитал, ибо знают ему цену, у нас же идет полная деконструкция социальных прав. Равнодушие к судьбе народа – это самое страшное на сегодня, потому что процессы разложения социальной ткани необратимы. А распад социальной ткани означает исчезновение вертикальных связей между слоями и прослойками общества. Горизонтальные связи украинского социума были слабыми и раньше, а при отсутствии еще и вертикальных, – общество превратится в аморфную неуправляемую массу. Проблема эта никак не решается, она загнана вовнутрь, государство не обращает на нее внимания.

Деклассирование, перевод в маргинальное существование безработных – потери уже в ближайшее время могут быть весьма тяжелыми. Противоречия наемного труда и капитала в условиях кризиса, безработицы, практически нулевых доходов государственного бюджета резко обостряются – Украина стоит на пороге очень острого социального конфликта.

Кто в состоянии взять на себя ответственность за выход страны из кризиса и спасение населения от разложения социальной ткани? Где могут быть те «центры кристаллизации» новой социальной ткани, с которых начнет восстанавливаться доверие между людьми и институтами власти? Именно об этом мы хотели бы поговорить на страницах «Диалог.UA».

Приглашая всех наших читателей, авторов и экспертов к новому диалогу, мы убеждены, что от того, КАК будут решены вопросы ответственности, восстановления социальной ткани, вопросы прав человека в Украине – будет зависеть обустройство всей новой системы координат жизни после кризиса.

Свернуть

Глобальная экономика столкнулась с очень серьезной рецессией. Продолжительность и глубина этого кризиса зависит от того, насколько своевременными и точными будут действия правительств. Миру еще предстоит добиться согласованности макроэкономической политики, которая будет необходима, чтобы восстановить экономический рост после Великого краха 2008 года.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Луганский работяга понимает, что львовского грабят точно также

30 мар 2009 года

Судя по сообщениям масс-медиа последних месяцев, можно придти к выводу, что наша страна, во главе с ее руководством движется к полной дезинтеграции – сначала экономики, а потом общества. Какие конфликты и угрозы для нашей страны сегодня можно выделить?

Мы имеем дело с одним процессом, который идёт с начала формирования Украины как таковой. Когда развалился Советский Союз, возник концептуальный вопрос: куда двигаться дальше? Постсоветские страны нашли два ответа, условно говоря - русский и украинский. Русский путь - это реваншизм. То есть «вот мы вам всем сейчас покажем кузькину мать», «ну, не получилось стать мировым гегемоном, так станем энергетическим, в крайнем случае - газовым»... Россия действует по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись». Ничего нового в этом нет, так было уже не раз. Нападки идут на тех, кто исторически всегда был ближайшим другом России, то есть Грузию, Украину.

Украинский путь - путь модернизации. Реваншизм подразумевает концентрацию всех национальных ресурсов ради какой-то цели. Беда только в том, что цель эта тупиковая. Это как английское адмиралтейство, которое всегда готовится к прошедшей войне. Но уже давным-давно побеждают не армии, а эффективность системы. Эффективность системы, построенной на добыче и экспорте газа, у меня лично, вызывает сомнения. Нужна модернизация. Но Украина пошла по этому пути без мобилизации ресурсов.

Сильная сторона Украины в том, что мы невероятно быстро проходим этапы, на которые в других странах потребовалось сто-двести лет. Народ этого не замечает. В 2000-м году я написал на эту тему работу «Тектонічні процеси в українському суспільстві». Речь идёт о том, что модернизация идёт не в сфере экономики, а в социальной структуре.

Вначале была эпоха ориентации на лидера. Аналогом можно взять древнюю Грецию, где был герой Ясон, плававший на край земли за золотым руном, и был герой Тезей, одолевший людоеда Минотавра. Интересно, что и тот, и другой имели свои исторические прообразы, которые на самом деле были банальными бандитами, пиратами, которые грабили окрестные деревушки, а со временем обросли красивыми легендами.

У нас героическая эпоха была примерно с 90-го по 94-й год. Люди голосовали за Черновола или за Кравчука не потому, что были идейными приверженцами возрождающейся национальной идеи, а потому что «он мне нравится и всё тут». Далее пошла клиентелистская эпоха, соответствующая древнему Риму. То есть был патрон и большая иерархическая структура клиентов. И вся политика при этом сводится не к борьбе правых и левых, или оптиматов и популяров. Есть пять, шесть, десять, двенадцать клиентел и они между собой борются, вступают в блоки, объявляют войну и т.д. Как Цезарь три раза был в союзе с Помпеем и три раза расходился.

Примерно с 98-го года у нас пришла феодальная эпоха, когда все были сбиты в единую пирамиду: один бог на небе и один царь на земле. Вся политика свелась к тому, что ты либо внутри пирамиды, за царя батюшку, либо ты противосистемный элемент. Так было до 2004-го года.

Историческая роль помаранчевой революции - это разрушение феодальной эпохи, это великая французская революция в масштабах Украины. Наступила идеологическая эпоха, хотя элиты смогли предложить достаточно убогое представление о помаранчевых и сине-белых идеях. Оно имеет под собой глубокие корни, несмотря на то, что в социально-экономическом отношении они одним миром мазаны. Голосование за Ющенко и Януковича с точностью до километра совпадает с линией раздела Украины на степь и лесостепь и никакая агитация эти соотношения не меняет. 53% населения живёт в лесостепи, что и отразилось на выборах.

И всё же тут много странного, ведь в степи этническое большинство также составляют украинцы. Кстати, вы знаете, почему Крым вернули Украине? Очень интересная история. Когда татар выселили, то заселили туда людей из Курской, Брянской областей. В сорок шестом году. А когда в Крым приехал Хрущёв, то люди стали жаловаться ему, что картошка не растёт. (В степном-то Крыму!) То есть, эти переселенцы не могли отвыкнуть от своего способа жизни и типа земледелия. Потому пришлось срочно выселять их обратно и заселять степняков из Херсонской, Запорожской и Николаевской областей. Это и было основной причиной передачи Крыма Украине.

Этот исторический факт показывает нам разный «модус вивенди» в степи и лесостепи. Этим и обусловлено разделение Украины не на восток и запад - Чернигов находится восточнее Одессы, но там выбрали Ющенко. Между жителями степи и лесостепи действительно есть различия и их использовали для противостояния бело-синих и помаранчевых. Политикам всегда нужно какое-то противостояние и в 2004-м они выбрали это.

Но сейчас эта идея себя уже исчерпала, «цветовая» дифференциация больше людей не греет. Луганский работяга понимает, что львовского грабят точно также. И не потому он живёт так плохо, что тот говорит немножко по-другому и колодец у него называется «журавель». А вот сволочь, которая бегает в начальстве, особенно в политическом, везде кричит про НАТО и молча ворует газ - эти на жизнь не жалуются.

Противостояние 2004 года, завершившееся «Оранжевой революцией» до сих пор было наиболее острым конфликтом последних 20 лет в Украине. А где будут пролегать линии будущих конфликтов и противостояний? И чем они могут завершиться?

Противостояние, разогретое в 2004-м году, перестало быть актуальным, причём уже где-то с 2007-го. Ещё летом 2000-го года, я создал определённую модель развития событий и сделал ряд прогнозов. В частности, я предсказал кризис 2000-го года, хотя и не знал, что это будет «Украина без Кучмы». Просто я знал, что там будет переход из одной фазы феодальной эпохи в другую, то есть после становления феодализма начнётся борьба короля с фрондой. Я предсказал и кризис 2004-го года, потому что должен был прийти конец феодализму. По моим расчётам получался кризис и в 2007-м году, хотя тогда это казалось невероятным - ведь выборы в 2006-м. Но он всё же был.

Так вот, сейчас мы подходим к предпоследней ступени социальной модернизации, где будет преобладать социально-экономическое противостояние. Банально это звучит как классовая борьба рабочего и капиталиста. В реальности это будут наёмные труженики, лучше сказать зарплатники, и менеджеры. Именно менеджеры, так как собственники в наше время мало что решают. Отдайте «Криворожсталь» в собственность Ахметову, а управление Пинчуку,- кто будет получать доход? Не только у нас, но и на Западе реальную власть получили менеджеры. Именно топ-менеджеры получают миллионные бонусы.

Развитие этого конфликта будет примерно таким. Менеджеры уже понимают свои классовые интересы, государство действует в их поддержку, а социальный класс наёмных тружеников ещё не сформирован. Понимание своих интересов у них уже есть, и это главный итог кризиса 2007-го года: противостояние «степь - лесостепь» никого уже не трогает. С того времени идёт внутреннее вызревание консолидации. Мы вступили в идеологическую эпоху и «точкой кристаллизации» будет некоторая идея, а не лидеры и не партии.

Список альтернативных идей, вокруг которых ведется идеологическая борьба за пределами Украины, составить нетрудно: это идеи антиглобализма, «зеленых», старых и новых левых, то есть идеи социальной справедливости и устойчивого, «зеленого» развития. Какого плана идеи могут быть предложены в нашей стране, которая, похоже, переживает тотальное разочарование во всем?

Если сравнить Украину с яйцеклеткой, то идея должна быть как сперматозоид, который её оплодотворит. Нужных идей не может быть много. Разработками в этой области занимаются несколько групп, в том числе и мы, но окончательный результат вызреет, по-видимому, только через два года.

Тем временем нам придётся пережить период бурных социальных потрясений. И я не скажу что это плохо - Украина проходит этапы, которые нужно проходить. Россия их не проходит, она концентрирует ресурсы и идёт, откровенно говоря, в зад... Она ведь, если присмотреться, является объектом манипуляции со стороны США. Всё, что нужно Америке, Россия выполняет. И война на Кавказе - это создание угрозы Евросоюзу, потому что противостояние между Россией и Америкой закончилось двадцать лет назад и главным стало соперничество между американцами и европейцами.

Подведём итог сказанному: модернизации без кризиса не бывает. Украина стала страной перманентного кризиса, ибо такова её плата за модернизацию. Мы платим немалую цену, но помаранчевая революция обошлась всё же дешевле, чем великая французская со всеми её гильотинами и Наполеоном. Подобный кризис социальных структур всем, кто через это прошёл, обходился дороже. В перспективе же, после кризиса 2010-го года, нас ожидает ещё один, но уже последний в этом ряду кризисов, после которого все позитивные наработки за этот период будут реализованы. Не берусь назвать точную дату, но будет такой прорыв.

Благодарю за оптимизм. Пока что мы видим, что каждый день наши граждане теряют поддержку со стороны государства. Каковы будут социальные, человеческие потери нашего общества в процессе такого прорыва, который ведь может и затянуться?

Экономика, что просуществовала в Украине последние восемнадцать лет, приходит к концу. В мире можно выделить два типа экономик. Есть экономики сбалансированные, когда большая часть национального продукта, не менее 80%, потребляется внутри страны. Это присуще развитым странам, так было и в Украине до 1991-го года. Второй тип - это когда национальная экономика не является самодостаточной, то есть - «банановая республика». Украина стала именно такой, ведь 40% её ВВП совсем недавно составляла сталь. Мы выпускали сорок миллионов тонн стали, из которых только шесть миллионов для внутреннего рынка. То есть, мы делали железные бананы. В прошлом году Украина продала не 34 миллиона тонн стали, а только 30, и вы видите, какие это вызвало потрясения. Теперь представьте, что в этом году будет продано всего двадцать миллионов тонн - чего можно ожидать?

Куда нам девать эту сталь? Единственно умное предложение я услышал от Азарова, когда он предложил перестелить все рельсы в Украине. Правда, я для интереса посчитал: чтобы израсходовать сорок миллионов тонн стали, все рельсы нужно перестилать двадцать раз в году. (Это смешно, но учитывая качество производимых сейчас рельсов - было бы полезно). На мой взгляд, правильнее было бы направить эту сталь в машиностроение.

Главная проблема машиностроения, как и большинства других отраслей, не производство, а сбыт продукции. А это, если пройти по всей цепочке, дойдёт до последнего потребителя, до населения. Оно зависит от зарплат и пенсий. Приблизительно можно говорить, что масса зарплат и пенсий в стране равна потреблению. Так вот, в странах со сбалансированной экономикой масса зарплат и пенсий составляет 60-80%. В Украине, перед развалом СССР, было 59%. У американцев (беру из учебника Самуэльсена) 73,8%. Кто бы мог подумать, что в бастионе капитала три четверти стоимости продукции идёт на зарплаты и пенсии! В Украине при Януковиче эта доля составляла 31,8%, а при Тимошенко - 32,6%. То есть, чтобы восстановить машиностроение нужно увеличить долю зарплат и пенсий в ВВП. Это называется «уравновесить баланс производства и потребления», что для банановой страны есть проблема.

Мы имеем кризис оттого, что там перестали покупать нашу сталь. Чтобы спасти положение, у нас стараются всячески поддержать металлургию, её конкурентоспособность, для чего и гривну, кстати говоря, опускают. По цепочке - падает реальный доход и платёжеспособность населения. Чем дольше это будут тянуть - тем хуже будет. И другого пути нет: либо полный развал экономики, либо её масштабная перестройка на вариант сбалансированной. Я не вижу никого из тройки политических лидеров, кто на это способен.

Тогда кто на это может быть способен? Новые движения? Профсоюзы? Где те «точки социальной кристаллизации»?

На киевских массовках 2004-2005-го года народ, под теми и другими флагами в действительности выступал против олигархов, это была одна Украина, и там и там была одна интенция. Сейчас, когда народ снова поднимется, он должен породить субъекта, который выполнит необходимую задачу.

Тут хочу вспомнить Милована Джиласа. Он говорит, что ряд стран, которые участвовали в гонке за лидером (революционной личностью) вдруг стали резко цивилизационно отставать. Россия - в том числе. А в других - пришла группа товарищей, которые пообещали социальную справедливость. Обещанного они не добились, но решили задачу экономической модернизации этих стран и вывели их на такой уровень, где они способны дальше продолжать гонку. Так вот, я думаю, что и у нас такая сила будет порождена.

Когда-то Сталин сумел аграрную страну превратить в индустриальную. Мы знаем, какой ценой и надеемся, что не будем за модернизацию платить ГУЛАГами. Приведу одно высказывание Троцкого. В 21-м году он написал «Уроки Октября», где сказал: «Нам нужно модернизировать Россию, а денег на это нет, и Запад нам не поможет. Не поможет не из-за идеологических соображений, а потому что они сами вышли из войны, им самим нужны деньги. Единственный ресурс, который у нас есть - это дешёвая рабочая сила. Этот ресурс мы должны конвертировать в индустриализацию». Что и реализовал Сталин в свое время.

Это было возможно, поскольку в результате революции пришла новая правящая элита, которая стремилась к индустриализации любой ценой. Можно ли сказать, что у нас сложилась революционная ситуация, и есть элита, которая стремится к подобному?

Революционная ситуация уже есть: верхи не могут, низы не хотят. Но это не значит, что будет вооружённое восстание и диктатура. Диктатура нужна менеджерам, чтобы сохранить привилегии, продлить свою власть. Например, в России диктатор Путин убрал двух-трёх олигархов, но это не значит, что их там мало осталось. Но даже в такой ситуации разрыва Украины на части не будет, несмотря на противостояние с Россией. У нас нет противостояния народов. Скажу больше: мы еще будем помогать великому бедному русскому народу. Что нас ждет – это обострение противостояния по линии «богатые – бедные».


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

У нас все живут сегодняшним днем и не рискуют ничем

Микола Ожеван, завідувач відділу інформаційної безпеки та міжнародних інформаційних відносин НІПМБ при РНБОУ, д.ф.н., професор

Найбільша загроза - це криза управління

Юрій Рубан, Директор Інституту Стратегічних Досліджень

Чекаймо літа!

Сергей Cиверцев, сотрудник Киевского центра антикризисных консультаций в вопросах связей с общественностью

Кто поможет ТНК или Что едят экспортеры?

Панцир Сергій Іванович, кандидат історичних наук, доцент Національного університету «Києво-Могилянська академія», експерт «Фонду суспільної безпеки»

Низький інтелектуальний рівень державних рішень – реальна загроза для України

Всеволод Речицкий – кандидат юридических наук, конституционный эксперт, доцент кафедры конституционного права Национальной юридической академии Украины им. Ярослава Мудрого

Прагматизм, товарищи, прагматизм!

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Речь идет не о кризисе экономики, а о судьбе государства

Микола Бойко, голова Громадського комітету захисту прав селян, член президії Загальноукраїнського трудового руху «Солідарність»

Нинішній владі лишилися лічені місяці

Наталья Турлуковская, депутат Таращанского горсовета, секретарь профсоюза работников сферы предпринимательства

Когда страна катится в пропасть, конец для всех будет один

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,062