В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Сегодня нередко можно услышать и прочесть «приговоры» Украине – мол, не состоялась страна, близится банкротство, дефолт… Государство нежизнеспособно… Украина вошла в двадцатку самых нестабильных стран мира и проч. Так ли все плохо на самом деле?

Поводов для оптимизма действительно не много. Украина как государство зависла над глубокой пропастью. Нынешняя государственная власть явно не располагает необходимыми знаниями, способностями и волей, чтобы использовать имеющиеся внутренние и международные ресурсы для обеспечения безопасности страны и граждан, их материального и социального благосостояния, экономического роста и процветания. Да и ставит ли украинская власть перед собой подобные цели? И нужна ли стране ТАКАЯ власть?

Для многих очевидным является то, что нет возврата к еще недавно функционирующей, отлаженной и привычной системе координат и потребительских ценностей. Мы стоим на пороге Нового Времени. Кто сумеет воспользоваться новым шансом, а кто засидится на старте – многое зависит от самих стран, их правительств, умения мобилизовать общество на решение стоящих перед ним задач. Есть ли у нашей страны этот шанс? И что нужно сделать, чтобы его реализовать?

Все чаще эксперты склоняются к мнению, что, в условиях перманентного политического кризиса, Украина неизбежно перейдет «во внешнее управление». При этом почему-то не принято упоминать, что ориентация на внешние «соломинки» – РФ, ЕС или США – вряд ли оправдана и представляет собою ни что иное, как очередной аргумент для «ухода от ответственности» нынешней власти. Все эти потенциальные «спасатели» в условиях мирового финансового кризиса заняты спасением самих себя и, прежде всего, своих экономик. Даже деньги МВФ, которых так активно добивается наша страна, не решат проблему выхода Украины из кризиса и перехода в стадию эффективного развития.

Как никогда ранее нашей стране, народу нужен четкий ответ на вопрос – можно ли спасти Украину и как? Можно ли еще что-то сделать, чтобы преодолеть нашу несостоятельность? Какие еще остались ресурсы для спасения? И главное – есть ли в обществе понимание того – зачем, кого и что нужно спасать в этой стране? Президента? Правительство? Парламент? Банковскую систему? Металлургию? Сельское хозяйство? Пенсионеров? Детей? Государственные границы? Прокурорский надзор? Чем можно и нужно пожертвовать ради спасения страны, а что необходимо решительно отбросить, как гибельный балласт? Из каких ценностных категорий надо исходить, чтобы оспорить вынесенный стране приговор и найти в себе силы для нового рывка, для мобилизации человеческого капитала на решение задач, которые оказались не по силам тем, кто называет себя украинской элитой?

Затягивание ситуации с решением основных конфликтов в украинской политике, в экономике, в социуме отнимает последний запас прочности у страны. И все же – у нас пока еще есть шанс, который нужно использовать здесь и сейчас. В противном случае, Украина превратится в еще одну «серую зону», которая будет агонизировать до полной катастрофы. И тогда уже приговор, возможно, обжалованию подлежать не будет…

Как известно, жизнь всегда богаче и глубже, чем самые глубокие наши о ней представления. Приглашая к новому диалогу наших авторов, экспертов и читателей мы надеемся, что ответы на перечисленные выше и многие другие вопросы помогут всем нам вновь обрести надежду и уверенность в будущем, увидеть в Украине те ростки нового, ради которых стоит бороться за отмену самых суровых приговоров нашей стране.

Свернуть

Сегодня нередко можно услышать и прочесть «приговоры» Украине – мол, не состоялась страна, близится банкротство, дефолт… Государство нежизнеспособно… Украина вошла в двадцатку самых нестабильных стран мира и проч. Так ли все плохо на самом деле?
    Поводов для оптимизма действительно не много. Украина как государство зависла над глубокой пропастью. Нынешняя государственная власть явно не располагает необходимыми знаниями, способностями и волей, чтобы использовать имеющиеся внутренние и международные ресурсы для обеспечения безопасности страны и граждан, их материального и социального благосостояния, экономического роста и процветания. Да и ставит ли украинская власть перед собой подобные цели? И нужна ли стране ТАКАЯ власть?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

В своем нынешнем виде украинская экономика и социальная система не сохранятся

10 июн 2009 года

Сейчас много говорят о том, что страна у нас не состоялась. А можно ли её спасти?

Надо разделить этот вопрос на два: судьба страны и судьба той политической, экономической и социальной модели, которая на сегодняшний день существует. Так вот, если говорить о банкротстве, несостоятельности, нежизнеспособности — это характеристики модели, а не страны с ее огромным экономическим потенциалом, природными и человеческими ресурсами. Соответственно, будущее страны и её дальнейшее устойчивое развитие напрямую зависит от того, сможет ли сегодняшняя национальная элита, при помощи или под давлением общества, поменять модель развития и характер отношений в социуме между властью и гражданами.

Настораживает то, что сегодня в общественно-политических дискуссиях перестал подниматься вопрос о комплексных моделях и стратегиях развития. Можно сказать, что форма почти полностью подменила содержание. Политики соревнуются в ловкости пропагандистских приемов, красноречии, в умении преподнести себя, мобилизовать свой электорат. То есть в чем угодно, кроме доктринальных положений. Уделом граждан остается созерцание и сопереживание тем, кому они симпатизируют. Содержание как бы ускользает из поля зрения общества. Это очень опасно именно потому, что преодолеть системный кризис или как ставится вопрос - спасти страну, за счет косметических изменений, механической смены «неправильных руководителей» на «правильных», сегодня невозможно. Проблемы намного глубже.

Что происходит в стране? Сегодня мы видим, что политическая система дезорганизована. Принцип «ориентации на лидера», под который строилась система, больше не срабатывает. Более того, конкуренция лидерских, в некотором роде мессианских проектов, лишь усугубляет хаос и неопределенность.

Демократические процедуры выхолащиваются. Политические войны практически разрушили правовую систему. Судебная система оказалась в заложниках у различных групп влияния. Право как систему норм заменил политический прецедент и, так сказать, внеправовые стимулы. Соответственно, гарантированных гражданских прав, понятных обществу и общеисполняемых правил поведения больше не существует.

Кризис добивает экономическую модель. Экономика сырьевого индустриализма при расширенном потреблении оказалась нежизнеспособна. При этом политическая и правовая среда не способствовали развитию предпринимательской активности, а слабое и разбалансированное государство не может выполнить роль заказчика инновационного развития. Поэтому, нынешнее состояние нашей экономики это на 80-90% наш внутренний кризис и лишь процентов на десять влияние внешних факторов.

Что касается состояния общества, то и здесь мы видим много нехороших сигналов. Это дезинтеграция – отсутствие диалога между различными социальными группами и даже рост конфронтации. Демографические проблемы, социальные болезни, деградация общественной морали и падение образовательного уровня.

Все эти проблемы нельзя решать в отрыве одна от другой. Каждая из них имеет эффект мультипликатора. Поэтому только комплексный подход даст положительный результат.


Может ли сегодняшняя политическая и бизнес-элита сменить курс развития и изменить неработающие модели?

Думаю, что да, может. Ведь, повторюсь, основная задача не смена лиц и политических актеров, а смена стратегии. И понимание необходимости таких изменений растет и в обществе, и в элите. Это убедительно демонстрируют результаты социологических опросов, и, кстати, поведение политиков и бизнеса.

Здесь есть и некоторая объективная предопределенность. Под влиянием кризиса уже начинают меняться контуры мировой политической и экономической систем, претерпевает изменения структура национальной экономики, корректируются приоритеты и предпочтения граждан. Таким образом, изменения происходят и будут происходить, даже помимо воли украинской элиты.

Что касается политической элиты, то те, кто не захочет увидеть эту перестройку и отвечать новым реалиям, так сказать будут упорствовать в своих заблуждениях и не предложат украинскому обществу новый курс, скатятся в нишу политических маргиналов. Возможно, вовсе уйдут из политики. Что касается бизнес-элиты тут еще проще. Неадекватный собственник обречен на разорение.

Мы вплотную подошли к необходимости изменения политической системы и вопрос о конституционной реформе уже внесен в повестку политической борьбы. Как он будет решаться? Скорее всего, будет построение более стройной вертикали исполнительной власти, более чёткое разграничение прав и полномочий ветвей власти, попытка сделать политическую систему более эффективной.

Что касается других сфер, здесь все менее очевидно. В экономике, например, нельзя сказать, что есть какая-то понятная модель развития. Попытки стабилизировать ситуацию, в основном, ориентированы на то, что оживление экономической активности в Украине будет сопряжено с общим улучшением ситуации в мире. Хотя, повторюсь, уже совершенно очевидно, что нужно искать собственные рецепты социально-экономического развития. В своем нынешнем виде украинская экономика и социальная система не сохранятся.

На мой взгляд, некоторые надежды на возрождение содержательной дискуссии и смену парадигмы развития Украины дают президентские выборы. Ведь роль Главы государства – это как раз роль концептуального лидера. Возможно, новые активные политики-претенденты помогут сменить содержание политических дискуссий.

Однако, я не стал бы заострять внимание на персонах, а говорил бы о тенденциях. Считаю, что еще одно противостояние олицетворений «добра» и «зла» Украине сегодня просто не нужно. Как показывает практика, эти оценочные установки очень нестабильны и, зачастую, из-за своей абстрактности, бессодержательны. Намного продуктивнее и полезнее для страны была бы политическая конкуренция в формате «либералы» против «консерваторов», «популисты» против «умеренных» и т.д.

Если же и дальше предлагать обществу не политическую конкуренцию, а старые форматы, ну, например, новую серию «помаранчевые» против «бело-голубых», то содержание в украинской политике так и не появится, а ситуация будет развиваться по худшему сценарию. То есть, система будет законсервирована до следующей политической пятилетки, а дисбалансы будут только нарастать.


А возможна ли полная консервация? Ведь жизнь идёт своим чередом. И, на Ваш взгляд, куда она идёт?

На какое-то время консервация, наверное, возможна. Не имеет значения, при этом, станет ли она результатом так сказать волевого усилия или результатом безволия украинской элиты. Это контрпродуктивно в любом случае. Иллюзия покоя лишь усугубит состояние, в котором находится украинское государство и общество. Если не будет никаких усилий к изменению системы, то Украина будет деградировать еще стремительнее.

В политике безусловным последствием консервации станет дальнейшее ослабление, разъедание государственной власти. Возможная авторитаризация лишь на время создаст иллюзию сильного государства. Пропасть между властью и обществом будет только расти, и государство останется чужим для гражданина.

В плоскости экономической, результатом неуправляемого кризиса станет то, что Украина будет ускоренными темпами двигаться к деиндустриализации, к расширению аграрно-индустриального сектора, сокращению высокотехнологических производств. Они не могут существовать без помощи государства и, зачастую, наиболее сильно страдают в период кризиса. Соответственно, деградируют или полностью исчезнут те отрасли и сегменты экономики, которые предполагают активное участие в промышленно-инвестиционной кооперации.

Законсервируется и социальная структура общества. Даже сегодня она уже не соответствует потребностям экономики. При дальнейшем сокращении или исчезновении высокотехнологических секторов у нас исчезнет фундаментальная и деградирует прикладная наука. Вновь резко сократится число инженерно-технических работников, вообще людей с высшим образованием. Ведь не безграничны будут возможности экономики для абсорбции экономистов, юристов и т.д. Соответственно, будет сокращаться удельный вес и качество образования. Некоторыми профессиями просто невозможно будет овладеть в Украине. Это значит, что некоторое количество умений и знаний, которыми обладает это общество, будет утрачено безвозвратно.

Отдельно следует сказать о внутреннем состоянии украинского общества, общественном климате. Несомненно, если волевой, культуртрегерский диктат власти в ближайшее время не будет сменен диалогом разных социальных групп между собой, то процесс дезинтеграции продолжится. Разным социальным группам и категориям граждан будет все труднее жить в одной стране.

В итоге, Украина превратится в государство, неблагоприятное для любой активности – деловой, политической, образовательной и социокультурной. Затем последует социальный взрыв в какой-то форме, а, возможно, общество и смирится с таким положением дел. Тогда Украина станет, несмотря на имеющиеся ресурсы, какой-то средней или малой около-европейской страной. В конечном итоге проект Независимости себя исчерпает. Таким образом, нежелание или неспособность украинской элиты изменить модель организации политической, экономической, социальной системы просто предопределит будущее страны.


Вы очертили контуры негативного сценария, а есть ли какой-то позитивный сценарий? Каков набор неизбежных действий для будущего нового руководства страны?

В ответе на этот вопрос я буду исходить из того, что новое руководство хочет обеспечить развитие страны в целом, а не только отдельных, понятных и интересующих его, элементов и сфер жизнедеятельности общества.

Тогда первоочередное внимание необходимо будет уделить экономике. Пользуясь классической терминологией, можно сказать, что процессы в надстройке зависят от состояния базиса. Таким образом, прежде всего, нужно будет стабилизировать базовые отрасли, то есть ГМК, химию, машиностроение, финансовый сектор, вероятно - АПК. Однако, не наступать на те же «грабли». А эффект от их стабилизации, генерируемую ими прибыль, необходимо будет направить на развитие высокотехнологических производств, а не на потребление, как это сделали в 2005-м году. Под решение этих задач необходимо изменить налоговую систему, корректировать финансовую систему, предусмотреть стимулы для инвестиционной деятельности, создать условия для мобилизации средств внутреннего инвестора, изменить правовой режим и гарантировать права собственности. И это, конечно же, далеко не полный перечень условий.

Такая постановка антикризисной задачи даст экономическому росту новое качественное измерение и, соответственно, придаст новый импульс развитию социального сектора. Это, собственно, и должно стать сутью экономической политики государства и прибыльной сферой вложений для бизнес-элиты.

Совершенно очевидно, что Украине самостоятельно эту задачу не решить. Нужно искать свою нишу в мировом распределении труда, активировать диалог в направлении промышленно-инвестиционной кооперации с теми партнёрами, которые могут предложить участие в инновационных проектах. При этом, во внешней политике нужно избавится от груза доктрин, часто устаревших и на сегодняшний день просто тормозящих участие страны в выгодных форматах сотрудничества.

Обратите внимание, в мире появляются новые площадки для диалога, создаются новые форматы взаимодействия, разрабатываются совместные стратегии преодоления кризиса. Украины нигде нет. Из субъекта мировой политики мы превратились в объект, с крайне ограниченным фокусом внимания и сферой интересов. Это значит, что в новых, послекризисных промышленно-инвестиционных цепочках нас не будет. Не будет и рынков для нашей продукции. Так не должно быть.

В политико-правовой системе должна быть создана стройная вертикаль исполнительной власти для повышения эффективности принятия и реализации управленческих решений, повышения исполнительской дисциплины. В тоже время, необходимо расширить права и полномочия местного самоуправления. В первую очередь, в вопросах экономической и социокультурной политики. Необходимо гарантировать независимость судебной системы и, одновременно, четко разграничить компетенцию судов. Совершенно очевидно, что без конституционной и судебной реформы не обойтись.

Кроме того, необходимо определённым образом релаксировать украинское общество. Потому что конкуренция культурно-идеологических проектов создаёт взрывоопасную ситуацию и на сегодняшний день, в условиях кризиса, она очень вредна. Когда разные регионы, разные социальные группы отождествляют себя с разными идеологическими концептами, то их силы тратятся на отстаивание своей правды, а не на продуцирование новых смыслов и программ. Это надо устранить.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тимур Алексеєнко, науковий співробітник Vienna School of Governance

З власним холодильником, який «росте» на городі будь-яка криза під силу.

Іван Пресняков, старший аналітик Центру адаптації державної служби до стандартів Європейського Союзу

Не треба плутати поняття дефолту і провалу державності, це абсолютно різні речі.

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Нажаль, у нас надміру політиків і брак державних діячів…

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

В кризі краще не мати ніякого уряду, аніж мати уряд неліберальний

Юлія Тищенко, політолог, керівник програм розвитку громадянського суспільства Українського незалежного центру політичних досліджень

Консолидируя демократию

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Как спасти страну?

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Этот кризис – самый сложный, который переживала Украина за всю свою историю.

Андрей Федоров, директор Европейского института интеграции и развития

Потеря управляемости страной уже произошла

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

Когда правящая верхушка доказала свою неспособность, то надо либо возвращаться к прежней жизни, либо менять элиту

+Олександр Шморгун, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Світ переживає кризу цивілізаційної ідентичності, подолання якої вимагає якісно іншого суспільного ладу

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

В той ситуации, в которой оказалась наша власть, она мало что сможет изменить

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,055