В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Новый общественный договор – быть или не быть?

Украина опять достигает одного из переломных моментов в своей истории, но на сей раз, находясь в очень опасном состоянии: потенциал разрушения значительно превосходит моральные табу и желание прислушаться к здравому смыслу. Социальный контракт менялся неоднократно даже в течение небольшого, с точки зрения истории, срока существования независимой Украины, и мы будем проходить через это снова и снова. Однако одним усовершенствованием правового поля стоящих перед страной проблем не решить. Необходимо изменение характера отношений между властью и народом, в том числе, повышение взаимной ответственности власти и народа друг перед другом. Но кто сегодня возьмет на себя роль сурового, беспристрастного и неподкупного арбитра в надоевшем всем поединке «Власть vs. Народ»?

История умалчивает о том, когда и в каких обществах впервые возник общественный договор. Однако уже древнегреческий софист Протагор, указывал, что никто не является абсолютно самодостаточным, и что люди связаны друг с другом взаимным сотрудничеством.

Многие столетия спустя, такие философы как Жан-Жак Руссо и Томас Гоббс, занимавшие в этом вопросе противоположные позиции, пришли к схожим выводам. Ради мира, выживания и получения ресурсов, каждому человеку необходимо отдать часть своих прав и взять на себя определенные обязательства в отношении остальных людей – так появляется «социальный контракт» или «общественный договор».

«Суть идеи общественного договора можно выразить просто: каждый из нас помещает себя под власть общей воли, и группа рассматривает каждого индивида как часть целого». Книга Руссо «Социальный контракт, или принципы политических прав» вдохновляла революционеров и политических реформаторов в Северной Америке и Франции 18-го века, а затем и во всем мире. Ее влияние можно проследить в Декларации Независимости (1776), Конституции США (1787), Билле о правах (1789), Декларации прав человека и гражданина (1789), Всеобщей декларации прав человека (1948). Современный социальный контракт слабее, чем когда-либо.

Свидетельство тому – масса людей, которые нарушают его, которым он тесен, которым он не подходит. Более того, на сегодня мы все чаще наблюдаем отрицание социального контракта простыми людьми, движимыми не только чувством разочарования политическим процессом, но и откровенной враждебностью к нему. На данный исторический момент, существующий в Украине общественный контракт не решает главной проблемы – проблемы инвестирования населением своих ожиданий, интересов и ресурсов в предлагаемые функционирующими политиками проекты. Население четко разделяет: политики - это «они». А «мы» - это те, кто политикой не занимается. Политики имеют свои какие-то проблемы, такие как геополитический выбор, интеграция в Евросоюз, в НАТО, газовые войны. И есть проблемы, которые волнуют граждан, – это пенсии, зарплаты, тарифы, состояние медицины, проблемы ЖКХ. В общем, – физическое выживание.

Эти два мира, по сути, не пересекаются. Отсюда фронтальное недоверие к государственному аппарату, к политическим игрокам и политическим партиям как к выразителям интересов простого гражданина. Все это показывает, что социальный контракт находится в движении, приближаясь к высшей точке «кипения», следовательно – к пересмотру.

Социальный контракт менялся неоднократно даже в течение небольшого, с точки зрения истории, срока существования независимой Украины, и мы будем проходить через это снова и снова. Однако одним усовершенствованием правового поля стоящих перед страной проблем не решить. Необходимо изменение характера отношений между властью и народом, в том числе, повышение взаимной ответственности власти и народа друг перед другом.

Но кто сегодня возьмет на себя роль сурового, беспристрастного и неподкупного арбитра в надоевшем всем поединке «Власть vs. Народ»? Ведь 13 лет со дня принятия Конституции 1996 года «совершенствование» общественного договора шло в сторону заключения негласных договоренностей между властью и народом о том, что «немножко» нарушать Основной Закон никому не запрещается. И лишь бесплодные попытки остановить ведущий в никуда процесс нарастающего отрицания прав и свобод граждан и вседозволенности власти показывают, как далеко зашла наша страна на пути к самоуничтожению.

Сегодня ясно только одно, если мы хотим действительно сохранить страну, необходимо оставить все попытки узаконить и выдать за общественный договор партийные и корпоративные ценности и цели. Нужно отказаться от эксплуатации тех тем, которые делят общество на «своих» и «чужих» – ЕС или ЕЭП, язык, поместная церковь… Прошлое виснет на всех нас многопудовым грузом, но Украина должна, наконец, повернуться лицом к будущему. Поэтому в новом общественном договоре не должно быть того, что противоречит интересам общества, ВСЕГО общества.

Мы предлагаем в новой теме «Диалог.UA» обсудить назревшие вопросы общественного договора в Украине. Чем плох нынешний вариант Общественного договора, и в какой части его следовало бы изменить/усовершенствовать? Нужно ли переписывать «Общественный договор»? Что нужно, чтобы это сделать? Кто больше заинтересован в «заключении» Общественного договора – власть, бизнес, народ? Если перестает действовать Общественный договор между народом и властью, то сможет ли функционировать то, что мы называем государством? Достаточно ли компромисса и сговора элит для пост-кризисного управления страной и для ее сохранения? На эти и многие другие вопросы, связанные с разворачивающейся в стране конституционной дискуссией, нет простых ответов. Но тем актуальнее диалог, к которому мы приглашаем наших авторов, экспертов и читателей.

Свернуть

Украина опять достигает одного из переломных моментов в своей истории, но на сей раз, находясь в очень опасном состоянии: потенциал разрушения значительно превосходит моральные табу и желание прислушаться к здравому смыслу. Социальный контракт менялся неоднократно даже в течение небольшого, с точки зрения истории, срока существования независимой Украины, и мы будем проходить через это снова и снова. Однако одним усовершенствованием правового поля стоящих перед страной проблем не решить. Необходимо изменение характера отношений между властью и народом, в том числе, повышение взаимной ответственности власти и народа друг перед другом. Но кто сегодня возьмет на себя роль сурового, беспристрастного и неподкупного арбитра в надоевшем всем поединке «Власть vs. Народ»?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

У нас нет реальной политической силы, способной сдвинуть с мёртвой точки идею политического договора

29 июн 2009 года

Давайте вспомним события последних недель. Европа – апатия избирателей на выборах в Европарламент и мощные забастовки в Англии и Франции. Украина – пьяный дебош министра и скандал вокруг попытки конституционного переворота. Похоже на то, что назрел серьезный пересмотр отношений между правящими элитами и людьми, причем в глобальном масштабе. Вопрос: о каком «общественном договоре» могла бы идти речь сейчас, когда власть полностью вышла из доверия?

Население чётко разделяет: политики - это «они». А «мы» - это те, кто политикой не занимается. Политики имеют свои какие-то проблемы, такие как геополитический выбор, интеграция в Евросоюз, в НАТО, газовые войны. И есть проблемы, которые волнуют граждан: это пенсии, зарплаты, тарифы, состояние медицины, ЖКХ, в общем - физическое выживание. Эти два мира, по сути, не пересекаются. Отсюда фронтальное недоверие к государственному аппарату, к политическим игрокам и политическим партиям как к выразителям интересов простого гражданина. Соответственно, чтобы получить легитимацию, поддержку населения, политики используют разнообразные формы мобилизации поддержки. Это возможно уже не в политических партиях, а в новых социальных или политических движениях. Особенно в последних, так как это более динамичные, мобильные структуры, позволяющие собрать наибольшее количество участников и без привязки к какому-то партийному бренду развивать именной блок или именное движение. По сути, тот же «Фронт змін» Яценюка - это именной политический проект.

Или, как говорят некоторые, фан-клуб…

Да, фан-клуб. Это, на данный момент обеспечивает какой-то приток новых лиц в эти движения, но не решает главной проблемы - проблемы инвестиции населением своих ожиданий, своих интересов в данные проекты. Оно ещё не приняло участия в выборах, мы не знаем реального рейтинга, реальной поддержки, но, в тоже время, это позволяет в большой мере эксплуатировать мобилизационный эффект. Хотя каких-либо новых, креативных идей эти движения не несут и, по большому счёту, я думаю, что мы опять столкнёмся с тем же кризисом доверия и кризисом ожиданий.

Мы слишком много инвестируем в новых лиц, однако новые лица у нас это преимущественно телевизионные политики, ньюсмейкеры. А скамейка запасных этих телевизионных политиков, фактически, очень небольшая. Если мы посмотрим на многочисленные ток-шоу, разные там «Свободы слова», то увидим одни и те же «новые» лица. Естественно, видя на экране раз десять в день одного и того же «нового» политика, избиратель готов инвестировать в него максимум своих ожиданий. А потом вдруг оказывается, что «новые» политики используют методы «старых», и ничего нового не несут, и что тем самым избиратели наступили на те же старые грабли, а их ожидания оказались несбыточными.

Таким образом, я думаю, мы столкнёмся с этим кризисом. Это будет большим вызовом для политикума Украины. Граждане могут «проголосовать ногами», то есть не прийти на выборы, так же будет и деполитизация общества, чёткий водораздел между политикумом и обществом в целом. Соответственно, будет расти и популярность протестных движений неполитического характера и все эти фан-клубы окажутся перед угрозой банкротства.

Во всём мире, вплоть до таких стран как Зимбабве или Малайзия, обсуждают проблему того, «как дальше жить». Причина очевидна – усилия мировых правителей по разрешению кризиса показали, что интересы правящих элит почти тождественны интересам крупного капитала. Отсюда и кризис доверия. Может ли он быть разрешён конструктивным путем, а не по законам джунглей? Могут ли наши политические «игроки» предложить нечто существенное, скажем, Конституцию, которую они будут выполнять, или хотя бы новые «правила игры», которых они будут придерживаться?

Во-первых, говоря о политическом договоре, необходимо помнить, что в нём не заинтересована политическая элита. Она заинтересована в кулуарном принятии конституции без участия непосредственно самого народа. Принятие Конституции парламентом, минимальное обсуждение, а точнее - пиар предложений по изменениям и дополнениям без всенародного обсуждения, без конституционной ассамблеи. Я понимаю, что сама идея национальной конституционной ассамблеи является неконституционной по действующей Конституции, однако необходимо всячески привлекать общественность к выработке конституционных правил. Необходимо чтобы система принятия решений в государстве была максимально прозрачной и с участием общественных организаций и общества как такового в выработке и контроле государственных решений. А если произойдёт сговор элит, то, ни о каком общественном договоре больше речь идти не сможет.

Политическая элита и правящая экономическая элита не заинтересованы, как я уже сказал, в общественном договоре, а заинтересованы в правилах игры для себя. Народ же заинтересован в том, чтобы эти правила минимально задевали его карман. Чтобы бюрократ был менее коррумпирован, чтобы прозрачной была система принятия решений, чтобы можно было апеллировать к кому-то или чему-то, чтобы была безопасность и ощущение безопасности. Сговор элит ничего этого не даёт, и в то же время нет у нас реальной политической силы, способной сдвинуть с мёртвой точки идею политического договора. За исключением, может быть, тех же «Фронта змін» или Гриценко, но это именные проекты, не делающие погоду в Верховной Раде. В будущем они смогли бы вынести эту идею в качестве инструмента собственной политической раскрутки и даже реализовать, но это будет не в ближайшие пять, а в случае конституционного сговора - десять лет.

Соответственно, не произойдёт обновления элит, они будут герметизированы. Раньше были некоторые социальные лифты, которые при посредстве партий позволяли сделать карьеру и пролезть поближе к правительству, а сейчас партии превратились в ЗАО, закрытые акционерные общества и любые обновления элит просто невозможны априори. Новый человек может попасть в список акционеров либо по праву рождения, либо по праву большого кошелька.

Какие-то изменения в этой схеме невозможны без демократизации самих политических партий, а они в этом не заинтересованы. Если произойдёт конституционный сговор, то следует ожидать введения императивного мандата, а также построения партий по вертикальной интегрированной схеме. То есть, руководство партии, её центральные органы будут решать, кто будет их представлять на местах. Будет неизбираемость, или номинальная избираемость при фактическом диктате партийного руководства. Более того, можно говорить о том, что произойдёт окончательная смычка финансово-промышленных групп (ФПГ) политических проектов. Они даже не будут скрывать этой смычки, и разделение сфер влияния будет происходить по этому принципу. ФПГ будут руководить партиями, и ФПГ будут руководить государством как таковым. Политика как policy просто исчезнет из общественной жизни.

В такой ситуации я не вижу ничего хорошего ни для демократии, ни для справедливости, ни для свободы слова, потому что подобные герметичные системы тяготеют к авторитарным методам руководства. Возможно сворачивание демократических свобод, закручивание гаек, преследование инакомыслящих и в результате мы окажемся перед той же главной проблемой, что была и при Леониде Кучме, когда не вписанное в политику общество политизировалось и сломало старую систему. Это открывает возможности для революционных сил, и левых, и правых, и демократических, которые будут использовать силовые варианты для продвижения своих идей. Они будут иметь поддержку, так как при олигархическом консенсусе, который может произойти, только через политический протест можно будет сделать политическую карьеру. А если есть протестная среда и запросы общества на протест, то будут расти и радикальные виды протеста. Это повлечёт и дестабилизацию страны с ухудшением экономической ситуации.

Пока масс-медиа пережевывают политические события, жизнь не стоит на месте. Инфраструктура страны, по сути дела, разваливается. Коммунальное хозяйство, причем даже в столице, устарело и практически стоит на грани коллапса. Это пока замалчивается, но от этого мы никуда не уйдём – а замораживание квартир посреди зимы приводит к бурному разогреву политических страстей. Каков запас прочности у нас в этой сфере?

По экспертным оценкам, износ всей инфраструктуры прогнозируется в 2012 году. Потом, если не модернизировать инфраструктуру и технологии, мы оказываемся в ловушке хронического отставания, то есть никакой технологический прорыв не будет возможен. Мы впишемся в определённую нишу, отведённую нам мировыми игроками, в качестве полупромышленной периферии, поставляющей на мировые рынки субпродукты.

Таких стран полно в Латинской Америке...

Конечно. Это такая ползучая латиноамериканизация. Хотя сейчас Латинская Америка демонстрирует уже прогрессивные форматы взаимодействия власти и общества. Нам надо бы их перенимать, в том числе и демократию участия, которая родилась в Бразилии, используется и в Венесуэле. У нас ничего похожего пока быть не может, во всяком случае, я слабо представляю себе чиновника, который проводит референдум по бюджету города. Поэтому, если не произойдут качественные изменения в сторону модернизации экономики, инфраструктуры, внутренних инвестиций - мы окажемся за чертой абсолютной нестабильности, которая продлиться не один десяток лет. Эта нестабильность превратит нас в failed state. Я не верю, что будет раскол Украины, распад или ликвидация государственности. Вся бюрократическая верхушка понимает, что лучше быть цезарем в одном селе, чем мечтать о Римской Империи. Поэтому сохранение государственности будет в приоритетах любой элиты, несмотря на недостаток консенсуса. Другой вопрос, какое будет качество этого государства.

Мы можем быть патриотами своей страны, но вовсе не быть патриотами государства «Украина», которое является антинародным политическим режимом. Для меня, очевидно, что вопрос будет стоять о том, как изменятся жизненные приоритеты граждан. Ведь полная депрессия связана также и с проблемой самореализации. Если аппарат бюрократии не оставит достаточно приемлемых ниш для самореализации людей, то народ будет выезжать туда, где эти ниши есть. Изменятся ценностные ориентиры и вместо выражения себя через бизнес, творчество, науку и так далее будет только стремление обучить детей за границей с тем расчетом, что потом они заберут туда и родителей. Мы превратимся в страну эмигрантов. Конечно, не для всех там найдётся место, большая часть всё-таки останется, но качество этого остатка, как и качество политической элиты, будет снижаться. В конце концов, проживание в этой стране станет нецелесообразным.


Беседу вёл Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований «Новая Украина»

В обществе определенно возник запрос на новое видение украинского государства, на новые характеристики державы

Святослав Денисенко, эксперт Института стратегических исследований «Новая Украина»

Общественный договор в первую очередь нужен для украинского общества, а не политиков

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Громадські організації, прокиньтеся!

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ідея скликання Конституційної Асамблеї – має право на існування

Погребинський Михайло, політолог Київського центру політичних досліджень та конфліктології

Гра в контрасти

Сергій Дацюк, философ

Договариваться о чем-то могут только творческие, свободные и равные по силе люди…

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Последние 20 лет власти России и Украины не имеют никакого общественного договора

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Украина закаляется в борьбе против государства

Владимир Семиноженко, лидер «Новой Украины», академик НАНУ

Построение успешного государства должно стать гражданским проектом

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Без прямых выборов Президента народ утратит свою роль субъекта Общественного договора

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,102