В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

В условиях экономического кризиса внимание общества концентрируется на курсе валют, росте безработицы или падении производства, однако немаловажной и еще более обостряющейся в такой период темой является состояние техногенной безопасности Украины. Нельзя забывать, что ремонт национальной инфраструктуры – это «вопрос тонкой настройки экономической системы страны». Однако все больше законодателей и представителей местных властей стремятся направить финансовые потоки, обеспечивающие функционирование инфраструктуры в свои собственные карманы, тем самым перекладывая финансовое бремя обеспечения и безопасности граждан, и всей страны на будущие поколения.

Если во времена СССР была распространена идеология вынесения «всех благ» в будущее – «наши дети будут жить при коммунизме», то за время существования независимой Украины нас убедили, что «неплохо было бы» попользоваться резервами будущих поколений – водой, лесами, плодородием почв и даже «перебросить» на них решение усугубляющихся проблем Чернобыля… Вот уж действительно вспомнишь знаменитое – «после нас хоть потоп!»…

Если мерой ответственности общества является его стремление инвестировать в собственное будущее, тогда вопрос о существовании инфраструктурного кризиса звучит так: действительно ли украинцы закрывают глаза на то, что уже очень скоро может понадобиться и им, и их детям и детям их детей?

В последнем отчете компании Mercer Human Resource Consulting Киев признан одним из самых грязных городов Восточной Европы — по уровню загрязненности воздуха, степени утилизации отходов, пригодности воды для питья.

«Не так страшны террористы, как техногенные угрозы, стоящие перед нашей страной. Киев — наши будущие Помпеи, а всю Украину ожидает судьба Атлантиды», – эти слова Олега Ельцова не такая уж и гипербола…

Согласно статистике, сегодня немногим менее половины населения Украины проживает в «зонах риска», которые зачастую характеризуются еще и одновременным воздействием нескольких опасных факторов.

За последние 2 десятилетия потребление всевозможных ресурсов существенно превосходило их создание или поддержание «в норме». Заместитель Секретаря СНБО Степан Гавриш в интервью Би-би-си в июне озвучил главные угрозы национальной безопасности Украины. Среди них – старение инфраструктуры и техногенные угрозы, которые часто вызывают в Украине глубокие кризисы.

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС в России всколыхнула и нашу страну. Уже на следующий день в интервью радиостанции BBC экс-премьер министр Украины Валерий Пустовойтенко заявил, что не только украинские гидроэлектростанции, но практически все энергетические предприятия нуждаются в безотлагательной комплексной проверке для выявления и устранения угроз техногенных катастроф.

По словам руководителя Черкасского регионального управления водных ресурсов Александра Бонсуновського, защитные сооружения Кременчугского водохранилища (самого большого в Днепровском каскаде) требуют немедленного капитального ремонта.

Гидротехнические защитные сооружения Кременчугского водохранилища отработали свой ресурс (некоторые из них построены 48 лет назад) и требуют срочного ремонта. В противном случае существует реальная опасность прорыва защитных плотин и затопления многих населенных пунктов и угодий Черкасской, Полтавской, Кировоградской областей. Для ремонта всех защитных сооружений необходимо более 60 млн. грн. На экстренный ремонт защитных сооружений необходимо около 10 млн. грн.

Но гидротехнические сооружения – лишь небольшая часть энергетической и промышленной инфраструктуры Украины, которая с каждым годом накапливает в себе все большую угрозу.

Природные, промышленные и техногенные катастрофы за последние десятилетия в нашей стране становятся все более частыми. Ущерб от погодных катаклизмов с каждым годом увеличивается; мелкие промышленные аварии становятся все более частыми, а выработка ресурса объектов нашей критически важной инфраструктуры – все более угрожающей.

Случилось то, о чем профессионалы предупреждали уже давно. «Заделы» советской эпохи если еще не разрушены, то чрезмерно изношены. Извлечение прибыли на большинстве крупных промышленных предприятий давно уже осуществляется в ущерб безопасности работающих, местного населения, окружающей среды.

Диалог.UA попробовал найти ответы на весьма непростые вопросы – насколько велик риск, связанный с резким повышением доли устаревших технологий и оборудования, снижения темпов восстановления и модернизации производства и инфраструктуры? Осознается ли кем-либо в Украине запущенная «программа на уничтожение» этой территории и людей ее населяющих? Понимает ли кто-то из «власть придержащих» масштабы этого «минного поля»? И, если в конечном итоге проблему «износа железа» решить можно, то каким образом и кто возьмет на себя смелость решать проблему экономической модели воспроизводства страны, которая препятствует даже постановке вопросов о предотвращении техногенной катастрофы в Украине?…

Свернуть

В условиях экономического кризиса внимание общества концентрируется на курсе валют, росте безработицы или падении производства, однако немаловажной и еще более обостряющейся в такой период темой является состояние техногенной безопасности Украины. Нельзя забывать, что ремонт национальной инфраструктуры – это «вопрос тонкой настройки экономической системы страны».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Наибольших опасностей нам следует ожидать со стороны высоких технологий

2 окт 2009 года
Наибольших опасностей нам следует ожидать со стороны высоких технологий: Наибольших опасностей нам следует ожидать со стороны высоких технологий

Юрий Андреев, президент всеукраинской общественной организации «Союз Чернобыль Украины»

Насколько вероятна угроза аварий и техногенных катастроф в Украине сейчас, в условиях, когда изношенность инфраструктуры на производстве и в коммунальном секторе приближается к 80-100%, а человеческий фактор становится все более непредсказуемым? Какая из отраслей угрожает наибольшими неприятностями?

Наиболее тяжелая ситуация у нас сложилась в тепловой и гидравлической энергетике. За все годы независимости, за исключением Харьковской ТЭС на тепловых энергостанциях не введено новых мощностей. Не проводятся ремонты котельных агрегатов. Не заменяется оборудование, которое отработало свой ресурс, это прежде всего поверхности нагрева, нагреватели и здесь ситуация может быть предельно опасная.

Положение усугубляется тем, что в отрасли часто принимаются необоснованные, волевые решения, искусственно создающие новые угрозы. Пример тому – досрочная остановка Чернобыльской атомной станции, ничем не обеспеченная. Напомню, что топливо на станции было еще не выработано, наступала зима, и на этом топливе станция могла работать как минимум до конца апреля. Это откровенное преступление, виновники которого должны понести наказание. Не было построено предприятия по переработке ядерных отходов. Не было никаких гарантий экономической помощи со стороны Запада ни тогда, нет их и сейчас. Не было никаких расчетов, во сколько обойдется эта остановка, не было также необходимой инфраструктуры, которая бы обеспечивала безопасное выведение ЧАЭС из эксплуатации – хранилища отработанного ядерного топлива. Новые хранилища не построены, а старое переполнено и находится в не лучшем состоянии. Топливные сборки разрушились, в них попала вода.

Мы хорошо знаем о причинах тяжелой аварии в Кыштыме, Челябинск-40, где находится хранилище ядерных отходов. Там тоже сначала вышли из строя датчики, и хранилище стало невозможно проконтролировать, а установить новые оказалось невозможно по причине высокой радиации. Причиной аварии оказалась беспечность. Сейчас у нас худшая беспечность, причем она проявляется на самом высоком государственном уровне.

Хранилище отработанного ядерного топлива №2 – несмотря на то, что оно построено, ввести его в эксплуатацию невозможно. Такой у нас в Украине интеллект, к сожалению – только когда хранилище было практически построено, выяснилось, что ячейки для топливных кассет значительно меньше, чем это необходимо. Мало того, выяснилось, что недостаточен и теплосъем с топливных сборок. Оказалось, что хранилище, если бы даже его удалось набить топливом, могло привести к тяжелой аварии.

Якобы, борясь за энергетическую независимость Украины, создаются новые риски. К примеру, закупается ядерное топливо американского производства для реакторов ВВР-1000, хотя это топливо почти в два раза дороже российского, на 30% дает меньше тепла, и технологически опасно. К сожалению, американцы так и не освоили те технологии производства топливных сборок, которые были освоены в Советском Союзе. Американские топливные сборки в каналах реакторов клинят, то есть при перегрузке топливом может произойти разрыв топливных сборок, и произойдет серьезная авария с выбросом радиации. Технологий ликвидации таких серьезных аварий у нас в Украине нет.

Проблема в том, что в хранилище отработанного ядерного топлива №1 на ЧАЭС, около 10% топливных сборок негерметичны, но технологий их переработки нет. Кто об этом думает? А это же потенциальная радиационная бомба. Мы информировали об этом Кинаха, когда он был премьер-министром, вице-премьера Клюева, нас слушали, но никаких мер не принималось.

Посмотрите, как проходят работы по объекту «Укрытие-2». Кому нужна эта арочная конструкция? Какую безопасность она может обеспечить? Только как противопыльный колпачок. Если бы мы просто засыпали объект «Укрытие» глиной или песком, гидроизолировав его сверху, оставив каналы для его обслуживания и наблюдения за ним, то мы решили бы все проблемы намного дешевле, надежнее и проще. Почему эта арочная конструкция делается из недолговечных материалов, причем за колоссальные деньги, после чего Запад умывает руки? При этом в строительстве участвуют не наши фирмы, а западные. Запад дает деньги, он же их и забирает. А эксплуатационные расходы должны будем нести мы.

Даже такие, казалось бы, простые вещи, как осветительные приборы, которые устанавливаются внутри этой арки, не предусматривают своей дистанционной смены. Они отслужат свой срок – а заменить их можно только руками электриков. Не предусмотрена дезактивация арки изнутри. Десятикилометровая зона вокруг ЧАЭС, к сожалению, утрачена на тысячи лет. В 30-километровой зоне природа взяла свое, и радиоактивная пыль ушла в грунт, и большой опасности не представляет. Но вот то, куда девать отработанное ядерное топливо – мы не знаем. Нет у нас до сих пор ни технологий, ни денег, ни интеллекта.

К сожалению, Украина очень быстро утрачивает свой интеллект, необходимый для освоения высоких технологий. И именно со стороны высоких технологий нам и следует ожидать наибольших опасностей. Украина так яро боролась за свою независимость, что это превратилось в глупость. Независимость, безопасность и стабильность обеспечивает предсказуемость и взаимозависимость со стороны соседей. А у нас звучат заявления, что, мол, не нужны нам российские эксперты, несмотря на то, что реакторы наши, и атомные станции разрабатывались в России. Кто нам может помочь в решении проблем? Запад? У Запада нет такой возможности. Сотрудничество с ЕБРР привело к тому, что у нас реализуются те проекты, которые никакой пользы Украине не приносят, зато обеспечивают зависимость Украины от Запада. Куда идут средства от ЕБРР? В Украине открываются представительства западных компаний – и этим же компаниям и передаются деньги ЕБРР. То есть деньги Запад из одного своего кармана перекладывает в свой другой карман, стремясь создать впечатление, что он помогает Украине. Всего 5 или 6% этих средств оседает в Украине, в виде датчиков, компьютеров, систем управления.

Еще один момент – подготовка специалистов. Массовые профессии для ядерной отрасли наши вузы готовят. Но редкие ядерные профессии, специалистов, которых нужно, быть может, всего два-три десятка, у нас не готовят, и не хотят готовить для нас на Западе, поскольку они связаны с засекреченными технологиями. Зато послушайте, какие смелые заявления делаются нашими самыми высокопоставленными руководителями, мол, Украина должна разработать свой собственный замкнутый ядерный цикл. Наиболее продвинутый топливный цикл был в Советском Союзе, менее разработанный – в Соединенных Штатах, и всё! Европа только создает его, Япония – планирует. Для этого, помимо огромных средств, нужны серьезные академические разработки, высокие технологии. Все наши атомные станции работают по программам, разработанным в России, и в то же время у нас отсутствует соглашение с Россией по безопасности эксплуатации атомных станций. Как можно обеспечить свою безопасность, не имея договора с теми, кто эти станции разрабатывал? Если бы руководители нашего государства всерьез задумались об энергетической безопасности, о снижении риска техногенных катастроф, подобных Чернобыльской, они давно должны были бы об этом задуматься. Если бы мы объединили свои усилия и технологии с Россией и Казахстаном, то мы бы быстро опередили весь мир в сфере ядерных технологий. Глобальное потепление и климатические катастрофы уже заставили мировое сообщество пересмотреть свое отношение к ядерной энергетике в лучшую сторону. В данный момент 80% электроэнергии в США производится на тепловых станциях, путем сжигания угля. Почти 70% электроэнергии Германии тоже производится на угле…

Что приводит, помимо выбросов парниковых газов, к радиоактивному загрязнению, а также загрязнению ртутью…

...И пылью, которая поражает легкие, создавая условия для заболевания туберкулезом и астмой. Каждая электростанция ежегодно выбрасывает сотни тонн мельчайшей абразивной пыли. Серу из выбросов также сложно вывести, что приводит к кислотным дождям и закислению почв.

Как писали авторы одного из исследований, посвященного анализу состояния почв в Европе, «Почвы Европы потеряны навсегда, и ничто не вернет их». Главная причина – закисление.

Вращение Земли, само перемещение атмосферных масс таково, что загрязнения из Европы падают на нас. Глобальное потепление и климатические катастрофы показали всем, что атомная энергетика становится безальтернативной. Скоро начнется массовое строительство атомных реакторов по всему миру. Мы могли бы составить серьезную конкуренцию американцам или французам на этом рынке. Почему наш «Турбоатом» выпускает только запчасти, причем заказы идут только со стороны России? Почему наше приборостроение оказалось на грани исчезновения, ведь собственных же приборов у нас нет? Как можно говорить о каких-то технологиях, о безопасности, когда у нас нет своего приборостроения?

Каковы все же основные политические просчеты, что привели к нынешней ситуации? Ведь они совершались на протяжении многих лет.

Нельзя вести политику, приводящую к конфликтам с нашими основными торговыми партнерами. Если 70% нашего товарооборота ведется с Россией, и мы время от времени устраиваем то одну, то другую политическую агитку, то мы же и будем страдать от них. Постоянно придумываются какие-то ситуации, которые создают напряженность. Зачем было вооружать Грузию, которая оказалась агрессором в столкновении с Россией? И подобное творится не только во внешней политике, а и во внутренней. Я читал программу «Экономический прорыв Украины». Удивительно, но там совершенно нет цифр. Нет ни механизмов реализации этих планов, ни сроков, ни очередности решения задач. Это политический агитационный материал, но не более. Это даже не программа действий правительства, потому что таких полномочий у него нет.

Социальная сторона этой программы – калька с кучмовской стратегии адресной помощи, но у Кучмы было хотя бы какое-то финансовое обеспечение (от 3 до 15 гривен ежемесячной компенсации). Главная идея, отменить все льготы, и все заменить деньгами. Но у Кучмы хотя бы было какое-то финансовое обеспечение, а сейчас это даже не предлагается. В России эту отмену льгот, ставшую наибольшей глупостью власти, замяли, отменили, а у нас это стоит в планах. Если министр обороны Украины проходил подготовку в Соединенных Штатах – то о чем тут еще говорить? Фактически те люди, которые, так или иначе, связаны с госдепом США являются первыми, вторыми или третьими лицами в нашем государстве, причем они даже не скрывают свои связи. По сути дела, мы не имеем национальной власти в стране, у нас внешнее управление.

Записал Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Татьяна Белявская, специалист по программам Фонда Восточная Европа

Следующее поколение может просто утонуть в отходах

Шапар А.Г., директор Інституту природокористування та екології України, член-кореспондент НАН України

Для попередження катастроф необхідна державна політика, яка базується на засадах сталого розвитку

Працівник Карпатського біосферного заповідника, який не побажав публічно називати своє ім’я

Наймасштабніші контракти по лісопостачанню за кордон без відома влади не проходять

Владимир Усатенко, эксперт Национальной комиссии радиационной защиты, народный депутат 1-го созыва

У нас не только игнорировали все уроки, связанные с Чернобылем, но и принизили значение этой катастрофы

Сергій Федоринчик, голова інформаційного центру української екологічної асоціації «Зелений Світ»

Вирішувати екологічні питання в Україні не дає політична система і державна система управління

Харичков Сергей Константинович, заведующий отделом экономического регулирования природопользования Института проблем рынка и экономико-экологических исследований НАН Украины

Все дороги ведут к морю

Анатолій Яцик, академік УААН, д.т.н., професор, директор Українського науково-дослідного інституту водогосподарсько-екологічних проблем

Доки не буде сформовано нормальне відношення до води – доти проблеми будуть тільки загострюватися

Владимир Бревнов, экономист

Украину может спасти лишь эффективный механизм контроля над властями

Олесь Ильченко, писатель

«Уже невозможно полноценно эксплуатировать оставшиеся с советских времен технические, промышленные сооружения …»

Суслова Ольга, доктор економічних наук, експерт україно-білоруського центру еколого-економічного моніторингу в Україні

В центрі усіх катастроф стоїть помилка людини

Заец Роман Васильевич, научный сотрудник Центра исследований научно-технического потенциала, истории и науки им. Г.М. Доброва

Презумпция опасности

Стоєцький Василь Федорович, начальник Державної інспекції цивільного захисту та техногенної безпеки, генерал-майор служби цивільного захисту

Попередити, запобігти, врятувати. Встигнути?

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,045