В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Институт стратегических исследований "Новая Украина"
Другие диалоги:

АНДРЕЙ ЕРМОЛАЕВ: «В УКРАИНЕ НАЗРЕВАЕТ НОВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕФОРМА»

Версия для печати
12 мар 2009 года

Экономический кризис обострил давно назревшую проблему: завершение политической реформы 2004 г. и стабилизация политической системы страны. Будет ли доведена эта реформа до конца? Станет ли Украина парламентской республикой или откатится назад? Пока эта тема несколько заслоняется экономическим проблемами, но вскоре – по мере приближения к президентским или возможным парламентским выборам – выйдет на первый план. Есть ли «точки соприкосновения» у разных групп украинской правящей элиты по тому, какой должна быть новая политическая система? Какими полномочиями должен обладать президент, парламент и Кабинет министров? Что на Украине ждет первоочередного реформирования? Об этом и многом другом в интервью Андрея Ермолаева, директора Центра социальных исследований «София» (Киев).

- В чем должна заключаться новая политическая реформа?

- Есть три проблемы, которые признают все политические силы. Это реформа местного самоуправления, связанная с изменением полномочий (в том числе и бюджетных) местных советов и упразднением двоевластия на уровне района-города-области. Второй вопрос – это стройная вертикаль исполнительной власти. Сегодня она тоже двойная: разделена между президентом, который может назначать глав администраций в областях и районах, и Кабинетом министров как высшего органа исполнительной власти, который теоретический должен управлять этой вертикалью. Политическое противостояние приводит к тому, что этот механизм постоянно находится в разболтанном состоянии. Третий вопрос – судебная реформа, направленная на формирование полноценной судебной власти. Сейчас там – высокий уровень коррупции, экономическая зависимость судей и т.д.

Остается вопрос – как это реализовать? Каждая политическая сила с точки зрения своих интересов по-разному трактуют задачи политической реформы. Некоторые считают, что политическая реформа недостаточна. Нужна полноценная конституционная реформа с изменением базовых норм Конституции и структуры власти. Другие считают, что достаточно и «косметических» изменений без затрагивания Конституции. Диалог, к сожалению, буксует. Парламентскими силами вопрос оптимизации политической системы решить очень сложно, если не невозможно. Правящее большинство фактически не имеет даже простого большинства (226 голосов депутатов). Это коалиция на бумаге. Оппозиция не имеет желания и возможности перераспределить влияние в парламенте. Идея о «широкой коалиции», некогда будоражившая всех, не срабатывает. Значит, отсутствует реальная возможность договориться, по какому направлению идти.

Другое дело, если будет использован опыт 1995 г., когда политическое противостояние привело к неэффективности государственной машины. Был использован прием «Конституционного договора», который позволил на какое-то время приостановить действие самых противоречивых положений Конституции. В настоящее время это касается дуализма в исполнительной власти. Можно также установить направления самой политической реформы; отказаться от коалиционного принципа формирования правительства, чтобы освободить возможности для создания более эффективного антикризисного Кабмина. Конституционный договор мог бы определить и форму реализации политреформы. Правильный вариант – через парламент, но последнее слово может быть сказано и на референдуме, на котором утвердят базовые положения реформы. Есть возможность установить сроки действия Договора.

Плохо работающий парламент не способен на решения, которых требует конституционный процесс. А он требует единого мнения более 300 депутатов. Уже сейчас есть инициатива – если уж выходить из кризиса и идти на выборы (досрочные или плановые в 2010 г.), то будущая власть должна быть более легитимна. Раз это не может сделать парламент, то можно попробовать референдум. А на него можно выйти через Конституционный договор. Это будет менее конфликтно.

Сейчас эта тема не обсуждается. Но может стать актуальной через месяц-два.

- Кто бы потенциально мог заключить Конституционный договор? БЮТ и ПР?

- Нет. Это – институциональный договор, который должен связать не политические партии, а институции. Его участниками должны стать, прежде всего, парламент и президент. Одни должны стать субъектами и инициаторами подписания договора.

- А Кабинет министров?

- Причем здесь он? Это подчиненная институция, связанная с деятельностью парламентской коалиции. Не думаю, что Кабмин должен стать субъектом Конституционного договора. Причина в том, что Договор как раз и должен будет урегулировать вопросы работы исполнительной власти. Но, учитывая, что у нас все не так, как надо, наши политики могут признать Кабмин субъектом Договора.

- На какой основе могли бы договориться парламент и президент? К какому «общему знаменателю» могли бы прийти?

- Первое. Как бы жестко ни шла политическая борьба, базовый тренд в украинской политике – развитие парламентаризма. Скорее всего, речь будет идти о создании более взвешенной парламентско-президентской модели республики. Президент не будет вмешиваться в деятельность исполнительной власти, сфера его компетенции: конституционный порядок, безопасность и представительские функции. Он сохраняет полномочия гаранта соблюдения Конституции. Цель этого – преодолеть дуализм в исполнительной власти, в которую сейчас инкорпорирован президент. Пусть он уже не имеет право принимать решения, подменяющие законы, но в оперативном режиме он управляет через государственную администрацию. Это становится причиной постоянных конфликтов: как управленческих, так и политических.

Также президент должен быть лишен права влияния на государственный корпоративный сектор, которым он периодически пользуется, создавая компании, производя назначения и т.д. Эти функции должны быть упразднены окончательно. Тогда снимется напряжение с исполнительной власти.

Что касается парламентского механизма, то в любом случае в будущей политической системе сохранится полноценный коалиционный механизм. Наиболее неудачным оказалась процедура формирования парламента. Закрытые партийные списки и оторванность депутатов от избирателей стали одними из причин дискредитации парламентаризма. Но это проблема не текста Конституции, а законодательства, которое изменится уже в ближайшее время.

- Следует ли поднимать проходной барьер для партий в Верховную Раду?

- Нет. Как показал опыт последней кампании, 3%-4% - это тот оптимум, который себя оправдывает. Снижение процента может провести к появлению в парламенте карликовых маловлиятельных партий и новой волне регионализации. Политические инвесторы вновь начнут искать крупные регионы, где можно за счет пары областей попытаться проскочить в парламент.

А повышение барьера может привести к тому, что парламент будет монополизирован двумя политическими силами.

- Какими функциями должен обладать Кабинет министров в новой политической системе?

- Ему нужны не новые функции, а полноценная реализация своих конституционных полномочий. Необходимо решить два ключевых вопроса.

Первое. Нужна полная подчиненность (возможность снимать, назначать и управлять) государственными администрациями как инструментами проведения политики на местном уровне. Одновременно нужно ограничение компетенции этой государственной администрации, потому что сейчас она в ряде случаев подменяет собой местное самоуправление. Госадминистрация сейчас фактически реализует местные бюджеты. А она должна заниматься контролем над реализацией государственных бюджетных программ.

Второй важный аспект. Кабинет министров должен иметь полноценные полномочия по формированию и управлению государственного корпоративного сектора.

- Насколько я Вас понял, такой документ, который бы закрепил все эти моменты, может обсуждать уже в этом году?

- Я ожидаю, что об этом будет много говориться уже очень скоро. Есть опасность того, что президент будет настаивать на усилении своих полномочий. Но, думаю, такая позиция не получит поддержки.

Источник: Политком.ru
Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Социальные стандарты по-русски

Рік невдоволення

Киев хватил через край

Кто в Украине всех беднее

Україна – у кризі. Як виходити?

Бізнес тікає за кордон

Острови скарбів

Украину пугают греческим сценарием

Кризис доверия власти и внешние риски для Украины

Мал бизнес, да дорог

Вторая волна кризиса: что делать, пока нет мирового правительства?

Дефолт влади

Жить по-японски

Малый бизнес требует меньшего

Чи відчує Україна нову хвилю світової фінансової кризи?

Гроздья гнева

В Україні не буде масових протестів проти скорочення пільг – експерти

Нацбанк сховав гроші, щоб втримати курс?

"Тому що українці..."

Государство помнит о долге

Черноморскому флоту земля не нужна

Чому необхідна деполітизація державної служби?

Украинская повестка Дня гнева

Сергей Дацюк: Все известные вам государства будут разрушены

Время шутов: первоапрельская политика

Кілька питань перед початком революції

Нуриэль Рубини опасается разрастания кризиса в Северной Африке

Как устроен экономический кризис

Communicorp поставила на радио точку

Опрос DW-Trend: Чем объясняется пессимизм украинцев

Кроме соборности, никаких провокаций

Парламентаризм в Україні помер

Бійка з кров’ю як свідчення деградації українського парламентаризму

История неоконченного кризиса

В ожидании черно-оранжевого Майдана

"Кризис научил большей мобильности"

Соціально роззброєна Україна

Вызовы и угрозы свободе слова в современном мире

Криза ідентичності, або Дещо про неукраїнську «культурну гегемонію»

Опрос: украинцы разочаровываются в демократии из-за экономических трудностей

Робота над помилками

Копите деньги на еду

Українцям пропонують харчі за картками?

Сальдо заработало миллиард

Кризис во всех измерениях

Вторая волна кризиса: ждать или не ждать?

Дилемма безработицы – не только вопрос спроса и предложения

Економіка не підкоряється владі

Осенняя посевная провалена

Тяжелый случай финансового безумия

 

page generation time:0,115