В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Институт стратегических исследований "Новая Украина"
Другие диалоги:

Андрей Ермолаев: «Досрочные парламентские выборы неизбежны»

Версия для печати
12 май 2009 года
У каждого политолога свой стиль. Андрея Ермолаева отличает тяга к проецированию внутренних политических раскладов на геополитическое поле. Однако интересен он именно тем, что знает эти самые внутренние расклады. Геополитика в нынешних условиях, конечно, важна, однако всех в большей степени интересуют вопросы реальной украинской политики. Тем более что спрогнозировать с высокой степенью точности направление развития событий крайне сложно. Однако попытаться все же стоит. Что и было сделано. Андрей, традиционный вопрос: распустит Президент Верховную Раду или нет?

— У главы государства в настоящее время нет оснований для роспуска парламента по причине нелегитимности правительства. Он рассчитывал на решение Конституционного суда, однако КС ушел от прямого ответа на данный вопрос. Но у Президента могут появиться новые аргументы для досрочного прекращения полномочий Рады. Именно поэтому целый ряд советников Виктора Ющенко заявили о возможности начала в ближайшее время консультаций с парламентскими фракциями. Для чего они нужны? Например, для выяснения реального количественного состава парламентской коалиции. Ведь Конституционный суд формально подтвердил тот факт, что именно коалиция полномочна или формировать новое правительство, или же оставлять старый состав Кабмина. Однако КС ничего не сказал относительно того, существует ли в Раде парламентское большинство или нет. Вот эту "карту" Президент и может разыграть в ближайшее время.

В ходе консультаций глава государства может получить серьезные аргументы относительно недееспособности коалиции. Следовательно, были превышены полномочия и Верховной Рады, которая несколько месяцев работала без большинства, и правительства, взаимодействовавшего с несуществующей коалицией. Поэтому во время консультаций может рассматриваться вопрос о досрочных выборах Рады. Есть несколько политических сил, поддерживающих данную идею. Это Партия регионов, часть фракции "НУНС", не исключено, что могут появиться новые симпатики. Грубо говоря, Президент может с помощью подобных консультаций легитимировать постановку вопроса о необходимости проведения досрочных парламентских выборов. А уж какой путь будет избран — правовой или политический, — это станет решаться в ходе консультаций.

Очевидно одно: Ющенко уже отдает себе отчет в бесперспективности второго президентского срока и стремится сделать все, чтобы остаться в "большой политике". А это возможно лишь в случае если он получит депутатский мандат и сможет влиять на политическую игру без пауз и вынужденных "каникул". Этим объясняется и его идея одновременного проведения парламентских и президентских выборов. Не исключаю, что и для внешних игроков быстрое обновление власти и новая стабилизация в украинских верхах выглядят более привлекательно, чем еще 2—3 потерянных конфликтных года.

Посмотрите на украинскую политику глазами уставших от бессмысленности и двуличности нашей политики внешних наблюдателей: в Ющенко разочарованы, Тимошенко не верят, Янукович не сможет в одиночку уравновесить страну, Яценюк незрел, Литвин пассивен, Тигипко и Гриценко малозаметны, Тягнибок и Беркут — маловлиятельны… Нужна новая конфигурация, в которой основные украинские претенденты смогут преодолеть нынешний "лабиринт конфликта", сложить национальный "кубик компромисса". Нужен не один супергерой, а коллективная модель взаимодействия, гарантирующая любому внешнему партнеру или внутреннему инвестору стабильные правила поведения государства, ответственности и коммуникативности государственной власти. Украина утомила всех своим политическим феодализмом и "маниловщиной", и ее будут "принуждать к модернизму" — и изнутри, и извне.

Однако за полгода до истечения срока своих полномочий Президент не вправе распускать Раду…

— Дело не в этом. Думаю, основные участники политической игры понимают: досрочные парламентские выборы неизбежны. И судьба нынешнего состава парламента тесно связана с судьбой очередных президентских выборов. Любой победитель президентской гонки будет искать способ изменить состав Рады, чтобы обеспечить полноценную работу новой исполнительной власти. В этой связи возникает вопрос, на который пока нет внятного ответа. Если признается неизбежность досрочных парламентских выборов, то когда их лучше проводить — до президентской кампании или после? Есть политические силы, заинтересованные проводить выборы в Раду до избрания нового президента, используя парламентскую кампанию как разгон для своего кандидата на пост главы государства. И, соответственно, есть политсилы, для которых гораздо выгоднее проводить перезагрузку парламента после президентских выборов, используя возможную победу своего кандидата. Однако для того чтобы играть в эту игру, необходимо знать окончательную дату выборов главы государства. Она пока под вопросом. Есть решение Верховной Рады проводить президентские выборы 25 октября 2009 года. Но, по всей видимости, нас ждет длительное рассмотрение этого дела в Конституционном суде. И для того чтобы определять логистику консультационного процесса, необходимо четко знать: подтвердится ли 25 октября или же дата будет меняться? А это возможно. Не исключено, что будет новое решение парламента о проведении выборов в ноябре, декабре и даже в январе 2010 года. Поскольку нет ясности в данном вопросе, то затягиваются и любые консультации.

Представители БЮТ считают, что никакой проблемы нет: если Конституционный суд оспорит дату, Рада еще раз проголосует абсолютным большинством за проведение выборов президента 25 октября. Получается, что политическое решение уже принято?

— Интрига состоит в том, что если КС осмелится отменить парламентское решение по 25 октября, то подтвердить в очередной раз эту дату будет очень сложно. Ни одна крупная уважающая себя парламентская сила не пойдет на открытый конфликт с Конституционным судом. Не станет рисковать своим имиджем, в том числе и внешнеполитическим. Скорее всего, депутаты перенесут дату. Например, на ноябрь. В Раде найдется достаточное количество юристов, которые убедительно докажут, что выборы президента необходимо проводить, допустим, в начале ноября.

При вынесении вердикта конституционным судьям придется учитывать два момента. Первый — политический. За проведение выборов президента 25 октября проголосовал 401 депутат. Это свидетельствует о том, что украинский политический класс, независимо от "партийных погон", продемонстрировал свое нежелание сотрудничать с Президентом Ющенко. Дата очередных президентских выборов была максимально приближена. Другими словами, чем скорее переизберем Ющенко, тем лучше. Второй момент: психологический. Решение парламента было воспринято обществом. Оно не вызвало негативной реакции. У Президента предельно низкий рейтинг доверия, и общество поддерживает быстрые выборы.

Конституционные судьи будут вынуждены считаться как с настроениями политического класса, так и с атмосферой в обществе. Как они будут действовать? Вариант первый: тянуть резину. Это КС уже неоднократно делал. Когда нет внятного решения — тянуть с принятием окончательного вердикта либо использовать расплывчатые формулировки. Второй вариант: действовать в соответствии с законами формальной логики и, по всей видимости, отменять 25-е число. Принимая тем самым не только правовое, но и политическое решение, то есть подыгрывать Президенту. Вот один из этих вариантов судьи и выбирают.

Возможен ли вариант, когда вместо роспуска парламента появится широкая коалиция? В результате реализуется конституционная реформа и власть будет поделена между БЮТ и Партией регионов.

— Если бы Тимошенко и Янукович были командирами двух дивизий, подобная коалиционная схема сработала бы. Однако следует учитывать, что Янукович — это коллективный лидер с очень сложной командой, где много "центров влияния". И договоренность Виктора Януковича с Юлией Тимошенко без поддержки этих "центров" просто бессмысленна. У Юлии Владимировны другая ситуация. Она — лидер вождистского типа. Однако у нее проблемы с фракцией, где впервые проявились системные противоречия, связанные с идейными расхождениями и разочарованностью в вожде. Два лидера и их советники могут вести консультации, однако они не в состоянии дать друг другу гарантии того, что их политические команды механически поддержат принятые решения. Ведь мало подписать новое коалиционное соглашение и даже один раз "голоснуть" за внесение изменений в Конституцию. Нужно будет предложить обществу идеологию посткризисного развития страны, принимать и реализовывать набор лоббистских мероприятий в экономике, изменять бюджетную систему. А как это сделать, если налицо конфликт интересов и идеологические различия двух команд? БЮТ представляет интересы финансового капитала, ориентированного на проведение спекулятивных операций. Во фракции представлены импортеры и латифундисты. А "регионалы" — это выразители интересов реального сектора экономики: сырьевого, машиностроительного и так далее. У БЮТ и ПР абсолютно разные подходы к стратегии развития экономики. Например, Тимошенко в своих публичных выступлениях довольно агрессивно выступает против протекционизма, активно защищает фритредерство. В украинском варианте и в условиях глобального кризиса это выглядит как смесь торгового цинизма с социальным популизмом. Для представителей реального сектора экономики протекционизм в условиях экономического кризиса — это вопрос выживания. Поэтому больше прагматизма в социальных вопросах (например, требование реального бюджета) и одновременно — активная промышленная политика, готовность идти на новые реформы, своеобразный "технократизм" антикризисной политики — особенность позиции "регионалов". И подобных системных расхождений достаточно много. Поэтому альянс между "регионалами" и "бютовцами" в нынешней конфигурации власти практически невозможен. Вся эта игра вокруг мегакоалиции больше напоминает интриги третьих сил, заинтересованных одним махом ослабить и ПР, и БЮТ, изменить "посторанжевую" политическую архитектуру, "зачистить" место для новых политпроектов. Что это за силы? А те, кто сейчас "разводит" Тимошенко и Януковича на мегакоалицию, выборы президента в парламенте, передел правительства 50/50 и прочий торговый примитив. Авторы этих идей забывают, что игра в историю всегда плохо заканчивается для самих игроков, ибо история суть актуальный деятельный опыт живого, невыдуманного общества, а не "фишки" и символы, рожденные в сумраке кабинетов.

Какова, на ваш взгляд, вероятность отставки Тимошенко до начала президентских выборов?

— Что бы ни заявляли "регионалы", коммунисты, "единоцентристы" и другие критики действующего правительства, однако для них сегодня выгодно, чтобы Юлия Тимошенко дотянула до президентских выборов на посту премьер-министра. Практически все социологические исследования свидетельствуют о том, что Тимошенко динамично теряет уровень поддержки. И хотя у нее сохранился такой важный для политика ресурс, как электоральное ядро, однако снижается возможность прироста доверия, резко ухудшаются имиджевые характеристики. Это означает, что при старте на выборах президента с позиции премьера Юлии Тимошенко будет очень сложно поднять уровень поддержки. Она вынуждена нести бремя ответственности за состояние экономики.

Сегодня уровень ее поддержки составляет примерно 15%. Учитывая предвыборный мультипликатор, такой поддержки достаточно, чтобы выйти в финал президентской гонки, но критически мало для победы. Следует учитывать и то обстоятельство, что изменится характер перетока голосов между кандидатами в президенты. Если в 2006 — 2007 годах переток голосов соответствовал алгоритму "оранжевой революции" ("оранжевые" избиратели переходили к "оранжевым" лидерам, избиратели оппозиции — к оппозиционным силам), то в 2009-м мотивы поведения избирателей резко поменяются. Они будут ориентироваться на аргументированные антикризисные предложения и на эмоции, связанные с всеобщим недоверием нынешней власти. Поэтому главная угроза для Тимошенко заключается в том, что, пройдя во второй тур с невысокими избирательными показателями, она просто не сможет мобилизовать разочарованную часть экс-"оранжевого" электората, которая либо проголосует за ее оппонента, либо просто не придет на выборы.

А какова роль в предстоящей президентской кампании технических кандидатов в президенты?

— С этим как раз и связаны главные тревоги Тимошенко. Сегодня она может быть в гораздо большей степени заинтересована сама уйти с поста премьера, чем ее оппоненты. Появление молодых, амбициозных кандидатов создает для нее реальную угрозу проиграть уже в первом туре. Стартовать с поста премьер-министра, ответственного за все беды в стране, да еще конкурировать не только с главным оппонентом — Партией регионов, но и с молодым поколением политиков — это серьезный риск проигрыша в первом туре. Ведь с минимальным отрывом от Юлии Тимошенко в финал может выйти тот же Яценюк. Поэтому технологически Тимошенко выгоднее идти на президентские выборы из оппозиции. Но как уйти в оппозицию до выборов? И — к кому в оппозицию, если нет альтернативных коалиций, легенда об альянсе Януковича и Ющенко оказалась "дутой уткой", а дальнейшее оппонирование Ющенко не столько укрепляет репутацию БЮТ, сколько реабилитирует самого Ющенко. В этих условиях, отягощенных кризисом, самостоятельное решение — признак слабости. А оппоненты не в состоянии реализовать отставку законно и убедительно. В общем, классическая драма, где все участники — "жертвы обстоятельств". В Украине действительно есть общественный запрос на новых политиков. Однако сказанное вовсе не означает, что все явившиеся сейчас "новые" герои получили шанс на победу. Все "новые", скорее всего, выполнят важную миссию сохранения надежды на перемены, но так и останутся спутниками и партнерами нынешних лидеров. С другой стороны, они повлияют на состав и идеологию будущей власти, оттеснят как забронзовевших "диджеев Майдана", так и постаревших "профи" от старой управленческой элиты. Но сами они еще не готовы модерировать и формировать эту власть. И в этом особенность перехода от уходящего "помаранчевого" этапа через сложный и запутанный "постпомаранчевый" — к этапу украинского неомодернизма. Поэтому я просто констатирую, что все возникшие "новые" действительно задают новый контент следующего политического этапа, но не успевают завоевать в нем лидерские позиции.

Знаете, с молодыми политиками очень просто бороться. Достаточно увеличить избирательный барьер, и все они останутся за бортом Рады. А шансов победить на выборах президента у них практически нет.

— Я сомневаюсь в принятии такого решения. Но даже если оно и будет принято, то все равно не остановит процесс. Украинская политика и общество многополюсны не потому, что у нас много или мало партий, а потому, что у нас сильно выражен общественно-политический плюрализм. Украинское общество действительно прошло важный этап социально-политической структуризации. Более того, в нем все больше отражается специфика социальной организации классического индустриального общества, с его многочисленным классом наемных работников, маловлиятельным мелкобуржуазным предпринимательством (часто — с высокой степенью самоэксплуатации и выраженными патерналистскими настроениями), узким слоем сверхбогатой элиты с феодальными замашками и т. д. Допустим, если барьер увеличат с трех до семи процентов, то в Раду действительно пройдет две или три партии (блока). Однако уже на следующих парламентских выборах появятся несколько политических сил, преодолевающих семипроцентный порог. Я просто уверен в этом. Поэтому как бы ни старались сторонники увеличения избирательного барьера, двухпартийности в Украине не будет. У нас традиционно силен левый спектр. Сильные позиции занимают национал-демократы. У нас всегда будет запрос на популизм. Всегда будет поддержка региональной тематики. Растут симпатии к либеральным и социал-либеральным взглядам и ценностям, особенно — в среде городского "среднего класса". Это уже четыре-пять полюсов. А их может быть гораздо больше. Поэтому двуполюсность и двупартийность — идея бесперспективная.

Несомненно и другое: на предстоящих выборах вряд ли сработают схемы раскола Украины по Днепру. Расколы будут, но совсем другие, более сложные, "кружевные", связанные с появлением разнообразных этнических, региональных и идеологизированных сообществ. Поэтому разбить страну на "синих", воюющих против "оранжевых", не удастся даже при большом желании.

Думаю, что в отличие от 2004 года, все будущие кандидаты в президенты в той или иной форме станут активно говорить о разных рецептах объединения и спасения страны. Они вынуждены будут реагировать на эту проблему. Если хотите, это как бы избавление от груза грехов раскола страны в 2004 году.

Украинское общество, которое разорвано, фрагментировано, разочаровано властью, тем не менее, еще сохраняет надежду на прогрессивные идеи нереализованных революционных повесток дня прошлых лет, и поэтому станет позитивно реагировать на все, что связано с пропагандой нового единства. На практике это означает, что победители и побежденные вынуждены будут договариваться после выборов, создавать некие широкие форматы компромисса. Компромиссы будут, но — после выборов и с активным участием "новых" лидеров, которые будут востребованы любым из победителей как источник идей, новых имиджевых характеристик, новых практик, в конце концов.
Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Материалы по теме

 

page generation time:0,102