В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Зал периодики
Другие диалоги:

Глава податкової міліції Сергій Білан: Завдання - зламати систему

Версия для печати
Галина Калачова
21 май 2015 года

5 мая Кабинет министров назначил новое руководство Государственной фискальной службы.

На тот момент назначение ее руководителем главы парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики, депутата от БПП Романа Насирова уже не было сюрпризом.


Основной неожиданностью стало решение о его заместителях.

Куратором налоговой милиции назначен Сергей Билан, главным таможенником - Константин Ликарчук.

Фамилии этих людей в качестве потенциальных заместителей главы ГФС раньше не назывались. Их не было в списке конкурсантов на должность главы ГФС. Обсуждался вариант, что новые замы будут выбраны именно из списка.

В этот раз Кабмин и АП изменили свой подход к выбору руководства службы.

Предыдущее трио руководителей назначалось следующим образом.

Кабмин и АП сошлись на том, что главой будет выходец из бизнеса Игорь Билоус. Он пользовался поддержкой главы АП Бориса Ложкина, имел кредит доверия премьер-министра. Его заместителями стали люди из системы Анатолий Макаренко (таможня) и Владимир Хоменко (налоговая милиция).

Получилось так, что Макаренко и Хоменко оказались самостоятельными фигурами. Настолько самостоятельными, что не подчинялись Билоусу, были единовластными "хозяевами" каждый своего направления.

Троица была в постоянном конфликте, который то затухал, то вспыхивал. Время от времени конфликт выливался на публику.

В этот раз по-прежнему имели место договоренности между АП и премьером. Однако в отличие от предыдущего сценария, сейчас, похоже, кандидатуры заместителей согласованы с главой ГФС.

Во время своей первой пресс-конференции на должности глава ГФС Роман Насиров упомянул, что рекомендовал кандидатуры Ликарчука и Билана премьеру. В разговоре с ЭП куратор налоговой милиции Сергей Билан также дал понять, что с Насировым знаком давно. Правда, без подробностей.

Что означает подобный подход?

Насиров считается человеком президента. Если у него получится жить в мире и согласии с заместителями, значит, ГФС лишь формально будет считаться органом исполнительной власти. Реально его будет контролировать Банковая.

В разговорах с журналистами и Насиров, и Билан озвучивают правильные вещи. Бороться с коррупцией, снизить давление на бизнес, реформировать службу. Все это обещали предшественники, но с реализацией не сложилось. У новых руководителей есть три месяца на то, чтобы доказать свою правоту.

- Сергей Васильевич, почему вы стали куратором налоговой милиции?

- Я пришел в команде с Романом Михайловичем. Он меня пригласил на эту должность. До этого я работал в Службе безопасности Украины по направлению борьбы с коррупцией, контрабандой и защитой экономики.

- А собеседование с премьером у вас было?

- Да, было.

- Что он вам сказал?

- Сказал работать-работать-работать (улыбается).

- В планах у правительства - подчинить ГФС Минфину. С министром финансов Натальей Яресько вы уже общались?

- Да.

- Возможно, она озвучила вам свое видение работы налоговой милиции или назвала желаемые индикаторы успеха вашей деятельности?

- Основная наша задача - заставить правонарушителей действовать в рамках правового поля. Среди ориентиров - искоренить схемы с фиктивным НДС, те же налоговые ямы. У нас нет такого плана - посадить 50 человек, открыть сто уголовных производств и наложить 10 млн грн штрафных санкций.

Предприниматель, который работает "по-белому", вообще не должен ощущать присутствия налоговой милиции. Такую модель работы мы будем выстраивать.

- Вам нужны дополнительные полномочия для достижения этих целей?

- У нас есть все функции для того, чтоб реорганизовать фискальную службу, в том числе налоговую милицию, и перевести их работу на новые рельсы.

Есть единство на уровне руководства ГФС и политическая воля для того, чтобы искоренить коррупцию. Сейчас в налоговом инспекторе бизнес видит главного врага и человека-вымогателя. Мы намерены сломать этот стереотип.

Хочу сказать еще одну вещь. Что бы мы ни делали, налоговая милиция никогда не будет хорошей в глазах бизнеса. Когда налоговый милиционер действует в правовом поле, он не позволяет уклоняться от уплаты налогов в бюджет.

А любой предприниматель, даже самый честный, заинтересован в том, чтобы платежи были минимальными. Такова человеческая природа. Наша задача - заставить налогового инспектора работать исключительно в рамках закона, без малейшего намека на взяточничество. Что происходит сейчас?

Сейчас на низком уровне берут взятки, потому что их требуют на более высоком. Эту систему нужно разрушить.

- Как вы планируете это делать?

- В том числе путем кадровых изменений. Основная задача - максимально быстро создать управленческую вертикаль, которая будет слажено работать.

- Каким образом?

- Расставить на уровне руководителей областных подразделений, на ключевых позициях в центральном аппарате новых людей. Это должны быть люди, которые смогут организовать работу по новым правилам. Плюс - если бы парламент принял некоторые поправки в действующее законодательство.

- О каких поправках речь?

- О тех, которые касаются материального обеспечения. Средняя зарплата налогового инспектора - 2,5 тыс грн. За эти деньги невозможно прожить.

Я за внесение изменений в закон о госслужбе в той части, чтобы госслужащий получал финансирование не только из бюджета, но и из внебюджетных источников. Например, фонда финансирования госслужбы, который будет наполняться с помощью международных доноров.

Его создание анонсировал замглавы АП Дмитрий Шимкив.

Где найти новых людей?

- Люди есть в системе, будем продвигать достойных. Также будем приглашать профессионалов извне. Из правоохранительных органов, общественности и экспертов. Президент и премьер дали нам максимум три месяца на проведение реформ. Мы понимаем, что делать все нужно не просто быстро, а очень быстро.

- С чего планируете начать?

- Вопрос кадровых перестановок - это вопрос даже не недель. В ближайшие несколько дней мы заслушаем руководителей областных подразделений о проделанной работе и примем соответствующие кадровые решения.

- А оптимизация штата будет?

- Она нужна. Позиция по этому вопросу следующая: сокращать численность руководящих должностей и увеличивать количество инспекторов.

- Реформа неповоротливого бюрократического аппарата - болезненный и длительный процесс. Сколько может понадобится времени на это?

- Сломать систему, которая строилась десятки лет, непросто.

В госаппарате чувствуется инерция. С ним очень сложно бороться, но если начать раскачивать систему, то на каком-то этапе наступит момент, когда инерция перестанет действовать. Думаю, два-три месяца - это реальный срок для того, чтобы бизнес почувствовал изменения.

- А что потом? Не боитесь повторения сценария предшественников?

- Нет. Я знаю, зачем сюда пришел, и знаю, что делать.

- Куратор налоговой милиции Владимир Хоменко и глава таможни Анатолий Макаренко спорили о полномочиях касательно борьбы с контрабандой. Макаренко настаивал на предоставлении дополнительных функций таможне. Готовы ли вы отдать ей часть полномочий?

- Мы c Романом Насировым и Константином Ликарчуком пришли одной командой, и у нас нет разногласий по поводу полномочий.

- Это пока нет.

- И не будет. Никто не тянет одеяло на себя. В ГФС работает Мониторинговый центр, где на табло налоговая милиция и таможня видят всю информацию о товарах. На основании этих данных каждый из нас может анализировать груз в рамках своих функций. Я не вижу, что нам с Ликарчуком делить.

- Нужно ли создавать Службу финансовых расследований?

- Концепций ведомства, которое борется с экономической преступностью, много. Есть практика, когда это направление координирует минфин. Например, Следственная служба Министерства финансов Грузии или Финансовая разведка Министерства финансов Польши.

В Украине предлагалось создать специализированный орган с расширенными полномочиями. Однако тут есть нюанс. Модель, которая сработала в других странах, в Украине может не сработать.

- Но с чего-то начинать нужно.

- Наталья Яресько анонсировала, что концепция реформирования фискальной службы появится в ближайшее время. Пока речь идет о том, чтоб налоговая милиция осталась отдельным подразделением в составе ГФС.

- Вы новый куратор налоговой милиции с опытом работы в сфере борьбы с экономическими преступлениями. У вас должно быть свое мнение.

- Я считаю, что от идеи специального органа, который будет обеспечивать уплату налогов в рамках закона, никуда не уйдешь. Он может называться по разному - службой финансовых расследований, финансовой разведкой, налоговой милицией, но такой орган должен быть.

- Роман Насиров говорил о ревизии функций налоговой милиции и смещении акцентов ее деятельности. О чем речь?

- Нужно уменьшить силовую составляющую и сосредоточиться на предупреждении правонарушений. Мы не являемся инструментом наполнения тюрем. Наша задача - выявлять и противодействовать нарушениям налогового законодательства на этапе, когда они еще не совершены.

- В неформальных разговорах бизнес отмечает, что при Хоменко и в период "безвластия" в ГФС наблюдался расцвет схем по уклонению от уплаты налогов. Вы уже заметили этот "расцвет"?

- "Расцвет", о котором вы спрашиваете, прежде всего, заключается в том, что вместо нескольких так называемых площадок продолжают существовать многочисленные транзитно-конвертационные группы.

Пользуясь постоянной потребностью рынка, они действуют в двух направлениях: оказывают незаконные услуги по минимизации налогов и обеспечивают предпринимателей неучтенной наличкой.

У нас есть и ресурс, и желание для того, чтобы ликвидировать это общественно опасное явление. Хотя "схемы" создавались годами, а времени у нас мало, я уверен, что мы справимся. Мы будем работать на упреждение нарушений.

- Еще один комплекс схем связан с незаконным перемещением товаров в зону АТО, нелегальным производством подакцизных товаров в АТО, контрабандой угля. Какие схемы вы видите?

- Незаконные поставки есть по всем товарам, не только по подакцизным. Перемещают хлеб, картофель, бытовые товары. К сожалению, это выгодный бизнес. Если стоимость грузовика с этой продукцией на подконтрольной Украине территории - 30 тыс грн, то в Донецке или Луганске - 100 тыс грн.

Предприниматель получает прибыль в три раза больше. Он готов пожертвовать транспортом, здоровьем своих водителей, рискует быть привлеченным к административно-уголовной ответственности, но он идет на это. Ради денег.

- Каковы объемы перемещаемого товара?

- Мы очень приблизительно можем о них судить. Почему? Потому что мы не можем подсчитать то, что не обнаружили. Буквально на днях мы с сотрудниками СБУ и Вооруженных сил Украины задержали около 150 грузовых фур. Чтобы вы понимали - это автопоезд длиной три километра.

На территории Украины (территории, подконтрольной законной власти. - ЭП) они собирались в одну колону несколько недель. Ждали, когда их проведут через линию разграничения. Как только мы начали документировать эти правонарушения, по нашим сотрудникам открыли огонь. Никто не пострадал.

Мы проверяем эти машины. Выявили спирт, бытовые товары. Выясняем, как эти машины оказались на линии разграничения, кто виноват. Такого еще не было. Это самое крупное задержание за время работы налоговой милиции на линии разграничения. Ранее задержали колону из 24 грузовиков.

Сотрудники налоговой милиции в Донецкой и Луганской областях, а также подразделения "Фантом" в 2015 году предупредили незаконное перемещение товаров на сумму более 90 млн грн.

- Зона АТО - это все же территория Украины. Там действует особый порядок перемещения. Если окажется, что груз законный, что тогда?

- Если предприниматель официально купил в Украине товар, например, десять тонн картошки, то в том, что он перемещает ее через территорию Украины, нет ничего противозаконного. Вопросов к нему у нас не может быть.

Другое дело, когда мы задерживаем груз на линии пересечения с АТО. Тогда возникают вопросы, почему этот груз идет на восток, и кто его получатель.

- И кто же?

- Как правило, все получатели находятся на неподконтрольной Украине территории. Это предприятия, которые не перерегистрировались в Украине. Они не платят налоги в госбюджет. Это первый момент.

Второй касается поставщиков. Они купили товар, они его перемещают, то есть оказывают услуги по доставке, продают по завышенной стоимости и тоже не платят налоги, потому что это происходит на неподконтрольных территориях.

К тому же, в этих случаях мы почти всегда сталкиваемся с нарушением аутентичности документов - липовые печати, двойные пакеты документов.

- Местные чиновники содействуют таким поставкам?

- Мы видим, что чиновники к этому особо не имеют отношения. Основная линия связи проходит именно между компаниями.

- Насколько это явление массовое?

- Знаете, кому война, а кому мать родна. К сожалению, зона АТО - это новый рынок сбыта. Для бизнеса - это возможность заработать.

Нельзя сказать, что существует масштабный коридор нелегальных поставок, но такие случаи есть. Пока мы не построим надежный барьер на временной линии разграничения, мы эти случаи полностью не пресечем.

Нужно создать серьезную линию контроля. Сейчас на линии разграничения есть шесть официальных пунктов пропуска. Сотрудники налоговой милиции находятся на каждом из них. Но есть еще поля, леса, проселочные дороги. На каждой дороге мы не можем поставить блок-пост.

Перемещение товаров в зону боевых действий - это прибыльный бизнес, и всегда находятся "решалы", которые предлагают свои услуги за перемещение.

- Сколько стоят такие услуги?

- Перемещение грузовой фуры стоит от 10 тыс грн до 100 тыс грн в зависимости от номенклатуры товара. Перемещение алкоголя и табачных изделий - дороже, продуктов питания и товаров народного потребления - дешевле.

- Какова ситуация с центрами производства контрафакта в зоне АТО?

- Такие центры действуют, в частности, по производству водки и сигарет. В прилегающих к зоне АТО регионах мы видим продажу российских сигарет без акцизных марок, к примеру, "Донской табак".

- Как это происходит на практике?

- Оборудование по производству алкоголя или сигарет можно поставить в любом складе. Открываются цеха, запускается незаконное производство. Крупные торговые сети не связываются с такой продукцией. С ней работают малые предприниматели. Мы ее изымаем небольшими партиями из розницы.

Выявили и закрыли два подпольных цеха по изготовлению ГСМ, а также три цеха по незаконному изготовлению ликеро-водочной продукции.

- Вы знаете, где расположены эти центры?

- Да. Они есть и в Горловке, и в окрестностях Донецка. Мы не контролируем эту территорию и не можем их ликвидировать. Мы можем только предотвращать распространение этой продукции на территории Украины.

- Насколько широка география распространения этих товаров?

- Украиной она не ограничивается. Эти товары реализовываются и в Россию, и в Белоруссию. У таких дельцов основная цель - получение средств. Где им платят - туда они и поставляют.

- В 2014 году ГПУ заявила о создании незаконных каналов сбыта контрафактных сигарет с табачной фабрики "Хамадей". По данным генпрокуратуры, часть средств от реализованной контрафактной продукции шла на финансирование террористической организации "ДНР".

- Я не могу комментировать этот вопрос. Данное уголовное производство находится в поле деятельности СБУ и Генпрокуратуры. Ведется следствие.

- Парламентский комитет по вопросам налоговой и таможенной политики рекомендовал Верховной Раде принять законопроекты о бесплатной передаче в зону АТО конфискованных сигарет и автомобилей.

Бизнес категорически против, поскольку это приведет к росту теневого рынка и появлению новых каналов контрабанды. Какова ваша позиция?

- То, что происходит с конфискованным товаром, это вторичный вопрос. В этом вопросе мы будем руководствоваться нормами, которые примет законодатель. Наша первоочередная задача - предотвратить и выявить правонарушение.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Материалы по теме
Перекресток цивилизаций

Резюме по теме «Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?»

Глядя в будущее: от бюрократии к холократии

Переменчивая природа власти: сетевое управление

Децентрализация на распутье – европейские реформы в период кризиса

Децентрализация власти в 21-м веке - обзор

30 лет реформ системы управления в Китае

Уроки реформы системы управления США: опыт 20 лет

В защиту государственной бюрократии

Хорошее управление: благозвучный лозунг или желательная цель развития?

Принципы и проблемы новой политической парадигмы: многостороннее управление

Существует ли новая парадигма управления? Пример Португалии и Литвы

Управление: новая парадигма

Бюрократия убивает: уроки Рима

Как исправить правительство и восстановить демократию

Почему власть нуждается в радикальном упрощении

Зал периодики

Битва за виборчу систему

Первый год президентства Петра Порошенко

Айварас Абромавичус: Ми тут зібралися не для того, щоб тупцювати на одному місці черепашачими ніжками

Як працюватиме український аналог ФБР

Аваков: Я за полное разграничение с оккупированным Донбассом

Закрытая встреча: О чем украинский бизнес говорил с президентом

Кравчук: Ошибки президента в кадровых решениях зачастую настолько очевидны, что вызывают удивление

Новая модель развития финансов

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Кличко мне друг, но выборы дороже?

Як не варто проводити адмінреформу, або Чи повторить Україна помилки Латвії?

Як знайти компроміс між олігархами і суспільством

The Economist: податок в Україні зросте, державні видатки скоротяться

Коментар: Порошенко має діяти

Олигархи сломают власть

Жизнь без европейской перспективы

Спочатку корупція, решта потім

В Україні насправді немає ані лівих, ані правих рухів – Портников

Роман Чернега: "Половина работников в Украине работают нелегально"

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Гарбуз на тортике

Небезпечні радники. Чи будуть зроблені висновки з поразок?

Андрій Коболєв: Людям давали дешевий газ, щоби іншою рукою забирати в них значно більше

Експерт: Порошенко за рік президентства допустив низку помилок

Для реформи децентралізації потрібен фундамент

ВР восьмого созыва с высокой вероятностью не доживет и до середины каденции

Дефолт или ультиматум?

Маємо другий неоголошений дефолт?

Эволюция достоинства

Пряма і явна загроза: як корупція шкодить національній безпеці України

Ничего в Минздраве

Инфографика: Как депутаты ходят на работу. Рейтинг и антирейтинг голосований

Платить по счетам: что даст Украине мораторий на погашение долгов

Коты в мешке. По каким правилам пройдут местные выборы-2015

Старі «граблі» й нові...

Кто-то должен ответить

Павло Шеремета: В правительстве возобладали аппаратные инстинкты

Примирення з Донбасом та РФ. Чи можлива без нього європейська безпека?

«Відверто Кажучи, Верхівка Вашої Еліти Дуже Корумпована»

«Украинский кризис» 2013-2015 годов или основы современного международного порядка

Про институциональный кризис

Сломать вертикаль власти. Опыт компании Zappos

Україна — від епохи Середньовіччя до Нового світу

Цугцванг Яценюка?

По чьим рецептам вылечат страну

Почему Украина до сих пор не ратифицировала Римский устав?

Архітектура поразки

Удобная «отмазка»

Рада после «майских»: о проблемах Донбасса поговорили и забыли

Испанские леваки: из радикалов в центристы

 

page generation time:0,410