В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Зал периодики
Другие диалоги:

Роман Чернега: "Половина работников в Украине работают нелегально"

Версия для печати
Беседовала Юлия Молочко
25 май 2015 года
Реформированная Государственная служба Украины по вопросам труда может не начать свою работу в полном объеме до конца мая. Причина - нехватка квалифицированных кадров. Впрочем, все одно новая служба будет наделена более широкими полномочиями и сможет влиять на работодателя в плоскостях официального оформления сотрудников и качества условий их работы. Об этом в интервью РБК-Украина рассказал председатель Государственной службы Украины по вопросам труда Роман Чернега.
К сожалению, у нас в стране до сих пор нет культуры охраны труда. Но сами руководители предприятий должны осознать, что безопасность на производстве - это экономия прежде всего их средств, когда все будет работать стабильно и у них не будет головной боли из-за аварии или несчастных случаев на производстве", - сказал, в частности, в интервью Роман Чернега.

РБК-Украина: Ранее вы анонсировали, что Государственная служба по вопросам труда начнет свою работу в конце мая. До конца месяца остается около недели. Успеете ли вы уложиться в обещанные сроки?

Роман Чернега: Эта работа уже выполнена почти на 80%. Есть сложности с подбором кадров. К сожалению, многие руководители структур в областях подпадают под закон об очищении власти. Поэтому мы сейчас проводим отбор, собеседования, чтобы подобрать профессиональных патриотически настроенных людей, понимающих, что такое государственная функция и позиция.

Не хочу загадывать наперед, но, если мы успеем за неделю зарегистрировать все областные управления, то будем этим только гордиться. Если же мы все таки не успеем дозарегистрировать, то это, возможно, будут только две-три области.

РБК-Украина: Чем будет отличаться работа новосозданной Госслужбы по вопросам труда от Государственной инспекции по вопросам труда, на базе которой она была создана?

Роман Чернега: Ранее Государственная инспекция по вопросам труда регулировала трудовые отношения. Отдельно был Госгорпромнадзор, который отвечал за охрану и безопасность труда. Кроме того, функции по гигиене труда принадлежали Санэпидемслужбе.

То есть можно сказать, что в Госслужбу по вопросам труда объединились два с половиной органа. Ведомство не будет наделено какими-то новыми функциями - мы так же, как и раньше, будем заниматься охраной труда.

Однако, мы будем смещать акценты в своей деятельности. Ведомство больше не будет работать как инспекция. Мы не хотим, чтобы нас воспринимали как карательный орган. Мы являемся службой, а служба предусматривает полномочия в более превентивной, профилактической работе.

Безусловно, государственный надзор должен быть, ведь никогда не будет так, чтобы все работодатели стали добросовестными и ответственными. Поэтому инспекционная деятельность будет осуществляться, однако акцент будет смещаться на предупреждения и разъяснения.

К сожалению, у нас в стране до сих пор нет культуры охраны труда. Но сами руководители предприятий должны осознать, что безопасность на производстве - это экономия прежде всего их средств, когда все будет работать стабильно и они не будут иметь головной боли из-за аварии или несчастных случаев на производстве.

Также следует отметить, что количество работников, задействованных в Госслужбе, будет в два-три раза меньше, чем во многих других странах. У нас будет в среднем однин инспектор на район.

К примеру, в западных регионах в районе может быть 10-15 производств. Если же брать Днепропетровскую или другую промышленную область, то их могут быть сотни. Поэтому у нас будут определенные сложности, связанные с частотой посещений.

РБК-Украина: На одном из своих брифингов вы заявили, что пытаетесь вернуть в свое ведомство специалистов Госинспекции по вопросам труда и Госгорпромнадзора, которые ушли в процессе реорганизации. Чем вы можете мотивировать эти кадры вернуться, если они, к примеру, уже нашли работу в частном секторе, где зарплаты значительно выше?

Роман Чернега: Нам уже удается это сделать. Я не могу заинтересовать людей достаточной зарплатой. Но, к счастью, к нам хотят присоединиться люди, для которых зарплата не является первоочередной мотивацией. Такой здоровый патриотизм не может не заслуживать похвалы.

РБК-Украина: Какой процент сотрудников остался или вернулся в Госслужбу?

Роман Чернега: Я сейчас не могу назвать точную цифру. Но у нас осталась работать, например, половина специалистов, отвечавших за гигиену труда. Немало людей вышли на пенсию. Но больше всего кадров мы потеряли из-за длительного процесса реорганизации, когда люди полноценно не работали и не получали заработные платы, поэтому были вынуждены искать новые места работы.

РБК-Украина: Насколько трудовое законодательство в сфере охраны труда сейчас соответствует европейским стандартам?

Роман Чернега: Европейцы и представители других международных организаций нам сказали ключевую вещь - идеальной модели в мире нет. Они уважают те наработки в украинском законодательстве, которые у нас уже есть.

Однако, есть ряд моментов, которые мы должны изменить, согласно Конвенции Международной организации труда, к которой мы присоединились. К примеру, должен быть законодательно обеспечен беспрепятственный доступ инспекторов на производство в любое время.

Сейчас наши инспекторы, например, идя мимо стройки и видя, что рабочие работают без защитных касок и соответствующего ограждения на этажах, даже не могут зайти на территорию такого объекта.

Недавно мы совместно с Международной организацией труда провели семинар "Организация деятельности Государственной службы труда", к которому были привлечены иностранные эксперты. По его итогам, мы ждем дополнительные предложения от МОТа относительно того, что нам надо исправлять.

Но в целом они весьма положительно оценивают, то, что мы уже имеем. Очень важно, что у нас есть социальный диалог и политическая воля проводить качественные изменения, что также отметили европейцы.

РБК-Украина: Готовите ли вы сейчас какие-то законодательные инициативы по реформированию ведомства?

Роман Чернега: Сейчас мы работаем над тем, чтобы сделать универсальный порядок проведения государственного надзора. Ранее Госинспекция, Госгорпромнадзор и санэпидемслужба имели свои отдельные порядки проверок и осуществления контроля. Сейчас мы это все сводим в один документ, который предложим на рассмотрение и принятие правительства.

РБК-Украина: А насколько соответствуют европейским стандартам нормы обеспечения прав работников предприятий?

Роман Чернега: В прошлом году уже был сделан важный шаг при содействии Верховной Рады. Ранее штраф за выявленное нарушение в отношении незадекларированного труда был меньше 2 тыс. грн. Сейчас такое взыскание, в случае выявления факта неоформления работника, составляет около 30 тыс. грн. Это уже является аргументом для работника, когда он может требовать от работодателя официального оформления.

Конечно, нам еще далеко до идеальной формы сотрудничества между работниками и работодателями, но мы уже стали на этот путь. И благодаря социальному диалогу мы уже видим понимание со стороны работодателей и профсоюзов.

РБК-Украина: Сколько сотрудников в Украине сейчас работает нелегально?

Роман Чернега: Если легально в Украине сейчас работает около 8,5-9,5 млн, то, по моему мнению, где-то половина людей работает нелегально.

РБК-Украина: То есть около 4 млн человек?

Роман Чернега: Да.

РБК-Украина: Почему эта цифра такая большая, по вашему мнению?

Роман Чернега: Я не могу сказать однозначно. Но в этой сложной экономической ситуации, в которой сейчас находится государство, люди сами соглашаются на нелегальную работу. Часто собственник предлагает работнику к примеру две тысячи гривен без оформления или полторы с трудовой книжкой. И здесь уже встает вопрос выбора.

РБК-Украина: Как вы планируете бороться с зарплатами в конвертах?

Роман Чернега: Эти вопросы лежат в одной плоскости. Наше ведомство, так же, как и налоговая служба, Министерство социальной политики, служба занятости и другие структуры, проводят разъяснительную работу. Те изменения, которые были приняты к налоговому законодательству, дали работодателям возможность выбора: чем большую зарплату они платят, тем меньше единый социальный взнос им нужно платить в бюджет. Многие предприниматели уже сейчас стали на этот путь и подсчитывают экономию.

РБК-Украина: Ежегодно на крупных промышленных предприятиях происходят десятки аварий, во время которых травмируются и гибнут люди. Едва ли не самой острой эта проблема является на шахтах. Каким вы видите выход из этой ситуации, учитывая то, что у государства сейчас нет средств на модернизацию предприятий?

Роман Чернега: Эти случаи происходят обычно именно в частном секторе. Поэтому это вопрос к владельцам и директорам таких предприятий: почему профилактические меры не осуществлены должным образом. К примеру на шахте им. Засядько, которая является одной из самых проблематичных за всю историю Украины, наиболее трагические и многочисленные травмы и жертвы. Все потому, что владелец не обеспечивает надлежащих условий.

РБК-Украина: Были ли наказаны виновники хотя бы одной из таких трагедий?

Роман Чернега: Раньше, в 2000-х годах, когда в результате одной из чрезвычайных ситуаций на шахте им. Засядько погибли более 100 шахтеров, были открыты уголовные дела. Но мне трудно сказать, был ли кто привлечен к ответственности.

Я думаю, что государство, безусловно, должна принять определенные меры. Если брать статистику, то прокуратура возбуждает уголовные дела по ряду других случаев производственного травматизма или смертности, и директора или специалисты по охране труда могут нести уголовную ответственность. Но таких случаев немного.

РБК-Украина: Почему так?

Сергей Чернега: У нас не все в порядке с правовой культурой. Также, это может быть только мое предположение, но иногда пострадавшие или родные отказываются от заявлений потому, что работодатель выплачивает компенсации или вследствие каких-то других причин. Мне трудно сказать.

РБК-Украина: Что вы можете сказать о последней аварии на шахте им. Засядько?

Роман Чернега: Сейчас эту ситуацию мы вообще не можем проконтролировать, потому что шахта находится на оккупированной территории.


Источник: www.rbc.ua
Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Материалы по теме
Перекресток цивилизаций

Резюме по теме «Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?»

Глядя в будущее: от бюрократии к холократии

Переменчивая природа власти: сетевое управление

Децентрализация на распутье – европейские реформы в период кризиса

Децентрализация власти в 21-м веке - обзор

30 лет реформ системы управления в Китае

Уроки реформы системы управления США: опыт 20 лет

В защиту государственной бюрократии

Хорошее управление: благозвучный лозунг или желательная цель развития?

Принципы и проблемы новой политической парадигмы: многостороннее управление

Существует ли новая парадигма управления? Пример Португалии и Литвы

Управление: новая парадигма

Бюрократия убивает: уроки Рима

Как исправить правительство и восстановить демократию

Почему власть нуждается в радикальном упрощении

Зал периодики

Битва за виборчу систему

Первый год президентства Петра Порошенко

Айварас Абромавичус: Ми тут зібралися не для того, щоб тупцювати на одному місці черепашачими ніжками

Як працюватиме український аналог ФБР

Аваков: Я за полное разграничение с оккупированным Донбассом

Закрытая встреча: О чем украинский бизнес говорил с президентом

Кравчук: Ошибки президента в кадровых решениях зачастую настолько очевидны, что вызывают удивление

Новая модель развития финансов

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Кличко мне друг, но выборы дороже?

Як не варто проводити адмінреформу, або Чи повторить Україна помилки Латвії?

Як знайти компроміс між олігархами і суспільством

The Economist: податок в Україні зросте, державні видатки скоротяться

Коментар: Порошенко має діяти

Олигархи сломают власть

Жизнь без европейской перспективы

Спочатку корупція, решта потім

В Україні насправді немає ані лівих, ані правих рухів – Портников

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Гарбуз на тортике

Небезпечні радники. Чи будуть зроблені висновки з поразок?

Андрій Коболєв: Людям давали дешевий газ, щоби іншою рукою забирати в них значно більше

Експерт: Порошенко за рік президентства допустив низку помилок

Для реформи децентралізації потрібен фундамент

ВР восьмого созыва с высокой вероятностью не доживет и до середины каденции

Дефолт или ультиматум?

Маємо другий неоголошений дефолт?

Эволюция достоинства

Пряма і явна загроза: як корупція шкодить національній безпеці України

Ничего в Минздраве

Глава податкової міліції Сергій Білан: Завдання - зламати систему

Инфографика: Как депутаты ходят на работу. Рейтинг и антирейтинг голосований

Платить по счетам: что даст Украине мораторий на погашение долгов

Коты в мешке. По каким правилам пройдут местные выборы-2015

Старі «граблі» й нові...

Кто-то должен ответить

Павло Шеремета: В правительстве возобладали аппаратные инстинкты

Примирення з Донбасом та РФ. Чи можлива без нього європейська безпека?

«Відверто Кажучи, Верхівка Вашої Еліти Дуже Корумпована»

«Украинский кризис» 2013-2015 годов или основы современного международного порядка

Про институциональный кризис

Сломать вертикаль власти. Опыт компании Zappos

Україна — від епохи Середньовіччя до Нового світу

Цугцванг Яценюка?

По чьим рецептам вылечат страну

Почему Украина до сих пор не ратифицировала Римский устав?

Архітектура поразки

Удобная «отмазка»

Рада после «майских»: о проблемах Донбасса поговорили и забыли

Испанские леваки: из радикалов в центристы

 

page generation time:0,165