В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Зал периодики
Другие диалоги:

Жизнь без европейской перспективы

Версия для печати
26 май 2015 года
Спустя полтора года после Вильнюсского саммита Восточного партнерства, ставшего точкой невозврата в новейшей украинской истории, евроинтеграционная риторика занимает все меньше места в повестке дня украинской власти. И на то есть множество объективных причин. Украинцам же приходится исподволь приучаться думать о более реалистичных стратегических ориентирах.

ТОПТАНИЕ НА МЕСТЕ

Источники в украинских дипломатических кругах не скрывают, что Рижский саммит Восточного партнерства, проходящий 21–22 мая, рискует оставить после себя привкус разочарования. Еще 8 апреля Президент Украины Петр Порошенко заявлял, что в Риге Украина планирует решить для себя два главных вопроса: признание европейской перспективы для Украины и предоставление безвизового режима с 1 января 2016 года.

Но чем ближе становилась дата мероприятия, тем большие сомнения вызывали эти надежды. К началу работы саммита европейские дипломаты на условиях анонимности неоднократно сливали в СМИ информацию о том, что в декларации, принятой по результатам саммита, не будет даже намеков о перспективах европейской интеграции для Украины, Грузии и Молдовы. Тон еще 22 апреля задал комиссар Европейской комиссии по вопросам расширения и политике добрососедства ЕС Йоханнес Хан, заявивший, что в ближайшие десять лет расширения ЕС не предвидится. А уж если оно и произойдет во второй половине 2020-х годов, то среди стран — претенденток на членство в объединенной Европе шансы пока есть разве что у Сербии.

Откровенно говоря, и десятилетняя перспектива обретения членства в ЕС выглядела для Украины уж слишком оптимистичной — но это как раз тот случай, когда подтверждение даже призрачных и довольно неконкретизированных надежд с политической точки зрения было важнее их принципиальной реализуемости.

Для украинской власти действительно очень важен вопрос о принципиальном признании права нашей страны на членство в Евросоюзе.

Во-первых, это едва ли не единственный внятный целеполагающий ориентир. Без него отвечать на вопрос, ради чего украинцы вышли на Майдан поздней осенью 2013-го со всеми вытекающими трагическими последствиями, крайне затруднительно.

Во-вторых, получив хотя бы намек на такую перспективу, власть смогла бы оправдать собственную непоследовательность и нерасторопность в проведении реформ: мол, да, есть сбои, промедления и ошибки, но Европа-то признает, что стратегически мы движемся в правильном направлении.

В этом-то моменте и кроется камень преткновения. В Брюсселе прекрасно понимают, что и теоретическое признание «европейской перспективы» станет мощным индульгирующим фактором для украинской власти — после чего она, не исключено, окончательно впадет в «реформаторскую спячку», повторяя, как мантру, что Европа-де ее усилия уже оценила. Выдавать такой аванс Евросоюз, естественно, не спешит, да и в «европейском доме» собственных проблем по горло. Согласно последним статданным уровень минимальной зарплаты беднейшей страны ЕС Болгарии в 9 раз ниже, чем в Германии (но впятеро выше, чем в Украине). Тут уж не до приема новых полунищих членов.

ТАКТИЧЕСКИЕ УСПЕХИ

«Утешительными призами» для Украины при отсутствии стратегического прорыва остаются два пункта: о введении безвизового режима и о введении зоны свободной торговли.

Причем власть надеется, что и то и другое могло бы вступить в силу с 1 января 2016 года.

Но насчет безвизового режима есть обоснованные сомнения.  Вопрос о сроках его предоставления решался до самого начала саммита. Дипломаты с обеих сторон уверяют, что проблема носит не политический, а технический характер, и даже призывают не увязывать ее с восстановлением Украиной полноценного контроля над восточной границей. Мол, План действий по визовой либерализации сам по себе, а выполнение Минских соглашений — само по себе. Впрочем, и упомянутый план, как признали в украинском МИДе, полностью не выполнен. Поэтому в Риге отечественная делегация может «получить сигнал», а не четкие сроки.

С ЗСТ ситуация складывается удачнее. Как ни странно, благодаря позиции РФ: буквально в последний момент в ходе трехсторонних консультаций Россия сняла свои возражения относительно полной имплементации соглашения о создании ЗСТ Украина — ЕС с 1 января 2016 года. Обсуждение оставшихся технических вопросов планируют завершить в июле т.г. Уступчивость Москвы, ранее требовавшей отсрочки вступления в силу экономической части соглашения об ассоциации, объясняется вполне прозаическими причинами. Товарооборот между странами за последний год и так сократился на треть, украинская экономика ушла в крутое пике, и необходимость защиты российского рынка от украинского импорта утратила актуальность.

ГДЕ ИСКАТЬ НОВЫЙ МАЯК

Принципиально власть, скорее всего, сможет объяснить, почему «европейская мечта» скрылась в тумане неопределенного будущего. Для этого достаточно использовать традиционный «военный аргумент» — все равно до завершения АТО и установления гражданского мира в Донбассе говорить о евроинтеграции преждевременно.

Но для того, чтобы сделать правильные выводы из сложившейся ситуации, нужно отметить следующее. Нынешняя «потеря ориентира» была запрограммирована и самой властью, и обществом. Все дело в том, что украинцы уже второе десятилетие не могут избавиться от привычки искать цели за пределами самой Украины. Ведь именно вступление в ЕС или НАТО рассматривалось как главная задача и «венец развития» страны. Присоединение к европейскому или евроатлантическому сообществу превратилось в самоцель, в итоге само прилагательное «европейский» превратилось в бессодержательный маркер. «Европейские реформы», «европейские ценности», «европейский уровень жизни» — за красивыми словами отсутствовала конкретика.

Такой подход был удобен для власти, так как позволял избегать четких планов действий с реально достижимыми показателями. Он же позволял принимать законы со штампом «Европа одобряет», совершенно не заботясь о механизмах их выполнения. Он же перекладывал на «Европу» оценку деятельности власти.

Но жизнь расставляет все на места, вынуждая прощаться с иллюзиями. Наиболее надежным критерием успешности политических элит останутся не выводы Венецианской комиссии, а содержимое кошельков самих украинцев.


Источник: Комментарии
Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Материалы по теме
Перекресток цивилизаций

Резюме по теме «Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?»

Глядя в будущее: от бюрократии к холократии

Переменчивая природа власти: сетевое управление

Децентрализация на распутье – европейские реформы в период кризиса

Децентрализация власти в 21-м веке - обзор

30 лет реформ системы управления в Китае

Уроки реформы системы управления США: опыт 20 лет

В защиту государственной бюрократии

Хорошее управление: благозвучный лозунг или желательная цель развития?

Принципы и проблемы новой политической парадигмы: многостороннее управление

Существует ли новая парадигма управления? Пример Португалии и Литвы

Управление: новая парадигма

Бюрократия убивает: уроки Рима

Как исправить правительство и восстановить демократию

Почему власть нуждается в радикальном упрощении

Зал периодики

Битва за виборчу систему

Первый год президентства Петра Порошенко

Айварас Абромавичус: Ми тут зібралися не для того, щоб тупцювати на одному місці черепашачими ніжками

Як працюватиме український аналог ФБР

Аваков: Я за полное разграничение с оккупированным Донбассом

Закрытая встреча: О чем украинский бизнес говорил с президентом

Кравчук: Ошибки президента в кадровых решениях зачастую настолько очевидны, что вызывают удивление

Новая модель развития финансов

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Кличко мне друг, но выборы дороже?

Як не варто проводити адмінреформу, або Чи повторить Україна помилки Латвії?

Як знайти компроміс між олігархами і суспільством

The Economist: податок в Україні зросте, державні видатки скоротяться

Коментар: Порошенко має діяти

Олигархи сломают власть

Спочатку корупція, решта потім

В Україні насправді немає ані лівих, ані правих рухів – Портников

Роман Чернега: "Половина работников в Украине работают нелегально"

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Гарбуз на тортике

Небезпечні радники. Чи будуть зроблені висновки з поразок?

Андрій Коболєв: Людям давали дешевий газ, щоби іншою рукою забирати в них значно більше

Експерт: Порошенко за рік президентства допустив низку помилок

Для реформи децентралізації потрібен фундамент

ВР восьмого созыва с высокой вероятностью не доживет и до середины каденции

Дефолт или ультиматум?

Маємо другий неоголошений дефолт?

Эволюция достоинства

Пряма і явна загроза: як корупція шкодить національній безпеці України

Ничего в Минздраве

Глава податкової міліції Сергій Білан: Завдання - зламати систему

Инфографика: Как депутаты ходят на работу. Рейтинг и антирейтинг голосований

Платить по счетам: что даст Украине мораторий на погашение долгов

Коты в мешке. По каким правилам пройдут местные выборы-2015

Старі «граблі» й нові...

Кто-то должен ответить

Павло Шеремета: В правительстве возобладали аппаратные инстинкты

Примирення з Донбасом та РФ. Чи можлива без нього європейська безпека?

«Відверто Кажучи, Верхівка Вашої Еліти Дуже Корумпована»

«Украинский кризис» 2013-2015 годов или основы современного международного порядка

Про институциональный кризис

Сломать вертикаль власти. Опыт компании Zappos

Україна — від епохи Середньовіччя до Нового світу

Цугцванг Яценюка?

По чьим рецептам вылечат страну

Почему Украина до сих пор не ратифицировала Римский устав?

Архітектура поразки

Удобная «отмазка»

Рада после «майских»: о проблемах Донбасса поговорили и забыли

Испанские леваки: из радикалов в центристы

 

page generation time:0,074