В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Зал периодики
Другие диалоги:

Новая модель развития финансов

Версия для печати
Anne-Marie Slaughter
27 май 2015 года
ВАШИНГТОН – Успех Китая в создании Азиатского Банка Инфраструктурных Инвестиций (АБИИ) стал дипломатическим фиаско для Соединенных Штатов. После того, как администрация президента США Барака Обамы препятствовала всем союзникам США вступать в АБИИ, то ей пришлось наблюдать, как Великобритания ввела в этот самый банк группу стран Западной Европы, а затем Австралию и Южную Корею.

Что еще хуже: администрация Обамы пыталась блокировать китайские усилия по созданию регионального финансового учреждения после того, как сами США не смогли выполнить обещание дать Китаю и другим крупным развивающимся экономикам большее право голоса в управлении Международного Валютного Фонда. Администрация толкала европейские страны занимать меньшее представительство в совете МВФ и увеличить долю голосов Китая с 3,65% до 6,07%, но этой тактике не удалось заручиться поддержкой в Конгрессе США. Обама опять оказался в тупике за рубежом из-за политического паралича у себя дома.

С геополитической точки зрения, инициатива АБИИ – это смелый и успешный гамбит, который Эли Ратнер, старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности, описывает как «институциональную конкуренцию за глобальное управление, которая в настоящее время официально началась». Китай будет контролировать половину голосующих акций АБИИ, которые первоначально капитализируются на $1 млрд. Если Западные победители Второй мировой войны не смогут обновить правила и учреждения, которые поддерживали послевоенный международный порядок, они попадут в мир с несколькими конкурирующими региональными властями и даже дуэлями многосторонних учреждений.

С точки зрения развивающихся стран, которые нуждаются в капитале, вероятно, что конкурирующие банки выглядят привлекательно. Правительства развивающихся стран будут только рады занять капитал без надоедливых условий, которые Всемирный Банк и существующие региональные банки развития как правило делают частью их кредитов. И, как регион, Восточная Азия теперь получит больше из тех $8 триллионов, которые Азиатский Банк Развития подсчитал необходимыми региону для того, чтобы продолжать расти до 2020 года.

Но как насчет влияния на фактическое развитие: вероятность того, что сами граждане бедных стран будут жить более богатую, здоровую и образованную жизнь? Вход в Всемирный Банк часто обусловливается положениями о правах человека и защите окружающей среды, а это означает, что правительства, которые склонны преследовать экономический рост любой ценой не смогут легко достичь стандартов Всемирного Банка и ухудшать жизнь для своего народа. Конкурс – это хорошо, но нерегулируемая конкуренция, как правило, заканчивается в гонке до дна.

То, что Китай создал АБИИ - это очередной признак более широкого отступа от той точки зрения, которая вещает, что помощь развивающимся странам лучше предоставлена в виде массивных передач от правительства к правительству. Сила и богатство не только распространяются по международной системе, но и в самих государствах: в корпорациях, фондах, состоятельных частных лицах, частных инвестиционных фондах, группах гражданского общества, а в последнее время и в муниципальных властях. У них у всех есть своя роль в развитии.

Рассмотрим второй Quadrennial Diplomacy and Development Review, выпущенный в прошлом месяце Государственным департаментом и Агентством США по международному развитию. QDDR подчеркивает «новую модель развития» основанную на признании того, «что Соединенные Штаты являются одним из многих актеров, и что страны потребуют инвестиции из различных источников для достижения устойчивого и инклюзивного экономического роста». Инициативы, такие как Feed the Future, Глобальная Лаборатория Развития США и Power Africa совмещают «местную собственность, частные инвестиции, инновации, многостороннее партнерство и взаимную ответственность».

Эта новая модель выходит за рамки мантры «государственно-частного партнерства». Она действительно использует несколько источников денег и опыта в широких коалициях, преследующих ту же большую цель.

Например, Power Africa включает в себя шесть правительственных учреждений США: Overseas Private Investment Corporation, Экспортно-импортный банк США, корпорация США по торговле и развитии, Millennium Challenge Corporation, и Американский Фонд развития Африки. Вместе они будут обязаны предоставить более $7 млрд в течение пяти лет в финансирование, торговые кредиты, страхование, малые гранты бизнесам и прямую государственную поддержку в энергетическом секторе в шести странах-партнерах. Эти инвестиции будут использовать миллиарды обязательств частного сектора, начиная с более чем $9 млрд из ряда компаний, в их числе General Electric.

Программа «Power Africa» работает путем «транзакции в центре всего»: создавая группы для выравнивания стимулов среди «правительствами принимающих стран, частного сектора и донорами». В отличие от больших передач от правительства к правительству, которые могут часто оказываться в карманах чиновников, суть в том, чтобы убедиться, что сделки на самом деле совершаются и приток инвестиций идет по правильному назначению.

Такая прагматическая фокусировка в сфере результатов в равной степени очевидна в сосредоточенности QDDR на работе с мэрами по всему миру по таким вопросам, как изменение климата. Давая чиновникам стимулы и обязанность сделать разницу в регулировании выбросов решает проблему гораздо быстрее, чем переговоры по международному договору.

Скептики будут говорить, что США просто делают добродетельность из нужды. У федерального правительства ��ольше нет миллиардов долларов для того, чтобы раздавать иностранным правительствам, в то время как Китай является гораздо более централизованным и менее обязанным своим налогоплательщикам. Китай и его партнеры в АБИИ могут, таким образом, построить большие вещи - дороги, мосты, дамбы, железные дороги и порты - которые безусловно двигают экономику и будут замечены гражданами, но на которые США и Всемирный банк, уже не дают средства. Дни Плана Маршалла давно позади.

Эта критика имеет долю правды. Но, в более долгосрочной перспективе, новая американская модель развития на самом деле гораздо более устойчивая, чем старая модель, так называемая «от правительства к правительству». Только общества с процветающими секторами, свободными от государственного контроля могут участвовать в этих широких коалициях государственных, частных, и общественных актеров. Корпорации, фонды и группы гражданского общества, в свою очередь, имеют гораздо больше шансов наладить прочные связи со своими коллегами в местных сообществах в принимающих странах - отношения, которые выживут смены правительства и финансовые турбулентности.

В целом, АБИИ – это позитивное развитие. Больше денег направленных на оказание помощи бедным странам достичь среднего уровня дохода, а странам со средним уровнем дохода обеспечить транспорт, энергию и связь для всех своих граждан – это хорошо. Но азиатский путь - не единственный правильный подход.


Источник: Project Syndicate
Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Материалы по теме
Перекресток цивилизаций

Резюме по теме «Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?»

Глядя в будущее: от бюрократии к холократии

Переменчивая природа власти: сетевое управление

Децентрализация на распутье – европейские реформы в период кризиса

Децентрализация власти в 21-м веке - обзор

30 лет реформ системы управления в Китае

Уроки реформы системы управления США: опыт 20 лет

В защиту государственной бюрократии

Хорошее управление: благозвучный лозунг или желательная цель развития?

Принципы и проблемы новой политической парадигмы: многостороннее управление

Существует ли новая парадигма управления? Пример Португалии и Литвы

Управление: новая парадигма

Бюрократия убивает: уроки Рима

Как исправить правительство и восстановить демократию

Почему власть нуждается в радикальном упрощении

Зал периодики

Битва за виборчу систему

Первый год президентства Петра Порошенко

Айварас Абромавичус: Ми тут зібралися не для того, щоб тупцювати на одному місці черепашачими ніжками

Як працюватиме український аналог ФБР

Аваков: Я за полное разграничение с оккупированным Донбассом

Закрытая встреча: О чем украинский бизнес говорил с президентом

Кравчук: Ошибки президента в кадровых решениях зачастую настолько очевидны, что вызывают удивление

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Кличко мне друг, но выборы дороже?

Як не варто проводити адмінреформу, або Чи повторить Україна помилки Латвії?

Як знайти компроміс між олігархами і суспільством

The Economist: податок в Україні зросте, державні видатки скоротяться

Коментар: Порошенко має діяти

Олигархи сломают власть

Жизнь без европейской перспективы

Спочатку корупція, решта потім

В Україні насправді немає ані лівих, ані правих рухів – Портников

Роман Чернега: "Половина работников в Украине работают нелегально"

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Гарбуз на тортике

Небезпечні радники. Чи будуть зроблені висновки з поразок?

Андрій Коболєв: Людям давали дешевий газ, щоби іншою рукою забирати в них значно більше

Експерт: Порошенко за рік президентства допустив низку помилок

Для реформи децентралізації потрібен фундамент

ВР восьмого созыва с высокой вероятностью не доживет и до середины каденции

Дефолт или ультиматум?

Маємо другий неоголошений дефолт?

Эволюция достоинства

Пряма і явна загроза: як корупція шкодить національній безпеці України

Ничего в Минздраве

Глава податкової міліції Сергій Білан: Завдання - зламати систему

Инфографика: Как депутаты ходят на работу. Рейтинг и антирейтинг голосований

Платить по счетам: что даст Украине мораторий на погашение долгов

Коты в мешке. По каким правилам пройдут местные выборы-2015

Старі «граблі» й нові...

Кто-то должен ответить

Павло Шеремета: В правительстве возобладали аппаратные инстинкты

Примирення з Донбасом та РФ. Чи можлива без нього європейська безпека?

«Відверто Кажучи, Верхівка Вашої Еліти Дуже Корумпована»

«Украинский кризис» 2013-2015 годов или основы современного международного порядка

Про институциональный кризис

Сломать вертикаль власти. Опыт компании Zappos

Україна — від епохи Середньовіччя до Нового світу

Цугцванг Яценюка?

По чьим рецептам вылечат страну

Почему Украина до сих пор не ратифицировала Римский устав?

Архітектура поразки

Удобная «отмазка»

Рада после «майских»: о проблемах Донбасса поговорили и забыли

Испанские леваки: из радикалов в центристы

 

page generation time:0,133