В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Внутренняя геополитика Украины: вопросы теории и практики

Версия для печати
7 июн 2004 года

На фоне усложняющихся социальных и культурных проблем общегосударственного масштаба, в Украине возникают относительно стабильные и целостные общности – еще не "земли", но уже и не административные области, – имеющие четкую «почвенную» привязку и развивающиеся либо путем экспансии/защиты, либо в рамках совместного проникновения на территории где «замкнутые циклы» еще не сформированы

Геополитика, зародившаяся в конце XIX ст., как передовой междисциплинарный подход, изучающий зависимость внешнеполитической стратегии государства от его географического местоположения и природных условий, и сегодня продолжает активно развиваться. Постепенно в спектр изучения геополитики входят новые аспекты жизнедеятельности государств, поднимая ее до уровня системной науки. В современной трактовке, геополитика – это наука, рассматривающая зависимость поведения государства от совокупности материальных факторов, которые позволяют этому государству осуществлять контроль над пространством, в том числе и своим собственным.

Внутренняя геополитика – новое направление геополитической мысли

Развитие геополитической мысли объективно привело к тому, что в последней четверти ХХ ст. в поле изучения геополитики, наряду с межгосударственными отношениями, некоторые исследователи начинают включать и вопросы, связанные с решением локальных, иногда даже внутригосударственных проблем. Так, французский исследователь Ив Лакост, начал разрабатывать новое направление, получившее впоследствии название «внутренняя геополитика». В основу его учения был положен совершенно новый принцип – анализ конкретных региональных (локальных) ситуаций, с использованием некоторых методологических моделей, заимствованных из инструментария классической геополитики. Геополитические же соображения, в его концепции, служили лишь для оправдания устремления властных инстанций относительно определенных территорий и населяющих их людей (1).

Как отмечает А. Дугин, «внутренняя геополитика» Лакоста как бы «деглобализирует» геополитику, отказываясь от глобальных парадигм, существенно сужая масштаб и конкретизируя предмет исследования. То есть, предметом изучения выступает уже не формальная зависимость внешнеполитической стратегии государства от его месторасположения, ресурсной базы и иных географических условий, и не вопросы глобального миропорядка, а, скорее, методы государственного регулирования на собственной территории и формы регионального взаимодействия на уровне межгосударственных взаимоотношений.

В концепцию «внутренней геополитики» сегодня включают и другие составляющие. Разработанная французским политическим деятелем и географом Андре Зигфридом «электоральная геополитика», уже стала неотъемлемой частью внутренней геополитики и привычным социологическим инструментом, который широко используется в повседневной практике. Суть методики – в изучении связи между политическими и идеологическими предпочтениями населения и территорией, на которой данное население проживает.

Локальный, практический характер методик внутренней геополитики позволил многим исследователям говорить о ней как об элементе «прикладной геополитики», вводя в круг исследуемых ею вопросов и проблемы медиакратии (власти СМИ), как геополитического фактора, и некоторые вопросы геоэкономики и геокультурологии.

Следует, однако, отметить, что расширение круга изучаемых проблем вызывает в научной среде острые дискуссии, как по поводу предмета изучения, так и в отношении самой внутренней геополитики. Сегодня фактически не существует ни четкого определения понятия «внутренняя геополитика» ни единого мнения относительно ее функций, методов и объекта изучения.

Многие исследователи, особенно российские, часто рассматривают внутреннюю геополитику очень широко, вводя в спектр ее анализа вопросы политической, хозяйственно-экономической, национальной и даже идеологической организации государства, приписывая ей даже функцию управления и контроля. Тем самым, во многом отождествляя ее с внутригосударственной политикой и стратегией развития государства (3).

В противоположность этой точке зрения существует и другой подход, согласно которому роль геополитики в целом и внутренней геополитики в частности, заключается, прежде всего, в выяснении взаимодействия природных и, шире, географических факторов, включая факторы искусственной, антропоморфной среды, с различными системами и способами политической организации. В рамках данного подхода анализируется, какие ограничения накладывают географические факторы на политическую практику и какие из подобных факторов могут быть эффективно использованы при том или ином способе политической организации (4).

Концепция, базирующаяся на принципе географического детерминизма, совершенно не учитывает ни геоэкономическую ни геокультурную составляющую, оставляя за скобками анализа как методы воздействия и контроля государства над территорией, так и результаты воздействия внешних сил на его внутреннюю организацию. В целом, существующее разнообразие трактовок позволяет каждому исследователю давать собственную характеристику внутренней геополитики, не ограничивая себя формальным набором факторов. Но при анализе внутренней геополитической ситуации в Украине представляется логичным все же акцентировать внимание на поиске оптимальных моделей внутренней организации государства и управления его территориальным составляющим, разнородным по географическим, политическим, экономическим и социальным характеристикам.

Таким образом, проблемный ряд анализа, в масштабах одного государства, в наиболее общем виде, может быть представлен следующим образом:

  • влияние внешних геополитических факторов на стабильность внутриполитической ситуации в государстве;
  • характер отношений центра и регионов;
  • характер межрегиональных отношений и влияния на них центральной власти;
  • наличие регионов с высокой концентрацией представителей того или иного идеологического течения;
  • наличие регионов с высокой концентрацией представителей этнического меньшинства.

Государство Украина в новых геополитических реалиях

Сегодня кажется очевидным, что анализ собственно украинских геополитических проблем невозможен без учета общих геополитических тенденций и ситуации в регионе. Ведь только осознавая значение и роль Украины в системе геополитических отношений, можно адекватно воссоздать ее внутреннюю геополитическую архитектуру и определить оптимальные модели ее организации.

Утверждение о том, что внутренняя геополитическая ситуация в Украине подвержена значительному влиянию со стороны России на востоке и юге, и Европы на западе и, отчасти, в центре, прозвучит как простая банальность. Так исторически сложилось, что и украинская государственность и территория государства Украина, формировались под постоянным воздействием этих двух сил. Это невозможно ни изменить, ни просто забыть об этом. Поэтому вопрос о том, влияют ли внешние геополитические факторы на формирование внутренней геополитической архитектуры Украины, лежит просто на поверхности. Более актуальным сегодня видится не столько описание, как и куда конкретно влияют внешние силы, сколько ответ на вопрос - какие геостратегические модели управления они предлагают.

Современная геополитическая конъюнктура, как никогда ранее, диктует Украине необходимость осознанного выбора. Ей необходимо четко определиться – продолжать ли сближение с Европой, однако делать это уже самой на неопределенных условиях и с неопределенным результатом, или вместе с Россией строить проект ЕЭП-1 (или СНГ-2 в укороченном составе). Следует отметить, что ни один из вариантов не пользуется безоговорочной поддержкой населения. Первый, потому что не дает четких ответов на вопрос когда? куда? и с кем? А второй, потому что грозит значительными политическими уступками России (вплоть до возможного ограничения суверенитета) и экономической стагнацией.

Однако, перспектива выбора не сводится лишь к определению внешнеполитических приоритетов, скорее, наоборот. Выбор интеграционного курса – это выбор новой модели развития для Украины, а значит, и метода, с помощью которого будет осуществляться контроль над территорией.

Пойдем по европейскому пути, – значит выберем стратегию укрепления и развития регионов и местного самоуправления, откажемся от киевоцентричности и политики региональных дотаций, будем содействовать развитию этнических меньшинств, в том числе и в территориальных вопросах.

Российский путь – это курс на укрепление унитарного государства, блокирование создания региональных идентичностей, построение векторов и геополитических «лучей» обеспечивающих контроль столицы над регионами.

Такая противоречивая двойственность, существующая и в умах государственных деятелей, политиков и в обществе в целом ставит проблему выработки «государственной геополитической доктрины, способной разъяснить обществу и направление геополитического движения и модели внутренней и внешней геополитики.

Внутренняя геополитика Украины: вопросы и ответы

Для того, чтобы определить какова же внутренняя геополитическая ситуация в Украине, необходимо в первую очередь обратиться к методике проблемного анализа. Это позволит выйти на конкретизацию предмета внутренней геополитики и определить приоритеты внутренней геостратегии для Украины. При этом, одной из наиболее ощутимых проблем на сегодня, вне всякого сомнения, является вопрос построения модели взаимоотношений между центром и регионами, а также по ключевым осям Север-Юг и Запад-Восток.

Доставшаяся Украине в наследство от СССР модель индустриальной организации территории (инфраструктурная и социальная ориентация на крупные промышленные объекты) оказывается неудобной для жизнедеятельности развивающихся территориальных общностей –громад. Модель, объективно требующая пересмотра, тем не менее, продолжает существовать. Более того, есть попытки ее реанимировать в рамках создаваемых украинскими ФПГ «замкнутых циклов» производства.

Экономический «замкнутый цикл» в региональном или субрегиональном масштабе естественно требует оформленного социального и инфраструктурного «замкнутого цикла», что, в свою очередь, обуславливает необходимость политического представительства в органах власти и формулирования прото-идеологической базы (примеры тому – Донецкий регион, Днепропетровский регион, отчасти Харьковский регион). В результате, на фоне усложняющихся социальных и культурных проблем в общегосударственном масштабе, возникают относительно стабильные и целостные общности, имеющие четкую «почвенную» привязку. Они еще не являются европейскими «землями» (воеводствами, провинциями), но уже и не являются областями, т.е. просто субъектами административного управления.

Отношения между такими новообразованиями зачастую лежат вне модели государственного управления и внутригосударственных взаимоотношений. Они развиваются либо с точки зрения экспансии/защиты, либо в рамках совместного проникновения на территории где «замкнутые циклы» еще не сформированы.

Этот украинский феномен актуализирует также проблему взаимоотношения центра и регионов. Причем не только в контексте административного управления и экономических взаимоотношений, но и в смысле фактического политического контроля над территорией.

Проблема становится тем более ощутимой, если представители одной из региональных элит становятся «у руля» центральной власти, не имея при этом сформулированного общенационального проекта. Какой будет их региональная политика и методы пространственно-территориального контроля? Здесь возможны варианты.

Первый вариант наиболее прост – представитель региональной элиты становится новым «собирателем земель» и пытается блокировать все центробежные процессы, укрепляя центральную власть и сохраняя унитарное государство. Превалирующие методы – усиление административного контроля, разрушение «замкнутых циклов», дробление региональной элиты назначением распорядителей не из региональной среды.

Второй вариант – федерализация. Провал или невозможность блокировать сильные отцентровые тенденции и эффективно контролировать экономически более сильные регионы, или регионы с высокой концентрацией населения приводит к появлению федеральных единиц. Интересно, однако, что субъекты федерации будут фактически созданы не по национальному, историческому или какому-либо иному социокультурному признаку. Они явятся простым продуктом политико-территориального оформления наиболее мощных региональных ФПГ.

Третий вариант достаточно сложен. Он также предполагает сохранение унитарного административно-территориального устройства, но по набору методов качественно отличается от первого. В частности, третий вариант предполагает:

  • укрепление территориальных общин,
  • развитие местного самоуправления,
  • создание социально-ориентированной инфраструктуры,
  • стимулирование роста малых и средних городов;
  • завершение конверсии крупного производства.

Основная задача – добиться высокой взаимной проникаемости новообразований и разложения «почвенно-экономических» образований за счет грамотной общегосударственной культурно-идеологической политики и стратегии социального развития.

Восток – Запад: объективные предпосылки искусственной конфронтации

Следует отметить, что вопросы единой культурной политики в Украине также воспринимаются достаточно неоднозначно. В этой связи начинают возникать новые проблемы, связанные с асинхронным историческим развитием западных и восточных областей в рамках различных геокультурных проектов. Хотя уже эмпирически доказано, что нормальный конкурентоспособный культурный продукт хорошо воспринимается и на востоке, и на западе, спекуляции на этой почве не прекращаются.

В этом же ключе неоднократно использовалась и языковая проблема. Постоянные обещания ввести второй государственный язык (русский) уже не столько вселяют надежду в стойких «русофонов», сколько используются как эффективный инструмент разогревания культурного антагонизма востока и запада.

Приблизительно также обстоят дела и в сфере выработки национальной идеи-идеологии, как консолидирующего фактора. Отсутствие единого идеологического проекта (под идеологией здесь следует понимать общую мировоззренческую концепцию, а не набор политических догм) во многом лежит на совести политиков. Достаточно удобно каждый раз «работать» в уже известном проблемном поле, предлагая новые мифические проекты, ориентированные на политические пристрастия «красного пояса» или «украинского Пьемонта» – Галиции. При этом любая социально-ответственная политическая сила, работающая с реальными общественно-значимыми проектами, будет поддержана как на Востоке, так и на Западе.

Прошедшие 13 лет независимости четко показали, что попытка сохранения поляризации по оси Запад-Восток деструктивна и практически лишена социальных оснований. Сегодня это просто технология, использующая некий «образ врага» для окончательного оформления «замкнутых циклов».

Для внутренней геополитики Украины вновь значимой становится и проблема Крыма. На фоне известных в каждом индустриально-развитом государстве проблемных взаимоотношений промышленно развитого Севера и аграрного Юга, в Украине существует и проблема этно-национального возрождения крымских татар.

Ситуация значительно усложняется наличием нескольких дестабилизирующих факторов. Во-первых, в Крыму высока концентрация других национальностей, в частности русских (по некоторым данным около 60 %), что существенно увеличивает риски возникновения межнациональных конфликтов.

Существенно осложняет ситуацию в регионе и желание крымских татар решить в свою пользу земельную проблему. «Освободившиеся» после отселения крымских татар земли в советский период были переданы другим лицам, а после получения независимости вновь поменяли своих владельцев. Теперь все попытки вернуть утраченные наделы естественно наталкиваются на противодействие вполне легальных собственников, что, в свою очередь, обостряет конфликт. Так как эффективные механизмы разрешения проблемы ни государством, ни конфликтующими сторонами пока предложены не были, вероятность дальнейшей эскалации противостояния остается достаточно высокой.

Ни одна из представленных в данной статье проблем фактически не может рассматриваться в отрыве от остальных. Как свидетельствует анализ, они представляют собой тот геополитический комплекс, который требует глубокого переосмысления и выработки четкой стратегии разрешения. Не определившись с сущностью проблемного ряда, предпринимать решительные шаги на государственном уровне (проведение административно-территориальной реформы, пересмотр правовых основ местного самоуправления и пр.) – это, в лучшем случае, попытка по наитию найти правильный вариант.

В этом смысле, использование геополитических подходов и методик позволит дать правильную оценку ситуации и выработать адекватные меры по разрешению и предупреждению негативных сценариев для Украины.

Дугин А. Основы геополитики. – М., 1999г.

Гаджиев К.С. Основы геополитики. – М., 1998.

Палий А.И. Петров В.Л. Геополитика Восточно-Славянской Цивилизации (План — концепция). Съезд славянских народов Беларуси, России, Украины 1 — 2 июня 2001г. Москва, здание МХАТ.

Ильин М. В. Этапы становления внутренней геополитики России и Украины // Полис. - 1998. - №3. - С. 82-94.

Цыганков П.А. Геополитика: последнее прибежище разума // Вопросы философии.— 1994.— № 7-8.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Втеча до Румунії

Автономия двойного подчинения

Крымский акцент Виктора Януковича

Неприятность эту мы переживем?

У чесність виборів вірять 8 відсотків виборців - опитування

ПРЕС-КОНФЕРЕНЦІЯ «СУСПІЛЬНІ ОЧІКУВАННЯ ТА АКТИВНІСТЬ ПАРТІЙ НА МІСЦЕВИХ ВИБОРАХ. РЕЗУЛЬТАТИ ДОСЛІДЖЕНЬ» (ГРОМАДСЬКИЙ ПРЕС-ЦЕНТР «МІСЦЕВІ ВИБОРИ — 2010»)

Фавориты и лузеры октября

С кем бьются наши губернаторы

Операція "Утилізація"

Промежуточные цели украинской элиты

Адміністративна реформа по-київські: зразок для майбутнього України?

Подорож в Амбуків зі спогадами про адмінреформу

Партиям отдают главную роль

Безпорадна Рада. Парадокси нинішнього діалогу влади та кримських татар

Инициатива районного значения

Куди дрейфує півострів

«Фронт» без линии фронта

Суверенный полуостров

Новый Бюджетный кодекс: финансовых революций не ждите

Девальвація «золотої акції»

Законопроект №6601: топтання по демократії

Сон разума рождает монстра. Это — впечатления от той части Налогового кодекса, которая посвящена финансовым ресурсам, поступающим в местные бюджеты

Кінець місцевого самоврядування, або Хто захистить позапартійних?

Подарунок для Януковича

Експерти: законопроект про місцеві вибори провокуватиме корупцію

Альтернатива пришлась не к месту

«Ручные» выборы

Система місцевих виборів: з однієї крайності в іншу

Тяжка арифметика із приводу дати місцевих виборів

Законопроект Партии регионов о местных выборах: основные аспекты

«Регионы» силой заставят оппозицию работать

Партії й місцеві вибори

Выигрышная партия

Нові макіївські проти старих кримських

Местные выборы по коалиционным правилам

Нужна ли сегодня Украине административно-территориальная реформа?

Виборам бути восени

Конституционный суд сориентировался на местных

Чому з усіх можливих сценаріїв на місцеві вибори ПР обрала для себе найневигідніший?

В Партии регионов разблокировали выборы

Местное расстройство

Президент, який не відчуває болю...

А що ми зробили щоб не втратити Крим?

«Донецк – разбогатевший простолюдин, а Киев – обедневший аристократ»

Мажоритарні вибори до місцевих рад: кому це вигідно?

Президент взял регионы

Мічені Нобелем: регіональна активістка Елінор Остром

Сергей Соболев: Местные выборы должны проходить на мажоритарной основе

Кримські татари, влада й опозиція

Севастополь меняет статус

 

page generation time:0,174