В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Что нужно России от Украины?

Версия для печати
30 июн 2004 года

Андрей Ермолаев,

директор центра социальных исследований “София”

( статья опубликована в газете Kiyv Post, 24 июня 2004г.)

 

 

Путинская Россия – прагматичнее, чем принято считать в Киеве. Она не страдает излишним романтизмом и доктринерством, под которые следует подгонять интересы и планы украинских бизнес- и политических элит.  Вкладывать деньги и символический политический капитал в Иванова или Петрова – невыгодно и неэффективно. Другое дело, навязать новое политико-экономическое российско-украинское СП по факту выборов.

 

Россия борется за всю Украину, а не за президентское кресло

 

Под российским влиянием на украинскую избирательную кампанию, прежде всего подразумевается интерес и политика российской власти, Кремля. Поэтому, чтобы не мистифицировать проблему, имеет смысл хотя бы в общих чертах охарактеризовать этот интерес, его масштабы и параметры.

Первая и главная его составляющая: Кремль рассматривает Украину как солидарного игрока на геополитической карте Европы и Евразии. Проект ЕЭП с последующей трансформацией в новый региональный политико-экономический союз (как утверждают российские политики, - «по примеру ЕС») – важный компонент такого подхода, такой стратегии. Позиция официального Киева, считающего, что ЕЭП «придумали» под украинские выборы – дорогостоящая иллюзия, которая рассеется уже в 2005 году.

Геополитический солидаризм с Украиной важен России прежде всего для решения накопившихся внутренних проблем – модернизации экономики, инфраструктурной и структурной реформ, сохранения и укрепления позиций на традиционных внешних рынках. Активное заигрывание с ЕС, попытка оттянуть Евросоюз от панатлантического содружества и разыграть карту реструктуризации Евро-Азиатского континента на основе так называемой «многополюсной модели» требует от Кремля гибкой внешней политики в отношении Запада, и одновременно – форсированной мобилизации в рамках СНГ, где он сохраняет за собой статус геополитического и креативного центра. Украина – ресурсный объект в рамках этой стратегии, к тому же – с пакетом нерешенных проблем идентичности, структурно-экономической и территориальной целостности, с огромным разрывом между невысоким интеллектуальным потенциалом правящих элит и реальными социальными запросами общества.

 

Вторая составляющая  -  реализация скоординированной модернизации национальных экономик с целью минимизации рисков и потерь имеющейся индустриальной базы, максимально эффективного использования сохраняющегося технологического потенциала. Это возможно при условии, если крупный российский бизнес, претендующий уже на транснациональный статус, сможет использовать украинскую экономику как ресурс для создания новой транснациональной бизнесовой структуры. Это касается таких сфер как энергетика, транспорт, связь, ВПК, машиностроение, металлургия, морская инфраструктура и пр. И в этом смысле проблема упирается в характер и состав будущего украинского правительства, которое будет сформировано после президентских выборов. Важно и то, что экономическая модернизация рассматривается Кремлем как составляющая и социальной модернизации. А посему новый «украинский проект» может быть предложен Украине извне – благо, информационных и  интеллектуальных  ресурсов в Москве достаточно.

Логично, что третья составляющая интереса  - формирование «компрадорского» украинского правительства, способного выступить в роли менеджера российских экономических, социокультурных и геополитических проектов.

В этом смысле стратегия и тактика Кремля в отношении украинской избирательной кампании (то, что в Украине называют «российским влиянием») могут оказаться нестандартными и даже неожиданными.

Украинские политики и эксперты ожидают появления денег российского происхождения, новых отрядов политтехнологов, активного дипломатического и политического влияния на ход кампании, и даже – включенного участия про-кремлевских элит в избирательный процесс в качестве агитаторов и ньюсмейкеров.

Но на поверку может оказаться все наоборот: вместо денег – мягкое давление «на результат» (как это уже произошло с русским языком и нефтью), вместо  политтехнологов – отстраненное наблюдение с одновременным вбрасыванием новых культурных «концептов» и идей, а вместо политической поддержки – универсальный переговорный процесс со всеми участниками украинской «гонки за кресло».

 

Все дело в том, что ставка Кремля – не столько на «победителя», сколько на состав и архитектуру будущего национального правительства в широком смысле (парламент, правительство, президентская команда). Важна конфигурация, а не кресло.

Кстати, в 2002 году был применен такой же подход, когда в состав оппозиционной «Нашей Украины» были имплантированы представители российских бизнес-групп, работающих в Украине, а про-властный блок «За Единую Украину» с номинальным лидером В.Литвиным не получил широкой политической поддержки в России.

 

Формула, которую часто повторяют ведущие российские политики и политтехнологи, звучит просто – «мы будем работать со всеми». Но означает она лишь то, что вне зависимости от исхода выборной гонки, реальные преференции получит тот, кто учтет требования и пожелания Кремля в отношении «компрадорства» как такового. 

 

Новые факторы влияния и воздействия

 

Наиболее эффективный прием, который в последние годы применяет Кремль в отношении Киева, - конвертирование ошибок и неудач украинских элит в свои новые преимущества. Стремление действующей власти сохранить свои позиции любой ценой уже привело к целому ряду позитивных для Кремля следствий: критика Запада и про-западного курса со стороны официального Киева нарастает, и для этого не нужно никаких «инвестиций извне»; усиление экономической зависимости за счет выпрашиваемых преференций по энергоносителям еще больше притягивает украинское правительство к рамке ЕЭП; расколотость элит и нежелание вести политический диалог обостряют проблему все еще непреодоленного социокультурного раскола Украина на Запад и Восток и тем самым – еще больше «привязывают» настроения части населения Украины к России. Все это не требовало от Кремля больших финансовых и политических усилий, лишь – своевременное использование проблем, создаваемых в Украине собственными элитами.

В условиях выборной кампании тактика использования чужих ошибок и минимизация затрат на «влияние» будет использована по полной программе.

Не менее результативной будет и политика усиления культурного влияния. Речь идет вовсе не о банальных «информационных подачах» (российские СМИ давно уже утеряли былое влияние на «среднего украинца»). Культурная экспансия – в форме культивации привычных образов «организованного совка», помноженные на активное присутствие русскоязычного искусства всех мастей и рангов, работа на символическом уровне.

  И важный аспект нового российского влияния – формирование системы политического и экономического лобби «изнутри», опосредованное через экономических резидентов (крупные трейдеры российского происхождения, банки, инвестиционные группы) и уже сложившуюся когорту про-российских политиков, тесно связанных с политическими кругами в Москве. Зачем платить больше?

 

И в заключении. Политический Киев боится и ожидает Кремль. И в этом – главная ошибка и главная слабость Киева. Нейтрализовать Кремль может лишь внутренняя консолидация бизнес- и политических элит, и выход на своеобразный Национальный пакт о выборах и будущей внешней и внутренней политике. Опыт такого Пакта есть у целого ряда европейских стран, и, что немаловажно, для такого проекта есть почва и в Украине. Состоится ли такой компромисс – ключевой вопрос июня-июля 2004 года. 

 

 

PostScriptum:

Еще одним подтверждением к сказанному в статье явилось найденное среди новостей сайта АПН (www.apn.ru) объявление российского Института национальной стратегии, которое прилагается ниже.

Институт национальной стратегии объявляет конкурс на лучшую политологическую работу, посвященную проблемам стратегического развития Украины, а также предвыборной политической ситуации в стране.

 

К участию в конкурсе приглашаются граждане либо постоянные жители (резиденты) Украины в возрасте до 35 лет, являющиеся политологами либо имеющие практические основания считать себя таковыми.

 

Основные [предлагаемые] темы и сюжеты конкурсных работ:

 

- Поиски и пути формирования украинской идентичности;

 

- Украинский национальный проект;

 

- Философия и технология формирования новой украинской элиты;

 

- Стратегия развития украино-российских отношений в ближайшие 25-30 лет;

 

- Выборы президента Украины: вероятный исход и оценка поствыборной ситуации с геополитической и геософской точек зрения.

 

Участники конкурса вольны выбрать для своей работы любую тему, которая в той или иной мере затрагивает перечисленные выше вопросы / сюжеты.

 

Формат конкурсной работы: текст объемом не менее 10 и не более 25 стандартных компьютерных страниц.

 

Регистрация участников конкурса осуществляется по электронной почте ins@apn.ru.

 

Заявки на участие принимаются (регистрация участников осуществляется) с 18 июня 2004 года. Заявки составляются в произвольной форме, с указанием точного подлинного имени участника конкурса, года его рождения, темы работы, представляемой на конкурс, реквизитов документов, подтверждающих статус гражданина/резидента Украины.

 

Институт национальной стратегии располагает возможностями проверки достоверности данных, указываемых участниками конкурса в заявках.

 

Институт национальной стратегии гарантирует конфиденциальность представляемых на конкурс работ и невозможность их какого-либо использования без разрешения авторов.

 

Прием работ на конкурс – до 25 июля 2004 года.

 

Подведение итогов конкурса – 1 августа 2004 года.

 

Победитель конкурса (лауреат первой премии) получает приз в размере 10 000 у.е. (1 у.е эквивалентна одному доллару США).

 

Лауреат второй премии получает 5 000 у.е., третьей премии – 3 000 у.е.

 

 

Координатор конкурса (контактное лицо) – Роман Карев, генеральный директор Института национальной стратегии.

 

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Мифологема «цивилизационного выбора» и ее роль в современной пропаганде

Україна та Росія: у пошуках нового порядку денного.

Какая Россия нужна Украине. Часть 1: Российское пост-беловежье

Какая Россия нужна Украине. Часть 2: В поисках новой России

Україна – таки не Росія. Про ментальність і її геополітичні наслідки

Щодо російського культурного чинника в Україні

Гра в проблеми культурної політики Росії на пострадянському просторі

О, де ж ти, брате?

Россия неизвестная

Россия, которая нам не нужна

Відсоток заздрощів

Социальное восприятие гражданами Украины и России друг друга

Украина – Россия: все будет хорошо, но не сразу и не для всех

Холодное обаяние российского рынка

Гномы-гладиаторы на арене глобализации

Госдума России: пояс дружбы будет затягиваться

Путінський федералізм: повернення до самодержавства

Федеральний чи унітарний устрій держав – моделі майбутнього Росії та України

Президент – всьому голова

Зал периодики

Жаргон, интеллектуальная импотенция, фашизация

"Відмовитися від українського транзиту в Росії не вийде" - експерт

Украина откажется от хранения своих ядерных отходов в России

Путин не остановится в осуществлении своего плана восстановления СССР

Блеф Путина. Погибнет ли украинская оборонка без российских заказов

"Путин удлиняет путь к кладбищу"

Путин в цейтноте

Чужие: почему Россия всегда отрекается от своих солдат

Как тут жить дальше?

Інтернет для Путіна: до чого може призвести страх перед Майданом

Эпический провал российского спецназа в Украине и его последствия для России

Каждый – за себя: Украина поставила политическую точку в военном сотрудничестве с РФ

Политолог Пионтковский о победе Китая над Россией, провале Путина и его планах на Донбассе

Про відтворення імперії

Чому заморожують проект «Новоросія»?

Віталій Дем’янюк: ЄС усвідомив неадекватність "Газпрому"

Отступление от Новороссии. Что означает тактическая пауза Путина

Россия снова пытается влезть между Украиной и ЕС: опубликованы новые требования

Спецназ ГРУ — пираты ХХI века, или Зачем Путин погружает мир в новое Средневековье?

Нова стратегія РФ: на що замінили вимоги про відтермінування асоціації?

Випадок із розвідниками

Россия больше не торпедирует торговый пакт Украины и ЕС

В плену у Владимира Путина

Ціна конфлікту: чи вдасться відсудити у Росії збитки за військову агресію

Весна ловушек: главная опасность – не восстания, а исчерпанность ресурса

Григорянц: Россия и после Путина останется опасной для Европы

Серая зона. Киев и Москва спорят об отказе от части Донбасса

Летом Путин снова перейдет в наступление

Оберштурмбаннфюрер Путин и «законы о декоммунизации»

Уполномоченный хам

Доповідь фонду «Potomac»: Росія готується до великого наступу в Україні

В ожидании наступления: пойдет ли война на новый виток

“Доклад “Путин. Война” должен открыть людям глаза"

Бюджет агрессии. Сколько тратит Россия на войну в Украине

Конфликт на Донбассе закончится глобальной сделкой России, США и ЕС

Путіна треба зупинити в Україні, інакше доведеться – на території країн-членів НАТО – Волкер

Разгадывая Путина

Мариуполь готовится к войне

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Леонид Кучма: Путин превратил Донецк в Карабах

Шахтарський «протест» у руслі наступу Ахметова

Чужая война. Зачем выходцы с Кавказа едут воевать в Донбасс

Харьковские соглашения: плацдарм для российской агрессии

Росія готує наступ на Маріуполь – вояки й експерти

Вероятный сценарий весеннего наступления ДНР-ЛНР на Украину

Путін із комуналки. Сусід, який намагається псувати життя України

Червоний мак як символ Перемоги. Україна і агресія Росії

Путинская истерика. Как в Кремле отреагируют на бойкот парада Победы

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Земля без рынка: какой должна быть земельная реформа в Украине

 

page generation time:0,535