В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Штрихи к портрету Среднего человека

Версия для печати
28 окт 2003 года

Настоящий портрет всегда немного незакончен.
А в этом я вижу подозрительно много лишнего.

Л. Кэррол, «Алиса в стране чудес»

 

Три беды среднего человека открывает нам мадам социология: живет он в житнице Европы, а недоедает. Живет плохо, а менять ничего не хочет. Жалуется на нарушения прав человека, а свободы боится. И вот уже просит слова странный господин в черном: «а человек ли это вообще или чье-то подобие?»

 

Те, кто читал о Робинзоне Крузо, вспомнят, конечно, как он построил огромную лодку, которую потом не мог сдвинуть с места. В «Великих испытаниях духа» Анри Мишо описывает несуразный стол, изготовленный шизофреником. Оба созидателя – мещане, люди из среднего класса. Оба потерпели неудачу. Разве они не схожи?

Сравнивая средний класс по-украински с его западным старшим братом, обязательно наталкиваешься на то же странное сходство людей и несоизмеримость их образа жизни и результатов деятельности. Если быть точным, средний класс – это аналитическое, операциональное понятие, своего рода сгусток фантазии. Можно сказать, что его нет, и как бы покончить с дискуссией. Но можно утверждать и обратное: что он есть везде, просто не похож на западный. Его портрет – это собирательный портрет большинства из нас, тех, кто уже перестал быть пролетарием физического или умственного труда, но еще не отгородился от сограждан темными стеклами Мерседесов со спецномерами.

Воля к безволию

Среди бестселлеров книжной лавки, что в фойе Верховной Рады, встречаются порой весьма дивные. Например, книга «Как выжить в тюрьме». Главный совет ее ценен не только обитателям следственных изоляторов, но и народным депутатам, ожидающим перемен: не высовывайся! Будь, как все!

Трудно сказать, сколько людей прочли эту замечательную книжицу, но мысль основную явно прочувствовали многие. За пятнадцать лет наблюдений и более полутора тысяч поездок в электричках автор этих строк убедился: если в вагоне душно и окна закрыты, то всегда найдется гражданин (гражданка), которая на робкое предложение открыть окно заявит, что ей дует. Задыхающееся большинство тут же замолчит и продолжит свое потение дальше, будто так и надо.

Подобное пристрастие к несвежему воздуху не так уж безобидно и имеет свое скрытое продолжение в политической сфере: покорность, раболепие перед начальством, боязнь перемен. Можно привести и параллель: например, о приверженности англичан к монархии нам хорошо известно, но не все знают, что у них тоже есть один «бзик» – они умываются, закрыв умывальник пробкой, хотя для нас, не привыкших к экономии, это и выглядит негигиеничным. Перпендикуляр провести тоже можно: есть поговорка «три англичанина – парламент», а у нас «два украинца – три гетьмана». Говорят еще, что вывести из себя и тех и других очень непросто. Случайно ли после этого, в Верховной Раде интересы мелкого бизнеса, учителей, врачей и прочих «бюджетников», даже не пытающихся за себя постоять, представлены довольно жалким меньшинством?

Внешний облик нашего среднего человека вообще-то не слишком выразителен, но страсть к кожаным турецким курткам и всему темному – это просто визитная карточка наших за рубежом. Женщины щеголяют кричащим макияжем и лупят детей. Разговаривают громко и вызывающе. Вообще наши женщины любят нарядно одеваться, вероятно, чтобы хоть как-то компенсировать свое обычное униженное положение. Европейцы, напротив, одеваются в массе своей серо, хотя предпочитают светлые тона.

Еще одна наша характерная черта – аморфность, половинчатость, нерешительность. Видный деятель украинской диаспоры профессор Осип Мороз со товарищи (1) выделял такие черты «материковых украинцев»: расплывчатость при определении целей, задач и даже просто в случае назначения деловой встречи; преобладание фантазий, а не действий; избегание ответственности; сельская ментальность и стремление жить короткими циклами; чувство отделенности от общества; покорность и неспособность отстаивать свои права; отсутствие «глобального мышления», целей и стратегий.

Заокеанскому профессору видней – вот он и бьет, как молот. Но самое неприятное из его наблюдений это замеченный им недостаток воли у большинства населения. Одно из свидетельств тому – увлечение телевизионными угадайками и расцвет лотерейного бизнеса. Люди надеются на случай, на удачу, то есть на то, что не поддается контролю даже в принципе. Другое свидетельство – хроническое затягивание принятия бюджета парламентом. Есть в нас эта восточная расслабленность, неумение планировать будущее. Живем по принципу Швейка: «как-то оно да будет, ведь не может же быть, чтобы никак не было».

Вкус к безвкусию

О вкусах, как говорится, не спорят, и все же… Три канала украинского радио демонстрируют три основные его направленности: официоз (с сильным сельскохозяйственным душком), поп-музыка и наконец, фольклоризм (народные песни вперемежку с классикой и новостями «Голоса Америки»). Интеллектуальные передачи тоже имеются, но они на периферии – их мало и идут в неудобное время. ФМ-радиостанции, те и вовсе не мудрствуют лукаво транслируя жизнерадостные шлягеры. Никакого «Рамштайна» или «Металлики». У простого, среднего человека и вкусы простые, задорные, без рефлексий, но с сантиментами.

Как говорит статистика, средний украинец смотрит четыре часа в день телевизор и за год читает одну книгу. Статистика не уточняет, что это за книга – томик сонетов Шекспира или детектив, завалявшийся в туалете. Впрочем, даже детектив свидетельствует, по крайней мере, о способности читать. Чтение – это все-таки активный процесс, требующий сосредоточенности и работы фантазии. Сидение у телевизора – как правило – наоборот.

Конечно, можно, а может, и нужно пенять популярным телеканалам за то, что оболванивают зрителя третьесортными фильмами и сериалами, а программы новостей тенденциозны. Но нужно также и обратное – отдавать себе отчет, что наш зритель воленвыбирать, что ему смотреть. Пускай телепрограмма пахнет лапшой, но и в ней есть свои нюансы. Большинству они не нужны – народ с азартом играет на понижение. Это, возможно, прозвучит снобистски, но все же стоит сказать: наш средний человек пошл, поверхностен, аполитичен, потребительски настроен. Впрочем, как и всякий средний человек в Польше ли, в Китае или в Аргентине – тамошнее телевидение принципиально не отличается от нашего.

Деньги, ценности, тоска

Ученые тыкают в среднего человека палочками соцопросов: жив ли? Что скажет? А вдруг что-то ценное? Средний человек лениво ворочается: "Дайте жить, гады!".

А доволен ли ты, человече, своей жизнью? Нет, отвечает он, не очень. Больше всего он боится безработицы, роста цен, преступников, холода и голода. Полностью и по большей части довольны своей жизнью 17 % опрошенных. (2). Большинство – 62 % – все-таки нет.

О доходах среднего человека судить трудно. С одной стороны официально зарабатывает он от силы 40 у.е., (учтите, что половина населения у нас не работает – пенсионеры, дети, учащиеся) а с другой, есть процентов двадцать, которые еще кое-что имеют помимо официальной платежной ведомости. При таких жалких доходах 30–40 % населения относит себя к семьям среднего достатка, остальные – к бедным. Богатых не нашлось, то есть их меньше социологической погрешности, 2–3 %. Нижней границей богатства у нас считается доход в 700 у.е. в месяц – зарплата американской уборщицы.

Однако… Перед нашими глазами стоит картина немного другая: открываются новые кафе и магазины, растет количество роскошных авто на дорогах, а банковская система рапортует о 30 % росте. Цены на недвижимость растут как на дрожжах. Что это означает? Это означает, что мы живем в обществе, вопиющего неравенства доходов, что уже заметили даже подслеповатые западные наблюдатели. Это означает, чтоу власти в Украине находится крупный капитал, не слишком озабоченный социальной несправедливостью. Он еще немного стесняется своего богатства, но применять силу свою давно не стыдится. В такой стране среднему человеку жить плохо – он мало зарабатывает, болеет и замыкается в своем узком кругу, теряя уверенность в себе.

Среди ценностей у нас на первом месте семья. Где-то посередине работа, причем работу наши люди предпочитают пусть вредную, грязную, но денежную. Общество как ценность на последнем месте. Но не все так мрачно. Вот на вопрос, «хватает ли вам политических идеалов, которые заслуживают поддержки» большинство ответило, что «не хватает». 40 % считают, что им не хватает современных научно-технических знаний, что вообще обнадеживает. И все же среди нехваток и дефицитов на первом месте стоит отсутствие уверенности в завтрашнем дне (85 %). Затем – нехватка продуктов для полноценного питания (78 %), и примерно стольким же не хватает компетентного руководства страной.

А вот тут – внимание: есть одна тонкость. На вопрос, хватает ли вам политических свобод, только 27 % пожаловались, что свобод не хватает. Большинству, (около 40 %) либо хватает, либо это их и вовсе не интересует – их хата с краю. 78 % не хватает стабильности в государстве и обществе, как будто у нас каждый день революции случаются. Не есть ли это то могучее стремление к покою (которое обнаружил еще Федор Михайлович Достоевский), гигантским паразитом извивающееся на дне славянской души?

Итак, три беды среднего человека открывает нам мадам социология: живет он в житнице Европы, а недоедает. Живет плохо, а менять ничего не хочет. Жалуется на нарушения прав человека, а свободы боится. И вот уже просит слова странный господин в черном: «а человек ли это вообще, или чье-то подобие?»

Ответим демону цинично: людская суть везде одинакова. Если толстый и серый Джон из Кентукки зарабатывает в год тридцать тысяч долларов, а мы сидим на черноземах, а питаемся плохо, то что? А то, что виноват в этом не среднестатистический Вася, а те, кто у власти. Когда власть переходит в руки защитников интересов среднего класса – любая страна процветает. Другое дело, что наш обыватель обременен всей тяжестью нашей истории и политической традиции, он просто не знает, что перемены бывают не только к худшему.

Раздвоенцы

Есть ли средний класс в нашей стране – ответ зависит от того, кто вопрос задает и какую цель преследует. Даже на западе еще нет общего мнения, что это такое. Зато мы точно знаем, что средняя страта населения, 70–80 % живет бедно, но в политику не лезет. Для себя самих мы плохи, зато хороши для тех, кто нами руководит. Это мы, или такие как мы, озабоченные собственным выживанием, провалили все акции оппозиции и голосовали на выборах за того, кто больше заплатил, а потом ныли: «А что мы можем».

Так или иначе, но функцию опоры власти крупного капитала мы выполняем. По его коварной и дальновидной воле, или по своей собственной убогости, мы дали ему возможность провести приватизацию и «нагулять жир». Уже за одно это наши «прото», «недо», «несуществующие» или «просто» средние классы заслужили к себе лучшего отношения с его стороны. Но, как говорят в Одессе: "Не дождетесь!".

Как назвать нас после всего пережитого, проглоченного и прощенного: городские хуторяне? Оптимисты-шизоиды? Глупонцы-тиранофилы? И снова просит слова господин в черном: «межеумчатые раздвоенцы»! Потому что расколоты не по Хантингтонской карте, а где-то глубоко внутри. Потому что делаем вид, что хотим «как лучше», а делаем «как всегда». Потому что лелеем в своих душах не только достоинства предков, но и их страхи и разочарования.

Нет, не демагогический «поход в Европу» должен стать нашей главной политической идеей, а создание процветающего среднего класса – но для этого мы должны изменить власть в стране, если уж она делает все, чтобы мы не изменились сами.



Источники:

1.О.Мороз, Ю.Саенко “Час інтелекту: сукупний український розум”, Львів, 2002, “Панорама”.

2. Українське суспільство 1994-2001. Результати опитування громадської думки. Київ, 2001, МІА – “Подія”.

3. А.Кудрин, „Как выжить в тюрьме”, http://www.pssr.e-burg.su/book/kriminal/Kudrin/index.html

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Бедный средний класс

Неизбежность развития малого и среднего бизнеса

Монарх свержен. Что делать с феодалами? В ожидании новой Революции

"У УКРАИНЦЕВ ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ СВОБОДОЛЮБИЕ, ДО КОТОРОГО МНЕ, НАПРИМЕР, ДАЛЕКО", - РОССИЯНКА, ВЕРНУВШАЯСЯ С МАЙДАНА.

Главное, что дал Майдан, или Когда египтяне станут украинцами

Как политический кризис влияет на стоимость украинского бизнеса

Мантра о постиндустриальном чуде

Чому в Україні така маленька зарплата?

«На стабілізацію є три місяці...»

Податки у Бельгії: багатство роздають людям у формі добробуту і соціального захисту

Промпроизводство-итоги 2013 года

Середній клас: примара чи реальність

Почему провалилась отставка Кабмина

Новые реформы Китая: эра дешевой рабочей силы заканчивается

В 2013 году доходы украинского среднего класса росли вдвое медленнее, чем ожидалось

Чому не працює дерегуляція. Результати дослідження

Розшарування багатих і бідних в Україні не таке драматичне, як у Росії – Шеремета

"Мы не можем оставить более миллиарда человек страдать в крайней бедности"

«Новий середній клас»: ресторани замість книгарень?

Судьба «золотого миллиарда» или «о погибели среднего класса»

«Заповідники» для малого бізнесу

Как изменились доходы среднего класса в Украине за пять лет

Вопреки трендам

Средний класс стран БРИКС: проблемы в настоящем и будущем

Процент с кризиса

Кожен четвертий - без роботи

Украина: долговой кризис как философия существования?

Консервы среднего класса

Пересічних українців грабуватимуть без кінця?

Средний класс на Балканах - между олигархами и бедняками

Сергій Доротич. Стратегічне завдання влади – вбити середній клас...

Работы все меньше

Бідні та багаті в Україні: нездоланна прірва

В США и Европе вырождается средний класс: социологи бьют в набат

Бедная беда

Нужны ли Украине талантливые люди?

Заробітчани вимагають від влади відновлення їхніх конституційних прав

М.Хазин, "О «среднем» классе".

Кризис в Испании развеял миф о среднем классе

Таємниця успіху середнього бізнесу в Німеччині

Євросоюз у цифрах: менше бюджетного дефіциту - більше боргів

Gallup: Реальная безработица в Беларуси в 40 раз выше официальной

Бедность и социально-негативные явления современности

Средний класс – пи…ас

Средний класс – от учителя до менеджера

С упрощенной системой все сложно

Чому податок на багатство платитимуть бідні

Зародження державного капіталізму

Не золотая середина

Крах гуманизма

 

page generation time:0,173