В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Тайны пост-апостолов

Версия для печати
7 окт 2003 года

     Украинские протестанты: чужие среди своих,  свои среди чужих

     Возле дворца спорта столпотворение – проходит съезд свидетелей Иеговы. Торопятся прохожие, натыкаясь на людей с бирками участников на груди, поспешают вдаль, унося свои равнодушные лица. Не жалуют у нас «этих», не замечают. Вот раздавать реверансы православным «владыкам» и сокрушаться по поводу отсутствия Единой Поместной Церкви-мамы, которая будто бы все разрушенное враз воздвигнет, а все бездушное одухотворит, это другое дело.
     Да и кто их знает, этих баптистов-евангелистов, кто такие и откуда взялись? Ну разве что какой книгочей вспомнит, как Дартаньян воевал из бастиона их предков – гугенотов, перемежая пальбу поеданием курицы.  Ночь Варфоломеевская – так это ж есть что вспомнить!
     Вот православных патриархов знают все. Чудо, что даже враждуя между собой, они как бы воплощают собой традиционность, стабильность и консерватизм, столь милый стыдливым сердцам наших правящих классов.
     Наконец, православные священники живописны, а особенно их архиереи. Если торжественное мероприятие государственной важности – пригласят ойтца с бородой, в омофоре и ризе, с крестом и епитрахилью. Респектабельно, зрелищно… С ними и договориться можно. Дашь батюшке десятку – один грех отмолит. Каплычку построишь, спи сном праведника, хоть ты Каннибал Лектор.
     А что протестанты? Ходят в пиджаках, от простых гоминоидов и не отличишь. Ни одной бороды приличной. Худые какие-то, несговорчивые, да еще и корни у них, видите ли, на западе. Да и как на них «вплынуть», чтобы указание пастве своей сделали, чтоб проголосовали правильно? Всех же не пересажаешь, а налоговой тронешь – по евросудам затаскают, даже Берлускони смеяться будет. Не, лучшее, что с ними можно содеять – не пущать. Пускай потомятся, посидят без помещениев, «чтоб знали, кто в доме хозяин…»

     Сладкие улыбки, потные ладони

     Однако не сидится им, лишенцам (так в конце двадцатых прозвали священников, которых советская власть поразила в правах). Не дают земли под строительство – снимают на выходные кинотеатр-развалюху или магазин-разоренец, там и собираются. А если и оторвут клочок где-нибудь на задворках, так храмы у них растут как на дрожжах.
     Активность их отражает даже официальная статистика: хотя в 1992 году в стране протестантских общин было всего 20%, сейчас их все 27% будет, а среди свежезарегистрированных их больше трети (1). В Донецкой области и в Киеве их уже все 40%. Количественная сторона скрывает сторону качественную – в протестанты тянутся все больше люди среднего возраста, полные сил, это вам не православная паства изможденного вида.
    
В жизни, конечно, бывает всякое. Протестанты в Украине – это украинские протестанты со всеми национальными особенностями, которые нам глаза не режут, но гостям из-за границы вполне заметны.
     Во-первых, кумовство, семейственность отнюдь не изжиты. Если какой предприимчивый пастырь напал на золотой ручей, бьющий из-за кордона, то и вся семья его при деле будет.
     Во-вторых, закрытость. Чтобы финансовый расклад, куда, сколько и на что потратили, в молельне у входа висел – нет такого, это вам не Штаты.
     В-третьих, конечно, активность выше, чем у православных, (и этому есть объяснение – протестанты себя не изнуряют постами и молитвами, не угнетают воздержанием) но вот политическая... (Единственное исключение – харизматы). То ли власти не способствуют, то ли ортодоксы молитвенные препоны создают, но скорее даже не это, а тот духовный unheimlischkeit, неуют, которым окружены любые пассионарии в тихой, провинциальной Украине. Это минусы.
     Плюсов больше. Конечно, если не судить верующих за то, что не поклоняются мумифицированным покойникам и их частям, не умерщвляют плоть в поисках духовных озарений, «приуготавливая» ее для Бога, которому она так якобы милее будет.
     Прежде всего, в протестанты никого не загоняют насильно. Нет крещения младенцев в ледяной купели; крестят в зрелом возрасте – как следствие осознанного решения веруюшего. Где осознание – там и ответственность.
     Деятельность протестантов направлена в первую очередь на человека, а не на угождение невидимому, бессмертному и вездесущему божеству. Логично, ведь каждый должен решать свои проблемы: человек – как спасти душу, а Бог – управиться со Вселенной. В социальной работе протестанты лидируют, и не потому, что их духовные центры находятся в процветающих странах Запада. Скорее наоборот – потому-то их родина и процветает, что там прошла Реформация.
     Их церкви структурированы не иерархически, а демократически. Кого воспитывает церковь, которая сама построена как бюрократия, а во главе ее – старец, недоступный, как римский цезарь? Того, кого заказывали – рабов божьих и аутсайдеров общества. Не потому ли протестантские общины развиваются быстрее и лучше, что управление в них эффективнее?
     В их общинах каждый как на ладони. Они дают своим членам ясное чувство самоидентификации. «Как дела, брат?» - «да вот, вчера надрался и жену стукнул – а что ей, всю зарплату отдавать, что ли?», - так ведь не скажешь. Потому-то среди протестантов есть бедные, но нет нищенствующих, что для Киева, согласитесь, довольно актуально.
     Более цивилизованным является и отношение к женщинам, которые могут участвовать в богослужениях и занимать посты в церковных структурах, получать богословское образование. В этом протестанты выигрывают как перед православием, так и перед католицизмом, которые от пережитков варварского отношения к женщине пока так и не избавились. Хуже того – гордятся!
     Есть и другие детали. Например, концепция независимости поместных церквей (что-то вроде местного самоуправления) в братстве баптистов. У адвентистов – «санитарная реформа», подчеркнутая забота о здоровье и пропаганда здорового образа жизни. Надо отдать им должное: церковь Адвентистов седьмого дня является одной из наиболее современных и открытых, соблюдая тонкий баланс между неизменностью основных христианских принципов и гибкостью к ускоряющимся переменам во внецерковном мире.
     Свобода, достоинство человека и его ответственность за себя и свою семью,  принцип свободы совести и отделение церкви от государства, активная жизненная позиция – вот, пожалуй, наиболее общее, что есть у 33 направлений протестантизма, представленных в Украине.

     Исторические, но нетрадиционные

    
«Хорошими делами прославиться нельзя!» В этом героиня знаменитого мультфильма была права. Если сам римский Папа в отношении протестантов довольно сдержан, то на местах «добрые» католики и не менее добрые православные позволяют себе брызнуть эмоциями, а то и неприкрытой ненавистью. «Поклонение Сатане в скрытой форме, маскировка "под церковь" характерна вообще для сектантов, не только западных, но и русских раскольников. Если уж говорить по большому счету, то вне границ Церкви уже царство мрака…»(2)  Поверьте, это еще очень мягко сказано…
     В самом деле, с «духом земли», мистицизмом у протестантов как-то не сложилось.  Тут уж каждый сам решает, что его отвращает больше: ладанный дух и потемневшие иконы или пустые стены  и сладкие песнопения протестантских молелень. Среди отцов протестантизма – ни одной славянской фамилии.
     И все же, несмотря на отсутствие Реформации (Украину она задела лишь в западных областях), это не значит, что протестантизм для нас явление чужое и не имеющее исторической традиции. Например, баптисты у нас имеют давние корни, да и примерно вдвое многочисленнее, чем в России.
     История протестантизма в Украине, хотя и насчитывает полтора столетия, грустна и поучительна. Грустна – потому что из полутораста лет всего лет тридцать протестантов не преследовали. Поучительна потому, что истребить свободомыслие не удалось, а от таких попыток православная церковь, по большому счету, ничего не выиграла. Ей удалось избежать реформ, но расплатой за спокойную жизнь стал застой и утрата инициативы.
     Прежде всего, стоит вспомнить историю еретических учений, которых было немало и которые как бы подготавливали почву для будущего триумфа протестантизма. Традиция начинается от движения стригольников 14-15 столетия, которое ученые связывают с идейным влиянием богомилов и бичевальщиков.  Спустя еще столетие волна «многия гересей» накрыла и места восточнее, появились новгородско-московские еретики и прочие вольнодумцы. Западная Украина стала вотчиной распространения этих религиозно-оппозиционных течений.  Свидетельство тому – оригинальные библейские переводы: «Креховский Апостол», «Нягиевские вероучения», написанных не на церковно-славянском, а на славяно-русском языке. Был «Душевник» 1607 года, критиковавший официальное церковное учение и многие другие издания, о которых знают специалисты.
     Любопытно, что сами православные, критически оценивая духоборцев, отмечали их здоровый образ жизни, трезвость, внимание к семейным и межличностным отношениям, трудолюбие и законопослушание. Не нравилось им другое – концепция человека как Божьего храма, отказ от внешней обрядности. А уж кружки «практического богословия», апостольство среди мирян – католики еще кое-как переварили на Втором Ватиканском соборе, а православная церковь и по сей день в упор не видит.
     В целом, до революции 1905 года в Российской империи с протестантами особенно не церемонились – за «совращение» православного в протестантизм отправляли в Сибирь первым делом, а уж опосля… Потом война, гражданская, сталинизм, снова война, хрущевская кукуруза, брежневские психушки и так далее.
     Власти тоже было несладко. Даже Сталин пошел на то, чтобы в 1944 году дать разрешение на проведение Всесоюзного совещания евангельских христиан и баптистов – а из них основная масса была с юга Росии и из Украины. Перед Олимпиадой в Москве власти тоже пошли на уступки, но освобождение наступило лишь после 1991 года.

     Заключение

    
Мы как-то привычно списываем крах СССР на его экономические проблемы. Не замечаем, что экзистенциальный кризис в стране, вызванный вопиющим пренебрежением сверхдержавы к интеллектуальной и духовной сфере, начался вскоре после войны, когда после короткой военной отдушины тирания с ее узколобостью и пошлостью лишь усилилась. В нашей сегодняшней свободе совести, которую мы так мало ценим, есть заслуга не только диссидентов, но и многих безымянных верующих, и прежде всего – духовных нонконформистов, протестантов.
     Увы, но нынешняя власть уроков из прошлого пока не извлекла, по сути своей так и оставшись «совковой». Стремясь «в Европу», она не замечает, что дух и ценности капиталистической Европы – созданы религиозной Реформацией, и уж никак не Константинопольским патриархом или римским Папой.
     Объективно сейчас, вместе с неторопливым экономическим подъемом, «разволшебствлением» мира и глобализацией, протестантские церкви, как более рационалистичные, получают важное преимущество перед церквями ортодоксальными. Они гибче и лучше отвечают на вызовы времени. В конце концов, они отвечают на них, а не молчат.
     Значит ли это, что в обозримой перспективе Украина станет страной протестантской? Нет, не обязательно. История протестантских церквей в Украине открывает нам нечто более ценное, тайну о нас самих – что живем мы в стране христианской, но скорее не православной, какой она была при царском режиме, а поликонфессиональной и модернизирующейся, независимо от власти. Наш духовный ландшафт куда сложнее, чем кажется с Печерских холмов, и чем дальше, тем красочнее он становится.
     Сотворение мира, как говорил Платон, есть победа убеждения над силой. В начале было Слово, гласит Библия (Ин. 1). Вряд ли разрыв между протестантами и ортодоксами будет уменьшаться. Скорее наоборот. Это не просто разница в догматике или амбиции лидеров. Это два пути движения человеческого духа, если хотите – разные психические расы. Примирить людей дня вчерашнего и дня сегодняшнего, тех, кто стремится к свободе, и тех, кто убегает от нее в темное лоно мистицизма, может только диалог, убеждение, Слово.



Источники:

1.Християнські церкви і релігійні організації в Україні. Довідник. 2001, с.7.
2. Журнал Нижегородской епархии "Сеятель" № 5-6. 1994 г. Игорь Пчелинцев.
3. А.Н.Уайтхед, Избранные работы по философии, «Приключения идей».

 

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Мифологема «цивилизационного выбора» и ее роль в современной пропаганде

Східні європейці чи західні слов’яни: проблеми ідентичності у Центрально-Східній Європі(II)

Східні європейці чи західні слов’яни: проблеми ідентичності у Центрально-Східній Європі(I)

Атеисты - народ плечистый

Ортодоксы у врат перемен

Миритися важче, ніж сталити обух

Національна ідентичність: чи варто від штучних утворень очікувати автентичності

Симулякри несвободи

Національна ідея в українській інтерпритації

Тринадцатый вызов: на пути к катарсису

Внутрішньонаціональні поділи в Українi

Ксенофобія в Україні: статистика взаємної неприязні

История, обреченная учить

Рабий бизнес или Res publica?

«Украина – не Россия»? - реакция на сообщение о публикации новой книги Л.Кучмы.

Що знають соціологи про національні почуття

Семь «Я» украинского «Мы»

Українська ідентичність: важкий крок до амбіції

Украинская мечта и сон разума

Заморочена ідентичність.

Самоидентификация будущим

Перекресток цивилизаций

Знаково-символические аспекты «национального проекта» РФ и возможности их использования при формировании новой украинской идентичности

О государственной стратегии формирования национальной идентичности в России

Немецкая идентичность - прошлое и настоящее

Споры вокруг европейской конституции

Что значит “быть русским”?

Русские в странах Балтии готовы идентифицировать себя скорее со страной проживания, чем со своей национальностью

Таджики – не арабы!

Сусіди України коментують підписання угоди про створення ЄЕП

Піар-леґенда

ЕС как клубок геополитических опасений

Європейська ідентичність: факти і вимисли

Острахи та сподівання європейських націй на порозі ЄС

Фантоми української та європейської ідентичностей

Этнокультурный ренессанс на постсоветском пространстве

Идентичность в России: «Мы наш, мы новый мир построим?…»

Украина – не Белоруссия

Казахский выбор: «зов крови»

Грузия - Европа или Азия?

Армяне – нация третьего тысячелетия?

Маленькі нотатки про великий Конгрес

Миротворцы не гарантируют Украине место под „западным солнцем”

Дні українства в Україні

Подорож до пост-модерної ідентичності: чи Україна разом з усіма?

Парадоксы американского национализма

Зал периодики

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Ще про нефальшивих ветеранів. Божа кульбабка

Другой день. Почему 8 мая для Украины важнее 9-го

Нужна ли стране национальная идея

Історик Станіслав Кульчицький: після цієї війни українці позбудуться відчуття малоросійства

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Україна «декомунізується»: пропаганду комунізму й нацизму офіційно заборонили

Перевинайдення Галичини

Мастер брендов и основатель компании FEDORIV рассказал, какой должна быть украинская национальная идея

Украинцы еще себя покажут

Наша Стіна. Тільки україноцентризм здатен захистити нас від утрати державності

О том, почему украинцы сейчас не могут стать богатыми: мнение экономиста

«Русская весна» 1918 года. Украину присоединяли к СССР под лозунгом «Смерть украинцам!» (+фото)

ПОСТКОЛОНІАЛЬНА УКРАЇНА. Частина перша

Немецкая идентичность в опасности?

Как Украина стала Литвой

Нация «Украина». Что мы должны о себе знать

Європейський «генний код» Донбасу

Новояз Украины, или Как мы стали говорить

Дивний "русскій мір"

Юрий Андрухович: Украина сражается за ценности, Европа думает о цене

АГОНИЯ РОССИИ

Молдавский политолог: "Украинский мир" оказался сильнее "русского"

Льйоса: Боротьба українців важлива для свободи у всьому світі (КОНСПЕКТ лекції)

Утраченные ориентиры

Битва за місце в історії

Куди веде вулиця Леніна?

По морали военного времени

Сім очікуваних несподіванок

Чому русскіє ненавидять слов’ян

Постала нова Україна. Путін програв стратегічно

Все мы украинцы

Любити й не питати, за що...

Інший Донбас. Європейський слід

Психология памяти, или Почему восточные немцы с теплом вспоминают о ГДР

Політика історичної «амнезії»: недозволена розкіш

Про політику пам’яті

Чи брешуть рейтинги? Цінності українського суспільства та передвиборчі очікування

Приметы победителя: сети, конструктивизм, эмансипация

Трансформация коммуникаций: от коммуникации империй до коммуникации граждан

Код нации

НАРИСИ УКРАЇНСЬКОЇ ІДЕНТИЧНОСТІ: СЕК`ЮРИТИЗАЦІЯ

«Зробити всіх «росіянами»!»

Нариси української ідентичности: сенсуалізація

Структурная теория коллективных идентичностей и проблемы России

"Де закінчується Україна, яка не Росія? На якій області?"

Донецьк, ще є час перемогти!

Сергей Грабовский. «Доктрина Брежнева–Путина»: новая редакция

Українське ХІХ століття: асиміляція неможлива

Как жить в одной стране с людьми Донбасса?

 

page generation time:0,307