В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Оранжевая революция: Люди против Машин

Версия для печати
1 дек 2004 года

Девятый день Великого Оранжада: сияющие лица людей на Майдане, отливающие нержавейкой лиловые личины нардепов на телеэкране. Как будто штиль, и вот первые перебежчики, зябко почесывая холеные лапки, уже сошли с бело-голубого парохода. Силы зла еще не уползли в терриконы, но и жизнерадостные оранжисты все так же стоят под стенами Администрации, окруженной биороботами в черных шлемах. Шаткое равновесие – сторонам есть о чем говорить, но обычный язык тут не поможет. Бейсик, ассемблер, фортран? Как называется тот язык, понятный киборгам с депутатскими значками и министерскими портфелями?

Девятый день Оранжада, но в недрах государственных машин так и не провернулись шестерни: не принято ни одного решения, имеющего юридическую силу. Машины не знают эмоций. Машинам нет дела до толпы на Хрещатике, светящейся предчувствием победы. Машины не знают ни страдания, ни сострадания. Голый расчет. Считаются все варианты. В этом их сила. В этом их мрачное безумие.

Девять дней Оранжевой революции – гейзер народной фантазии. Прогулка по Хрещатику – для собирателя фольклора настоящий Клондайк. Первый приз: надпись «ЦВК» на дверях биосортира. А вот и переполненный мусорный бак с картонной табличкой: «сюда бросать бюллетени за Януковича». Есть целые поэмы, посвященные «любви» народа к премьеру, «похожему на Хрюшу». Есть и картинки. Некоторые так хороши, что возле них фотографируются туристы.

Самое интересное, это сами люди. Вот парень, щеголяющий на морозе выбритой на голове надписью «Так!» на фоне подковы. Вот стайка девушек, обвешанных оранжевой бахромой с головы до пят – «а у нас фиеста!» Дымят полевые кухни, наскоро жуются едва согретые в микроволновке пирожки. Молодежь хохочет и обменивается телефонами, через девять месяцев социологи ждут всплеска рождаемости – жизнь!

Но есть и другая, странная и пугающая форма существования, совсем недалеко отсюда, в паре кварталов. Это существование политических нетопырей, упорно цепляющихся за власть – «время, нам нужно выиграть время». Они не понимают, что время не имеет значения. Значение имеет только жизнь.

Девять дней Оранжевой революции – и вот появилось первое разочарование. Сколько слов, сколько музыки, но ни слова о прямой демократии. Как будто бы не сам народ съехался со всех городов и весей на столичный Майдан, а жалкие кучки чокнутых, сбежавших из провинциальных психушек. Демократия – увы, как мало мы о ней знаем! Один лишь Александр Мороз провел на Майдане символическое голосование, но мысль организоваться и провести Учредительное собрание, похоже, на ум никому не пришла. Замечательный шанс создать исторический прецедент самоорганизации народа просто заболтан. Неповторимый и праздничный дух все так же веет над площадью, но он не в силах материализоваться. Машины государства все так же гремят шестернями: «вы, люди, не имеете юридической силы. Вы лохи, вы просто никто. Так что кричите себе на здоровье, пока оно еще есть».

Только наше время, окутанное плотным туманом абсурда, способно на это – судьбу народа решает Машина людей в мантиях. Однако никакая Машина не знает ни здравого смысла, ни ответственности, ни морали. Есть лишь закон ее функционирования, или то, что себя за него выдает. Лишь шаг до сумасшествия, и многие его уже совершили: «у них там в Киеве все американское, даже валенки», «они едят наколотые чем-то апельсины», «они все зомбированы», «фашисты, они все фашисты». Те кадры из происходящего в Донецке, что доходят до нас, это лишь бледный отблеск той атмосферы истерии и ненависти, которая нагнетается машино-вождями.

История любит переклички, повторы и совпадения. В апреле 1945, когда весь мир ликовал, узнав о смерти Гитлера, в одной из лондонских галерей открылась необычная выставка, ставшая дебютом Фрэнсиса Бэкона. «Сразу у входа, справа, зрителя ждали образы столь неописуемо ужасные, что рассудок с треском вырубался, отказываясь в них верить», - писал критик. Больше всего они были похожи на странный симбиоз мебели, машин и ощипанных страусов. Длинные трубообразные шеи, забинтованные головы, звериный оскал… «Объединяло их одно – ужасающая, неописуемая, безграничная способность ненавидеть».

Гитлер умер, но семена ненависти никуда не исчезли. Оранжевая революция несет людям тепло и надежду, но человеко-машины все так же холодны и бесстрастны. Конечно, народ победит. Конечно, он заслужил это. Но бессмысленный мир человеко-машин никуда не исчезнет.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Так куди ж нам слід інтегруватись?

Пореволюційна Україна: візія капітального євроремонту

Революція зобов’язує

Театр абсурда: об ушах, преферансе и кукловодах

Конец революции: не крики, но интриги

Тайные прелести Оранжада

Оранжевая революция: крах интимного человека

Оранжевая революция: неясные итоги

Українська культура європейського ґатунку

Чего ждут граждане от будущего Президента Украины?

Желания и чаяния украинцев – а кому они нужны?

Повестка дня для нового Хищника

Довіра як національна ідея

Бедность не порок?

Бизнес-план для президента(часть 2)

Бизнес-план для президента

Модернизация экспортной модели экономики на повестке дня будущего главы государства

Украина и Россия: перспективы взаимоотношений после президентских выборов

Украинский суверенитет: возможное будущее

Внешнеполитические маневры будущего Президента

Повестка дня президента в молодой стране пенсионеров

Страна, которую нам предлагают

О программах и словах ненужных

Вибори-2004: демократичний перехід і суспільний консенсус

Дежавю на перетині століть

Зал периодики

Послание бизнесменов будущему президенту Украины Петру Порошенко

Новогодний старт в Брюсселе

Польща розраховує на ухвалення "сильної" декларації на саміті "Східного партнерства"

Идеологи против лидеров

Андрей Ермолаев: В Украине некий феодальный деграданс

Игорь Колиушко: "Отмена конституционной реформы – абсолютная утопия"

Помилка Президента

«Хіба ревуть воли, як гасла певні?» Внешняя политика Украины: Между realpolitik и fata morgana

Для кого Європа відкрита?

Год впустую

Год Ющенко. Слово в защиту гаранта

Рік Ющенка: обіцянки та оцінки

Стиль Президента: як визначити?

Загадка «новых депутатов»

Головне розчарування 2005 року

Рік президентства Віктора Ющенка: досягнення і невдачі.

Пять достижений и пять провалов "оранжевых"

«Світ — за межами нашого болю»

Що святкувати?

Майдан: весь пар пішов на гудок

Від «розлому» до політичної нації

От революции морали к революции идей!

Влада не любить, владу не люблять

Экономический «кардинал» Януковича Николай Азаров: «При нашем Кабмине Украину назвали «восточно-европейским тигром»

Це — «ліберальний кучмізм»?

Хватит с нас 'воли народа'!

Что там, впереди, скажи? Миражи? Миражи! Миражи…

Политический пейзаж в оранжевом цвете

Проект «Україна»: погляд зі Сходу

Нынешняя модель интеграции Украины обречена на провал

«Сад каменів», «Російська мотрійка» і «Рушник вишиваний»

Ми його втрачаємо

Украина под знаком нестабильности

Павло Казанецький: Ющенко та Тимошенко забули, що Майдан був не тільки за них, але й проти Кучми і брехні

Час випробувань для Помаранчевої революції – здійснення сподівань чи плачевний підсумок...

Quo vadis, domine?

Шоу Виктора и Юлии

Революція очікувань

Український капіталізм: яким він буде?

Нові баланси у внутрішній і зовнішній політиці України

Все висить на волосині

Есть ли у власти идеи?

"Росія буде колонізована Україною"

Непостиндустриальная политика. Интервью с Владимиром Семиноженко

Обрізання науки: deja vu від Юлії Тимошенко?

Конкурентоспособность страны как национальная идея

Культурний пейзаж

Украина: одновекторный путь в тупик

Оранжевый цвет буржуазии

“Ми стали модною країною. І цим треба користуватися”

 

page generation time:0,111