В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Социальное партнерство: когда «еда» смеется, вампиры исчезают

Версия для печати
17 ноя 2003 года

«Запомните, вы: люди для нас не партнеры, а – пища!»

Предводитель вампиров Фрост из фильма «Блейд»

 

Каждый пятый экономически активный украинец сегодня выезжает на заработки за границу, заявила Нина Карпачева, выступая со специальным докладом на тему «О состоянии выполнения и защиты прав граждан Украины за границей». Разумеется, 3 % отечественных работодатели на заработки не едут: со свечным заводиком, а тем более ликероводочным, и в Украине хорошо

 

Между застоем и кризисом

Социальное партнерство (СП) – это система взаимоотношений между работодателем, которым может быть и государство, и наемными работниками. Государственная статистика утверждает, что из работоспособного населения 85 % – это наемные работники, и только 3 % – это работодатели. Но есть и третья категория, это «самозанятые». Их около 12%. С одной стороны, они работодатели, потому что нанимают работников (обычно это реализаторы). С другой стороны, когда они арендуют места на базарах, выплачивая суровые сборы владельцам рынков и поборы контролерам, то оказываются в незавидном положении тех же рабочих. Это для нас они «торгаши» и «буржуи», а для крупного капитала и власть имущих – дойная корова.

Есть ли СП в Украине, – «вопрос, конечно, интересный». Дело не только в объемах ВВП и уровнях зарплат. Дело в соотношении классовых сил на макроуровне: есть баланс интересов или его нет? Если перекос в одну сторону – хиреет производство, если в другую – чахнет образование и здравоохранение.

Сам термин партнерства появился после первой мировой войны, когда крупный капитал как в Европе, так и США немного присмирел. Рождение теории социальных реформ – явный противовес теории классовой борьбы. Как сказал бы Владимир Ильич, проживи он дольше, социальное партнерство, – это «чистый оппог-тунизм, това-гищи». Отцы партнерства опирались на этику Л. Фейербаха, на идею «гармонизации отношений» Л. Блана и П. Прудона, на идеи Ф. Лассаля и других теоретиков мировой социал-демократии.

Итак, суть нашего СП, – это отношения между 97 % населения, которое власти не имеет, и теми 3 %, которые нею пользуются. Все прочее – туман словесный.

Тощее дитя трех толстых нянек

Что бы там ни говорили, а Октябрьская революция, это не только большевистский террор. «Цивилизованный мир», чтобы исключить то, что произошло в России, был вынужден пошевелить мозгами. Если в 19-м веке профсоюзы и всякие левые организации более-менее успешно подавлялись (помните, как родился праздник Первого мая?) то после революции надменным буржуа пришлось пойти на уступки, на социальный диалог. Было допущено создание международных профсоюзов и других организаций, через которые можно было бы снимать опасные напряжения в системе. Послевоенное восстановление Европы и Японии тоже шло по этой схеме: профсоюзы не нарушают социальный мир в обмен на признание их прав и социальные  гарантии.

Международные профсоюзы – дело нужное, но как бы «наружное». Главным же условием возникновения баланса интересов, а не «поедания» одного класса другим, стали реальные изменения в способах производства, дававшие шансы людям подняться наверх. На Западе этим фактором стала индустриализация, «зеленая революция», а в последние десятилетия – «ИТ-революция». Как верно подметил Э.Тоффлер (1), с появлением на столах компьютеров часть власти в корпорациях сместилась вниз, к работникам среднего и низового звена.

Благодаря идее социального партнерства (как и американским деньгам, протестантской этике и еще кое-чему) западная Европа стала после войны такой, какой мы ее видим. Это значит, что зарплаты в несколько раз превышают прожиточный минимум, есть профсоюзы, крепкое социальное страхование, приличные пенсии. Это значит, что всякий непьющий сантехник к выходу на пенсию становится буржуа, и ездит по миру гулять, а способный инженер (не говоря уже о врачах) может и состояние сколотить.

А еще это значит, что премьер-министр такой страны гуляет по улицам без охраны, а люди, встретив его, кланяются. Как в Голландии, Швеции, Дании. Нет правил без исключений, конечно. Вот Берлускони просто так по улице не ходит – он и сам знает, что является олигархом, а не законопослушным налогоплательщиком, и что не всем это нравится в зажиточной Европе.

С профсоюзами аналогично. Хотя после 1947 года мировое профсоюзное движение оказалось расколотым, а с середины семидесятых профсоюзы вошли в транс, из которого полностью так и не вышли, однако крупные забастовки, которые то тут, то там прокатываются по Европе, говорят, что жизнь все же на месте не стоит. Бастуют не бомжи, не люмпены – бастуют авиадиспетчеры, пилоты, учителя и водители. Бастует ущемленный средний класс. А если он и не бастует, как в США, то собирает подписи в защиту демократа Клинтона от республиканки Левински. В нашей же стране кривая забастовок после 1992 – 94 годов падает вниз. Однако далеко не потому, что наступил социальный мир и процветание.

Как писал Дан Галлин (2), в мире уровень охвата трудящихся профсоюзным движением сейчас ниже 13 %. (У нас – 80 %!). Если добавить работников теневого сектора, то окажется, что доля членов профсоюзов в мире вдвое меньше, т.е. 6–7 %, а в арабских странах и в Африке их либо и вовсе нет, либо они «желтые», т.е. созданы работодателями для своих целей. «Отсюда – необходимость бескомпромиссной борьбы за демократические права в мировом масштабе».(2).

В Украине защиту прав «прото-среднего класса» всячески демонстрирует Федерация профсоюзов Украины, которая всех охватывает, зато никому ничего не должна. Каковы ее успехи, показывают не слова, но цифры. «С 1990-го по 2002 год доля зарплаты в ВВП Украины сократилась с 53,1 до 43,7 %, а в себестоимости продукции она составляет всего лишь 9–10 %, что означает сверхэксплуатацию рабочей силы и не имеет никаких объективных экономических посылов». «В 2002 г. доля семей, у которых среднедушевые совокупные расходы ниже прожиточного минимума, составила примерно 84 %».(3).

Есть, правда, и другие организации, властью незаангажированные: ВОСТ, КСПУ, ПРСП, но в них, даже вместе взятых, и 200 тысяч человек не наберется. Это 1,5–2 % от числа работающих – пигмей рядом с тремя китами «Кабмин–УСПП–ФПУ», на которых и стоит власть. Китам диалог не нужен – они уже обо всем договорились! Недоношенный же средний класс, а с ним и большая часть общества, как и десять, и двадцать, и двести лет назад, остался при своих интересах. Вот в чем причина апатии и прострации, и странной любви к подбитому глазу Кличко у обывателя. Вот в чем причина массовой миграции, больше похожей на бегство, как на Запад, так и на Восток. «Вообще люди отправляются в эмиграцию, чтобы попытаться счастье за хвост поймать. И только украинцы ехали, чтобы работать».(4).

Исход: 1992-2004

Одной из основных тем состоявшегося 16–17 октября в Брюсселе саммита глав государств и правительств стран-членов ЕС была проблема иммиграции. Евросоюз пытается разработать единую процедуру депортации, иречь идет овведении национальных квот для иммигрантов и беженцев.

Припекло господ в ЕС. Известно, что год назад, в Андалусию на сбор фруктов прибыли тысячи граждан Марокко и застали на полях десятки тысяч сборщиков из Польши и Украины. Ребята тогда погорячились, разгромили несколько магазинов, сожгли пару полей, но не впустую – проблему заметили. (5).

Каждый пятый экономически активный украинец сегодня находится на заработках за границей, заявила Нина Карпачева, выступая со специальным докладом на тему «О состоянии выполнения и защиты прав граждан Украины за границей». Заметьте – работодатели на заработки не едут. Со свечным заводиком, а тем более ликероводочным, и в Украине хорошо. Заработки это проблема малоимущих, но не тех, что уже ни на что не годятся, а людей активных, предприимчивых, которые вместо того, чтобы свою страну облагораживать, чужие палисадники обустраивают. Тех, кто чужому дяде нужнее, чем родной державе. И кто скажет после этого, что наш народ глуп и ленив, если его лучшие силы неплохо обустраиваются за границей?

Как отмечается в докладе Карпачевой, в 2002 году граждане Украины чаще всего выезжали в Россию (6,1 млн), Польшу (4,2 млн), Венгрию (1,8 млн). Кроме Турции и Германии, ехали на заработки в депрессивную Молдову (1,3 млн), Беларусь (0,9 млн). Учитывая, что в Украине 28 миллионов граждан трудоспособного возраста, можно сделать вывод, что на заработках за границей на сегодня находится каждый пятый экономически активный гражданин (6). Кто защищает их – держава родная, УСПП, ФПУ? Увы, нелегалами пока что один лишь Профсоюз работников сферы предпринимательства (ПРСП) занимается, остальным как бы и дела нет.

Едут разные люди. Везут не только желание работать, но и свое раздражение, озлобленность. Заметили наших и в Испании, где дешевой рабочей силе тамошние профсоюзы объявили войну, и в Греции, и в Польше. Здесь печальное лидерство за Украиной (1,5 тысячи решений о депортации в год), в польских тюрьмах среди иностранцев чаще всего встречаются украинцы, утверждает генеральный директор управления по делам репатриации и иностранцев Ян Венгжин (7).

Скажете, экономический кризис виноват? А кто же его создал, этот наш кризис? Сходство его с Великой депрессией в США заметно, а уж кто был «родителем» той депрессии, нам хорошо известно. Известно и то, что именно стало лучшим лекарством от депрессии – смена власти и «новый экономический курс» президента Рузвельта.

Все хорошее когда-нибудь заканчивается, даже беспредел

Новый Кодекс законов о труде, (400 статей, 9 томов) который запланирован для обсуждения на этой сессии Верховной Рады, вот, казалось бы, свет в тоннеле. Но быстро слово молвится… Во-первых, должно пройти три чтения, а это займет годы. Во-вторых, президент его может и не подписать, без конца возвращая на доработки (как уже было при нынешнем президенте с поправками к Закону об оплате труда), а то и просто положить в долгий ящик, как это случилось с законом о Кабмине. В-третьих, далеко не очевидно, как Кодекс будет работать на практике, и не станет ли он дубиной в руках работодателей, также неизвестно. Возрадуемся же меньшему: обещанному декабрьскому повышению минимальной зарплаты на полста гривен.

Значит ли это, что нужно перечеркнуть надежды на лучшее будущее? Вспомним, что говорил восточный Макиавелли, начиная культурную революцию: «все, что мыслимо, осуществимо».(8). Конечно, революцию творят злые молодые люди. Но нельзя не видеть, что почву для нее всегда готовят упитанные господа, «владельцы заводов, газет, пароходов», утратившие чувство меры. Вспомним Экклезиаста: есть время разбрасывать камни, есть время собирать их. И как бы долго ни тянулось время молчания, рано или поздно наступает время возвышать голос.




Источники:

1. Э.Тоффлер, «Метаморфозы власти»

2. Галлин Дан, директор Международного института труда (Женева). «Переосмыслить политику профсоюзного движения» http://www.attac.ru/policy.htm 

3. Шангина Людмила, http://www.zerkalo-nedeli.com/ie/show/457/41395  

4. http://cn.com.ua/N188/politics/position/position.html          

5. http://www.greek.ru/ru/news/news_detail.php?ID=734                     

6. http://www.zagran.kiev.ua/article.php?new=172&idart=17219

7.  http://www.telegrafua.com/articles/1034969130058/

8. http://lib.ru/DIALEKTIKA/MAO/mao.txt

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Бедный средний класс

Неизбежность развития малого и среднего бизнеса

Монарх свержен. Что делать с феодалами? В ожидании новой Революции

"У УКРАИНЦЕВ ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ СВОБОДОЛЮБИЕ, ДО КОТОРОГО МНЕ, НАПРИМЕР, ДАЛЕКО", - РОССИЯНКА, ВЕРНУВШАЯСЯ С МАЙДАНА.

Главное, что дал Майдан, или Когда египтяне станут украинцами

Как политический кризис влияет на стоимость украинского бизнеса

Мантра о постиндустриальном чуде

Чому в Україні така маленька зарплата?

«На стабілізацію є три місяці...»

Податки у Бельгії: багатство роздають людям у формі добробуту і соціального захисту

Промпроизводство-итоги 2013 года

Середній клас: примара чи реальність

Почему провалилась отставка Кабмина

Новые реформы Китая: эра дешевой рабочей силы заканчивается

В 2013 году доходы украинского среднего класса росли вдвое медленнее, чем ожидалось

Чому не працює дерегуляція. Результати дослідження

Розшарування багатих і бідних в Україні не таке драматичне, як у Росії – Шеремета

"Мы не можем оставить более миллиарда человек страдать в крайней бедности"

«Новий середній клас»: ресторани замість книгарень?

Судьба «золотого миллиарда» или «о погибели среднего класса»

«Заповідники» для малого бізнесу

Как изменились доходы среднего класса в Украине за пять лет

Вопреки трендам

Средний класс стран БРИКС: проблемы в настоящем и будущем

Процент с кризиса

Кожен четвертий - без роботи

Украина: долговой кризис как философия существования?

Консервы среднего класса

Пересічних українців грабуватимуть без кінця?

Средний класс на Балканах - между олигархами и бедняками

Сергій Доротич. Стратегічне завдання влади – вбити середній клас...

Работы все меньше

Бідні та багаті в Україні: нездоланна прірва

В США и Европе вырождается средний класс: социологи бьют в набат

Бедная беда

Нужны ли Украине талантливые люди?

Заробітчани вимагають від влади відновлення їхніх конституційних прав

М.Хазин, "О «среднем» классе".

Кризис в Испании развеял миф о среднем классе

Таємниця успіху середнього бізнесу в Німеччині

Євросоюз у цифрах: менше бюджетного дефіциту - більше боргів

Gallup: Реальная безработица в Беларуси в 40 раз выше официальной

Бедность и социально-негативные явления современности

Средний класс – пи…ас

Средний класс – от учителя до менеджера

С упрощенной системой все сложно

Чому податок на багатство платитимуть бідні

Зародження державного капіталізму

Не золотая середина

Крах гуманизма

 

page generation time:0,253