В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Пути цивилизационной реформы в Украине

Версия для печати
11 май 2005 года

Оптимальной моделью реализации внешней политики Украины может стать новая евроцентричная стратегия, представленная как Национальный план развития

По материалам доклада на семинаре «Украина после выборов – перспективы сотрудничества с ЕС», Варшава, 27 января 2005.

Обсуждая перспективы сотрудничества Украины и ЕС, крайне важно определиться с историческим масштабом, который бы позволил оценить ресурс и перспективы перемен в Украине, и, соответственно, – правильно определить дальнейший вектор развития украинского общества и государства.

1. Онтология и цивилизационные характеристики событий 2004 года в Украине.

Итоги президентских выборов 2004 года, сопровождавшиеся гражданской революцией и ростом национального самосознания, следует рассматривать как логическое следствие политико-экономических изменений, начавшихся в Украине в конце 90-х годов. Речь идет об объективной позитивной роли, которую сыграл глобальный финансовый кризис для украинской экономики.

С одной стороны, в Украине в то время стимулировался рост мелкого и среднего бизнеса, который укрепил свои позиции на внутреннем рынке за счет вытеснения импортной продукции. Стихийно сформировалась и новая политическая и экономическая повестка дня – преодоление монополизма на внутреннем рынке, упразднение коррупции и стяжательства, препятствующего росту среднего класса.

Именно эти социальные силы стали условным заказчиком на новую политическую оппозицию к старому режиму, который опирался на крупный олигархический капитал, административные механизмы управления рынком и искусственный монополизм. Экономические конфликты перешли в фазу политической борьбы, и в ее открытую форму, связанную с нарушением прав и свобод граждан в ходе президентских выборов, – в “оранжевые” события в крупных городах Украины.

С другой стороны, можно утверждать, что кризис старого режима знаменовал собой и завершение первого постсоветского цикла, длившегося более 10-лет после обретения Украиной независимости. Этот цикл был связан с общими процессами трансформации общества, экономики и политической системы.

В отличие от ряда других постсоциалистических стран, где трансформационные процессы проходили динамично и прогрессивно, Украина оставалась во втором эшелоне трансформации. Причины – инерция старой экономической структуры, непоследовательность власти, ее склонность к реставрационным моделям, господство коррупционного типа управления и близкого к власти «политического» бизнеса.

И тем не менее во многом задачи цикла трансформации себя исчерпали. Вхождение в цикл цивилизационной реформы вывел Украину в лидеры среди постсоветских стран. Цивилизационная реформа выражается, прежде всего, в появлении и утверждении новых практик – экономических, политических и духовных. И в этом смысле можно утверждать: украинское общество преодолевает наследие так называемой «советской цивилизации» и принимает новый цивилизационный выбор – европейский.

В этом – и ответ на вопрос, каковы последствия революционных событий и президентских выборов 2004 года. Мирные по характеру, но революционные по сути перемены в украинском обществе и политике свидетельствуют о практическом освоении опыта и ценностей европейской демократии. Формируется выраженный общественный запрос на активное участие Украины в европейском проекте, поскольку именно этот опыт и эта практика подтвердили свою эффективность и ценность в условиях радикальных перемен.

Таким образом, “оранжевая революция” по своему характеру и направленности была проевропейской. Но ее противоположностью была не Россия, и не Евразия, а, прежде всего, наследие так называемой «советской цивилизации».

2. Новая роль ЕС в отношении Украины.

Следует отметить, что впервые была преодолена двухполюсная модель воздействия на Украину – «Россия-США», которая долгое время была сдерживающим фактором в отношении Украины, воспринимая ее лишь как «сферу геополитического влияния». Активная роль европейской дипломатии и общественности оформили и новую роль ЕС как самостоятельного субъекта, влияющего на самоопределение Украины. Особенно следует отметить роль Польши как страны-миротворца.

Во многом роль Европы была решающей в ходе политического самоопределения в среде элит и при поиске оптимального решения по выходу из внутреннего кризиса, по преодолению новых социальных угроз, рожденных революционными событиями 2004 года.

Вместе с тем официальная Россия не смогла преодолеть синдром геополитического покровителя, использовала приемы прямого вмешательства во внутренний процесс в Украине, рассчитывая обеспечить свое влияние на новую власть, и именно поэтому воспринимает сейчас итоги выборов и революционных событий как собственное геополитическое поражение. Ложная, неадекватная по отношению к сложившейся ситуации позиция.

Для нового цивилизационного проекта в Евразии, который бы сменил наследие «советской цивилизации», на всей территории СНГ еще недостаточно условий. И потому Россия остается в плену старых геополитических стереотипов. Но все же преодоление «двуполюсной модели влияния» на Украину открывает качественно новые перспективы в украино-европейских отношениях. И цивилизационное измерение этого сближения представляется крайне важным.

3. Украино-европейская перспектива.

Революция всегда рождает новые мифы, хотя зачастую эти мифы имеют свои прототипы в прошлом. Сейчас можно зафиксировать несколько мифов о новой внешней политике, которые присущи представителям новой власти.

Первый – ускоренное вхождение в НАТО как условие более активного участия в европейской интеграции. Миф связан с распространенным мнением, что НАТО – обязательное условие евроинтеграции и одновременно – спасение от возможных угроз в евроазиатском регионе.

Второй – создание Балто-чернорморской дуги как нового геополитического образования, способного оформиться в новый межгосударственный альянс. Стереотип, который не имеет сегодня институциональных и социокультурных предпосылок.

Третий – политический и экономический нейтралитет. Это скорее бегство от реальности, нежели стратегия. Игнорирование процессов макрорегиональной интеграции и цивилизационной консолидации может лишь усилить внутренние противоречия в самой Украине.

Чтобы преодолеть подобные мифы и стереотипы обществу понадобится не один день. Но уже сейчас очевидно, что оптимальной моделью реализации внешней политики Украины должна стать новая евроцентричная стратегия, которая может быть представлена как Национальный план развития. Его важное условие – достижение национальной консолидации и преодоление новых социальных расколов, возникших в ходе смены власти в Украине.

Компонентами такого Плана могут быть:

  • Конкретная по срокам и задачам программа по вхождению Украины в экономические и политические структуры ЕС при сохранении внеблокового статуса Украины в плане военной безопасности. Этот план должен предполагать и вхождение Украины в ВТО, проведение ускоренных структурных реформ, адаптацию законодательства к требованиям законодательной системы ЕС;

  • Инициативы по созданию новых коллективных структур безопасности, которые бы соответствовали интересам всех стран Европы и опирались на институциональные предпосылки ОБСЕ, ЗЕС. Возможно, в этом вопросе Украина могла бы выступить в роли активного и аргументированного инициатора, учитывая специфику ее социальной истории и региональные особенности.

  • В плане экономическом и геоэкономическом Украине следовало бы предложить ЕС своеобразный Инвестиционный план, который был бы привлекателен и перспективен для европейского капитала. Этот план должен быть привлекателен с точки зрения вовлечения украинских экономических ресурсов в единое европейское пространство, и как способ продвижения интересов ЕС на Восток.

  • Что особенно важно, Украине необходимы новые геокультурные стратегии, связанные с взаимопроникновением евро-славянских культур в европейское пространство, и других евро-культур – в украинское общество.

Крайне важно, чтобы такой Национальный план был принят и одобрен в ЕС, поскольку именно от активной и благоприятной позиции стран ЕС во многом зависит судьба и вектор начавшейся цивилизационной реформы в Украине.

В этой связи не может не беспокоить неожиданно пассивная позиция политической элиты стран ЕС, особенно – западноевропейских стран. После активной поддержки изменений в Украине, они вновь заняли выжидательную позицию. Украинцы внимательно следят за Европой и новый позитивный романтизм может обернуться быстрым разочарованием и откатом от устремлений к евроинтеграции. В таком случае, нас ждут трудные времена и новые социокультурные конфликты.

Украина способна в сжатые сроки ускорить темпы интеграции в европейские структуры, если будет учтена возможность сохранения за ней статуса внеблоковой страны. ЕС имеет реальный шанс не только изменить геополитическую расстановку сил в Евразии за счет нового политического курса Украины, но и укрепить собственный цивилизационный проект путем более активного вовлечение в него стран «новой славянской демократии».

4. “Русский вопрос” в интеграционном контексте

Россия недооценивает новую социальную и политическую ситуацию, сложившуюся в Украине. Не исключено, что будут попытки вернуть влияние на политический курс нашей страны за счет активной поддержки пророссийских политических сил на выборах 2006 года. Вместе с тем, у новой власти есть временной ресурс и пространство для маневра.

Прежде всего, это геоэкономические проекты, связанные с интересами России и ЕС, в частности, в сфере энергетики, поставок энергоносителей, транспорта, которые могут стать предметом совместной деятельности ЕС-Украина-Россия.

Приемлемым для нашей страны является участие в проекте ЕЭП по новой формуле – 3+1, где глубина интеграции Украины ограничена лишь зоной свободной торговли.

Украина заинтересована также в прагматизации двусторонних экономических отношений и сохранении культурных связей, способствующих поддержке внутренней социальной стабильности в Украине.

Важное значение будет иметь переходной 2005 год и выборы в парламент 2006 года. Угроза внутреннего социального кризиса в России и поражение сторонников пан-российских идей на выборах 2006 года могут стать решающим фактором для качественного изменения двусторонних отношений. Крайне важно, чтобы в этот период времени был укреплен имидж Украины как проевропейской страны, которая имеет поддержку среди стран ЕС как новый экономический и геополитический партнер. При этом неустойчивость позиций новой украинской власти, и ее возврат к политике баланса может быть обусловлен как агрессивной, наступательной политикой России, так и пассивностью ЕС.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Европейская интеграция Украины глазами европейского сообщества

Чи стане Європейський Союз Імперією?

Вред и польза Евроинтеграции: кто съел наше сало?

От мечтательного еврооптимизма к трезвому европрагматизму. Часть 3.

От мечтательного еврооптимизма к трезвому европрагматизму. Часть 2

От мечтательного еврооптимизма к трезвому европрагматизму. Часть 1

Союз великий, вольный, многоликий

Евросоюз-еще не империя, уже не империя

Українська ідентичність в Європейському наднаціональному об’єднанні

Становлення європейської ідентичності: геокультурний виклик Євросоюзу

Ми обираємо, нас обирають... (або дещо про українську євроінтеграцію)

Телеологія українського вступу

Европейская Украина: расставание с прошлым или обретение будущего?

Евроинтеграция на вырост

Болонський процес: проблеми інтеграції української освіти до європейського освітнього простору

Enfant terrible Европы

Підводні камені ЄВРОПЕЙСЬКОЇ Конституції

Европейский блеф во благо Украины

Экономика евроинтеграции: между долларом и евро

Противоречия Евросоюза: проблемы, риски, перспективы

Противоречия в ЕС: бунт от носа до кормы

Евросоюз: в погоне за собственными концепциями

Европрагматизм

Перекресток цивилизаций

"Велика імперія"? Наполеонівська об’єднана Європа

Расширение ЕС: год спустя

Звіт щодо політики ЄВРОПЕЙСЬКОГО СОЮЗУ стосовно УКРАЇНИ в еру Ющенко у близькій та довготерміновій перспективі

Новые члены Евросоюза бросают вызов старым

Европейский Союз через год после расширения: показания «Евробарометра»

Год после расширения ЕС: комментарий от «Экономист»

Евросоюз: один год после расширения

Этот растущий евроскептицизм

Уничтожение мифов ЕС

Европейский Союз: пространство межкультурного диалога

Привет, суверенитет

„МИ, НАРОДИ ЄВРОПИ...”

Либертарианская альтернатива «Европе боссов»

Будущее Европы, будущее Европейского Союза

Более совершенный Европейский Союз

Европейский Союз на мировой арене

Будущее Европы

Европейские проблемы и их нерешенность

Создавать Европу возможностей

Споры вокруг европейской конституции

Зал периодики

Саміт Східного партнерства: без ілюзій і розчарувань

Дональд Туск: Очікування східних партнерів є вищими за реальність у ЄС

Испанские леваки: из радикалов в центристы

Прощай, ЕС. Захотят ли британцы вернуть себе «независимость»

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Саммит разочарования

Восстановление экономики еврозоны? Это ненадолго

Греция - государство без структуры

Экономика еврозоны превзошла ожидания

Триполяризація

Почему неэффективна европейская политика соседства и как ее изменить?

Порядок денний асоціації. Кілька думок про ключові тези

Як ЄС фінансує точки росту

Как Далеко Упадет Евро?

Європейська армія – реальність чи фантазія?

«Европейский союз проживет без украинских реформ»

Почему дефляция – это хорошая новость для Европы

Как выглядит пенсия по-европейски

Перераспределение или Включение?

Греція: що буде після перемоги проросійських сил?

Черты из истории мракобесия

Новый макроэкономический реализм ЕЦБ

Під’єднати Європу

Россия - как Украина Европы

10 підстав замислитися про нову монетарну політику ЄС

Сириза идет к победе: что нужно знать о предстоящих выборах в Греции

Немецкая идентичность в опасности?

Без кохання та з розрахунком: Україна втрачає кредит довіри ЄС

В Испании набирают силу "новые левые"

Необходимо создать новый порядок безопасности в Европе

Немецкая спецслужба: Правительство ФРГ все чаще подвергается кибератакам

Європо, не обманюйся! або Дорожня карта для Заходу

Комментарий: "Опрос населения" в Каталонии как фарс

О роли Польши в украинском кризисе

Каталония ставит себя вне закона

Нова прем’єр-міністр Польщі: жодних емоцій, лише справи

ЄС: «вибори» сепаратистів – нова перешкода на шляху до миру в Україні

Психология памяти, или Почему восточные немцы с теплом вспоминают о ГДР

Почему налогообложение должно стать глобальным

Висновки Ради міністрів ЄС із закордонних справ щодо України. Текст

Навіщо Меркель їде у Братиславу

Украина – не Европа

Призрак строгой экономии бродит по ЕС, падающему в рецессию

«Розумна жінка» чи найближчий союзник? Українська політика нового польського уряду

"Глибока занепокоєність" німецького бізнесу

Чого зараз найбільше потребує Україна? Досвід реформ у Словаччині

Как Шотландия изменила Великобританию

Мюнхен у дії. Ціна європейського страху

Испания: "государству автономий" грозит дальнейшая децентрализация?

В ЕС растет недоверие к Вашингтону, но неприязнь к Москве сильнее

 

page generation time:0,345