В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Гномы-гладиаторы на арене глобализации

Версия для печати
29 янв 2004 года

Похоже, на деле никто просто не заинтересован в сближении русских и украинцев. Но если никто не решает проблемы, они накапливаются. И если на словах Украина и Россия «стратегические партнеры», то на деле – страны отчаянно конкурируют между собой, думая лишь о своих собственных интересах, вводя ограничения, квоты, «защитные» пошлины, строя дамбы и предъявляя друг другу претензии по всякому удобному поводу

 


Трудно найти тему, способную привлечь столько же словоохотливых экспертов, как отношения Украины и России. Однако, пропустив через себя, подобно киту, тонны водянистой информации о взаимодействии экономик, политиков и государств, остаешься голодным. Слишком мало в ней животворного планктона, слишком много пропаганды и сенсационности. Перефразируя Бодрийяра, можно сказать, что во всех комментариях упускается ослепление, вызванное этими сношениями, и катарсис, ими причиненный.


Чисто внешне отношения двух стран напоминают сосуществование мужа и жены, которые развелись, но не разъехались, да так и живут в одной квартире. Экс-супруга заводит знакомства с импозантными мужчинами; экс-муж демонстративно приводит неопрятных гюльчетаек. Она отвергает все его ночные стуки в дверь, грозя милицией, но украдкой шарит в холодильнике мужа. Он замечает это, но терпит – ждет, что она вернется. Не понимает, наивный, что бросившие мужа жены не возвращаются. Просто потому, что они женщины, и свобода для них – это гораздо серьезнее.

 

Три глаза слепоты


Контент-анализ публикаций в масс-медиа открывает прискорбную картину взаимного непонимания между бывшими братскими республиками. Россияне с удовольствием говорят об ущемлении российских интересов в Украине, украинцы – тоже самое, но с точностью до наоборот.


Мы похожи, это правда. У нас даже общие заблуждения. Первое, что не замечают творцы и комментаторы дружбы народов, это то, что никаких «государственных» интересов ни России в Украине, ни Украины в России не существует. Причина этого проста – государство Украина, а тем более Россия вовсе не есть некий монолит. Государство репрезентует лишь небольшую часть из общей массы интересов своих граждан, интересов пестрых и разнонаправленных. Сомневающийся да обратит свой взор на сессионный зал Верховной Рады – маленькое специфическое зеркальце, отражающее интересы всей страны. Порой кажется, что единственный общий знаменатель интересов нардепов – курилка и буфет.


Простой пример: российская экономическая экспансия (россияне называют ее интеграцией). Выгодно это России или нет? Тем, кто проводит экспансию, как и тем, кто имеет от нее политические дивиденды, безусловно выгодно. Но выгодно ли это российским налогоплательщикам, бюджетникам, работающим и безработным, всей промышленности, остро нуждающейся в притоке инвестиций, возвращении капитала, а не бегстве его? Так в чем же состоит государственный интерес – проводить экспансию или нет?


Второе, – это постоянно выпадающая из поля зрения экспертов разносторонность этих отношений и их внешние обстоятельства. Говорят, пишут и думают в основном о политике и экономике. За последние годы были подписаны десятки украино-российских соглашений, но эффективного взаимодействия ни между политическими и деловыми, ни тем более, – научными и культурными кругами двух стран так и не возникло. Даже посол Черномырдин заговорил об «интеллектуальном отчуждении». Жаль, но мир не совершенен, и все время куда-то движется. Если мы не сблизились за эти 12 лет, следовательно, мы отдалились.


Третий, и наиболее недооцениваемый аспект этих отношений – это их взаимодействие с глобальными тенденциями. Об Украине и России пишут так, будто они никуда вовек друг от друга не денутся. Это опасная ошибка – с некоторых пор расстояния в этом мире более не измеряются километрами. Румыния тоже имеет с Украиной общую границу, но от этого не становится к нам ближе. Пока еще недостаточно внимания уделяется отношениям на уровне регионов, городов, местностей, общественных организаций, а ведь развитие подобных отношений между соседними странами – это глобальная тенденция, которую западные социологи разглядели еще двадцать лет назад. Мы часто говорим о глобализации, но редко расшифровываем это понятие, хотя в нем содержится сразу несколько мировых тенденций: региональное разделение труда, повышение эффективности производства, снятие таможенных и прочих барьеров, диффузия властных полномочий, становление «мозаичной» или «прямой» демократии, развитие местного самоуправления и многое другое.


Хотелось бы напомнить творцам украино-российского «стратегического партнерства»: переход к долгосрочному планированию вместо краткосрочного – это тоже глобальная тенденция.

 

Патологический гомеостаз

Украинская держава теряла рынки, проигрывала, но навстречу россиянам не шла, даже когда имела от этого выгоду и удовольствие. За 12 лет так и не было создано ни одной совместной финансово-промышленной группы, которая бы могла конкурировать на мировых рынках. Все делалось наоборот, и скандал вокруг совместного проекта АН-70 – тому подтверждение. На словах Украина и Россия «стратегические партнеры». За последние годы их президенты встречаются почти каждый месяц. На деле – страны отчаянно конкурируют между собой, думая лишь о своих собственных интересах: ограничения, квоты, «защитные» пошлины. Есть моменты, достойные внимания Жванецкого: после отмены санкций FATF против Украины комитет РФ по финансовому мониторингу включил ее в «черный список». Оказывается, «сбежавшая невеста» не содействует борьбе с отмыванием «грязных» денег. Как будто это не в России возникли прямо-таки "сияющие чистотой" капиталы Чубайса, Абрамовича, Березовского, Гусинского, Ходорковского и прочих олигархов.

Знатоки системного анализа говорят, что держава это «големное образование». То есть сама по себе она не мыслит, хотя способна реагировать и поддерживать свой гомеостаз, внутреннее равновесие, способ существования. В нашем случае способ его взаимодействия с внешним миром это вялая торговая война. Американцы бьют нас компакт-дисками, мы их – куриными окорочками. Россияне ограничивают нас по поставкам сахара, мы их – по спичкам. Негодуют производители карамели и проката, труб и чего угодно. Радуются чиновники в министерствах и ведомствах. Светятся на телеэкранах президенты, героически разбирая возникшие завалы, развлекая народ и успокаивая. Всем хорошо, все, как в анекдоте, «при деле» – контора пишет.

Комитетомания


Похоже, смутное ощущение того, что у нас что-то не в порядке, есть. Но если это проблема, то как ее решить? Пока что она решается в духе, который так едко высмеял доктор С.Паркинсон – путем бюрократической «комитетомании».


«Если хочешь не решать проблему, а снять с себя ответственность, создай комитет по ее решению» – это традиционный образ действий украинского Президента. Увы, не только его. Так, участники прошлогоднего украинско-российского делового форума в Одессе обратились к президентам обеих стран с предложением создать «совет экспертов». Региональные лидеры уже учредили постоянно действующий орган «Совет регионов». Еще два года назад был создан «треугольник» «Смешанная комиссия — Стратегическая группа — Рабочая группа», о котором ныне ни слуху, ни духу. Все проблемы, связанные с подготовкой очередных встреч президентов худо-бедно решают чиновники из МИДа.


Похоже, на деле никто просто не заинтересован в сближении русских и украинцев. Но если никто не решает проблемы, не создает общего для населения двух стран публичного пространства (ведь нельзя же таковым считать телевидение – он дает нам лишь публичную интимность, вывернутую наизнанку семейную жизнь), они накапливаются. Более того, масса проблем постепенно приближается к критической массе. А уже за ней, нацеленная на украинцев российская «бомба», о которой брякнул(?!) Волошин, вполне может приобрести реальные очертания.

 

Разные вехи, один результат


«Метаязыка не существует», утверждал Лакан. И в самом деле: «путевыми вехами» этих действительно странных отношений можно считать разные события. Можно считать вехой путч 1991 года под предводительством ныне забытого Геннадия Янаева, ведь с него-то все и началось. Можно – провозглашение независимости Верховной Радой. Можно считать Беловежские соглашения исторической вехой а можно – катастрофой, в зависимости от ваших политических взглядов. Можно считать замечательным событием подписание в 1998 г. и взаимную ратификацию Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве Украины и Российской Федерации (что мы слабо ощутили). Можно – фактическое взятие россиянами под контроль украинских НПЗ или усиление паспортного контроля въезжающих в Россию украинских граждан (что ощутили многие). Все зависит от точки самоидентификации смотрящего. Есть события для тех, кто читает газеты, и есть события для тех, кто позволяет, чтобы в них писали. Это не просто разные, это очень разные истории.


И все же за всем этим разноголосьем есть нечто общее. Академик Сергей Крымский говорил, что у украинской истории есть одно озадачивающее обстоятельство – это история поражений. Поражение Мазепы, поражение Хмельницкого. Сталинский геноцид – это ведь тоже поражение. Список поражений после августа 1991 года можно продолжить: лишение Украины ядерного статуса, передел Черноморского флота и сохранение российского военного присутствия в Севастополе, «кассетный скандал» и события вокруг острова Тузла, затаскивание в ЕврАзЕС и ЕЭП, экономическая экспансия пьяного от нефтедолларов российского капитала. Во всех этих передрягах держава наша пикантно подставлялась, занимала пассивную позицию, изредка огрызаясь. Видимо, не случайно скульптор Кущ изобразил Украину в образе девы, парящей над неким мраморным фаллическим символом – очевидным воплощением российских имперских амбиций. Понравилось народу, понравилось его вождям. Фантазия, плод коллективного бессознательного, конечно. В реальности она рано или поздно очутится под ним. Так было, так есть, но так не будет вечно – просто потому что нет ничего вечного.

 

Правая суть и левая перспектива


Итак, между нами дым и чад, но что же дальше? Пока что все идет к тому, что ЕЭП станет тем же, чем почивший в бозе ЕврАзЕС, при въезде в Россию у наших граждан будут снимать отпечатки пальцев, а российские олигархи приделают крылатой деве на Майдане Незалежности личину Путина. Не радует? А что делать, люди? Специалисты из украинских аналитических центров поступают так: анализируют все это, а потом выдают рекомендации правительству и парламенту. «Необходимо придание прозрачности и сбалансированности…», «формирование стабильных каналов сотрудничества…» (и т.д., и т.п.) Как будто бы наше правительство (парламент, Президент) не самые (по-своему) умные люди на свете, как будто бы им нужны советчики, которых они уже давно в упор не замечают. Да и возможно ли вообще эти отношения улучшить в нынешних условиях?


Де-факто, мы имеем два правых политических режима, в которых выражаются интересы высокопоставленной бюрократии и крупной буржуазии. Власть взяли те люди, для которых абсолютно не характерно сострадание и миролюбие. Правые режимы всегда и везде сопровождались войнами – то ли внешними, то ли войной против инакомыслящих, ущемлением интересов широких масс населения и быстрым обогащением богатых. Наполеон и Гитлер захватили пол-Европы, греческие «черные полковники» начали войну на Кипре, Пиночет уничтожал вообще всех левых и журналистов, Галтиери занял Фолклендские острова. Все они получили по зубам и сошли с арены – это судьба всех реакционных режимов. Их цель – обогащение любыми средствами.


Можем ли мы в таких условиях питать иллюзии на общий дом, в котором русские с украинцами будут мирно есть сало, запивая российской водкой? Вполне, ведь не всякая иллюзия вредна, есть ведь и плодотворные. Но мы не имеем права питать иллюзии в отношении характера наших нынешних политических режимов, сильных в распрях, слабых в созидании. Не дать вялотекущим торговым войнам перерасти в настоящие, не допустить худшего – вот необходимое и возможное.


На экономической карте мира обе державы – слабосильные середняки. В научном и культурном отношении – и вовсе карлики. Кто выигрывает, когда лилипуты тузят друг друга? Конечно, тот, кто продает билеты на это зрелище и принимает ставки. У него есть разные имена и аббревиатуры, но одна опасная суть - мировой капитал, "те парни, что правят миром". Не мы, не вы, не наши.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Мифологема «цивилизационного выбора» и ее роль в современной пропаганде

Что нужно России от Украины?

Україна та Росія: у пошуках нового порядку денного.

Какая Россия нужна Украине. Часть 1: Российское пост-беловежье

Какая Россия нужна Украине. Часть 2: В поисках новой России

Україна – таки не Росія. Про ментальність і її геополітичні наслідки

Щодо російського культурного чинника в Україні

Гра в проблеми культурної політики Росії на пострадянському просторі

О, де ж ти, брате?

Россия неизвестная

Россия, которая нам не нужна

Відсоток заздрощів

Социальное восприятие гражданами Украины и России друг друга

Украина – Россия: все будет хорошо, но не сразу и не для всех

Холодное обаяние российского рынка

Госдума России: пояс дружбы будет затягиваться

Путінський федералізм: повернення до самодержавства

Федеральний чи унітарний устрій держав – моделі майбутнього Росії та України

Президент – всьому голова

Зал периодики

Жаргон, интеллектуальная импотенция, фашизация

"Відмовитися від українського транзиту в Росії не вийде" - експерт

Украина откажется от хранения своих ядерных отходов в России

Путин не остановится в осуществлении своего плана восстановления СССР

Блеф Путина. Погибнет ли украинская оборонка без российских заказов

"Путин удлиняет путь к кладбищу"

Путин в цейтноте

Чужие: почему Россия всегда отрекается от своих солдат

Как тут жить дальше?

Інтернет для Путіна: до чого може призвести страх перед Майданом

Эпический провал российского спецназа в Украине и его последствия для России

Каждый – за себя: Украина поставила политическую точку в военном сотрудничестве с РФ

Политолог Пионтковский о победе Китая над Россией, провале Путина и его планах на Донбассе

Про відтворення імперії

Чому заморожують проект «Новоросія»?

Віталій Дем’янюк: ЄС усвідомив неадекватність "Газпрому"

Отступление от Новороссии. Что означает тактическая пауза Путина

Россия снова пытается влезть между Украиной и ЕС: опубликованы новые требования

Спецназ ГРУ — пираты ХХI века, или Зачем Путин погружает мир в новое Средневековье?

Нова стратегія РФ: на що замінили вимоги про відтермінування асоціації?

Випадок із розвідниками

Россия больше не торпедирует торговый пакт Украины и ЕС

В плену у Владимира Путина

Ціна конфлікту: чи вдасться відсудити у Росії збитки за військову агресію

Весна ловушек: главная опасность – не восстания, а исчерпанность ресурса

Григорянц: Россия и после Путина останется опасной для Европы

Серая зона. Киев и Москва спорят об отказе от части Донбасса

Летом Путин снова перейдет в наступление

Оберштурмбаннфюрер Путин и «законы о декоммунизации»

Уполномоченный хам

Доповідь фонду «Potomac»: Росія готується до великого наступу в Україні

В ожидании наступления: пойдет ли война на новый виток

“Доклад “Путин. Война” должен открыть людям глаза"

Бюджет агрессии. Сколько тратит Россия на войну в Украине

Конфликт на Донбассе закончится глобальной сделкой России, США и ЕС

Путіна треба зупинити в Україні, інакше доведеться – на території країн-членів НАТО – Волкер

Разгадывая Путина

Мариуполь готовится к войне

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Леонид Кучма: Путин превратил Донецк в Карабах

Шахтарський «протест» у руслі наступу Ахметова

Чужая война. Зачем выходцы с Кавказа едут воевать в Донбасс

Харьковские соглашения: плацдарм для российской агрессии

Росія готує наступ на Маріуполь – вояки й експерти

Вероятный сценарий весеннего наступления ДНР-ЛНР на Украину

Путін із комуналки. Сусід, який намагається псувати життя України

Червоний мак як символ Перемоги. Україна і агресія Росії

Путинская истерика. Как в Кремле отреагируют на бойкот парада Победы

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Земля без рынка: какой должна быть земельная реформа в Украине

 

page generation time:0,216