В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Россия, которая нам не нужна

Версия для печати
10 фев 2004 года

"Российская демократия заканчивается на украинском вопросе"

М.С. Грушевский

 

Говорят, что у Путина на уме, то у Жириновского на языке: «Будет снова сто областей Российской империи – великой и могучей. Царя не будет, но будет верховный правитель. А народ – это будут подданные, а не электорат, как сегодня. Губернаторов станут назначать, а парламент России будет однопалатным. Двухпартийная система и жесткий полицейский режим – все. И все эти ваши ющенки, кравчуки и шушкевичи, все будут сидеть в тюрьме»

 


Не помню, когда впервые я здесь оказался. Но хорошо помню первое впечатление. Было это в Нижнем Новгороде, когда за полчаса езды по городу насчитал семерых пьяных, валяющихся в самых живописных позах. Четырехметровые заборы вокруг огородиков. Упадок, комары, лапша в метровых пачках.


Помнится и другое – толпы в Москве на выставках западных художников. Смеющийся сибиряк, швыряющий деньги в толпу. Два полюса одной страны. Или две разных, одна в другой? Говорят, «азиатский космос». Нет, космос – это Россия. Холод, пустота и беспредельность. И звезды, звезды!


«Россия это тысячелетняя земля бедствий», – писал один обозреватель из «Вашингтон пост». С состраданием, заметьте, написал, но и с опаской тоже. Как заметил однажды Ницше, тот, кто пережил нечто ужасное, сам становится для нас воплощением ужаса. Страна, которая пережила нашествия, тиранов, мор, которая половину своей чудовищной истории воевала, а вторую половину – готовилась к войне, – она и с террором «на ты», она сильнее, она опасна.

 

Депопуляция


Ремарк писал о любви к неизлечимой больной. Слабак Ремарк – девице-то 27 лет всего было. Вот возлюбить тысячелетнюю старушку, изрытую нефтяными скважинами и тысячей дырок с баллистическими ракетами – а вы смогли бы? Причем половина ее под вечной мерзлотой, а другая половина – даже льдом не прикрыта – либо непролазная тайга, либо голая степь. Но самое пугающее даже не в ее странных прелестях, а в том, что не выставляется напоказ – в намерениях, внутренних процессах, тенденциях.


Первая из них – депопуляция. В своем выступлении, представляя ежегодное послание Федеральному Собранию 8 июля 2000 года Владимир Путин сказал: «Нас, граждан России, из года в год становится все меньше и меньше. Уже несколько лет численность населения страны в среднем ежегодно уменьшается на 750 тысяч человек. И если верить прогнозам, а прогнозы основаны на реальной работе людей, которые в этом разбираются и этому посвятили всю свою жизнь, уже через 15 лет россиян может стать меньше на 22 миллиона человек. Я прошу вдуматься в эту цифру: седьмая часть населения страны. Если нынешняя тенденция сохранится, выживаемость нации окажется под угрозой».


Как свидетельствует справка Госкомстата РФ, «…при достаточно длительном сохранении в России современного уровня смертности населения в рабочих возрастах из числа нынешних 16-летних юношей доживут до 60 лет лишь 58 %. Эта ситуация близка к той, что имела место в России в конце ХIX века…» Правда, сто лет назад эта смертность компенсировалась тем, что в семьях было по пять-шесть детей. Сейчас – 1,3 ребенка. Дальний Восток потеряет, как минимум, полтора миллиона населения, и эту пустоту продолжат заполнять китайцы и корейцы, которые рожают детей весьма охотно. Отразилось это бедствие и на рынке труда, который к 1998 году потерял 13 % рабочей силы от прогнозируемых десятью годами ранее 87 миллионов человек. Почти 20 миллионов человек оказались безработными. Разумеется, дело не только в количестве, а и в качестве: рабочей силы, жизни, здоровья. «До 30 % молодежи не способны к обучению. По уровню образованности мы с начала 90-х гг. с 3 места в мире скатились на 42-е. Вырастает в социально значимую проблему детское слабоумие. Основной причиной умственной отсталости является дефицит йода на 70 % территории России».(1)


Это похоже не на диагноз, а на приговор, не подлежащий обжалованию. Как пишут российские СМИ, «если нынешние тенденции в демографии и занятости продолжатся, в 2020-х годах Россия рискует просто развалиться. Экономический рост неминуемо захлебнется в социальных проблемах, деградируют целые регионы, а массы обездоленных станут основой для сепаратизма и экстремизма».

 

Концентрация


Нельзя сказать, что о проблемах не думают. Думает Путин, думает даже ЛДПР: «Где причина этого? Нервная измотанность наших людей и отсутствие надежды, веры в будущее России. Только если у власти будет такая партия, как ЛДПР, с четкой пророссийской политикой и идеологией, мы предотвратим худшее. Если же тенденцию не переломить, через наши границы на возделанные нами земли хлынут биологически более жизнеспособные народы».


Витальная направленность либерал-демократов несомненно, очаровывает. Воля к власти – для партии тоже не грех. «Вообще для многонационального государства федерация – это беда, это конец этого государства». Это уже другая тенденция, направление, в котором развивается политический режим. Это концентрация власти, сосредоточение в одних руках. Долой олигархов, долой избираемость губернаторов. Как и в старые, добрые времена власть центра укрепляется, собирается, заостряется. Вот только не стоит забывать, что обратная сторона этого – потеря заинтересованности регионов в саморазвитии, утрата ответственности.


Что дальше? Говорят, что у Путина на уме, у Жириновского на языке. Так говорил Владимир Вольфович: «Будет снова сто областей Российской империи – великой и могучей. Царя не будет, но будет верховный правитель. А народ – это будут подданные, а не электорат, как сегодня. Губернаторов станут назначать, а парламент России будет однопалатным. Двухпартийная система и жесткий полицейский режим – все. И все эти ваши ющенки, кравчуки и шушкевичи, все будут сидеть в тюрьме».


Сказал, как отрезал: «Когда я стану Президентом, никакой Украины не будет». Зато будет много "вареной из китайцев колбасы, у каждой женщины по самцу, а у самца по бутылке водки. Юристы покинут Израиль и вернутся в Москву. Москва вымоет (наконец-то!) ноги в водах Индийского океана"...


Но с "тенденцией", однако что делать? Следствия из нее озадачивают даже больше. Это нежелание правящей верхушки тратиться на финансирование просвещения. Хроническое недофинансирование средней школы, элитарная система образования – это старая российская болезнь. Кроме того, если в советское время 80 % студентов московских вузов были из провинции, то сейчас все с точностью до наоборот: 80–90 % студентов – сами москвичи. В прошлом веке это еще сходило с рук. В 21-м это подобное местничество ведет к невозможности всей страны (не Москвы!) участвовать в революции информационных технологий, к закреплению нынешнего экономического отставания и разделения на богатое меньшинство и нищее большинство.

 

Поляризация


О третьей тенденции в России пишут раз в двадцать реже. Это имущественное расслоение, поляризация доходов населения. Москва в этом отношении просто шокирует. Такого скопления «Мерседесов» новейших марок (говорят, их больше, чем во всей остальной Европе), и рядом с ними массы нищих вперемешку с милиционерами, нет нигде. О среднем классе в Украине, по крайней мере, можно мечтать. В Москве нет середины. Сияющий центр, супердорогие магазины и рестораны, но когда кончаются асфальтированные дороги, начинается царство нищеты. Здесь плохо всем. Работодателям тоже не позавидуешь: где взять квалифицированные кадры? Опять же выручают презренные «хохлы» – малопьющие, подвижные и готовые работать за «деревянные» рубли.


Есть и цифры. Согласно данным Госкомстата РФ, поляризация населения России по уровню доходов увеличивается. «По итогам 9 месяцев 2003 года на долю 10 % наиболее обеспеченных россиян приходилось 29,6 % общей суммы денежных доходов, тогда как в январе-сентябре 2002 года - 29,3 %. На долю 10 % беднейшей части населения в январе-сентябре 2003 года пришлось лишь 2,1 %».
В книге директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Н. Римашевской «Россия. Десять лет реформ», отмечается, что фактически речь идет о возникновении «двух Россий», противостоящих друг другу. Различия в уровне жизни достигают у них 100 раз (Н.Римашевская сопоставила не 10 %, а 5 % группы населения). Доходы 5 % бедных – 30 долларов в месяц, а 5 % богатых – 3000 «зеленых». Половина финансовых потоков страны сосредоточена в Москве. Останется лишь обнести «белокаменную» высоким забором с проволокой под напряжением – и рай для избранных готов.


Мой взгляд – взгляд славянина. Худосочные дяди из ЦРУ больше обращают внимания на другие вещи российской действительности. «Россия остается сильно зависимой от экспорта, в частности нефти, газа, древесины, которые составляют около 80% экспорта, и делают страну уязвимой перед колебаниями цен на мировых рынках. Промышленность все быстрее разрушается и должна быть восстановлена либо модернизирована, если страна стремится поддержать энергичный экономический рост. Другими проблемами являются слабая банковская система, плохой инвестиционный климат как для внутренних, так и иностранных инвесторов, коррупция, вмешательство местных и центральных властей в судебную систему, широко распространенный недостаток доверия к общественным институтам».

 

Каннибализм сиамских братьев


Как поется в песне: «Я еще чуть-чуть прибавил прыти, все не так уж сумрачно вблизи…». Вот и посол Украины в РФ господин Н. Белоблоцкий недавно заявил, что торговый оборот между нашими, очень дружественными странами за первые 9 месяцев этого года превысил $9,2 млрд. «Это самый большой показатель за последние пять лет», – подчеркнул он. Посол отметил, что украинский экспорт в Россию возрос на $667 млн, а импорт из РФ увеличился на $1,7 млрд. По его оценке, «результаты двусторонних торгово-экономических отношений весьма благоприятны». Как именно колебался оный товарооборот, посол дипломатично не уточнял, чтобы не погубить нежные ростки доверия. Зато он тонко намекнул, что нормальной торговле «кое-где у нас порой» мешают изъятия, косвенные налоги и всякого рода барьеры, связанные с пошлинами и акцизами.


Послы – профессиональные оптимисты, куда нам до них. Человеку попроще, пересекающему границу не по дипломатическому паспорту, не так уютно. Народ метко прозвал таможенный досмотр «шмоном». Можно начертить зубчатую диаграмму подъемов и спадов в нашей торговле, вот только живое отношение друг к другу цифрами выразить труднее. Его можно лишь ощутить на деле, как недавно владелец «Рошена», тщетно пытавшийся пристроить в Брянской области завод по выпуску карамели. Так, как ощущают на своих боках и шеях сотни тысяч наших соотечественников, приехавших на заработки. «Отношение россиян к Украине в высшей степени инфантильно, и эта детская обидчивость/недоброжелательность на уровне "песочницы" вызывает естественные ответные реакции (причем достаточно резкие) и является, пожалуй, основным препятствием для нормальных интеграционных процессов между двумя странами» – признавался Сергей Ильин в «Русском журнале». Он прав: Украина с ее восточной соседкой – это как два сиамских близнеца, сросшихся животами. Разные головы, общий желудок. Не разделить их, ни скормить друг другу нельзя.


Нужна ли Россия Украине – не вопрос. Другое дело какая? Такая, как сейчас – вымирающая, озлобленная, ослепленная? Что она может дать нам, кроме того, что может продать? Есть великий соблазн дать простой ответ. Но и однозначное «да», и категорическое «нет» смертельно опасны, пока мы не поймем, что они значат для обеих наших стран.


Постскриптум: Россияне бегут из России.
Россия заняла первое место в мире по количеству ее граждан, просивших политического убежища в других странах. По данным Верховного Комиссара ООН по делам беженцевUNHCR, в первые девять месяцев 2003 года 321,7 тыс. человек обратились в соответствующие органы 29-ти индустриально развитых государств мира с просьбой о предоставлении им политического убежища. Из них почти 23,7 тыс. заявителей были гражданами России, сообщает «Вашингтон профайл».

 

Источники:

1.http://www.pms.orthodoxy.ru/zhizn

2.http://www.odci.gov

3.http://www.russ.ru

4.http://ruspred.ru

5.http://www.ldpr.ru

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Мифологема «цивилизационного выбора» и ее роль в современной пропаганде

Что нужно России от Украины?

Україна та Росія: у пошуках нового порядку денного.

Какая Россия нужна Украине. Часть 1: Российское пост-беловежье

Какая Россия нужна Украине. Часть 2: В поисках новой России

Україна – таки не Росія. Про ментальність і її геополітичні наслідки

Щодо російського культурного чинника в Україні

Гра в проблеми культурної політики Росії на пострадянському просторі

О, де ж ти, брате?

Россия неизвестная

Відсоток заздрощів

Социальное восприятие гражданами Украины и России друг друга

Украина – Россия: все будет хорошо, но не сразу и не для всех

Холодное обаяние российского рынка

Гномы-гладиаторы на арене глобализации

Госдума России: пояс дружбы будет затягиваться

Путінський федералізм: повернення до самодержавства

Федеральний чи унітарний устрій держав – моделі майбутнього Росії та України

Президент – всьому голова

Зал периодики

Жаргон, интеллектуальная импотенция, фашизация

"Відмовитися від українського транзиту в Росії не вийде" - експерт

Украина откажется от хранения своих ядерных отходов в России

Путин не остановится в осуществлении своего плана восстановления СССР

Блеф Путина. Погибнет ли украинская оборонка без российских заказов

"Путин удлиняет путь к кладбищу"

Путин в цейтноте

Чужие: почему Россия всегда отрекается от своих солдат

Как тут жить дальше?

Інтернет для Путіна: до чого може призвести страх перед Майданом

Эпический провал российского спецназа в Украине и его последствия для России

Каждый – за себя: Украина поставила политическую точку в военном сотрудничестве с РФ

Политолог Пионтковский о победе Китая над Россией, провале Путина и его планах на Донбассе

Про відтворення імперії

Чому заморожують проект «Новоросія»?

Віталій Дем’янюк: ЄС усвідомив неадекватність "Газпрому"

Отступление от Новороссии. Что означает тактическая пауза Путина

Россия снова пытается влезть между Украиной и ЕС: опубликованы новые требования

Спецназ ГРУ — пираты ХХI века, или Зачем Путин погружает мир в новое Средневековье?

Нова стратегія РФ: на що замінили вимоги про відтермінування асоціації?

Випадок із розвідниками

Россия больше не торпедирует торговый пакт Украины и ЕС

В плену у Владимира Путина

Ціна конфлікту: чи вдасться відсудити у Росії збитки за військову агресію

Весна ловушек: главная опасность – не восстания, а исчерпанность ресурса

Григорянц: Россия и после Путина останется опасной для Европы

Серая зона. Киев и Москва спорят об отказе от части Донбасса

Летом Путин снова перейдет в наступление

Оберштурмбаннфюрер Путин и «законы о декоммунизации»

Уполномоченный хам

Доповідь фонду «Potomac»: Росія готується до великого наступу в Україні

В ожидании наступления: пойдет ли война на новый виток

“Доклад “Путин. Война” должен открыть людям глаза"

Бюджет агрессии. Сколько тратит Россия на войну в Украине

Конфликт на Донбассе закончится глобальной сделкой России, США и ЕС

Путіна треба зупинити в Україні, інакше доведеться – на території країн-членів НАТО – Волкер

Разгадывая Путина

Мариуполь готовится к войне

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Леонид Кучма: Путин превратил Донецк в Карабах

Шахтарський «протест» у руслі наступу Ахметова

Чужая война. Зачем выходцы с Кавказа едут воевать в Донбасс

Харьковские соглашения: плацдарм для российской агрессии

Росія готує наступ на Маріуполь – вояки й експерти

Вероятный сценарий весеннего наступления ДНР-ЛНР на Украину

Путін із комуналки. Сусід, який намагається псувати життя України

Червоний мак як символ Перемоги. Україна і агресія Росії

Путинская истерика. Как в Кремле отреагируют на бойкот парада Победы

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Земля без рынка: какой должна быть земельная реформа в Украине

 

page generation time:0,300