В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Какая Россия нужна Украине. Часть 1: Российское пост-беловежье

Версия для печати
24 фев 2004 года

Диалоги с Андреем Ермолаевым

За последние три столетия Россия и регионы, которые оказывались в сфере ее влияния, постоянно развивались в режиме догоняющей модернизации. Гонка и борьба с отставанием сталисвоеобразным социальным мотивом к развитию, к движению вперед. Основные изменения коснулись ценностных ориентиров, модели госуправления, поведения элит. Россия пост-беловежья обрела новые черты и характеристики.

Вопрос. Сейчас много говорят о возрождении России. Оправданы ли эти ожидания, и станет ли стратегия модернизации, о которой говорит российский лидер Путин, основой для такого прорыва?

2004 год – год президентских выборов – проходит в России под новым лозунгом президента Владимира Путина о «модернизации России». Вот с этого-то феномена – хронической модернизации – я и предлагаю начать наш разговор.

За последние три столетия Россия и регионы, которые оказывались в сфере ее влияния, постоянно развивались в режиме догоняющей модернизации. Проще говоря – неустанно гнались за собственным осовремениванием. Гонка и борьба с отставанием сталисвоеобразным социальным мотивом к развитию, к движению вперед. При этом модерн – как синоним развитого Запада невольно противопоставлялся «отсталости», традиционности. Вот в этом-то дискурсе и возникает антитеза об «азиатскости» России – как слабое, психологически немотивированное оправдание своего отставания. «Особый путь», двуединство России, изысканиЯ о русской душе – вполне логичное следствие такого алгоритма в социальном и духовном развитии.

Основные этапы «догоняющей модернизации» конcпективно выглядят так:

- Реформы Петра I (включая заделы его отца);

- Период «русского просвещенного абсолютизма» Екатерины II – как своеобразная целевая модернизации элиты;

- Эпоха реформ XIX века – это эпоха земской и судебной реформ, отмена крепостничества и пр. Взлет русской мысли, литературы и публицистики можно рассматривать и как специфическую форму «духовных революций», которые известны на Западе как философские революции Возрождения и Просвещения.

- Следующим скачком, связанным с «догоняющей модернизацией», был русский капитализм конца 19-го – начала 20-го века. Извне была привнесена технология менеджмента и капитализации России, началась «догоняющая» промышленная революция.

- Индустриализация была продолжена и после 1917г. Хотя в истории это тоже было время рывка («догнать и перегнать»), но, с технологической точки зрения, он представлял собой один из способов «догоняющей модернизации».

Историческое банкротство стратегии «догоняющей модернизации» пришлось на 70-80-е годы прошлого века. Послевоенные реформы 60-х годов(«косыгинские») так и не были реализованы, и в результате «сырьевая», затратнаямодель экономики окончательно лишила советскую элиту возможностей сделать еще один рывок. Структурный кризис советской экономики конца 70-х начала 80-х стал основной «пружиной» краха советской империи, и одновременно – создал условия для появления новой России.

И, наконец, Россия 90-х – это вновь страна с идеологией «догоняющей модернизации» в оболочке либеральной революции. Банкротство либеральной модернизации наступило очень быстро, и на смену либералам-романтикам к власти в России пришли военизированные технократы.

Вопрос. Что изменилось в России в последние годы? Какая она – Россия сегодняшняя?

Россия всегда была страной-загадкой, и, наверное, еще долго такой останется. В первые годы наступившего 21 века мы стали свидетелями очередного изменения вектора развития России. Это изменение связано с пересмотром российской политической, бизнесовой, гуманитарной элитой тех направлений и ориентиров, которые были сформулированы сразупосле распада Советского Союза (то, что принято именовать «либеральной революцией в России» или «беловежской Россией»). Вновь появились мессианские пожелания в диапазоне от позиции одного из мировых лидеров до некой особой роли в экономике, в прорывных технологиях и т.д.

Основные изменения коснулись ценностных ориентиров, модели госуправления, поведения элит. Россия пост-беловежья обрела новые черты и характеристики.

Во-первых, это - провал либерального выбора России в самом широком смысле. Не только как политического лозунга, но и как модерновой утопии, которая была очень популярна среди российских политиков в 90-е годы прошлого века. В связи с этим, логично, что в качестве нового лидера, обществом признан человек, в прошлом тесно связанный с силовыми структурами, активно культивирующий образ милитариста в гражданском, приверженец жесткой руки. Кстати, тема жесткой авторитарной власти была в центре внимания в перестроечном Союзе и в первые годы с начала реформирования СССР (1991–1993 год). Тогда она конфликтовала с либерально-демократическими подходами. Фактически, прошел цикл. И в итоге, в России победила концепция «сильной руки», которую еще можно назвать «просвещенным авторитаризмом». Венцом этого стали недавние инициативы, связанные с пожизненным президентством Путина, которые прозвучали из уст российских губернаторов.

Во-вторых, важной характеристикой современной России является переход к модели государственно-корпоративного капитализма. Кстати, эта модель вполне органична тому типу управления и тому типу политического лидерства, который сейчас начал господствовать в России. Суть его заключается в том, что частный сектор экономики находится под жестким административном и экономическим контролем государства. Переход к этой модели сопровождался достаточно жесткой борьбой с так называемыми олигархическими структурами, которые сформировались в последние годы правления Ельцина и были результатом сделки между крупным частным капиталом и властью. Причина того времени – стремление спасти бюджет и экономическую независимость любой ценой (1996-97гг), ибо этот кризис мог угрожать даже целостности федерации. Результатом такой сделки являются крупные олигархические структуры, связанные с сырьевым сектором. Демонтаж этой модели стал основой для мощного административного и экономического усиления нового российского режима во главе с Владимиром Путиным.

Третья черта, присущая сегодняшней России – это появление «нового дворянства», которое также логически связано с новым типом политической элиты, сформировавшегося с приходом Владимира Путина. «Новое дворянство» имеет корни как в бизнесовой, так и в чиновничьей среде. Фактически в России вернулись к схеме работы по принципу «кормления», известному еще со времен феодальной Руси. Так не одно столетие правили древнерусские княжеские семьи и дворяне эпохи Петра-Екатерины.

Каждый, кто связан с властью, получает сферу контроля, с этого «кормится» (делает бизнес или управляет), и его устойчивость определяется степенью лояльности к власти. Кульминацией этого явления есть правящая партия «Единая Россия», которая имеет сейчас в Госдуме более 300 голосов. Тип поведения, идеология и характер этой силы четко отражают характеристики феномена «нового российского дворянства».

Появление «нового дворянства» свидетельствует еще и о начале формирования новой сословно-классовой структуры, где сословие играет роль организующего компонента крупных социальных классов. В таком случае «новое дворянство» – это своеобразный менеджмент нового класса собственников.

Четвертая важная черта современной России – это цивилизационная многоукладность российского общества и экономики.

Можно утверждать, что сейчас мы являемся свидетелями формирования качественно новой архитектуры жизни российского общества и государства, в центре которого стоит космополитическая Москва, со своей культурой, принципами, образами жизни, и даже со своей социальной структурой (почти каждый десятый россиянин – москвич!). Образ и характер жизни Москвы никак не связан с жизнью всей России. По большому счету, это государство в государстве. В данном случае я говорю не только о так называемом «кольце» (которое окаймляет политическую Москву), а о Москве как огромном многомиллионном мегаполисе. Этот город абсорбирует наиболее пассионарных российских представителей политики и бизнеса, задает им правила игры, обеспечивает оборачиваемость капитала, концентрирует финансовый капитал страны, и является как бы "управляющим" огромного государства.

Кроме космополитической Москвы, Россию формируют индустриально-культурные центры (Санкт-Петербург, Новосибирск и пр.), существующие, прежде всего, за счет сохраняющейся старой советской промышленной базы, которая обеспечивает и подпитываетлокальные культурные очаги.

И между этими ячейками, этой сетью пролегает огромная русская Провинция, которая во всех отношениях (и по организации труда, и по уровню жизни, и по уровню быта, и по социо-мотивационному состоянию населения) представляет собой уклад XIX века. Трагедия российской провинции – это трагедия всего российского общества, которая носит вневременной характер.

Четвертой составляющей России является необъятная Сибирия, как огромный неосвоенный географический и геополитический ресурс, время которого просто еще не пришло. И фактически, вся вышеописанная «трехчленная» структура удерживает Сибирию в качестве своего придатка, актив которого наверное будет раскрыт только к концу XXI века. Не случайно и западные, и российские аналитики называют ее «кладовой мира будущего». Ведь это огромный социальный, экономический и культурный ресурс, который еще будет задействован. Поэтому, Сибирия – это вообще отдельная проблема, от решения которой будет зависеть судьба России как транс-континентальной страны. Думаю, что не азиатское «подбрюшье», а именно судьба Сибирии во многом повлияет не только на экономический, но и на цивилизационный вектор развития России.

Таким образом, мы фиксируем новое переходное состояние России. Идет мощнейшая внутренняя трансформация и образование скелета новой страны, очертания которой до конца не ясны.

Далее...

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Мифологема «цивилизационного выбора» и ее роль в современной пропаганде

Что нужно России от Украины?

Україна та Росія: у пошуках нового порядку денного.

Какая Россия нужна Украине. Часть 2: В поисках новой России

Україна – таки не Росія. Про ментальність і її геополітичні наслідки

Щодо російського культурного чинника в Україні

Гра в проблеми культурної політики Росії на пострадянському просторі

О, де ж ти, брате?

Россия неизвестная

Россия, которая нам не нужна

Відсоток заздрощів

Социальное восприятие гражданами Украины и России друг друга

Украина – Россия: все будет хорошо, но не сразу и не для всех

Холодное обаяние российского рынка

Гномы-гладиаторы на арене глобализации

Госдума России: пояс дружбы будет затягиваться

Путінський федералізм: повернення до самодержавства

Федеральний чи унітарний устрій держав – моделі майбутнього Росії та України

Президент – всьому голова

Зал периодики

Жаргон, интеллектуальная импотенция, фашизация

"Відмовитися від українського транзиту в Росії не вийде" - експерт

Украина откажется от хранения своих ядерных отходов в России

Путин не остановится в осуществлении своего плана восстановления СССР

Блеф Путина. Погибнет ли украинская оборонка без российских заказов

"Путин удлиняет путь к кладбищу"

Путин в цейтноте

Чужие: почему Россия всегда отрекается от своих солдат

Как тут жить дальше?

Інтернет для Путіна: до чого може призвести страх перед Майданом

Эпический провал российского спецназа в Украине и его последствия для России

Каждый – за себя: Украина поставила политическую точку в военном сотрудничестве с РФ

Политолог Пионтковский о победе Китая над Россией, провале Путина и его планах на Донбассе

Про відтворення імперії

Чому заморожують проект «Новоросія»?

Віталій Дем’янюк: ЄС усвідомив неадекватність "Газпрому"

Отступление от Новороссии. Что означает тактическая пауза Путина

Россия снова пытается влезть между Украиной и ЕС: опубликованы новые требования

Спецназ ГРУ — пираты ХХI века, или Зачем Путин погружает мир в новое Средневековье?

Нова стратегія РФ: на що замінили вимоги про відтермінування асоціації?

Випадок із розвідниками

Россия больше не торпедирует торговый пакт Украины и ЕС

В плену у Владимира Путина

Ціна конфлікту: чи вдасться відсудити у Росії збитки за військову агресію

Весна ловушек: главная опасность – не восстания, а исчерпанность ресурса

Григорянц: Россия и после Путина останется опасной для Европы

Серая зона. Киев и Москва спорят об отказе от части Донбасса

Летом Путин снова перейдет в наступление

Оберштурмбаннфюрер Путин и «законы о декоммунизации»

Уполномоченный хам

Доповідь фонду «Potomac»: Росія готується до великого наступу в Україні

В ожидании наступления: пойдет ли война на новый виток

“Доклад “Путин. Война” должен открыть людям глаза"

Бюджет агрессии. Сколько тратит Россия на войну в Украине

Конфликт на Донбассе закончится глобальной сделкой России, США и ЕС

Путіна треба зупинити в Україні, інакше доведеться – на території країн-членів НАТО – Волкер

Разгадывая Путина

Мариуполь готовится к войне

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Леонид Кучма: Путин превратил Донецк в Карабах

Шахтарський «протест» у руслі наступу Ахметова

Чужая война. Зачем выходцы с Кавказа едут воевать в Донбасс

Харьковские соглашения: плацдарм для российской агрессии

Росія готує наступ на Маріуполь – вояки й експерти

Вероятный сценарий весеннего наступления ДНР-ЛНР на Украину

Путін із комуналки. Сусід, який намагається псувати життя України

Червоний мак як символ Перемоги. Україна і агресія Росії

Путинская истерика. Как в Кремле отреагируют на бойкот парада Победы

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Земля без рынка: какой должна быть земельная реформа в Украине

 

page generation time:0,266