В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Какая Россия нужна Украине. Часть 2: В поисках новой России

Версия для печати
24 фев 2004 года

Россия мягко входит в фазу евразийского проекта и политическая элита, которая сейчас призвана к власти в результате отката от либеральной реформы 1999-2000 годов, выступила в роли провайдера этого процесса. Именно поэтому для Украины выгодно, чтобы северный сосед избавился от великодержавных амбиций, сохранив статус региональной державы, и не более того. Это высвободит способности украинского государства участвовать в европейской интеграции, позволит занять более активную позицию в своем субрегионе.

 


Вопрос. Куда же летит «русская тройка»? Можно ли охарактеризовать хотя бы в общих чертах направления этого нового пути?

 

Прежде всего, я бы обратил внимание на ряд новых идей и социальных инициатив социо-культурного плана, которые носят проектный характер – то есть формируют образ будущего и задают общий формат для общественной деятельности.

Первая из них проявляется в постепенном уходе от русскоцентрической концепции («Россия – государство русских в союзе с народами») к концепции поли-этничной России («Россия-Евразия», Россия россиян). Причем этот процесс сопровождается целым рядом новых социальных, этнографических и ментальных явлений. Именно в последние годы все более популярной становится идея переосмысления истории, соединения истории Московии-России с историей Золотой Орды, взаимосвязь этих историй, исключение конфликтных элементов, прошлых стереотипов, миф о единстве народов тюркского, финно-угорского и славянского происхождения в современных условиях (пересмотрите еще раз фильм Рогожкина «Кукушка» и сериал «Ермак»).

 

Новая идея единства, которая органично дополняет этот процесс – это уже поддержанная представителями разных конфессий идея поли-конфессиональной России. От «России православной» (стереотип, рекультивировавшийся и в самой России, и на Западе) Россия переходит к «стране трех религий» – христианство, ислам (более 20 млн россиян-мусульман!) и буддизма. Поликонфессиональность – это второе новое качество современной России.

 

Кстати сказать, нынешняя волна русского национал-шовинизма – это своеобразная «перцептивная реакция» на новые культурные вызовы. Новый русский национализм опасен, но об этом – позже.

 

Еще одна проектная идея 21 века для новой России - идея нового формата организации государственности. После периода национал-романтизма, присущего не только странам СНГ, но и самой Российской Федерации, где федератами становились новые национальные образования (Башкортостан, Татарстан), в контексте новых социо-культурных процессов подспудно пробивается и тенденция мягкого, неконфликтного ухода от национально-этнического деления федерации к регионально-административному. Думаю, что пройдет несколько лет и в случае, если Россия сможет обеспечить неконфликтность своего развития, возможна и идея Соединенных штатов России (а может быть, и Соединенных Штатов Евразии на базе современной России).

 

По сути, такого рода реорганизация России была бы логичной с точки зрения тех процессов, которые мы сейчас наблюдаем. Есть все основания говорить о том, что Россия мягко входит в фазу евразийского проекта и политическая элита, которая сейчас призвана к власти в результате отката от либеральной реформы 1999-2000 годов, выступила в роли провайдера этого процесса.

 

Главная проблема состоит в том, что евразийский проект пока не сформулирован как доминанта, как однозначный выбор. Пока это скорее стечение подспудных процессов, с лозунгами и позициями, часто отдающими нафталином старых дискуссий. Поэтом на уровне официальной политики и государственной риторики эта тема аккуратно обходится стороной.

 

Однако, этот процесс неустойчив. Существуют внутренние угрозы, способные повлиять на судьбу евразийского проекта в России. Прежде всего, к ним относится феномен нового русского национализма.

Во-первых этот национализм способен побудить к аналогичной реакции те политические силы, которые представляют неславянские этносы в составе федерации.

Во-вторых, национализм способен законсервировать Россию, законсервировать ее нынешнюю национально-административную федералистскую структуру, следствием чего станет отказ от евразийского проекта. И в итоге Россия окажется в еще одной полосе внутренней достаточно конфликтной реформации с непредсказуемым завершением. Однако, эта угроза пока только потенциальна, и не следует особо акцентировать на ней внимание.

 

Что касается главных  угроз. Российское политическое и гуманитарное сознание часто страдает преувеличением, гиперболизацией значения России, ее прошлого, ее роли и влияния. Это было бы незначительным недостатком, если бы не одно серьезное «но». При выборе стратегии развития гиперболизация приводит к неверным выводам – как во внутренних, так и во внешних стратегиях.

 

Проблема неадекватности реального исторического ресурса и миссии очень часто ставила Россию в критические ситуации как на внешней арене, так и внутри, потому что этот разрыв порождал постоянный запрос государства на социальную мобилизацию. Общество постоянно должно было жить ради чего-то. Возможно, этот мобилизационный компонент уже давно стал частью того, что называют «русским характером» или «русской душой». Эти мобилизационные подходы серьезно влияют и на социальный уклад России, о которой в годы перестройки любили говорить «ракеты - лапти».

 

В России еще предстоит осознать тот факт, что «русская цивилизация» - это миф модерна. На самом деле Россия выходит из «тела» огромной христианской цивилизации, и формирование новой евразийской цивилизации в формате Евразии – дело будущего. Но эту возможность, эту потенцию еще нужно освоить и реализовать.

 

Вопрос. Но может ли Россия избрать более эффективный путь развития? Какой из проектов новой России является наиболее эффективным для будущего этой страны?

 

На мой взгляд, очень интересным и перспективным для современной России является евразийский проект. А главной его угрозой  может быть новый русский национализм. Борьба этих двух тенденций (не только в персонах, но и в мотивах, в поисках смыслов) и составит содержание ближайших нескольких лет. Ведь у России, на мой взгляд, не так много времени для самоопределения.

 

В этой связи стоит еще раз упомянуть о феномене Путина. На мой взгляд, действующий президент России – это, прежде всего, коллективный феномен. Возможно, нам еще предстоит говорить о трагедии этой фигуры как личности, потому что волею обстоятельств, субъективных качеств и управленческих технологий этот человек занял пост, на который возлагались очень большие ожидания в связи с крахом либерально-демократической революции в России.

 

Главная угроза состоит в том, что Путин не имеет права на ошибку. Ведь такая ошибка спровоцирует огромный внутренний социально-психологический откат. То есть проблема возможного разочарования настолько серьезна для России, что это тот случай, когда политик возможно даже не распоряжается собой. Я пока бы выразил осторожные сомнения в отношении личностного ресурса Путина. Стремление к простым решениям, к управленческому популизму и, судя по сложившимся отношениям с крупным бизнесом, достаточно выраженный субъективизм могут стать причиной мощного политического кризиса в России. А побудительным мотивом к этому способна послужить любая крупная социальная, политическая или экономическая катастрофа. Вот то острие, на котором в этот период оказалась Россия. И так сложилось, что внутреннее состояние России тесно связано с глобалистикой выбора, о которой мы говорили вначале. Таким образом, в ближайшие год-два кульминируется ситуация, которая создавалась в последние полтора десятилетия.

 

Часть 3

Какая Россия нужна Украине?

 

Вопрос. Если Россия изберет путь создания «Евразийской державы», то каким может быть будущее Украины?

 

Если говорить о цивилизационном измерении, то, как ни  парадоксально, современной Украине выгоден евразийский выбор России. Во-первых, этот выбор, если он будет делаться по схеме управляемого государственно-корпоративного капитализма в экономике, новой социо-культурной политике, которая будет строиться в поликонфессиональном, полиэтничном и в то же время едином новом русском мире, обеспечит достаточно устойчивую внутреннюю ситуацию.

Во-вторых, новая российская идеология евразийского XXI века позволит и украинству, как таковому, сформулировать собственные украинские миссии, занять свои позиции в Европе. И не под колпаком «русской цивилизации», а в качестве самостоятельного исторического игрока, делающего свой цивилизационный выбор.

 

Вопрос. Выгодна ли Украине закрепившаяся сейчас сырьевая модель российской экономики?

 

Украина должна быть заинтересована в структурной перестройке российской экономики. Ведь доминанта сырьевой модели, малоэффективные действия нынешней команды Путина, которая так и не смогла справиться с демонтажем сырьевой модели, а за пять лет отделалась только лозунгами, создает постоянно угрожающую ситуацию для Украины, которая очень зависима от внешних энергоносителей и одновременно постоянно заинтересована в участии в крупных глобальных промышленно-технолоических проектах.

 

Поэтому, нам желательна реструктуризация российской экономики на либеральной основе, с возможностью даже участия внешнего капитала в сырьевых проектах. Ведь с одной стороны, это стало бы мощным источником дополнительного ресурса для развития индустриальных и пост-индустриальных отраслей России, а для внешних субъектов это была бы возможность создания достаточно управляемых схем энергопоставок. Таким образом, это был бы оптимальный для Украины вариант. Кроме того, идя по этому пути, можно было  рассчитывать и на концессиональные проекты, которые решали бы для нас не только политические, но и энергетические проблемы (еще раз напомню о проблеме Сибирии).

 

Нынешняя же сырьевая модель, которая, несмотря на риторику модернистов и силовиков, сохраняется и господствует в РФ, является для Украины постоянным источником геоэкономических угроз. Ведь она воспроизводит прямую энергетическую зависимость Украины, формулирует заказ для российских политиков на постоянное давление, выбивание долгов, или экспансию сырьевого капитала в украинскую экономику. И фактически, сырьевая модель является заказчиком нового российского геополитического экспансионизма.

 

Вопрос. Какая геополитическая позиция в отношении России была бы наиболее выгодной для Украины?

 

В геополитическом плане Украина, на мой взгляд, должна вести себя агрессивно и четко позиционировать статус России. Для Украины выгодно, если северный сосед избавится от великодержавных амбиций, сохранив среднепотолочный статус региональной державы, и не более того. Это высвободит способности украинского государства участвовать в европейской интеграции, позволит занять более активную позицию в своем субрегионе. Не исключено и то, что региональный статус российской державы позволит и Украине претендовать на роль одного из полюсов нашей геополитической ойкумены, евроазиатского региона.

Но для этого Украине нужно вести более активную самостоятельную политику во всех направлениях. Если Украина окажется способной участвовать в ряде проектов, например, в проекте «Большой Европы» или же в геоэкономических проектах, связанных с энергетикой Каспия, как самостоятельный субъект, то это одновременно будет влиять и на статус России. Если же наша страна будет действовать только под крышей соседа, то тем самым она станет компонентом, который обеспечит великодержавность и укрепит позицию России.

Наверное, перспектива превращения России в гибкую, демократическую систему евразийских Соединенных Штатов была бы для Украины наиболее приемлемой перспективой. При этом, главной угрозой для Украины является возможность формирования нового русского национализма, который может быть упакован в консервативные экспансионистские формы или в формы так называемого «либерального империализма».

 

Вопрос. Что же должна делать Украина, чтобы защитить свои интересы в отношениях с северным соседом?

 

Важно помнить, что для того, чтобы у Украины была возможность влиять на судьбу России, необходимо занять четкую собственную позицию как в плане геоэкономическом и политическом, так и в плане социо-культурном и цивилизационном. Нельзя оставаться на этом раздорожъе, не определившись внутренне.

 

В последнее время все чаще Россия становится источником новых концепций развития, в которых находится место и Украине. Например, концепция «русской цивилизации» и молодой украинской нации (в рамках этой цивилизации), концепция формирования «русского мира» и «украинского авангарда» в качестве наиболее модерновой демократической нации в огромном мире, политически оформленном в СНГ. К сожалению, до последнего времени Украина оказывалась неспособной противопоставлять этим концепциям свое виденье, свой подход. И это главная слабость, поскольку, за концептуальным проигрышем всегда следует проигрыш экономический и политический. Выдвигая же свое виденье желаемой России, необходимо формировать и свой собственный образ, и свою миссию.

На мой взгляд, среди направлений, которые бы позволили Украине сформулировать свою миссию в отношении России в контексте евразийского проекта этой страны, наиболее оптимальной формулой была бы формула консолидации славянского мира как компонента европейской ойкумены  и одновременно – соседа молодой Евразии. Славянский мир как участник европейского проекта – а это Украина, Польша, Чехя, Болгария, Словакия, Сербия и другие – завершил бы цивилизационное оформление Европы. Это способствовало бы и сохранению преемственности истории, и сохранению понятного, приемлемого и неконфликтного формата взаимоотношений, и даже расширению контекста проекта Большой Европы, о которой так много говорят сейчас. Россия-Евразия наконец-то нашла бы искомую целостность, без надрыва и непосильных внешних миссий. И действительно повторила бы феномен США 18 века – как Соединенные Штаты Евразии 21 века.

 

Есть ли шанс на реализацию тех требований, которые бы были желательны для Украины в отношении России? Есть, но при одном условии. Если, сформировав собственную позицию, сделав свой выбор, Украина будет рассматривать Россию как объект для своего влияния. Для этого есть все предпосылки. Существует богатая духовная традиция, которую нужно просто переосмыслить, есть социальные возможности, есть политические возможности, в конце-концов, есть возможности работать и внутри русской политики, ведь выходцы из Украины всегда были прогрессивным звеном русской политики и культуры. Так, наверное, эту миссию нужно возродить. Кто сказал, что украинская диаспора не способна сыграть свою позитивную роль в дальнейшей реформации России? Но для этого нужно консолидировать саму диаспору и сформулировать ей «национальный наказ».

1ю часть можно прочитать тут

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Мифологема «цивилизационного выбора» и ее роль в современной пропаганде

Что нужно России от Украины?

Україна та Росія: у пошуках нового порядку денного.

Какая Россия нужна Украине. Часть 1: Российское пост-беловежье

Україна – таки не Росія. Про ментальність і її геополітичні наслідки

Щодо російського культурного чинника в Україні

Гра в проблеми культурної політики Росії на пострадянському просторі

О, де ж ти, брате?

Россия неизвестная

Россия, которая нам не нужна

Відсоток заздрощів

Социальное восприятие гражданами Украины и России друг друга

Украина – Россия: все будет хорошо, но не сразу и не для всех

Холодное обаяние российского рынка

Гномы-гладиаторы на арене глобализации

Госдума России: пояс дружбы будет затягиваться

Путінський федералізм: повернення до самодержавства

Федеральний чи унітарний устрій держав – моделі майбутнього Росії та України

Президент – всьому голова

Зал периодики

Жаргон, интеллектуальная импотенция, фашизация

"Відмовитися від українського транзиту в Росії не вийде" - експерт

Украина откажется от хранения своих ядерных отходов в России

Путин не остановится в осуществлении своего плана восстановления СССР

Блеф Путина. Погибнет ли украинская оборонка без российских заказов

"Путин удлиняет путь к кладбищу"

Путин в цейтноте

Чужие: почему Россия всегда отрекается от своих солдат

Как тут жить дальше?

Інтернет для Путіна: до чого може призвести страх перед Майданом

Эпический провал российского спецназа в Украине и его последствия для России

Каждый – за себя: Украина поставила политическую точку в военном сотрудничестве с РФ

Политолог Пионтковский о победе Китая над Россией, провале Путина и его планах на Донбассе

Про відтворення імперії

Чому заморожують проект «Новоросія»?

Віталій Дем’янюк: ЄС усвідомив неадекватність "Газпрому"

Отступление от Новороссии. Что означает тактическая пауза Путина

Россия снова пытается влезть между Украиной и ЕС: опубликованы новые требования

Спецназ ГРУ — пираты ХХI века, или Зачем Путин погружает мир в новое Средневековье?

Нова стратегія РФ: на що замінили вимоги про відтермінування асоціації?

Випадок із розвідниками

Россия больше не торпедирует торговый пакт Украины и ЕС

В плену у Владимира Путина

Ціна конфлікту: чи вдасться відсудити у Росії збитки за військову агресію

Весна ловушек: главная опасность – не восстания, а исчерпанность ресурса

Григорянц: Россия и после Путина останется опасной для Европы

Серая зона. Киев и Москва спорят об отказе от части Донбасса

Летом Путин снова перейдет в наступление

Оберштурмбаннфюрер Путин и «законы о декоммунизации»

Уполномоченный хам

Доповідь фонду «Potomac»: Росія готується до великого наступу в Україні

В ожидании наступления: пойдет ли война на новый виток

“Доклад “Путин. Война” должен открыть людям глаза"

Бюджет агрессии. Сколько тратит Россия на войну в Украине

Конфликт на Донбассе закончится глобальной сделкой России, США и ЕС

Путіна треба зупинити в Україні, інакше доведеться – на території країн-членів НАТО – Волкер

Разгадывая Путина

Мариуполь готовится к войне

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Леонид Кучма: Путин превратил Донецк в Карабах

Шахтарський «протест» у руслі наступу Ахметова

Чужая война. Зачем выходцы с Кавказа едут воевать в Донбасс

Харьковские соглашения: плацдарм для российской агрессии

Росія готує наступ на Маріуполь – вояки й експерти

Вероятный сценарий весеннего наступления ДНР-ЛНР на Украину

Путін із комуналки. Сусід, який намагається псувати життя України

Червоний мак як символ Перемоги. Україна і агресія Росії

Путинская истерика. Как в Кремле отреагируют на бойкот парада Победы

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Земля без рынка: какой должна быть земельная реформа в Украине

 

page generation time:0,392