В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Проект "Украина"
Другие диалоги:

Модель украинской демократии, какой она есть сегодня

Версия для печати
4 мар 2004 года

Бурная перестройка системы управления страной, намеченная украинскими политиками на 2004 год, оставляет открытым главный вопрос – какая модель политического режима существует сегодня и к какой демократической модели необходимо стремиться в будущем?

 

В первые годы независимости объективно существовали сложности с комплексным восприятием политических изменений. Мало кто задумывался о том, какая именно «разновидность» демократии вводится в Украине, достаточно было простой констатации факта. При этом под демократией подразумевался и политический режим, как таковой, и общественно-политические отношения в широком смысле данного слова. Сам процесс строительства или введения демократии часто осуществлялся по принципу заимствования, использовалась упрощенная схема копирования уже существующих в мировой практике политических элементов и процессов. То есть отсутствовало целостное восприятие той модели демократии, которую необходимо строить с учетом национальной специфики и запросов самого носителя власти – украинского народа.

Долгое время считалось, что в Украине существует посттоталитарная модель политического режима, но по прошествии 12 лет вряд ли следует всерьез об этом говорить, ведь на пути к народовластию сделано достаточно много серьезных шагов. Созданы институты демократической власти, конституционно закреплено разделение властей, юридически закреплены права и свободы граждан, введена многопартийность, развивается гражданское общество.

В тоже время, непозволительно долго отсутствует однозначная трактовка существующего властного порядка, что в значительной мере упростило бы путь к дальнейшим преобразованиям. Ведь адекватное понимание настоящего есть неотъемлемой частью построения  будущего. Сегодня мало кто расходится во мнениях или декларациях по поводу предмета Конституционной реформы – конечно же, перестраивается, улучшается демократия. Ее основные «каменщики» много говорят о том, какой она будет: развитой, европейской, всенародной и т. д. Однако в риторике ведущих политических сил не хватает главного – проекта модели будущего политического режима, системы взаимоотношений социальных, политических, и идеологических  элементов, образующих политическую власть. Мы опять можем двинуться «туда, не знаю куда».

Действительно, дать определение политическому режиму, существующему в Украине, представляется достаточно сложным. Необоснованным фарисейством была бы попытка простого вписывания украинского властного порядка в одну из разработанных политических парадигм. В нашем государстве сложилась достаточно специфическая социально-политическая система, без глубокого анализа которой, типология политического режима видится невозможной. Чтобы ответить на вопрос о том, является ли существующая система демократией и чем она отличается от уже имеющихся или теоретических форм «народного правления», в рамках данной статьи в качестве критериев предлагаемого анализа выдвигаются следующие:

-степень политического участия населения и его включенность в процессы принятия решений;

-адекватность восприятия гражданами политических процессов;

-наличие политического плюрализма и свобода политической деятельности;

- характер  участников политического процесса и механизмы их ответственности перед избирателем;

- возможность конкуренции между правящей группировкой и оппозицией.

 

А «демос» кто?

Базовым элементом украинской политической системы, как и любой другой, является носитель власти, в данном случае в Украине им формально является народ. Через задекларированные механизмы прямой демократии, он реализует свое участие в политическом процессе (право избираться и быть избранным) через прямые выборы депутатов в органы местного самоуправления и парламент, а также через выборы президента страны (Ст. 38, 69-71 Конституции Украины). 

Следует отметить, что украинский избиратель не является однородной массой, и это во многом влияет, и будет влиять на существующий политический порядок. Так, в среде украинского электората условно можно выделить три основные группы:

·                     избиратель-собственник, осознанно делающий свой выбор в пользу политической силы, способной гарантировать его интересы; при этом основной мотивацией голосования является не осознание комплексной идеологической доктрины, а система приоритетных интересов, которые со временем могут претерпевать изменения.    

·                     идеологический избиратель, голосующий за определенную систему организации общества, которую он осознает или считает, что осознает;

·                     неизбиратель – гражданин фактически не включенный в политический процесс, либо ввиду недоверия к политическим силам вообще, либо вследствие принадлежности к маргинальной части населения, не имеющей мотивации защищать свои права (имущественные, политические, социальные и пр.).

Опираясь на данные последних социологических исследований, можно с уверенностью сказать, что количество избирателей в Украине значительно превосходит, количество тех, кто не хочет принимать участие в политических процессах. По данным центра им. А. Разумкова (27января – 3 февраля 2004г.), порядка 80% украинских граждан готовы идти на выборы и лишь 8,8% твердо решили не голосовать.

Прямым свидетельством в пользу оценки электоральной активности украинцев как высокой являются данные ЦИК. Так, в среднем, за период 1998-2002 годов общая активность избирателей составила – 71,84% (2002 – 69,39%, 1999(второй тур)–74,92%, 1998–71,21%).  Статистика подтверждается данными опроса, проведенного  фондом "Демократические инициативы" и Центром политических и социальных исследований "СОЦИС" (26.12.2003-5.01.2004), которые свидетельствуют, что лишь 5,5% избирателей не пошли бы на выборы. Следует, конечно, учесть погрешность выборки и принять во внимание значительный процент украинцев пребывающих за границей и не принимающих участие в голосовании. И все же процент останется достаточно высоким.

В пользу тезиса о высокой электоральной готовности и активности украинских граждан свидетельствует и тот факт, что около 80% избирателей хотят избирать президента всенародно (86% - по данным УЦЕПИ, 77% - по данным опроса проведенного в начале 2004 г "Українським демократичним колом" для Института политики). Лишь около 4% -5% избирателей готовы делегировать это право парламенту. 

Существенно изменяется и подход граждан к принятию решения, относительно того, за кого же им голосовать. Есть реальные свидетельства роста доли избирателей-собственников, основной мотивацией которых является гарантия их базовых прав, при этом снижается количество идеологических избирателей, что связано не только с процессом старения левоориентированного электората, но и с более прагматичными позициями избирателей. Для сравнения, можно привести результаты выборов в 2002г. и 1998г. по партийным спискам (данные ЦИК):

Таблица №1.

№ п/п

Название партии

Результат в 1998г.

Результат в 2002г.

Соотношение

1.

КПУ

24,65%

19,9%

- 4,75 %

2.

СПУ

8,55% (+СелПУ)

6,87%

- 1,68 %

3.

ПСПУ

4,04%

3,22% (избирательный блок Н.Витренко )

- 0,82 %

Всего:

- 7,25%

 

Показатели таблицы №1 – -7,25% (1 881 882 избирателя) от общего числа проголосовавших избирателей, нельзя списывать на счет уменьшения населения, ибо потеря такого количества взрослого населения Украины свидетельствовала бы о демографическом крахе.

Свидетельством в пользу увеличения доли прагматичных избирателей-собственников является и повышение уровня общественных ожиданий, связанных именно с конструктивной работой политических сил. Выросло число избирателей, готовых отдать свои голоса представителю «третьей» силы, ориентированной на созидательную политическую деятельность. При этом существует значительный рост недоверия и к политикам и к политическим партиям, не способным реально отвечать на запросы общества. Ярким подтверждением этого тезиса являются, опять таки, данные социологических опросов. По данным центра им. А. Разумкова за «третьего» кандидата на предстоящих президентских выборах проголосуют 35% - 40% представителей электората оппозиции и от 41% до 57% представителей провластного электората.

Несколько хуже обстоит дело с возможностью быть избранным. В данном случае можно говорить о несоответствии задекларированных норм прямой демократии реальному положению вещей.

Для среднего украинского гражданина право быть избранным, сложнореализуемо. Связано это в первую очередь с тем, что по оценкам аналитиков Комитета избирателей Украины, во время избирательной кампании 2002 года цена одного голоса избирателя колебалась от 1 грн. до $4, в зависимости от известности кандидата или партийного бренда. Прогнозируема аналогичная стоимость голоса и на выборах президента. Таким образом, даже в случае если система выборов не претерпит изменений, для того чтобы быть избранным в народные депутаты претендент должен иметь, в среднем, около 560 тис. $, что обеспечит ему поддержку 280 тис. избирателей (усредненное кол-во голосов, необходимых для прохождения по одномандатному округу, по 2$ за голос).

Чтобы быть избранным Президентом Украины, претендент должен обладать состоянием как минимум в 30 млн. $, что сможет обеспечить ему поддержку 15 млн. избирателей (приблизительное кол-во голосов, набранное действующим Президентом Украины во втором туре выборов 1999г., данные ЦИК). 

 

Проведенный выше анализ позволяет сделать несколько промежуточных выводов:

1.                 Украинские избиратели хотят и готовы реализовывать свое конституционное право избирать.

2.                 Большинство избирателей делают осознанный выбор, основываясь на четком понимании своих интересов или идеологических предпочтений.

3.                 Государство гарантирует гражданам возможность политического волеизъявления, при ограниченных возможностях быть избранными. 

4.                 Сложившаяся система предопределяет опосредованное участие граждан в принятии государственных решений.

 

Украинская «кратия», как она есть

Исключение прямого вмешательства гражданина в принятие государственных решений, говорит о представительном характере украинской власти, что предопределяет наличие выборности властей, всеобщего избирательного права, честных и регулярных выборов, образование партий для конкурентной борьбы, а также прочих разнообразных лоббистских объединений или групп интересов.

При этом украинская политическая система по ряду критериев соответствует формальной типологизации. Так, в Конституции Украины закреплено наличие всеобщего избирательного права (Ст. 70), существуют четырехлетний цикл выборов в парламент (Ст.76) и органы местного самоуправления (Ст.141), пятилетний цикл выборов президента (Ст. 103). В соответствии с избирательными циклами, регулярно происходят прямые выборы путем тайного голосования. За 12 лет независимости сложилась и развилась многопартийная система – по данным Министерства юстиции на 12 февраля 2004 года в Украине зарегистрированы и внесены в единый государственный реестр 124 партии. Функционируют и развиваются негосударственные общественные организации – основа гражданского общества. Однако, определяющим фактором, который позволяет охарактеризовать систему власти в Украине является, все же, характер политических субъектов и механизм их ответственности перед избирателем.

Специфика сегодняшнего украинского политикума заключается в том, что институт партий недостаточно хорошо развит. Определяющим фактором неразвитости партий – отношение к ним как к технологическим предвыборным проектам. Зачастую количество реально действующих членов партии в десятки раз меньше чем номинальное. Объясняется это достаточно просто – большинство партий в Украине представляют собой не более чем инструменты лоббирования различных финансово-промышленных групп. В процессе избирательной кампании такие партии вычленяют нишу нереализованных политических ожиданий граждан и фокусируют на ней свою пропагандистскую активность. В случае, если ниша выбрана правильно – партия проходит в парламент.

При прохождении в парламент такие партии или блоки обычно распадаются, делятся, объединяются, создают всевозможные фракционные объединения и т.д. В результате, избирателю фактически не к кому предъявлять претензии по поводу нереализованности предвыборных программ и обещаний. Во многом это касается и депутатов, прошедших по мажоритарным спискам.

Сложившуюся конъюнктуру с трудом разбавляют идеологические партии, в основном левого толка, которые в силу своей перманентной оппозиционности максимально приближаются к простому политиканству и блокированию деятельности лоббистских групп.

Оппозиционность иных политических сил является ситуативной и определяется, в первую очередь, не идеологическими или мировоззренческими установками, а финансирующими их бизнес-группами, стремящимися через приход к власти упрочить свои экономические позиции. Так, попытка создания сильного национал-либерального блока партий не имела успешного продолжения и свелась к реваншистским настроениям того крыла бизнес-элиты, которое финансировало проект.

Однозначным свидетельством существования проблемы в отображении интересов гражданина, как властью, так и оппозицией, является реакция самого общества. По данным социологических опросов на январь 2004г. ни у одного украинского политика баланс доверия-недоверия не был положительным ("Демократические инициативы" и Центр политических и социальных исследований "СОЦИС").

Существующее положение предопределяет то, что внутренняя и внешняя политика государства, во многом является отображением договоренности бизнес-элит и является следствием лоббистских усилий наиболее влиятельных финансово-промышленных групп. В случае усиления какой-либо бизнес-группы или прихода к власти контр-элиты приоритеты государственной политики изменяются, без соответствующей корреляции с интересами избирателя.  

Таким образом, выборность властей номинально существует, однако, реализовав свое право выбора, гражданин не может получить от этого ожидаемых политических дивидендов. Можно сделать вывод, что борьба происходит не между гражданскими объединениями, а между различными группами влияния, финансирующими «избирательные проекты». В целом, можно констатировать отсутствие реального механизма ответственности избираемых перед избирателями и слабую развитость процесса демократической делиберации.

Ситуация осложняется наличием в исполнительной вертикали власти укрепившейся за годы независимости новой украинской бюрократии, которая также оказывает влияние на политические процессы. Даже если достигнуто определенное согласие бизнес-элит (например, создано коалиционное правительство, в котором распределены квоты между договорившимися) возможно отторжение «неприжившихся» элементов. Важным элементом консолидации новой бюрократии является принадлежность к землячествам, которые могут в значительной мере влиять на политические процессы. В особенности это касается органов местного самоуправления и исполнительной власти, где принадлежность к землячеству может оказаться решающим для политического выбора.

Гарантом стабильности и равновесия данной системы является пост президента с высокими полномочиями, авторитет которого признается всеми политическими субъектами.

Из приведенных выше фактов можно сделать следующие выводы:

1.           Политический плюрализм в Украине сложился и выражается в существовании различных политических взглядов и концепций.

2.           Основными политическими субъектами являются финансово-промышленные группы (через технологические партии), новая бюрократия и идеологические партии.

3.           Существует реальная конкуренция между субъектами политики, как на базе экономических, так и политических интересов;

4.           Интересы избирателей мало обеспечиваются всеми представленными в политикуме политическими силами.

5.           Отсутствует или плохо функционирует механизм ответственности политических сил перед избирателями.

 

 

Определяя сегодняшнюю модель политического режима, во многом можно согласится с мнением С.Б. Гавриша, который охарактеризовал ее как консенсуальную демократию, построенную на консенсусе элит (газета «Бизнес» от 26 января 2004г.).

Однако анализ по заданным параметрам дает возможность оценить существующую модель скорее как переходную от соревновательной олигархии к полиархии. К такому выводу подталкивает характер участников политических процессов, их поведение, оценка механизмов принятия государственных решений и сущности избирательного процесса. В качестве позитивных факторов, говорящих о возможности перехода к полиархической модели, видятся – высокая электоральная активность населения и рост гражданского самосознания избирателей.

В случае, если ведущие политические игроки осознают необходимость повышения уровня ответственности перед избирателем и свою прямую зависимость от поддержки граждан, переход к более демократичному режиму может произойти достаточно быстро.

 

Так что вполне возможно, в конце 2004 года мы буде жить уже в другой Украине и в другой модели политического режима.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Земля. NET»

З 1 січня 2013 року в Україні відкриють для публічного доступу електронний Державний земельний кадастр. Старт віртуального кадастру вчора підтвердив під час презентації тестового режиму даної системи голова Державного агентства земельних ресурсів України (Держземагентство) Сергій Тимченко.

Читать далее

 

Материалы по теме
Текущий диалог

Демократия по-украински

Зал периодики

Украина – слабое звено мировой политики

Адам Міхнік: Найкраща пропаганда України - правда

Андрєй Піонтковскій: «Путін палко прагне знищити Українську державу»

Корсет для мрії

Демарш Коломойского как реквием по Евромайдану

Конституційна реформа повинна бути публічною, інакше вона не має шансів

Чеський досвід фінансування партій. Як зупинити гроші олігархів?

Коррупционный суверенитет: что общего между войной на Украине и «делом Магнитского»?

Про корни, свободу и Надежду Савченко…

Майдан чи загальні вибори?

Ми все ще живемо за "диктаторськими законами" 16 січня. Інфографіка

Як партії забули свої обіцянки, розсівшись у Раді

Модель на выбор

Битва за місце в історії

Снова во времена Руины? О вызовах перед украинскими элитами

Сім очікуваних несподіванок

Євген Кисельов: З приводу «виборів»

Все будет, как при бабушке

Выборы в Донбассе. Фарс и трагедия

Дефолт понтов

«Бегство от свободы» Эриха Фромма как «полевая» хрестоматия Донбасса

Чому б граблі не повчали, а серце вірить в чудеса…

Парламентські вибори, які не відбулися

Вибори в Україні. «Противсіхи» працюватимуть на Путіна

Пастка мажоритарки: як уникнути провалу на виборах

Філософ Фукуяма: Настали похмурі часи експансії Росії та Китаю

Три эшелона имитаторов

Путін злякався масштабів свободи в Україні, але стратегії не змінив

За кулисами президентской гонки

Кино за миллиард: где веб-камеры с прошлых выборов

Self-made країна. Самоорганізація українців випереджає дії влади

Главный бой украинцев с олигархами – еще впереди

Украинские прецеденты

Мартін Поллак: Як працює машина пропаганди

Неравная борьба: почему газетные издатели в Германии боятся Google

К чему мозги – когда пьянит от власти?!

«Європейці зраджують власним принципам, залишаючи українців без допомоги»

Границы и дороги: Судьба Украины в мировом контексте

Боротьбу за демократію час поширити на виборчу систему

Информирован – вооружен

Инфографика: Выборы-2014: сравнение программ пяти кандидатов

Насколько реален срыв президентских выборов

Сепаратизм на востоке: регионалы переиграли сами себя

Декларация общин человечества

Украинская социология: о чем хочет знать российский МИД

"Люди, які голосували "за гречку", нікуди не ділись. На Майдані гинули не вони"

Росія у безвиході

Чому нинішні вибори президента нетипові для України (Аналіз)

Країна Online: прозора країна – успішна країна! П’ять пропозицій

Машина пропаганди Путіна та інформаційна недолугість України

 

page generation time:0,071